18 октября 2005, 16:22 ФК Спартак 14

ВАСИЛИЙ БАРАНОВ: ГОД СИДЕЛ БЕЗ ДЕЛА. ЗНАЕТЕ, КАК УСТАЛ?!

На пару с Александром Петровичем Ширко Василий Баранов, пожалуй, по сей день остается самым противоречивым игроком российского чемпионата за всю историю. До сих пор любители футбола спорят, что же Вася собой представлял, какую роль играл в золотые спартаковские времена. Мог ведь любого соперника в порошок стереть, а иной раз случалось… Впрочем, сегодня у некогда популярного хавбека другая жизнь.

Было это пару месяцев назад. Многократный чемпион страны брел по узкой пыльной тропинке меж репьев и колючек, где жужжат мухи, но совсем не видно пчел, мимо обшарпанных гаражей и убогих домов, где доживают свой век старики и старухи, но не слышно шума детворы, мимо навозной кучи и разбитого дома культуры, где вход на дискотеку – пять рублей, но нет танцоров. В 220 километрах от Лужников, в 260 от Тарасовки.И тропинка та – от базы до поля. Забытый Богом поселок Мурмино и симпатичный стадиончик на окраине старинного русского города – это нынешнее бытие полузащитника «Рязани-Агро» Василия Баранова. База, впрочем, хорошая. Для второй лиги и вовсе фешенебельная. Чудной президент новой Васиной команды старается: создает уютные бытовые условия и морит игроков задержками зарплаты. Дескать, получите, как выиграете… Но Вася все тот же: все тем же оценивающим взглядом осматривает людей, прежде чем начать с ними разговаривать. И меня осмотрел. Присели на койку, что на той базе, диктофон на стул, и поехали размышлять воспоминаниями.

ЗА ГОД МЯЧ ТРОГАЛ ПАРУ РАЗ, ДА И ТО ВО ДВОРЕ

– Доигрываете?
– Года два-три вообще-то можно еще поиграть. Перерыв мне нынешний просто не нравится, травмировал колено и сижу вот. Только на тренировки хожу. Если буду нормальный футбол показывать, то еще побегаю.

– А что надо-то вам здесь, в Рязани, после долгих и успешных…?
– Да то же, что и тем людям, которые работают на одном заводе по 25 и более лет. Футбол – один огромный завод, без которого мне немножко не по себе. Иначе собрал бы вещи и укатил бы домой, к семье.

– Так вы упомянули о людях старой формации, которые зарабатывают на пенсию.
– У меня другое. Я же год сидел без дела. Знаете, как устал?! Нужно играть, потому как душа требует.

– А чем в этот год занимались? Или бездельничали?
– Вот именно. Ничего не делал, сидя в Белоруссии. У меня был действующий контракт с «Аланией», и я не имел права выступать за другой профессиональный клуб.

– Но форму-то поддерживали?
– А чего ее поддерживать? Договор через год заканчивается. Может, во дворе пару раз мяч погонял, и хватит.

– Говорят же: год простоя и все, вешай бутсы.
– А кто так говорит?

– Да практически все профессионалы.
– Тит (Егор Титов – прим. ред.) же вернулся. Слышал, что, дескать, тяжело ему это дается, но ведь человека даже в сборную вызвали. В его годы, считаю, проблем быть не должно с возвращением. Егору все-таки не за тридцать.

– Думаете, возраст – главное? Не характер?
– Не задумывался. Одно время мысль ко мне пришла, что вроде бы пришел мой черед менять жизнь. «Хватит, наигрался», – даже сказал это сам себе как-то. А потом увидел однажды вторую лигу и подумал: «А чем я, собственно, хуже? Рано…» Вот так здесь и оказался. А чего? Задача имеется, команда стоящая… Люди в низших лигах и до сорока выступают.

И ЧТО ВО МНЕ РОМАНЦЕВ НАШЕЛ?

– Российскую премьер-лигу давно видели?
– Регулярно смотрю по ТВ.

– И как она вам, оглядываясь назад? Ничего там не забыли?
– Да вообще-то есть ощущение, что недоиграл я там. Не особо серьезно я к своей карьере относился. Слабину в какой-то момент дал.

– И в какой же?
– Так и не вспомнишь. Когда у тебя все хорошо, то и распускаешься. А потом вдруг чувствуешь, что тяжелая полоса пошла… И собраться уже трудно. Наверное, когда игроком основного состава являлся, то стал иметь проблемы. Не ощущал никакого давления со стороны, никакой конкуренции.

– В «Спартаке», имеете в виду?
– Почему? Там-то как раз всегда конкуренция имелась. Романцев кого угодно мог усадить на лавку и равноценным заменить. Выигрывали даже без Титова, Тихонова или Цымбаларя.

