Начав заниматься развитием раздела "Отчеты с выездов" твердо решил, что не стану копипастить в него опубликованные статьи из других источников, как например "Ultras News". Конечно же исключения будут, как тот же самый Силькеборг - 1996, но будут именно исключения и крайне редкие.
Но сейчас я не смог отказать Грише "Отцу", который предложил залить на сайт выездную историю "Рига - 1993". Тут мы с ним сошлись в едином мнении, что история уж больно хороша, чтобы ее прочли лишь те из фанатов, кто застал времена бумажного фанзина "Ultras News". Эта статья больше для поколения нынешнего, чтоб прониклись романтикой выездов прошлых лет, ну и конечно же дань уважения к ветеранам спартаковского фанатского движа, которые писали его историю вот такими вот крутейшими выездными приключениями.

Алексей "Вий"

****
Рига 15.09.1993. Перепечатка из фанзина "Ultras News" №4

Рассказывает Игорь Малышок:

Я хочу вспомнить один из первых выездов фанов “Спартака” на еврокубки. В 1988 ездили в Бухарест, в 1990 в Прагу, но это были поездки организованные через клуб болельщиков (в то время по другому поехать было и невозможно.) А безумные самостоятельные вояжи красно-белых с переходами границ, тюрьмами и депортациями начались именно с Риги и продолжаются до сих пор. Еще Рига памятна грандиозным обломом: из 25 ехавших нелегально 21 фанат был свинчен латвийскими пограничниками и депортирован. Проникнуть в бывшую Латвийскую Советскую Социалистическую Республику оказалось сложнее, чем в какую-нибудь Австрию.

****

Эта история нашла отражение в конском фанзине “РФВ” и еженедельнике “Футбол”. Вот как, на их взгляд, мы съездили в Ригу :

“Что же касается визита спартачей в Ригу, то он был сорван с очень громким треском. На латвийской таможне все красно-белую братву выписали из поезда, не дав въездных виз. Кто-то пытался идти через границу пешком нелегально, но на матч автоматически не успевали.” 

“РФВ” № 10.

“Они вышли на пограничной станции, где в поезд поочередно заходили российские и латышские таможенники и пограничники. Пройдя полтора десятка километров пешком по лесам, ребята на электричках добрались до столицы Латвии и ко второму тайму появились-таки на трибунах стадиона “Даугава” в Риге.” 

“Футбол”.

Если корреспондент “Футбола” написал почти все правильно (все-таки в Ригу мы прибыли за сутки до игры), то “РФВ” в характерном для себя стиле где-то чего-то услышал, проверить факты не удосужился и в результате выдал нечто непонятное и не соответствующее действительности.
Вот как все было на самом деле.

****

Еще летом узнав о жеребьевке, спартачи пришли в радостное оживление. Рига -- это замечательно! Многие уже неоднократно бывали там на шайбе и знали, что город интересный, культурный и красивый. Опять же Кубок Чемпионов -- съездить престижно, а добраться легче, чем до Западной Европы ( наивно думали многие и, забегу вперед, жестоко заблуждались).

Надо сказать, что 1993 год один из худших в истории спартаковского фан-движения. После распада чемпионата СССР шел полный распад в наших рядах. Выездная бригада тогда в подавляющем большинстве состояла из людей, которым доставляла удовольствие периодическая потеря человеческого облика с помощью спиртного. Одна из причин неудачи поездки в Ригу в том, что слишком много поехало алкоголиков.

Но я отвлекся. Нелегально ехать решили не потому, что у нас не было денег на визу, и не потому, что мы такие романтики. Нет. Просто у нас не было знакомых в Латвии, каторые прислали бы вызов, а без этого не дали бы визу.

Матч должен был состояться в среду 15 сентября. Фанаты отъезжали тремя партиями -- 4 человека в воскресенье вечером, 7 человек в понедельник и еще 15 тоже в поедельник. Я находился в первой группе, поэтому и расскажу о нашей поездке, тем более что нам удалось добраться до стадиона. Двум другим группам повезло меньше. Об их похождениях расскажут "Тон" и "Волосатый".

