Лига Европы 2019/2020, Раунд плей-офф. 1-й матч
Брага
Спартак
Статистика: '74 Орта (1:0)
13 февраля 2016, 15:18 Notolerance +72 63 комм. 2197

Москва - Владивосток на поезде. Широка страна моя родная!

Всем привет!

После прочтения отчета ниже у меня появилась еще одна мечта. 

Даже на сайт РЖД слазил - 7400 плацкартом.

Нормально. Вполне осуществимо. Возможно, осенью рвану.

А пока в ожидании своего тура по России - 14 дней, 9 городов, больше 8 000 км пути (отчет непременно будет!) - приходится читать чужие отчеты и тихонечко завидовать)))

Материал - просто шикарный, манера изложения доставляет весьма   Так что, запасайтесь чаем/кофе/пивом, и поехали!


Сентябрь 2014, на работе ситуация не самая лучшая, каждая смена - гнетущее чувство. Так совпало, что на это время и было запланировано большое путешествие, началом которого и послужили эти 7 дней. В институте хвосты за летнюю были сессию сданы, однокурсники предупреждены и проинструктированы (я был ещё и старостой группы), заветный день настал.
Мы с другом на площади трёх вокзалов. Из Москвы до Владивостока есть 2 прямых поезда, знаменитый №1/2 "Россия" и тот, на котором предстояло ехать нам - 99/100, владивостокского формирования. Оба отправляются с Ярославского вокзала, но следуют разными маршрутами, ну до поры до времени. 
Мы поехали на сотом, чтобы как-то лучше прочуствовать Россию, не на комфортном фирмаче, а в старом добром плацкарте. 
Единственная наша роскошь - места. Мы заняли одно верхнее и одно нижнее небоковое место. Так и мы никому не мешали, и нам никто не мешал. Вещей с собой было много, но они были нужны для дальнейшего. В поезде использовались только фотики, мыло-рыльные принадлежности, сменное бельё, одежда и тапочки. В магазине была куплена еда в размере двух пакетов, набитых печеньем, бичпакетами, газ. водой и уже не помню чем. В рюкзаках - приветы из дома, есть в первый день. 

Автор willsoon.

1. Полночь. Вот-вот подадут поезд. Отправление в 00.35 

Поезд подали, заходим в числе первых. Проводниц две. Женщины около 35-40 лет, бойкие. А иначе нельзя. Утром они приехали из Владивостока, сейчас едут домой. Работают посменно - одна в день, другая в ночь. Так и работают - 2 недели работы, 2 недели отдых. Уселись по местам, один рюкзак в рундук, другой на третью полку. Наши первые попутчики напротив - мужчина лет 40 и его дочка, лет 13. Когда все улеглись, выпили с другом немного водки. "Поезд по России - сто грамм и вперёд!".

Первая длинная стоянка в Костроме. Там нам меняют электровоз на тепловоз, потому как дальше поезд едет по однопутной тепловозной линии до Галича. В Костроме дождливо, серо. Прохладно. Всю дорогу до Галича смотрим на не сильно примечательную осень. В Галиче тепловоз отцепляют, цепляют электровоз переменного тока. 




Во время съёмки этого кадра, выяснилось, что с нами едет наш знакомый по интернетам (такой же железнодорожный маньяк). Тут же начались разговоры в поезде, мы за это время первый раз умылись и позавтракали домашними запасами. Мужик напротив нас оказался железнодорожником, его дочь вышла в Костроме, а он ехал куда-то дальше. Наш знакомый ехал куда-то под Пермь. 

Ещё в вагоне были замечены девчонки из студ. отряда, проработавшие летом проводниками. Они жили своей компанией, и с нами особо не общались. Ближе к обеду мы остановились в Шарье на 20 минут. А наш попутчик вышел и в нашем "купе" до Кирова никого не было. Тут мне написала знакомая: 
- Ты где? 
- В Шарье 
-Посмотрела на карте, это in the middle of nowhere, что ты там делаешь? 
-Проездом, еду дальше  



Там мы с другом немного разделились, и он купил местного пива.

