ХК ска
2 : 3

Двойник Питер-Череповец-2010 by Сундук

3.21 из 5 (19 голосов)
Сундук 07 января 2010 2973
Залог любого выезда - хорошая компания. Моя компания состояла из меня и Утюга, и это было не самое плохое. Это было даже отлично, потому что с ним обычно скучать не приходится.
Началось все, правда, довольно скучно. Мой товарищ заболел. Пришлось помотаться немного по Площади трех вокзалов в поисках аптеки. По дороге закупились всем необходимым в поезд, то есть топливо и еда, встретили провожающую нас Чупа-Чупс и отправились на вокзал.

Москва - Санкт-Петербург


В поезде, в сидячке, не было практически ничего интересного, кроме душевных разговоров и потрясающих видов Русской зимы, поражающей сознание.

Но после того, как я поспал пару часов, все чудесным образом переменилось. Разогретая алкоголем и новогодними каникулами молодежь переместилась из своих удобных кресел в тамбур, где возглавляемая растаманской вариацией боярского, пила мартини из горлышка, курила и вела беседы о вечном (работа, учеба).
Растаманский боярский вообще отдельная тема, так он боялся быть спаленным, что сфотографировать его удалось только в таком ракурсе, когда он упивался своей песней "One love".
- Сыграй что-нибудь из Боба Марли, - вполне мирно попросил я его. В конце концов он растаман или где?
- Можно я пока что-нибудь из своего поиграю?
Ну, играй чего уж там, подумал я, и покинул тамбур. На этом правда я не успокоился (в конце концов хотелось услышать живое исполнение хороших песен) и попросил его сыграть еще раз. Но вместо песен услышал другое:
- Помимо Боба Марли есть много других хороших исполнителей, к тому же, пойми, я хочу играть свое, товарисЧ.
- Товарищи в СССР остались.
- Ну вот зачем нагнетать обстановку? - было ощущение, что он заплачет. После этой встречи мы весь двойник пели его хитяру: "Любовь одна, любовь идет от Бога. Ван Лёёёф".
Вскоре подоспел и питер. Заснеженные дома и дороги за окном, люди на платформах и поезд мягко тормозит. Вот мы и в Северной столице.
Санкт-Петербург (бомжеград)

Странное ощущение, оказаться вдвоем в незнакомом городе. Потом стало гораздо легче, видно, привыкли. Не забыв наглым образом спиздить подстаканник, мы вываливаемся на питерскую землю, встречавшую нас голосом диктора и морозом.
Первоочередными проблемами для нас были еда и поиск гостиницы. С первой мы быстро разобрались, перекусив в вокзальной пельменной, где успели поговорить "по душам" с местным алкашом. Ну а со второй пришлось провозиться с 20.00 до 22.30. Тут-то все прекрасное в питере и предстает в полном виде: и запутанность питерских улочек (например, улиц с названием Советская там штук десять, только они разбросанны по всему городу), да и разобраться где какая улица начинается, заканчивается и какой пересекается совершенно невозможно; и любовь окружающих, их злые взгляды (может, чувствовали, что московские фанаты пожаловали); и гребанные дороги, где одному то пройти сложно - в общем, питер, как конфета - обертка красивая, прям так и искрится, поражая сознание, а когда развернешь - кусок говна. Но это лично мое мнение. Может я не совсем справедлив, но питер мне предстал именно таким. Хотя, конечно, интересного и красивого много. Например, ледяная стена куда всякий считал нужным вложить монетку (мы, естественно, предпочли взять по 50 копеек), или лазерное шоу на Дворцовой площади. Красота, честно скажу, неописуемая. Да и другие достопримечательности не оставляли равнодушным.




В хостел мы вписались довольно удачно. Симпатичное такое заведение, врезанное в дом, экстраординарные граффити на стенах, закрытые двери на этажах, и лишь последний этаж - гостиница.



Симпатичная барышня на ресепшене после непродолжительных уговоров (в частности после представления пустых кошельков и карманов) согласилась вписать нас в 10-местный номер за 750 рублей, где мы чудесным образом расположились в гордом одиночестве.
Снова остро встал вопрос о еде. Пришлось идти в ближайший продуктовый. Там чуть не огребли, да еще со стыдом. Стоим, выбираем, заходит петух: сапожки, цветастые пижамные штаны типа "не добежал до туалета", такая же разноцветная куртка. И самое страшное петух оказался нерусским. Утюг сложился пополам моментально, а живот его содрогались от дикого приступа смеха. Чурбан не растерялся.
- Чьто, чьто та ни так? - за спиной его, на улице, стояло примерно с десяток таких же "красавцев", поэтому мы сочли благоразумным сказать, что "все в порядке".
Отлично покушали купленным фанатским пайком (сосиски, хлеб, майонез, кетчуп, пиво) и под телевизор улеглись разговаривать на животрепещущие темы вроде дружбы, здоровья, девушек и любви. А, чуть не забыл, одним из условий барышни на ресепшене было, что мы уйдем часов в 9, чтобы никто из высших лиц не заметил нашего присутствия. Мы, конечно же, сказали "обязательно". И, поверьте, собирались все так и сделать, но сладкий наркотик под названием "сон" сломал все наши планы и мы выписались только в 11.30 с диким желанием лечь обратно в теплые кровати и спать до поезда, который уходил только в 1.15 ночи. Но все та же проблема в виде пустых желудков и отсутствия тикетов выгнала нас на улицу. К нашему удивлению метро оказалось в пяти минутах ходьбы от хостела, а не в часе, как было вечером. Прошлись немного по городу и отправились на Проспект большевиков.