****

Итак, в девять вечера я, "Майкл", "Дворник" и Миша "Назар" выехали на фирмаче “Юрмала”. Провожали нас "Инвалид", "Тон" и "Тезка". Принесли водки и договорились встретится в Риге в день матча в 12.00 у хоккейного дворца, нам всем хорошо знакомого. Весь вечер сидели в вагоне-ресторане, заедая водку шпротами.

Рассказывает "Волосатый":

Костяк ушзжавших в Ригу фанов составили люди опытные, поездившие и по Союзу и по России, твердо убежденные в удачном исходе поездки.

Рассказывает "Тон":

Наша туристическая группа состояла из 9 человек (я, "Румянец", "Инвалид", "Четверг", "Лось", "Сталин", "Птица" и "Шквара" с другом.) Взяв билеты до станции Себеж и договорившись не распростроняться в поезде о наших намерениях, мы занялись любимым фанатским делом. Скорый поезд Москва — Рига вез нас к российско-латвийской границе. Через 2 часа к нам потянулись пассажиры нашего вагона и каждый считал своим долгом указать самый легкий и безопасный способ нелегального пересечения границы. Мы-то думали что разговариваем тихо, но наши пьяные базары слышал весь вагон.

Понедельник 6:00. Себеж -- последняя российская станция перед Латвией. По вагонам ходят наши таможенники и пограничники. Мы направились в центр городка. Там увидели большую карту себежского района. Все расписано -- где граница, где близлежащие деревни. Очень удобно для контрабандистов и шпионов. Решили ехать до деревни Дедьево, что на самой границе. Уже в автобусе узнали, что в Дедьево находяться наши пограничники, и там на автостанции надо предъявлять разрешение находиться в пограничной зоне. Поэтому мы остановили автобус и вышли в лесу на каком-то перекрестке. Углубились в лес. Развели костер, позавтракали.

Рассказывает "Тон": 

Рано утром полусонные и неопохмеленные вылезли в Себеже. Набрав водки и похмелившись, мы двинулись к границе, до которой было около 30 км. Через каждый час пути делали привал и потихоньку освобождали содержимое наших сумок.

Техническое обеспечение и научное обоснование проекта составляли карта, вырванная мной из Малого атласа мира, и компас, захваченный умным "Майклом". Потопали на запад. Обходили кучу болот, петляли там. Без компаса точно бы заблудились. "Дворник" по дороге собирал грибы величиной с голову. Собрал полиэтиеленовый пакет и так и лазил с ним. Часов в 12 устроили привал, повалялись на травке. Бабье лето, паутинки летают, солнышко. Красота!

Рассказывает "Тон": 

За 7 км до границы в небольшой деревеньке Засетино был обнаружен симпатичный магазинчик с дешевым голландским пивом. Набив им наши уже пустые сумки двинулись дальше и через 2 часа показалась граница.

В два дня дошли до какой-то деревни. Справа -- болото, не пройти, слева -- пограничные казармы. Около часа глазели из лесу на деревню, не знали что делать. Наконец две бабки вышли из деревни в лес, тут мы и нарисовались. Они нам подробно объяснили как перейти границу, которая оказалась за деревней. Полоса представляла собой просеку, уже очищенную от деревьев, шириной матров 10, но еще не распаханную. Границу начали сооружать только в начале года, и еще не успели как следует обустроить. Нарушили мы ее и пошли по Латвии.

Рассказывает "Тон": 

Конечно, это не граница Белоруссии с Польшей, но ее тоже надо было как-то переходить не имея никаких предназначенных для этого документов. Сусаниным вызвался "Инвалид". Заведя нас в какое-то болото, он получил процию нелицеприятных высказываний в свой адрес. Водка с пивом, погуляв по нашим организмам, встретились в наших мозгах и было принято безбашенное решение переходить границу по железной дороге.

Достав знамена, с песнями о самом сильном и могучем мы вступили на землю Латвии, так и не поняв, где она началась и охраняет ли ее кто-либо. По этому поводу была даже распита бутылка шампанского, припасенная "Птицей".

Если по матушке - России мы продвигались лесами, то по нашей бывшей колонии шагали по шоссе. Первые часа два шугались по кюветам от проезжавших мимо машин, потом отошли от границы и перестали прятаться. Еше раз нас спугнул полицейский пост на дороге. Мы свернули и обошли его лугами. По пути заходили в деревни. Нас угощали яблоками и показывали дорогу.