Пообедали бичпакетами. Вообще мы ими старались не злоупотреблять. Но вот обед в вагоне-ресторане обходился сотни в 2 - 3. Если так питаться каждый день и по три раза, на еду уйдёт сумма, сопоставимая с ценой билета.

Вечером были в Кирове. Последняя длинная стоянка в часовом поясе Мск+0. Вообще со временем была некоторая путаница. Мы не совсем знали, где какой часовой пояс начинается. + время на железной дороге всегда московское. У нас были 2 распечатки с нашим маршрутом - одна с местным временем, другая с московским. По ним и сверялись. 



Под вечер всё-таки познакомились - поболтали с девчонками, они оказывается в Мурманске работали. Мы вспомнили нашу поездку туда летом 2012 Показали наши фотографии из ранних поездок, обменялись контактами. С одной даже дружили какое-то время после.

В Кирове напротив нас внизу сел мужик, какой-то главный агроном с запахом алкоголя. Сказал, что американцы нам всю страну развалили и, к счастью, лёг спать. Потом была станция Балезино, где мы попали в часовой пояс Мск +2. Выпив в темноте вагона по бутылочке пива, купленого в Шарье, мы легли вздремнуть до Перми. 

Спустя несколько часов после Балезино, наш поезд прибыл на станцию Пермь-2. Туман, красота, и очень прохладно. 



И даже немного пустынно. Здесь я по своей дурости простыл, и горло напоминало о себе довольно долго потом. Главный агроном тут покинул нас, и на его месте поехала приятная женщина с ребёнком. Они ехали на лечение в Екатеринбург. Уже утром мы с ними немного разговорились. Ей очень понравилась идея путешествия, сказала, что мы молодцы.

Утро выдалось туманным, за окном было видно изменившийся рельеф и первые жёлтые листья на берёзах. Лёгкий завтрак, а в вагоне начинаются всеобщие сборы. В Екатеринбурге он практически весь обновился. Мало кто в нашем вагоне, да и во всём поезде, ехал дольше двух суток. А обычно - ночь или сутки. И всегда было интересно, кто будет напротив в этот раз. И вот, мы прибыли в столицу Урала. Стоянка поезда - час, но от вокзала далеко уходить всё-равно страшно. Помогли девчонкам спустить чемоданы, да пошли смотреть, что возле вокзала есть  






По правде говоря, основным делом в городе была аптека, где я затарился лекарствами для горла (не водка). А ещё После серой Костромской области было приятно посмотреть на солнечную погоду. На вокзале есть символический значок границы Европы и Азии. Ну для таких, как мы. 



Всё, грузимся в поезд. Вагон полупустой. Напротив нас, на нижней боковой разметился молодой человек, киргиз по национальности. Оба небоковых места рядом с нами свободны. Впереди 6 часов вообще без остановок до Тюмени. Забыл сказать, розетка в поезде была одна на весь вагон. Интернетом с телефона пользовался, но мало, ну и фотки. Растягивал на полтора дня (повер банка тогда не имел).

Пока ехали, навели порядок на столе, чтобы в скорости снова навести бардак. Потом каждый попробовал помыться. Мытьё из раковины, да ещё когда надо постоянно этот пин на кране нажимать - забавное мероприятие. Но иллюзию свежести оно давало.

Ну и просто смотрели в окно. Хотя вид особо от средней полосы России не отличался. 

Вот друг. 




Вагон ресторан этого поезда приятно удивил сервисом. В принципе, мы были готовы к некоторому пренебрежению нами, но нет, обращались к нам крайне вежливо. Обед из первого, второго с мясом обходился рублей в 300 на человека. Решили обедать там каждый чётный день пути. Ну чтобы желудки не убить.

