Онлайн! 19:00 Австрия-мол (U-21) vs Россия-мол (U-21), 1:1 25 комментариев
05 января 2014, 11:10 Экс-игроки 3

Максим Деменко: "Ковалевски был настоящим спартаковцем". "Аленичев отличный пример для начинающих тренеров"

Встретились мы с бывшим футболистом "Спартака" и "Зенита" Максимом Деменко непривычно морозным по краснодарским меркам зимним вечером на небольшом стадионе СДЮСШОР №5. Эта футбольная школа, ныне именующаяся Академией футбола и не имеющая отношения ни к "Кубани", ни к "Краснодару", в свое время дала путевку в спортивную жизнь не только Деменко, но и Дмитрию Хохлову, Максиму Бузникину, Александру Липко, Андрею Чичкину, Станиславу Лысенко. Теперь там постигает азы Деменко-младший. Пока юный футболист увлеченно тренировался, Деменко-старший рассказал о том, как стал тренером любительской команды и почему в 37 лет не ставит точку в карьере футболиста, а также вспомнил о времени, проведенном в "Спартаке", и неудавшейся попытке поиграть в Германии.- Свой последний официальный матч в качестве футболиста вы провели в мае 2012 года за новороссийский "Черноморец", который не удержался в ФНЛ и вылетел во второй дивизион. Почему решили завязать с футболом?
- Вообще после того сезона мне поступали хорошие предложения, но издалека. Звали из Хабаровска, был разговор с "Сибирью", но я уже решил для себя, что не хочу далеко уезжать от Краснодара, хотелось обосноваться дома. Для себя я решил, что профессиональную карьеру футболиста пора бы уже заканчивать. Но я не сказал окончательного слова, потому что футбол, как и вся жизнь – штука непредсказуемая. В любое время может позвонить тренер и предложит помочь команде.
- То есть бутсы на гвоздь вы еще не вешаете?
- Конечно. Нельзя загадывать, что будет завтра. В любом случае все будет зависеть от твоего функционального состояния. Если что, тебе могут дать время на сборах, и если ты подходишь, то тебя обязательно пригласят в команду. Что в свое время доказывали и Беслан Анджинджал, и Андрей Тихонов. Если ты в форме, поддерживаешь себя профессионально, то проблем никаких не возникнет. Все зависит, прежде всего, от характера человека, готов ли он дальше играть.
- Почему не продолжили играть в Новороссийске?
- Не хотелось переходить во вторую лигу. Есть планка, ниже которой как спортсмену уже не хочется опускаться.
- Как получилось, что вы возглавили "Афипс" – команду из поселка Афипский, выступающую на первенстве Краснодарского края?
- Все произошло неожиданно. Спустя несколько месяцев после последнего матча за "Черноморец" генеральный директор ОАО "Краснодаргазстрой" и президент "Афипса" Андрей Викторович Андреев предложил мне возглавить свою команду. Я прекрасно понимал, что мне еще рановато быть тренером. Тяжело сразу так переключиться, но очень хотелось попробовать. Понимая, что в одиночку не справиться, я пригласил в команду Михаила Васильевича Афонина, который прошел школу первой лиги. Таким образом, я и сам учился, и начинал самостоятельно действовать в этой работе.
- "Кубань" и "Краснодар", за которые вы в свое время поиграли, не звали вас к себе в штат?
- Звали в селекционный отдел "Краснодара". Я взял паузу, и как раз пришло предложение от "Афипса". Тем летом еще Андрей Тихонов звал к себе спортивным директором, тогда он щелковскую "Спарту" возглавил. Очень приятно, что Андрей хотел видеть меня в своей команде. Но пришлось отказаться, потому что на тот момент я уже дал слово, что буду работать в "Афипсе", и слово это сдержал.
- Под вашим руководством "Афипс" финишировал третьим на первенстве края. Какие дальнейшие планы? Может, второй дивизион?