Рассказывает "Волосатый": 

На латышской станции Зилупе мы в течении полутора часов успешно избегали встречи с пограничным контролем. И вот когда до отхода поезда оставалось три минуты, одна сука в форме проводницы заложила нас погранцам. Несмотря на все наше красноречие и красно-белые шарфы нас ссадили с поезда. Целый день мы провели в пункте для депортируемых (обычный железнодорожный вагон, охраняемый со всех сторон). День прошел удивительно быстро из-за чрезмерного употребления “Рояля” (был такой напиток).

Пограничная станция Латвии называется Зилупе. Но туда мы не сунулись -- там латышские погранцы, таможня, и вообще перрон опутан проволокой. Поэтому мы решили идти до следующей станции -- Нирзы. Часов в восемь стало темнеть. Для ночлега мы нашли какой-то хутор -- сарай с соломой и рядом дом, наверное брошенный. Разместились в сарае, поужинали, попили водки для сугреву и с устатку, и повалились спать на солому -- 14 часов непрерывной ходьбы дали о себе знать. Проснулся я в полночь от того, что "Дворник" и "Назар" растащили сено, которым я укрывался и за которым ходил черт знает куда. Жуткий холод, одно слово — не май месяц. Раскидали солому и развели костер -- трое спят, один поддерживает огонь. Повернешься к костру спиной -- мерзнет живот, повернешься грудью -- мерзнет спина. На дрова пошла крыша соседнего дома -- квадратные тоненькие дощечки, очень сухие. Здоровой охапки хватало всего на 20 минут. "Дворник" напоследок нас всех чуть не спалил -- бросил в костер большое бревно, и огонь перекинулся на солому. Еле-еле затушили. Утром вышли из сарая и ох..ли : пол-дома без крыши, которую мы сожгли в костре! Ну мы быстро смылись оттуда, во избежание ненужных недоразумений с местными хуторянами.

Рассказывает "Тон": 

Через полчаса показался населенный пункт с прозаическим названием Зилупе, битком набитый латвийскими погранцами. Отойдя немного в сторону, что бы нас не зажопили, стали думать, что делать дальше.

Румянец предложил пробить какой-нибудь автобус и сам вызвался заняться этим. Каково же было наше удивление, когда через час мы увидели ЛАЗ и махающего рукой из него "Румянца". Водила за 5 $ согласился провезти нас километров 10 вглубь Латвии.

Рассказывает "Волосатый":

Вечером нас посадили на поезд и депортировали в Россию, но сразу же после выезда с территории Латвии и выдачи паспортов нами был сорван стоп-кран и все высадились. Несколько слов о погоде. Кромешная тьма, проливной дождь, пронизывающий ветер, грязь на 6 часов стали нашими спутниками. После 25 км изнурительного пути мы в коматозном состоянии добрались до станции Нирза, где сразу принялись растапливать печку, используя все что горит.

Спустя 10 минут мы были приятно удивлены появлением в этой дыре еще одной бригады красно-белых во главе с "Румянцем". Вместе нас было 25 фанов, и мы коротали время в зале ожидания, дожидаясь утренней собаки, которая увезла бы нас в манящую теплом, выпивкой, горячей едой Ригу. Но увы. Уже был слышен стук колес подъезжающей электрички, когда мы обнаружили, что вокзал оцеплен погранцами (стукачество процветает среди прибалтов).

Рассказывает "Тон":  

Так доехали до станции Нирза. Дизель до Риги отходил отсюда только в 5 утра, и мы снова пошли по железной дороге в сторону города Лудза. Начинало темнеть, полил дождь. Вскоре появился какой-то богом забытый полустанок и чуть в стороне от него одиноко стоящий дом. Ломанулись туда в надежде скоротать время до собаки. Там жили две какие-то бабы и естественно они не пустили промокших до нитки и злых гостей.

Куда-то подевался "Инвалид". Через 10 минут он был обнаружен в близлежащем сарае наверху на сеновале. Он мирно похрапывал в такт похрюкиванию жирного хряка, находившегося в нижнем отсеке этого убогого строения. Мы залезли на сеновал и стали ждать время до дизеля. В 4 утра кое-как впотьмах добрались до платформы и тут нас ждал облом. Поезд промчался мимо нас даже не снижая скорости. Решили возвращаться обратно в Нирзу и ждать 9 часового поезда. Дождь все лил и лил. Обратно шли молча. Каждый думал о сухой одежде и о теплой постели, оставленной дома.