Немного поболтали с киргизом. Ехал в Новосибирск. Глотал какие-то травяные шарики из пакета, сказал, что помогает, когда долго курить нельзя. Сказал, что в Новосибирске он занимается делами, бизнес делает, но какой именно не сказал. А я и уточнять не стал. Вероятно возит чего из Чуйской долины, про которую что-то там рассказывал.
Потом он подарил нам брелок с изображением киргизских купюр, и сами купюры на сувениры. Мы ему одну из распечатанных фоток.

Приехали в Тюмень, здравствуй Азия! Полчаса стоянки. Немного поснимали поезда. Да, железная дорога уже давно красно-серая. 




Рядом поезд стоял, с вагоном Новосибирск - Баку, вагон был до ужаса чумазый. Когда шли уже обратно в поезд, возле нашего вагона увидели толпу детей, лет 10-13. Стало страшно. Пронесло. Пока. Они поехали в соседнем вагоне, кажется аж до Иркутска, бедные проводники.

Часов в 7 вечера киргиз вдруг передал нам авоську с колбасой, консервами, ещё чем-то съестным. Сказал, что он есть больлше не будет, они ему не нужны. До Новосибирска ехать оставалось часов 15...

Был не очень радовавший нас момент: яркий свет в вагоне не горел никогда, и после заката в вагоне становилось реально темно, и ни читать, ни в шашки играть не было возможности. Поэтому вечера были скучными, иногда спасались пивом  

Омск я благополучно проспал, его мы проезжали часа в 3 ночи. Проснулись к утренней длинной стоянке в Барабинске, понятное дело уже в другом часовом поясе - Мск +3. Утро было раннее, только начинало светать, и взглянув за окно, я понял, что на улице будет холодно. 




Станция небольшая, ничего примечательного. Очередной паровоз - памятник. 




Поехали, солнце поднялось из-за горизонта. 




Иней белым слоем покрывает траву. Первые заморозки. В середине сентября непривычная картинка для москвичей. 




Люди постепенно просыпались, собирались. Вагону предстояло пережить очередную смену своего населения. Поезд упрямо подъезжал к столице Сибири - Новосибирску.

На левом берегу Оби, на платформе, стояла компания рабочего люда и попивала пиво, хорошее начало дня! . А вот и Обь. Ох и широкая! Красота! 




В Новосибирске поезд стоял целый час. Рядом с нами стоял "Золотой орёл" - туристический поезд, на котором иностранцы катаются по Транссибу. Из разговора с проводниками удалось узнать, что поезд имеет длинные стоянки в крупных городах, где гостям проводят экскурсии. В этот раз он ехал из Москвы в Улан-Батор. Как сказала проводница, пассажиры в окно не смотрят, а большую часть времени между городами проводят в своих планшетах. Нас встретили, точнее меня. Моя хорошая знакомая, с которой я был знаком только по сети. Принесла нам домашней еды в дорогу и чай

В нашем "купе" напротив нас поселились 2 женщины, люди в вагоне, как и ожидалось, в целом стали другие, но никого интересного не было. Да и за окном было, в принципе, всё то же самое, что и раньше. Сильное такое ощущение копипэйста. Вообще именно в третий день, стало немного накрывать от длинной дороги. Хорошо, что в светлое время было 2 длинных остановки в Кемеровской области. Первая - на станции Тайга.




Первый раз в живую увидел 2ЭС10 "Гранит":




А совсем скоро мы попрощались с электровозами постоянного тока. От Мариинска и до Владивостока Транссиб электрифицирован на переменном токе. Свет в Мариинске был очень вкусным! 




На радость нам проехала кругломордая мотриса, сделанная из старой электрички. Сейчас электрички с такими мордами - редкость. 




Наши проводницы уже привыкли, что мы всё фотографируем, мы с ними неплохо дружили. И для нас открыли дверь, чтобы мы засняли красивый кирпичный вокзал Мариинска.