- Пока ни о какой второй лиге речи идти не может. Да, президент "Афипса" – очень амбициозный человек, он построил стадион для команды, поле перестелил. Но команда у нас молодая, мы еще на стадии становления. Дальнейшие планы – стать чемпионами края, ну а потом и посмотрим на перспективы, на состав. Все решит руководство клуба.
- Хватает ли футболистам на жизнь зарплаты в любительской лиге?
- Не секрет, что игроки некоторых команд второго дивизиона не получают и 25 тысяч рублей в месяц, а есть те, кто и 50-100 тысяч зарабатывают. Я, естественно, не могу разглашать цифры в "Афипсе", но здесь созданы действительно хорошие условия – стабильная зарплата плюс премиальные. Еще наш шеф полностью выплачивает зарплату ребятам за ноябрь и декабрь, когда сезон уже, по сути, закончился. Таких условий на первенстве края нет ни у кого.

Аленичев — отличный пример для начинающих тренеров

- Собираетесь ли в дальнейшем получать тренерскую лицензию Pro?
- Я готов идти учиться, но все зависит от того, как сложится следующий год, будет ли доверие со стороны руководства клуба. Считаю, что нужно идти учиться на лицензию, когда у тебя есть команда. А просто прийти и учиться на Pro… Там же все равно спросят, где ты работаешь, какие задачи преследуешь. Если все будет хорошо, то хотелось бы ближайшим летом пойти учиться на лицензию А, которая дает право быть главным тренером во втором дивизионе и помощником – в первом.
- Что в профессии тренера оказалось самым трудным?
- Перестроиться. Когда ты футболист, ты привык, что вот у тебя есть команда, ты потренировался, отработал, сыграл и все. А будучи тренером, нужно знать, как подготовить ребят, как настроить, какой тренировочный процесс выстроить. У тебя в составе 22 человека, каждый из которых хочет играть, а нужно ставить на игру только 11, сохраняя при этом командный дух. Самое трудное – создать и сплотить коллектив. Чтобы создать команду, нужны годы, а разрушить можно моментально.
- Чьими методиками пользуетесь в работе? Может, Олега Романцева, Юрия Морозова?
- Когда я только возглавил "Афипс", я обратился к Мирославу Ромащенко, с которым мы еще в "Спартаке" дружили, и Станиславу Саламовичу Черчесову. Они прислали мне для работы конспекты, которые Черчесов разработал и использовал еще в "Жемчужине-Сочи". Мне наиболее интересны именно эти наработки. Дальнейшая работа Станислава Саламовича в "Тереке" и "Амкаре" показала, насколько эффективна его система. Он поднял эти команды, что говорит о высоком профессионализме тренера. Так постепенно я втянулся, появился тренерский интерес. Также что-то почерпнул для себя, проработав сезон с Михаилом Афониным. Естественно, вспоминаю и какие-то интересные упражнения Морозова, Романцева. Вообще методика Черчесова воплощает все.
- Дмитрий Аленичев за два года вывел тульский "Арсенал" из любителей в ФНЛ. Неплохой пример для начинающих тренеров, согласны?
- Отличный пример! Понятно, что при этом сложилось несколько факторов. И финансовый аспект, и инфраструктура была у клуба, и стадион. Мы убедились, что во втором дивизионе есть много талантливых ребят, которые могут достаточно уверенно обыгрывать грандов. В "Арсенале" и селекционная служба хорошо сработала, и та модель игры, которую Дима дал ребятам. В итоге они и в первой лиге не теряются, какое-то время даже шли на первом месте.
- Аленичев сказал, что мечтает однажды возглавить "Спартак", а вы?
- Наверное, мне еще рано задумываться о каких-то командах. Надо больше поработать, чтобы мечтать о чем-то.
- Но до премьер-лиги хотели бы добраться?
- Было бы замечательно, но я понимаю, какой это адский труд, какие это нервы – быть тренером.