Взять билеты оказалось довольно легко - очередь была небольшой. На улице стали появляться красно-белые цвета, и на душе стало легче. Встретили занкомых. Одного захватили с собой. Помотались по торговому центру, чтобы убить время, потом решили убивать его в симпатичной кафешке рядом с ледовым. Убивалось довольно неплохо. Покушали наконец, поболтали. Вскоре кафе превратилось в красно-белое пристанище. Снова встретили знакомых, переместились к ним. Не забыли сбегать за пивом и, чтобы сберечь деньги, достали оставшийся с поезда ролтон. Узкоглазый охранник был необычайно вежлив. Сбегал на кухню и со словами "со своим нельзя" принес нам бокалы для пива и кружку с кипятком для ролтона.
Вскоре двинулись к ледовому, где при свете фонарей, освещавших сумеречный город, уже было множество компаний в спартаковских и скашных розах. Менты были довольно лояльны и никакого страшного шмона так и не применили: похлопали по карманам, попросили показать сумку и все - мы на секторе.
Какое это все-таки невообразимое ощущение - когда вся арена тебя ненавидит и хочет убить. Когда, стоя плечом к плечу с друзьями и знакомыми, ты изо всех сил поддерживаешь свою команду. И никакие чурбаны, вытанцовывающие на центре, показывающие свои кривые пальцы в нашу сторону, никакие питерские хоккеисты и фанаты, никакие болельщицкие "волны" и заряды "питер, питер" не могут помешать тебе наслаждаться этим чувством. Ни на секунду не ускользало чувство, что мы победим. И наши хоккеисты не посмели подвести своих фанатов. Что за чувство охватило всю трибуну, когда Обшут вколотил черный диск под перекладину. Победа! Победа! Победа! Вот за чем ехали - за победой! А вместе с чувством удовлетворения накатило и чувство злорадства, и захотелось плясать на костях у врагов.
Правда, чуть не вышло наоборот. Мы с Утюгом, бесмятежно нацепившим ромбик на пальто, поехали на Ладожскую, к вокзалу, чтобы убить время до поезда. Как сказал бы Дима Лекух "Тут то они нас и накрыли". Серьезного вида тела стояли на платформе и со страшными лицами смотрели в окна. Один ткнул пальцем в нас и засмеялся. Каким чудом мы избежали, надо полагать, очень крепкой взбучки (как нас любят в северной столице все знают) я до сих пор понять не могу. Так или иначе, миновав крепкие объятья питерских "друзей", мы чудесным образом устроились в объятьях кафе с пивом (за победу) и едой. В той же кафешке попался очень смешной персонаж. Опять же гей, только на этот раз индус. Как он лопотал по-русски надо было слышать. Утюг просил одно, а он молчал, тупо втыкая и глядя на него. В конце концов Утя, и так не отличавшийся толерантностью и терпением, не выдержал:
- Бля, заебал черный мудак!
- Штёё?
- Заебал! Сколько еще ждать?
- Штё ти так са мной разгавариваишь? Ща абслюживать нибуду.
В конце концов он сдался и принес, что просили.
Оставшееся до поезда время мы провели в курящем кафе кинотеатра, ибо бегать курить на холодную улицу не было никакого желания. Посидели, поделились впечатлениями о городе, поиграли в "кулачки". Сбегали в магазин, закупившись в поезд. Несколько бутылок выпили в кафе, хоть до нас и докапывался опять же нерусский охранник, но помешать он нам особо не смог. Взяли неосмотрительно оставленную без присмотра пепельницу и пошли на близлежащий вокзал. Встретили знакомого, разговорились в зале ожидания, а там и поезд подъехал, в который мы успешно и без проблем сели. Рядом оказались парни, следующие тем же маршрутом из Тучково и Санаторки. С ними и затусили. Смотреть на Русскую зиму не особо хотелось, к тому же за темным окном ничего не разглядишь, а потому развлекались в тамбуре рисованием на стеклах, разговорами на разные темы и музыкой с телефонов.