Пусть простят меня мои читатели за то, что фотографий так немного, до Красноярская всё было привычным и обычным и объектив не вставал. 




Стемнело. И вот тут накрыло уже конкретно. Ощущение времени напрочь пропало. Жизнь вне поезда, казалась не существующей. Не знаю, быть может темнота так действовала. Если кто захочет повторить, ехать лучше, когда световой день длиннее, и увидите больше, и не так скучно вечером будет. От тоски решили выпить заныканного пива. Достали бутылки, стали искать печеньки. И тут первое появление ментов в поезде. Увидев, что бутылки закрыты они немного расстроились и попросили их убрать, чтобы не соблазняли нас. Ну ладно. Мы их после Красноярска выпили уже.

В Красноярске было -3 по Цельсию и +4 относительно времени в Москве.. Длинная стоянка, но в темноте ничего не видно. А вот в вагон зашла ОНА. Эту попутчицу я запомню надолго. Для удобства я назову её Любой. Более сварливой, дотошной, недовольной всем женщины я не видел давно. Когда я понял, что едет она аж до Тыгды, я расстроился. Первым делом, она неодобрительно окинула нас с Лёхой, мирно лежавших на своих местах. "-Это мальчики из Москвы до Владивостока едут" - ответила ей проводница. Как эта же проводница нам рассказала потом, Люба спросила у неё "Что за бомжи тут валяются?". Одной из причин недовольства Любы было то, что волей кассира она была вынуждена ехать до Тыгды на верхней полке. После Красноярска рельеф разительно изменился - появились горы. Железка петляла туда-сюда, луна оказывалась то слева, то справа от нас. 4й день обещался быть интересным...

Кончилось время, когда за один день можно было пересечь несколько границ регионов, ночью мы пересекли границу Иркутской области, и ближайшие сутки нам предстояло ехать по ней. Где-то в Тайшете, на нижней боковой напротив нас поселился Николай, бывший заключённый. Видимо, только-только вышедший на свободу. Николай был человеком на вид скромным, тихим. Очень худым, низким, можно даже сказать тщедушного телосложения. Он взял у проводницы чай, вскорости выпил его и по-тихому стал наливать в стакан какую-то настойку. По большому счёту Николай никому не мешал, ну сидел человек, ну водку пьёт, но не шумит же, не мешает никому. Но с нами ехала Люба. Увидев водку, Люба чуть не взорвалась. И своим тонким голосом стала требовать, чтобы он прекратил пить. на шум пришла проводница, изъяла спиртное, с возвратом по прибытии. И такие сцены стали нормой. Николай наливает из-под полы, Люба делает ему замечание, проводница изымает тару, Николай достаёт новую.

А за окном наконец-то горы! 




Вокруг Николая стали появляться люди его круга. Точнее он вылавливал проходящих мимо, на его взгляд или сидевших, или общавшихся в той среде, располагал возле себя и рассказывал свою историю. Мы тут же ввели у себя сухой закон, потому что сценарий "о, пацаны, выпиваете? а давайте с нами? а чего? не уважаете?" был более чем реальный и несколько непредсказуемый. Проще было не пить. Мы выпили бутылку шампанского в честь половины пути в вагоне-ресторане, на том и перестали.

Где-то в тех краях есть станция Половина, но "сотка" на ней не останавливалась, но мы знали, что на ст. Зима мы будем уже ближе к Владивостоку, чем к Москве, как по времени, так и по расстоянию. 







Перед Зимой мы сходили в вагон ресторан, где снова удивились сервису. Женщина-официант, увидев, что мы снимаем в окно, предложила нам выйти в тамбур, где у них был "балкон". Балконом оказался обычный тамбур с настежь открытой дверью, и приваренной перегородкой по пояс высотой. 






И вот мы первый раз видим ВЛ85, который is a serious power. Как никак самый мощный в мире электровоз, работающий на магистральных линиях. 