Ковалевски был настоящим спартаковцем

- В одном из интервью бывший президент "Спартака" Андрей Червиченко сказал, что вы остались должны ему 80 тысяч долларов…
- Я отвечу, что некрасиво поливать грязью и говорить то, чего не было. Еще Червиченко тогда говорил, что я не тем занимаюсь, что я пошел сам рассказывать про бромантан. Это некрасиво. Я всегда уважал "Спартак" и считал его великой командой. Тогда по стечению обстоятельств нашли допинг у Егора Титова. Если бы этого не случилось, мы бы до сих пор и не знали о бромантане. Затем уже нашли его у всех ребят, кто был в заявке на игры, а Титова в итоге дисквалифицировали.
- То есть Червиченко выдумал долг?
- Видимо, ему хочется, чтобы так было. Без доказательств можно говорить все, что захочешь. Значит, ему что-то покоя не дает. Наверное, то, что он проработал президентом "Спартака", а клуб при нем ничего не добился. Хотя до него всю эту работу вел Романцев, и последний трофей – Кубок России – выигран благодаря Олегу Ивановичу.
Если говорить о деньгах, то за третий год контракта со "Спартаком", который я также пропустил из-за травмы, я не получал зарплаты. Я лично сказал президенту Юрию Перваку: "Понимаю, что травмирован. Как я могу получать эту зарплату? В данной ситуации мне лучше вообще уйти". Мне предложили помочь трудоустроиться в другой клуб, но у меня никак не проходила травма боковой связки. Не знаю, почему колено так долго заживало, может, на почве бромантана. В итоге после порядка двух лет перерыва травма прошла, и в дальнейшем колено уже не беспокоило.
- Если вынести за скобки бромантановый скандал, в котором уже не осталось белых пятен, чем еще вам запомнился сезон-2003, проведенный в "Спартаке"?
- Запомнилось то, что я наконец надел футболку "Спартака". Я же до этого дважды мог перейти в "Спартак", но каждый раз не получалось. В первом случае в "Спартаке" все футболисты были сплошь звезды, в той команде еще даже Тихонов, Аленичев, (Илья) Цымбаларь не выходили в основе. Понимал, что мне рано в эту команду, придется сидеть в запасе. Олег Иванович успокаивал, говорил, что опыта наберусь, но мне хотелось играть постоянно. Во втором случае больше сказались финансовые запросы тольяттинской "Лады", хотя президент клуба Александр Борисович Гармашов многое для меня сделал, я понимаю его.
Вообще я счастлив, что не просто провел это время в "Спартаке", а выиграл Кубок страны. Тренеры часто перед финальной игрой много говорят, "накачивают" команду. А Олег Иванович сказал в раздевалке: "Ребята, этот шанс бывает раз в жизни, вы сделали многое, вышли в финал. Наверняка каждому будет приятно лет через 10-20 пролистать книгу "Спартака" и увидеть свое имя в летописи, увидеть, что ты обладатель Кубка в составе "Спартака". После этих слов как-то еще настраивать нас не надо было. Та команда была очень интересной – начиная от (Дмитрия) Парфенова, (Юрия) Ковтуна, Титова, заканчивая (Александром) Павленко, (Романом) Павлюченко, (Александром) Самедовым. Был хороший сплоченный коллектив, сплав молодости и опыта. Считаю, что мне повезло, что я проработал с таким тренером и игроками.
- Что такое "спартаковский дух"?
- Раньше я тоже задавался этим вопросом. Заключается он в победе. При Старостиных, Романцеве, Федотове команда всегда играла на победу, в свой футбол, независимо от соперника. Я помню, когда играл против "Спартака" в составе "Крыльев Советов" в 1998 году. Они нас возили так, что у меня не было сил после матча. Хоть мы и сыграли тогда 2:2, но удовольствия наша команда не получала от игры, в отличие от "Спартака". Победные традиции переходили из года в год, а такие ветераны, как (Виктор) Онопко и (Юрий) Никифоров сами поднимали командный дух. С их стороны никогда не было упреков молодым. Витя Онопко всегда подойдет, похвалит, поддержит. Это отношение и передавалось из поколения в поколение, в такой команде ты не ощущал себя чужим.