При подходе к Нирзе мы увидели какие-то мелькающие тени в зале ожидания. Войдя в него, мы обнаружили наших — "Гашека", "Волоса", "Хрюшу" и других. Здесь же присутствовал и всегда жизнерадостный Молекула. Где только не встретишь знакомые рыла! Начали сушиться и обмениваться впечатлениями. Галдеж стоял приличный. Он заставил проснуться какого-то старого пердуна-железнодорожника. Пообещав нас всех сдать, он удалился прочь. "Молекула" ломанулся за ним, сказав что все уладит. Минут через 15 он появился и сказал что все зае...сь.

За полчаса до прихода дизеля к дверям зала ожидания подкатил крытый грузовик и оттуда вылез офицер и 10 автоматчиков. Старый х.. нас все-таки заложил. Офицер забрал все наши документы и нас под конвоем доставили в Зилупе и посадили в старый вагон, специально предназначенный для нелегалов. Позже всех переписали и понаставили штампов в паспорта. Причем те кого мы встретили получили по 2-ой печати. Они умудрились два раза за сутки пересечь границу и быть пойманными. "Молекула" обожрался спирта с какой-то бабой и каким-то армянином и стал требовать у пограничников консула, утверждая что он российский гражданин и ему все пох.. . Так продолжалось часа два. Позже он замолк и на вопрос чего это он перестал требовать консула им была произнесена незабываемая фраза: “На х.. мне теперь консуль, если матч-то уже кончилься”. Вечером на московском поезде всех отправили домой. Кстати, в нем уже ехали Алик и "Фокс", повязанные в Крустопилсе.

Вот такая получилась поездка.

Рассказывает "Волосатый":

Целый день мы провели в уже знакомой компании погранцов. Вечером нас посадили на поезд, где мы встретили еще трех неудачников, не попавших на матч. После приездща в Москву я три дня чередовал горячую ванну с теплой постелью. Такого неудачного выезда у меня еще не было.

В 10 утра были в Нирзе (конечный пункт путешествия для остальных наших). В Москве туалеты на Киевском вокзале больше всего этого ж.д. вокзальчика. "Дворник" нас запугал, что в Латвии билеты проверяют автоматчики, а зайцев, мол, расстреливают на ближайшем полустанке. Мы этому не очень поверили, но билеты решили взять -- кто знает этих чухонцев, дикари-с ведь. Денег у нас было 36 латвийских рублисов, остальные в долларах. На 36 рублисов купили 3 билета до ближайшей деревни. Назар влез левым, хоть в собаке и был проводник. Играли в карты, нервно озираясь по сторонам в ожидании автоматчиков. Доехали до Резекне -- относительно крупного населенного пункта.

Прекрасный оказался городок! Чистый, аккуратный. Обменяли наши баксы на латы и почуствовали себя людьми : после скитаний по лесам, болотам и полям -- цивилизация, магазины. Сразу же набросились на пиво, взяли его с собой в дорогу. И на электричке (в Латвии их называют поездами) поехали в Ригу. 5 часов пути пролетели незаметно, пили пиво и провезенную контрабандой из Москвы водку.

В Риге было часов 6 вечера. Поужинали в привокзальном “Макдональдсе” и пошли искать ночлег. Погода испортилась, пошел дождь. Настроение тоже испортилось -- на вокзале ночевать не дадут полицаи, а в гостиницу без виз нас не поселят. Побрели к гостинице, и там "Майкл" договорился с женщиной по имени Лидия что мы снимаем на ночь комнату с телевизором за 5 латов (10 баксов). Отличный вариант! Поехали к ней, поели, попили пива. "Дворник" пошел на улицу за хлебом, принес ящик жидкого хлеба. Потом "Назар" и "Дворник" смотрели футбол в соседней комнате, а мы с "Майклом" валялись на кроватях, пили пиво и рассуждали о фанатской доле -- вчера сарай и солома, сегодня -- простыни и пиво. Нам было очень хорошо! Все-таки проникли в Латвию, устроились на ночлег, завтра почти наверняка попадем на игру. Вспомнили и о наших -- как раз сейчас они должны были идти через границу.