Вскоре прибыли в зиму, где наш ЭП1 сменился на ЭП1П. 










За окном показались первые следы разрухи. 







Короткая остановка в Черемхово - возможность покурить. Для нас то такой проблемы не было, но для многих она была актуальной, особенно когда между остановками часов 6. Решалась она покупкой лотерейных билетов у проводников, которые, правда, не спасали от ментов. 




Уже в темноте прибыли в Иркутск. И бегом в магазин, надо было купить еды. Население вагона снова поменялось. Неизменны остались Люба и Николай. Николай, к слову, ехал до Белогорска, оттуда ему надо было в Благовещенск. Когда мы вернулись в свой вагон, я понял: заряжать свой телефон я буду только по ночам, потому что вагон заполнился подростками лет 14-16, которые организованной группой ехали... в "Океан". Это такой крутой лагерь во Владивостоке. Ехали они от военно-патриотического клуба и оказались отличными ребятами, играли на гитаре и особо не шумели. Четверо из них ехали через стенку от Любы, так что она и ими была недовольна.

К полуночи мы оказались в Слюдянке и смотрели на чернеющую гладь Байкала. Если едешь на "России", южный берег Байкала проезжаешь днём и любуешься им. Но мы не сильно расстраивались на этот счёт, на обратном пути мы планировали задержаться в этих краях и хоть чуть-чуть познакомиться с этим красивейшим местом. Поэтому, находясь в Слюдянке, мы чутко присматривались к погоде и температуре, и было ясно - будет холодно. 

Утром была длинная стоянка в Улан-Удэ, которую мы проспали, что немного расстроило. В любом случае, я ещё думаю там оказаться, ну это так, к слову.

В 5й день предстояло 2 длинных перегона, примерно по 6 часов: Улан-Удэ - Хилок, Хилок - Чита. Курильщики были в восторге. Ребята умываются организованно, их руководитель вообще хорошо следит за дисциплиной, но без перегибов. Поменяли постельное бельё, к слову лишние комплекты нашлись с трудом. А вот и Хилок. Немного пробежались в тапочках по шпалам, чтобы снять спрятавшийся в горах ЭП1. 




А потом мы не могли оторваться от окна, периодически высовываясь в него. Степи, степи. Холодные, кажется, что безжизненные. Нет-нет да и увидишь кое-где остов брошенного автомобиля. 




Река Хилок - верный спутник аж до Читы. 




Не привык я к таким просторам, к такому безлюдью. Вызывают октрытое восхищение и желание посмотреть их поближе, получше познакомиться. Мысли о том, какая, должно быть, тут сильня природа, и как тяжело тут живётся людям. 




Рассказал Лёхе анекдот про чифир. И тут он заметил, что у Николая из стакана торчат несколько хвостиков от чайных пакетиков. То и дело он рассказывает свою историю каким-то людям. Что отсидел 13 лет, вроде как за убийство, был уважаемым человеком на зоне, что едет к дочке в Благовещенск, внука посмотреть. Что братва ему дала с собой денег и ещё 100 тысячна карточку переведёт, как даст знать, где устроится.

И так из раза в раз. Слушать эти разговоры - своеобразное удовольствие. Очень уж речь характерная. Никаких "садись", "спросить", "имеешь". "-Ты присаживайся. Чего на столе нет - того нет, а чем располагаю - пожалуйста. Вот ты сам откуда? Могу я поинтересоваться?" - своего рода фольклор. Каждое слово взвешено. 




Люба пристаёт к подросткам, что шумно обсуждают что-то своё у себя в кубрике. "Мальчики, не материтесь!", пацаны и правда иной раз позволяли себе крепкое словцо, но я бы не сказал, что они матом разговаривали.

Пообщалась с нами, кто мы такие, зачем путешествуем. Лёха на тот момент закончил универ и работал юристом в одной фирме, я же был студентом 5го курса дневного отделения, что не мешало мне работать техником в Шереметьево. 
- А как же ты поехал? Сейчас же учебный год? 
- Прогуливаю - честно ответил я. 
У Любы чуть волосы на голове не выпали от такой наглости. 