- В том сезоне у "Спартака" была чехарда с вратарями – играл то Войцех Ковалевски, то Алексей Зуев, Сабольч Шафар, Абдельила Баги...
- Я лично застал Ковалевски и Зуева. Что касается Войцеха, то это профессионал до мозга костей. Другое дело, что на международной арене у него были такие убийственные голы. Что ни удар, то какой-то ляп, рикошет, и он раз – и заходит в ворота. Этот психологический фактор, наверное, начал настораживать тренеров. Что касается Зуева, то Лешка, глядя на Войцеха, на его отношение к работе, тоже жил футболом. Я работал со многими вратарями – в киевском "Динамо" застал (Александра) Шовковского, в "Кубани" играл с Антоном Браварником, в "Зените" - со Славой Малафеевым. Той харизмы, которая есть у Войцеха, ни у кого не было. Болельщики "Спартака" тогда никого так не любили, как Войцеха. Он стал своим, спартаковцем. Когда Ковалевски заходил в номер отдыхать, он никогда не разгружался, всегда был мыслями в прошлой игре.
- Каким вам помнится Олег Романцев?
- Олег Иванович всегда дипломатичен, всегда выслушает, но от него много слов не услышишь. Он очень порядочный, профессионально относится к своему делу, что доказал всему футбольному миру в Европе. Олег Иванович ко всем в команде относился одинаково. Он любил тех игроков, которые отдаются на футбольном поле и защищают честь эмблемы. Он сам прошел через это и хотел передать ребятам. В основном Романцев, конечно же, общался с нами только по работе, но бывало, что и в баню заходил чайка попить. Он очень любил поиграть в мини-футбол с тренерским штабом, пошутить.
- После злополучной травмы колена вы пропали из профессионального футбола на пять лет – с 2004 по 2008 годы. Около двух лет ушло на восстановление. Неужели за последующие три года не было ни одного предложения вернуться?
- Я сам виноват в этой ситуации. Агенты предлагали мне команды, но в 2006-м я ответил, что точно пропущу еще год. Был вариант с "Шинником", когда команду принял Сергей Юран, но тогда меня еще мучили травмы. Если приезжать, то полностью готовым, а иначе я подставлю человека. В итоге я пошел в правоохранительные органы играть за краснодарское "Динамо" на любительском уровне. Поиграл три года и в 2009-м вернулся на профессиональный уровень, перейдя в "Краснодар".
- Правда, что во время выступления за краснодарское "Динамо" вы дослужились до старшего лейтенанта полиции?
- Да. Такая практика была и в советское время, когда игроки выступали за цска, "Динамо" и получали звания.
В футболе нужно ввести хоккейную систему просмотра взятия ворот
- Вы единственный полевой игрок в чемпионатах России, которому дважды приходилось вставать в ворота своей команды после удаления вратаря. Помните те моменты?
- Конечно, помню. Первый случай произошел в Тольятти, когда мне было 20 лет. Наша "Лада" к тому времени проигрывала "Балтике" 0:3. Как сейчас помню, как дал мне Беслан Аджинджал с метров тридцати! Теперь я понимаю вратарей. Раньше-то казалось, что поймать мяч нетрудно. А он как запулит – я только глазом моргнул, и гол. Удар у Беслана на самом деле был поставленный. Я на себе почувствовал, как тяжело вратарям. Голы для них – психологическая травма. Они стоят 90 минут и не должны допустить ни одной ошибки. Поэтому я старался никогда не подстегивать их. Вратари - это своя каста. Люди в этой профессии должны быть с сумасшедшей энергетикой. Представляете, каково это с детства падать по 200 раз?
- С трудом.