Пришли "Назар" с "Дворником", сказали что “Динамо” продуло “Айнтрахту” 0:6. Мы порадовались очередному европейскому успеху бело-голубых и легли спать.

С утра наша хозяйка дала нам картошки, и мы устроили пир. Поели очень плотно, так как где будем есть в следующий раз мы не знали. При отъезде из Москвы Инвалид дал мне телефон какого-то деятеля из клуба “Сконто”, отвечающего за работу с болельщиками. Я позвонил ему :”Мы фанаты “Спартака”, вот приехали, желаем где-нибудь заночевать!”. Но с ночлегом он нас обломал. Хотя мы не сильно и обольщались -- фанаты плохо находят общий язык с разной околофутбольной сволочью (у нас с ними совсем разные цели и задачи).

В 10 часов ушли от Лидии, обещав вернуться вечером, если не найдем ночлег.

Еще не знаем, где и когда матч. Не решили, где будем ночевать. Не встретили своих. Не знаем, как поедем обратно. И в этой ситуации Саша "Дворник" начал очередную свою дурку. “Ничего этого не надо, -- говорит,-- а надо идти за пивом.” И так он канючил ежеминутно, и довел нас до того, что "Майкл" сунул ему в душу, а я отсчитал четверть от общих денег и сказал :”Иди пей пиво, а мы пойдем встречаться с ребятами”. Он лишь тогда угомонился.

Рига с 1989 года, когда я приезжал сюда на шайбу, здорово изменилась. Настоящий буржуйский город. Все блестит, сверкает, витрины, товары. Сейчас Москва не хуже, а тогда это произвело на нас сильное впечатление.

Проходили мимо гостиницы “Латвия” и решили зайти -- а вдруг там команда? Администраторша :”Вы к кому?” “К “Спартаку”.-- “Да, они у нас. Вам кто нужен?” Я наугад ляпнул :”Стауче”. Она снимает трубку :”Г-н Стауче! К вам болельщики. Их пропустить или вы сами спуститесь?”

Гинтарас всегда помогал деньгами и относился к фанатам отлично. Он спустился в холл, мы с ним поболтали, узнали, где и когда состоится матч, пожелали удачи и ушли. К сожалению, именно в этом матче Гинтарас получил серьезную травму.

12.00. День матча. Возле “Шпортхалле” никого из фанатов нет, кроме нас. “Штирлиц понял, что это провал”. “Повинтили погранцы наших товарищей” -- смекнули фанаты. “Ну, Дворник, будь по-твоему -- ударим по пиву!!!”

Ударили мы крепко. В Москве тогда еще не было такого изобилия товаров вообще и пива в частности. Попробовали 8 сортов по цене от 17 до 22 сантимов. Самым лучшим оказался “Альдарис” -- синяя пробка и синяя этикетка. Пива везде навалом. Уже через час "Дворник" ходил держась за стены, так как пиво крепкое. Мы бродили по городу и накачивались пивом. Шел мелкий дождичек. Кончились латы, в сильно пьяном виде мы обменяли последние баксы. "Назар" вел себя как настоящая “руссиш швайн”. Надо сказать, что за всю поездку мы не слышали ни одного плохого слова в свой адрес. (Я этому был очень удивлен). Поэтому "Майкл" решил пресечь пьяные назаровские выходки и сделал ему замечание. Закончилось мордобоем между двумя Мишками из серии :”До первого блева? -- Нет, кто первый уснет”. Я хохотал, глядя на это зрелище, а "Дворник" разнимал дерущихся и орал что скоро приедет полиция. Действительно, в окна уже стали высовываться любопытные латыши. Фанаты прекратили междоусобицу.

Подошли к стадиону “Даугава”. В состоянии приятного пивного опьянения нам стало все все равно, мы достали цвета, купили шашлык и запивали его опять же пивом. Вдруг заметили полицая, шедшего в нашу сторону. Но вместо того, чтобы препроводить нас в отделение полиции на предмет проверки документов, а затем выслать из страны, он лишь сказал : “Уберите, пожалуста, пустые бутылки с асфальта в в урну. А то у нас так не принято.”