Ближе к Чите ощущуение разрухи не ослаблялось, то тут, то там мелькали брошеные дервени, набегавшие облака придавали мрачных оттенков пейзажу. А вот и Чита. Снова меняется население вагона. Николай, Люба и пионеры едут с нами дальше. 










На нижней полке напротив нас расположился Петрович. Расположился и достал трёхлитровую банку пива, из которой не спеша пил. Петрович - крупный усатый мужик, лет 40. Позже к нему подошёл не менее крупный, но более молодой парень и стал пить пиво с ним, закусывая рыбой. 
Бедная Люба! 




Мы подъезжали к ст. Карымская, где была ещё одна сравнительно длинная остановка. Запомнилась эта станция интересным пешеходным мостом. 




Выяснилось, что Петрович и его товарищ - вахтовики, едут в Амурскую область на вахту. Добывать золото. Но нашему вагону сравнительно повезло - большая часть их бригады ехала в соседнем. В том, где дети от Тюмени до Иркутска ехали. С другой стороны, всё свободное от пионеров место заняли буряты, которые тоже ехали куда-то работать, и с ними было не мало хлопот. Потому что они начали пить. И в отличие от вахтовиков, пить они совсем не умели, вели себя буйно. Люба уже в край задёргала проводников, и в вагоне появилась милиция, т.е. полиция, дело шло к высадке. Их старшего куда0то увели, вроде составили протокол, и оставили в поезде до первой жалобы пассажиров. С Любой это могло случиться через минуту, но буряты на какое-то время притихли.

Напарник Петровича после просьбы Любы тоже оставил его, приглашая в свой вагон пить водку. Петрович был благодарен Любе, она стала для благовидным предлогом не пить с толпой. "Хоть на одну вахту трезвым приеду".

Ночью была стоянка в Чернышевске-Забайкальском, где народ вдоволь покурил, обновил запасы съестного и спиртного. 




"Ангел живёт в Сочи, ну а чёрт в Могоче!" 




Было ясно, морозно, в Москве так иногда в ноябре бывает. Стоянка была минут 15, мы особо далеко не уходили. 




Едем дальше, народ в поезде вяло просыпается, за окном становится неприлично красиво. Но для снимков открывали ненадолго, не хотелось людей в вагоне морозить. 










И скоро была ещё одна сравнительно длинная остановка ст. Амазар. 







Петрович рассказал, как он однажды ехал на вахту и вышел там купить пирожков. Пирожки обошлись ему тысячи в 3, потому что пришлось брать такси и догонять поезд в Ерофей Павловиче. 




За окном настоящая золотая осень! Быстрые реки, горы, лес. И... разруха. Следы былой жизни. Но природой мы любовались всласть. 













К Петровичу пришёл его товарищ с предложением пойти выпить. Какое-то время посидел, но был прогнан Любой, уж больно ей не нравилась перспектива выпивки у неё под носом, да и разговоры тоже. Невольно думалось, что с такой чувствитетльностью стоит ехать хотя бы в купе. В целом в течение дня она одёргивала подростков "Мальчики, сколько можно материться?" и названивала дочке в Красноярск, контроллировала каждый её шаг. На подъезде к Ерофею Павловичу скушала мозг оператору сотовой компании по какому-то мелочному вопросу, в общем жила обычной жизнью - проявляла дотошность..

Приехали, Амурская область. Мск +7. Последний раз переводим часы. Станция Ерофей Павлович, названа так в честь Е.П. Хабарова, в честь которого назван Хабаровск. Капитан очевидность mode off. 