- Это ведь каждый день так – упал-встал, упал-встал. И так на протяжении порядка 20 лет. Какую надо иметь моторику, психологическое состояние, чтобы не подвести команду! Ну а второй случай был в 2000 году в "Зените". В том матче мы играли против "Анжи", и я вышел после удаления Димы Бородина, с которым мы дружили. Дима решил помочь мне и пошел за ворота, сказал мне, как "стенку" выставить. В итоге все нормально, не пропустили после этого штрафного (улыбается). Но на 7-й добавленной минуте случилась последняя контратака, выход один на один. И я вроде бы сблизился, но нападающий пробил меня, и мы проиграли. А так хотелось вытянуть этот ничейный результат! Ребята потом подбадривали, но я очень сильно расстроился. Полевым игроком я так никогда не расстраивался. Психологически отходишь гораздо дольше, тут уже ты ничем не поможешь команде. Вратарям намного сложнее, чем полевым игрокам.
- Таким образом, вы сыграли на всех позициях за карьеру?
- На всех абсолютно. Но дискомфорта я нигде не испытывал, лишь бы тренер доверял. Единственное, крайним хавом много бегать нужно. Любимой, наверное, была позиция под нападающими, особенно когда в "Зените" играл. Но когда пришел (Андрей) Кобелев, он стал играть под нападающими, а я опустился к Саше Горшкову, составили с ним пару инсайдов. Действовать из глубины мне еще больше понравилось, поэтому в "Зените" у меня получился такой удачный сезон, постоянно забивал. В этой команде я действительно получал удовольствие. И атмосфера на "Петровском" незабываемая, такого нигде не было. Питерский стадион пусть и небольшой, 20-тысячный, но постоянно был заполнен и жил командой. Даже когда смотришь по телевизору матчи "Зенита", передается энергетика "Петровского".
- За свою карьеру вы сыграли в 11 профессиональных клубах и практически нигде не задерживались более чем на 2 года. Не жалеете, что не закрепились в каком-то одном клубе?
- Нет, это же не от меня зависело. Я-то наоборот подписывал, как правило, долгосрочные контракты – на 3-4 года, но случались разные ситуации. В Питере хотелось задержаться подольше, однако заболела дочка – ложный круп. Слава богу, что все прошло. Климат не просто влиял на состояние – ребенок просыпался, и у него кровь из носа шла. Благодарен Виталию Леонтьевичу Мутко, который в то время был президентом "Зенита", за его отношение, за то, что понял меня. Единственное, он попросил меня в первый год не переходить в московскую команду. В итоге мой выбор пал на "Ростсельмаш" (нынешний "Ростов" . Таким образом, я оказался близко к дому, после матчей ездил в Краснодар, помогал дочери. В другом случае я бы не уехал из Питера, наверное.
- Самые сумасшедшие премиальные, которые были в вашей жизни?
- Наверное, за финальный матч Кубка России в 2003 году. За ту победу нам дали по 20 тысяч долларов, если не ошибаюсь.
- Вас когда-нибудь серьезно штрафовали в командах?
- Знаете, ни разу не попадался. Нигде не был замечен ни с сигаретой, ни с выпивкой, ни с другими проблемами. Единственный случай был в Самаре – у меня был один килограмм лишнего веса. И то после матча мне сказали: "Раз удачно сыграл, так и бегай с таким весом" (смеется).
- Как часто приходилось сталкиваться с договорными матчами?
- Честно скажу, бог миловал, хотя от знакомых ребят не раз слышал об этом. Горжусь, что после матчей моих команд никогда не было таких разговоров.
- А вообще во время матчей возникало ощущение, что соперник сдает игру или кто-то из одноклубников странно ведет себя?
- Нет. Наверное, порой закрадывались сомнения в работе арбитра, как он мог такое судьбоносное решение принять. Хотя в целом не задумывался о таких вещах во время игр. Судьи тоже люди, они тоже могут допускать непредвзятые ошибки. Вообще, чтобы не было никаких проблем ни с взятием ворот, ни с назначением пенальти, можно ввести в футболе хоккейные наработки. Поставить камеру по центру за воротами, посадить инспектора матча у телевизора, и пускай он оперативно просматривает повторы при необходимости. Арбитр связался с ним, узнал все, и никаких проблем. Это займет те же 30 секунд, что игрок лежит на поле.