Встретили двух молодых рижан с флагами “Спартака”. (Один из них -- Стас -- сейчас ездит иногда из Риги на наши матчи. Его транспорант RIGA был вывешен в Питере на матче с “Зенитом”). Встретили также нескольких наших стариков, но они сели отдельно от нас. Также нарисовались двое наших фанов из города Чехова. Они добрались до Риги так -- сели на поезд Питер -- Калининград и на территории Латвии спрыгнули.

Матч начался в 18.00. К этому моменту "Дворника" уже забрали в вытрезвитель.

На секторе мы появились к седьмой минуте. Счет уже был 2:0. Фанатели всемером. Во втором тайме к нам подсели человек 20 рижан с флагами Латвии, очень мирные, поили дорогих гостей вином из фляги. Из выездных фанов “Даугавы” появился некто "Мейден". Опять пошел дождь. Мы с "Майклом" разделись по пояс и фанатели. "Майкл" упал на полицая и рассказывал ему, как мы переходили границу. Полицейский вежливо кивал. В общем, алкогольный угар, характерный для 1993 года. Счет 5:0, хет-трик Сергея Родионова.

После матча к нам подошел мужик -- “Ребята, москвичи? Вам есть где ночевать? Поехали ко мне, у меня трехкомнатная, и я за “Спартак” болею”. Поехали к этому Сереге я, "Майкл", "Назар", выпущенный из трезвяка к концу матча "Дворник" и рижанин "Мейден". На съэкономленные на ночлеге 5 латов купили 25 бутылок пива. У Сереги жена накормила нас ужином, и мы смотрели футбол “Ювентус” - “Локомотив” и “Боруссия” Д - “Спартак” Вл.

Рано утром следующего дня выехали из Риги на электричке, в полдень были в Нирзе, съели последние консервы и пошли по шпалам к Зилупе. Зилупе обошли полем и подошли к границе. Спрашивали крестьян, как лучше ее перейти. Чуть не нарвались на полицейскую машину, спрятались от нее в поле каких-то злаков. Границу вроде перешли, но капитально заблудились в лесу, даже компас не помог -- везде болота. Забрались на какой-то холм, где был пограничный столб еще 1936 года. Нервные все и злые, стали орать друг на друга даже мы с "Майклом", что случается крайне редко и обычно по пьяни. Когда мы по несколько раз обвинили друг друга в сусанинстве, в неумении обращаться с компасом и в незнании сторон света, "Майкл" углядел тропинку и с ликующим воплем :”Я вас вывел!” (надо было слышать этот тон) ринулся по ней. Тропинка вывела нас к ж.д. колее. Пошли пешком на восток до Себежа. Всего по путям мы прошли 30 км. Идти трудно, одна колея и насыпь. Свернуть в лес нельзя -- с обоих сторон болота. "Дворник" говорил, что надо было еще в Риге сдаться, нас бы депортировали. Но зачем же портить паспорт отметками о депортации? Часов в 5 начался холодный дождь. Вымокли до нитки. Стемнело, мы пошли медленнее, что бы никто не подвернул ногу и наше путешествие не затянулось еще на пару суток. Около девяти вечера на путях обнаружили сторожку, напились там, а то "Майкл" уже пил воду из лужи.

В 23 -- Себеж, а через полчаса -- поезд на Москву. А в нем всего 5 свободных мест, а себежский вокзал битком забит народом. Но нам удалось взять 4 билета из 5 ( а то бы не вписались -- погранцы на перрон выпускают по билету).

В пятницу в 9 утра были в Москве на Рижском вокзале. Там обнаружили двух наших из Чехова, мы возвращались на одном поезде. Они сели на поезд в Риге, в Зилупе латыши поставили в паспорта штампы, в качестве штрафа по крохоборски отняли единственную ценную вещь — бутылку водки и пропустили их. Так что приехали мы одновременно, но у нас паспорта остались неиспохабленными.

А потом уже мы стали ездить по Европе -- все больше и больше, лучше и лучше. Киев, Варшава, Нант, Гамбург -- надеюсь, далее везде.

****

Игорь Малышок, "Тон", "Волосатый"
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.