Буряты проснулись и побежали за бухлом, но их уже ждали. Страж порядка стоял возле вагона и болтал с проводницей. "-Так, а что это у нас? Водка? Куда едете? В Хабаровск? Всё, приехали, здесь твой Хабаровск сейчас будет. Будут жалобы - сразу сниму с поезда, а это (пакет) у проводника заберёте по прибытию".

Мы доедали свой последний в вагоне-ресторане обед, когда поезд остановился в глухом лесу, не доезжая Сковородино. На Транссибе пробки. Обычное, в общем-то дело, никого этим не удивишь. Грузовых поездов много, станции не справляются с нагрузкой. Оказалось, нет ничего ужаснее сидеть в поезде, который никуда не едет. Впервые достали карты, шашки, шахматы. Стояли не так уж долго, всего 3 часа, но график из-за этого сорвался, конечно. В результате многие длинные стоянки были сокращены, насколько это возможно, во Владивосток прибыли по расписанию. Но всё рано или поздно заканчивается, и поезд влетел на ст. Сковородино, перед которой чумовой виадук. 











Люба вся уж иззвонилась в контору, которая возит людей из Тыгды в Зею, к счастью автобус ждал поезд, потому что Люба была не единственной в этом поезде, кто так же пересаживался на автобус. Прибываем в Магдагачи, резкое торможение. Стоим минуты 3, и по соседнему пути проносится грузовой. Видать, внезапно нашему поезду дали красный.

Заварили бичпакеты. Петрович, видя это безобразие, достал из своих запасов копчёную рыбку, лаваш и велел нам разнообразить свой ужин. Я повесил налобный фонарик над столом, стало уютно. Петровчи рассказывал про добычу золота химическим способом, про жизнь в Забайкалье в целом. Даже ворчливая Люба присоединилась, достала что-то вкусное к нам и что-то доброе рассказала. Петрович предложил горлодёр. Что это мы не знали, думали неужели выпивка, но оказалось что-то вроде соуса, с лавашем очень вкусно получилось. Тыгда. До свидания, Люба! А на следующей станции вышел и Петрович, и места напротив нас какое-то время были свободные. 

Лёха лёг спать, а я пошёл заряжать телефон у титана, ночь - единственное время, когда розетка свободна. Телефон для удобства заснул в раструб огнетушителя, чтобы не держать его в руках. На нижней полке у пионеров из под одеяла выглядывало 4 ноги...

На какой-то станции поезд резко отклонился по стрелке, да так, что огнетушитель вместе с телефоном вылетелиз креплений и шмякнулся на пол. На шум вышла проводница - Чо такое? -Да вот, тряхануло. -Ты жив? -Да -А точно? Может не знаешь чего? Поднял огнетушитель, закрепил на месте, стою дальше. -А это там что? -Ой. Бурят на полу валяется. -Пойду посмотрю, жив ли он. Жив. Растолкала его соседей, те подняли его обратно на полку. -Восточные люди. Чуть выпьют и сразу в слюни. -Да, у них же нет фермента расщипляющего алкоголь, как у индейцев.

Не спалось, сидел на пустой нижней полке. В, кажется, Свободном, зашла Лена, полка была её. Лена была примерно моего возраста, одета неформально - чёрная юбка, плотные колготки, чёрные ботинки, кожаная куртка, всюду вставки из металла, чёрный макияж. Ехала недолго, до Белогорска, а там на Благовещенск. Поболтали немного, немного поспала. 
-Вы в Углегорске были? 
-Тот, который на Сахалине? 
-Нет, здесь. 
-Не, не были. 
-Ну и не надо туда ездить. Делать там нех.й.

В Белогорске стоянку сократили, но мы вышли подышать 




После Лёха продолжил свой сон, а мне спать не хотелось. 

После Белогорска я спать так и не лёг.На небольшой станции в поезд села Оля. По её разговору с нашей проводницей, я понял, что Ольга тоже проводником работает. Познакомились. По соточке не выпили, да и я не Сергей. Очень приятная девушка, и как выяснилось со стальным характером. Ехала от родителей домой в Биробиджан, а проводником работает в Хабаровске. Одна из немногих, кто даже в первые минуты общения не смотрел на нас как на дураков, услышав откуда, куда и зачем едем. Оля всё-таки решила прикорнуть, а меня ждал рассвет. 