Если ребенку дано, его в любом случае позовут в "Кубань" или "Краснодар"
- Есть моменты в футбольной карьере, о которых жалеете?
- Конечно, есть. Например, считаю, что слишком рано ушел из киевского "Динамо". Наверное, я поспешил, молод был. В Тольятти мне предложили условия лучше, квартиру. А у меня на тот момент ничего не было, хотелось что-то заработать, оставить для семьи. Сейчас понимаю, что нужно было побольше пообщаться с президентом клуба Григорием Михайловичем Суркисом. Хотя, если бы я остался в Киеве, дальнейшая карьера могла повернуться иначе. Всегда говорю себе, что все что ни делается – к лучшему. Нужно дорожить тем, что имеешь, радоваться тому, как ты живешь сейчас.
- В 20 лет вы могли оказаться в немецком "Вердере". Вы ведь тогда даже в Бремен успели съездить на просмотр?
- Да, мне понравилось в Германии, меня очень дружно встретил коллектив. До сих пор вспоминаю, как приехал к ним с большим баулом, а мне сходу: "О, энхаэловец приехал!". Да, говорю, из НХЛ, еще вот чуток в футбол поигрываю (смеется). Обстановка понравилась, хорошие ребята. Я же тогда весь сбор прошел в "Вердере", пять товарищеских матчей сыграл. В тот момент за меня хотели 500 тысяч марок. Но когда звонят из другой команды и предлагают один миллион, то, наверное, можно понять руководителей "Лады". Мне в свою очередь не хотелось в другие команды. Я говорил агенту, может, я поиграю, заработаю и потом вам отдам. Но в то время в футболе были другие законы. Это сейчас ты отработал, например, свой трехлетний контракт – и ты свободный агент. Даже за полгода до истечения можешь искать себе другую команду. А раньше как было? Три года подписал, а по истечении еще три года принадлежишь клубу. А если молодой игрок, то там компенсация такая... В том возрасте, конечно, мне было бы интересно поиграть в Европе. Тем более тренер мне доверял, а в "Вердере" были такие игроки, как Дитер Айльтс и Андреас Херцог.
- Не обидно, что так и не сыграли в Европе?
- Хотелось бы, конечно, поиграть там, пожить, но в целом я доволен своей дальнейшей карьерой.
- Почему ваш 11-летний сын занимается в муниципальной футбольной школе, а не в структуре "Краснодара" или "Кубани"?
- У нас с ним даже был разговор на эту тему, когда я выступал за "Краснодар". Все мы прекрасно понимаем, что условия, которые создал Сергей Николаевич Галицкий, лучшие в стране, у него замечательные школа. Но было бы некрасиво по отношению к тренеру, который с самого начала занимается с моим ребенком, перейти в другую команду. Рад, что сам Максим предан этой школе и именно здесь хочет вырасти в хорошего профессионального футболиста. На мой взгляд, тренеры везде относятся к детям с любовью. Не так важно, где заканчивать спортшколу, и если мальчику дано, то его в любом случае потом позовут в "Кубань" или "Краснодар".
- За какую команду болеет Деменко-младший?
- За мадридский "Реал". Любимый футболист – Криштиану Роналду. Среди российских игроков – Александр Кержаков, в "Спартаке" нравился Роман Павлюченко. Когда беру Максима с собой на футбол, общаюсь с бывшими одноклубниками, он, естественно, большими глазами смотрит на них. Ребенок должен иметь какую-то цель, мечту, но если ему суждено, то он сам должен добиваться всего в футболе.
- Вы довольны своей жизнью?
- Я счастливый человек. У меня потрясающая семья, я очень рад, что жизнь подарила мне большой футбол. Это на самом деле праздник, я с детства мечтал о нем. Сейчас в первую очередь счастье для меня - это семья. Я понимаю, сколько лет они терпели, пока я был футболистом. Нужно больше времени уделять родным, семья - это главное.

Источник: http://rsport.ru
+95
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.