В плацкарте с нами попались два мужика, но они быстро поняли, что лучше лечь спать. Один, правда, успел сильно перепугаться. Когда Утюг, садясь, немного задел его ногу, он быстро залепетал слова прощения и мигом отвернулся к стенке. С тем и доехали.
Череповец


Череповец встретил нас безмолвием, морозом и ментами. Уже когда стояли на вокзале, решая, что делать дальше, прибежали двое с дубинками наготове.
- С какого вагона?!
- Да все из разных.
- Пойдем с нами.
К сожалению, мы очень быстро хотели сойти с поезда, дабы увидеть прекрасный город Череповец, а поэтому столик наш был абсолютно не убран. Там остались пустые бутылки, разлитый ролтон, какая-то тушонка, фантики, обертки. В тот момент я очень об этом жалел, но все обошлось: проводница не признала в нас хулиганов.
В 11 часов город был мертвый, а потому, загрузившись в кафе рядом с вокзалом, "Винегрет", стали рассматривать купленную газету на предмет съема квартиры. Парни оказались старыми выездюками. Один даже за выезд не считал ничего, кроме хоккейного тройника.


Вскоре квартиру нашли. Выбрали двоих наиболее представительных из нас шестерых. Они съездили, представились питерскими работниками (непонятно только чего), приехавшими налаживать отношения с череповецкими жителями, оплатили, а потом подъехали мы. Начиналось все довольно невинно: сидели, пили пиво и разговаривали. Вечером до нас добрались парни, ехавшие на собаках. Тут начался ад и барагоз. Конечно же, солировал Утюг. Сначала на бельевые веревки в прихожей затолкали табуретки, тазы. Потом Утюгу не понравилось отражение в зеркале и он его снял. Другому парню тоже не понравилось отражение, и зеркало вдребезги разлетелось. Далее в окно полетели колотушки для пюре, половник. От кресла оторвали спинку, превратившуюся в подушку. Стиральную машинку ожидала та же участь: какой-то шланг от нее всю ночь летал по квартире. Несмотря на это удалось культурно посмотреть "Собачье сердце". Естественно, весь ад не осталась без внимания и нагрянули соседи. Они долго пытались выяснить почему у нас стонут девушки, в итоге остались довольны ответом "включите рен-тв". На этом, правда, ничего не прекратилось и приехали те, кого вызывают в таких случаях. Но и они быстро уехали. На том ночь закончилась.
С утра приехали Кролег с Кроссом. И того, и другого поймать в объектив сложно, посему получилось вот так.


Так как они уже с утра купили билеты, пришлось им выступить в роли гидов и проводить нас до ледового. Как назло, билетов уже не было, оставались только за 350. Подходящего ксерокса так же не оказалось. Но в итоге, по студенческому Кросса и Кролега мы с Утюгом смогли купить билеты за 170, хотя по большому счету я прошел на сектор так ни разу и не показав квиток.

Шиза вновь была на уровне, что отметил даже игрок "Северстали", но наши хоккеисты, видно, всю удачу оставили в матче со ска - шайба постоянно летела куда угодно, но не в сетку. И не взирая на отличную игру Димы Кочнева и яростные атаки наших словаков, итог - поражение. Хотя одну победу мы все же одержали: под громоподобные заряды "Москва" и "Спартак" два наших фаната выиграли конкурс по бросанию шайбы в маленькие ворота. И еще очень порадовали танцующие девушки. Для нас это как в зоопарке увидеть какое-либо экзотическое животное: "Спартаку", слава Богу, кроме нас никого не надо, да и никакие полуголые девушки (это даже может помешать хоккеистам) и старики с дудками не принесут того, что несем и приносим мы: традиции (несем) и силы (приносим).

После матча большинство погрузилось в любезно представленные омоном басы и добрались до вокзала. Покушали все в том же "Винегрете", неожиданно бесплатно купили еды в местном супермаркете и отправились к своему поезду.
Вот тут и удивило хамское отношение проводниц, которые отказались пускать провожающих нас парней, бьющих тройник. Ввели свои новые законы: при каждом схождении с поезда показывать билет и паспорт, ходить по вагону только с их разрешения (что, естественно, не было выполнено), да и вообще ступить шагу нельзя было без их злющего взгляда. Как бы то ни было побарагозить умудрились и здесь.Спящая в нашем плацкарте бабулька никак не ожидала, что ей в лицо прилетит шарф "Северстали", неудачно упавший с верхней полки. Утюг выкрутил какой-то шуруп из потолка. В Вологде, пока бежал за пивом через рельсы, умудрился упасть в какую-то ссанину и потом долго вспоминал. Да так, что бабулька не выдержала и предложила ему написать об этом в газету. К тому же она очень обижалась, когда про нее говорили "бабулька".
- Давайте тише, а то сейчас бабулька проснется, - сказал Утюг.
- Какая же я бабулька, - раздался с нижней полки обиженный голос, - значит и твоя мама бабулька.
- Ну, я уважаю пожилых людей и не могу сказать вам "девушка".
В общем, так, с шуточками, прибауточками, доехали до Москвы. Встретили Чупа-Чупс и Диммидрола, прогулялись да пошли отмываться от выездной грязи.
Вот так прошел двойник Москва-Питер-Череповец-Москва.
П.С. Никого не хотел обидеть ни питерцев, ни кого бы то ни было еще, просто это мое мнение.
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.