Возле путей стоит морда электровоза ВЛ80, и надпись до Тихого океана столько-то км, до Атлантического - столько то. Вот глядя на это, я и подумал, как далеко мы забрались, и как скоро уже приедем. Ехать и правда оставалось меньше суток. 




Лёха и Оля проснулись, познакомились, и мы стали оживлённо болтать. У Оли есть ребёнок, но живёт без мужа - не сошлись характером. Бывший муж из спецназа, жёсткий, с характером, а Оля, по её словам сама такая же. Если бы не разошлись - передрались бы. Рассказывала, как ездила в Москву, каких людей встречала. А за окном внезапно началось лето. Золотая осень сменилась зеленью холмов. И ещё невозможно было не восхищаться красотой инженерно-технических сооружений. Дорога петляла из стороны в сторону, тоннели, мосты. Проезжая по одной стороне ущелья, можно было видеть на противоположном её стороне пути, по которым ехал минут 15 назад. И вертолёты чего-то летают. Не снимали. Да простят меня читатели, но в последний день фотоаппаратом я почти не пользовался. Рассказала про жизнь на Дальнем Востоке. В Облучье вышли подышать воздухом, стоянка 15 минут, и дальше едем. А вот и Биробиджан. 

"А через две станции - все хана! Приехали!..
Для тебя здесь дом родной, а мне, так первый снег.
Проводница Оленька, с шутками да смехами
Мы с тобой прощаемся и, может быть, навек..."

-Надеюсь встретить вас своими пассажирами! 

А я спать. До Хабаровска. Проезжаем по тому самому мосту с 5000, Амур поражает своей шириной, так, что снять его с моста практически не получается.

Это только какая-то заводь возле него. По мосту реально долго проезжаешь. 




Хабаровск. Ещё чуть-чуть. Стоянка 50 минут, ходим, смотрим, что-то пытаемся снять, но вокзал в контровом свете. Ладно. Не самая большая потеря, через 3 дня у нас будет целый день на город. 

К нам подсаживается ещё один мужчина. Вот. В его глазах мы точно дураки. Сначала предупреждает нас об энцефалите, потом разговоры о том, что Москва грабит регионы (их за эти 7 и последующие 13 дней мы наслушались). А потом раздобрел и рассказал о своей работе, тоже о золоте, но в Магаданской области.

Были и ревизоры. Я на поездах езжу довольно активно, но вот в первый раз. вроде никого не высадили. В общем, у меня было чувство нетерпения. Хотелось уже скорее во Владивосток, и в душ! А ещё я спал за бессонную ночь. 








Это уже Приморье. Умиротворяющий пейзаж. И. Закат. Последний. 




Это сейчас сотка приезжает во Владивосток в 6.30. А в сентябре 2014 она прибывала в свинское время 3.30. Толком не поспали, собирали вещи. Надо было всё внимательно осмотреть, собрать. Выходим последними. Благодарим проводниц, дарим фотографии из старых и желаем хороших пассажиров. Наше почтение всем, кто работает и на Транссибе, кто поддерживает его работоспособность и тем, кто его строил 150 лет назад. И вот неудачная фотка нашего поезда по прибытию. 



Заселились в комнату отдыха на вокзале, душ - самое большое счастье! В Москве ещё никто не спит и радуем родственников, что доехали. У столба конец Транссиба сфоткались уже через день. 




А в тот день, точнее перед рассветом мы пошли купаться на городской пляж и смотреть Токаревский маяк. 










Транссиб, конечно не вся Россия, но без поездки по нему представить её масштабы невозможно. 

Всем спасибо за внимание! 

Источник: www.yaplakal.com
+72
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.