– А ваша правофланговая связка с Парфеновым легко заменялась?
– Тогда удачная полоса мне сопутствовала. Да и Диме тоже. Друг друга дополняли, и как красиво все у нас получалось! Может, и тот период сыграл свою негативную роль: все получалось, и мысли о прогрессе, обо всем дальнейшем отходили на другой план. Очень далекий план.

– Способности Баранова на поле как можно описать?
– Всего понемножку. Дриблинг? Ну, может, моментами что-то похожее я демонстрировал. Игру на пять ходов вперед не видел. Чем-то особенным, в общем, не отличался. Если команда играет, то любого в нее поставь, и картины он не испортит. Так было со мной в «Спартаке». Не знаю, чего Иваныч (Олег Романцев – прим. ред.) во мне разглядел. Может, просто посчитал, что лишним не буду?

– Сам Романцев что вам говорил?
– «Играй в свою игру, а другие разберутся. Не смотри на остальных, не смотри на стенки, ничего не придумывай», – вот его слова. Простые, в общем-то, слова. Но так было на первых порах, с опытом я постепенно вошел и понял спартаковскую специфику. Да и я ж правым хавом был, у которого задача проста – отдал-открылся-подал-забили… В лучшем случае, сам пробил.

– Подавали вы много. Самый выдающийся навес – тот, что поспособствовал торжественной победе над лондонским «Арсеналом»? Последней, к слову, грандиозной победе «Спартака»…
– Вы думаете, я помню свои навесы? Выиграли – и хорошо. За год простоя я все подзабыл – и плохое и хорошее.

КОГДА ВЫГОНЯЮТ, МНОГОЕ ЗАБЫВАЕШЬ

– Так просто – и всего за какой-то год?
– Когда тебя выгоняют из команды, ты многое забываешь.

– И каким образом от вас избавились?
– Юран с Чернышовым подошли и сказали: «Ты не подходишь под модель игры «Спартака». Выгнали самым натуральным образом.

– «Не подходить под…» – это означает «выгнали»?
– Интересно, я пять лет вписывался в эту модель, а Юран с Чернышовым, побыв в «Спартаке» два месяца, посчитали, что не вписываюсь…

– Новый тренер, новые взгляды…
– Так я один им почему-то не подходил! Из остальных-то никого не освободили.

– Но к тому времени Баранов не раз выставлялся на трансфер.
– Да никакой это не трансфер! Просто переводили в дубль. В воспитательных, скажем, целях. Провинился – наказали. Все просто.

– Тем не менее в «Спартаке» обретается невероятная уверенность. Много ее еще осталось?
– Стараюсь играть на победу, не воспринимая даже ничьи. Что-то с тех пор и впрямь осталось.

– Чтобы несколько лет кряду выигрывать золото, наверняка нужно уметь как-то программироваться.
– Вот и программировались: выходим и рвем. Причем концентрация была именно на победе, а не на конкретном итоговом счете. Никто не прикидывал, дескать, играем сегодня с «Факелом», значит, будет 5:3 или 6:0… Устраивал любой положительный результат. А самое тяжелое, наверное, заключалось в выдержке тонуса от первой и до последней минуты. И скажу вам, было трудно. В любом матче.

– И часто не хватало этой выдержки?
– Бывали моменты. В этом плане практически все зависело от Романцева, именно он вырабатывал психологию у игроков. Олег Иваныч не занимался накачками, а спокойным голосом говорил: «Вы все равно лучше!»

– Убедительно звучала эта фраза из уст выдающегося наставника?
– Не только сама эта фраза, а вся романцевская подготовка. Что же касается слов, то он не твердил их, как попугай, а находил те выражения, которые требуются на конкретный матч.

– Это было связано с некими персоналиями в составе соперника?
– Иногда – да. Хотя персонально ни против кого мы никогда не играли. И выигрывали.

Я ПРОПАЛ ПО СОБСТВЕННОЙ ВИНЕ

– Во второй лиге тяжело не опуститься ниже нажитого уровня?
– Я травмирован, поэтому может быть всякое, так что стопроцентной уверенности не ощущаю. Сюда я пришел в «Рязань-Агро», которая ставит перед собой высокие задачи. То есть попал в команду с амбициями и уже по ходу турнира понял, что должны побеждать. Но далее начали случаться различные игровые нюансы, которые вносили коррективы, в том числе, в мою уверенность. В вышке все было намного определеннее. Порвать-то можно и конкретного игрока, стелиться под него, связать его, однако не факт, что команда в результате победит. И часто ведь такое случается. Немаловажно, чтобы и болельщики оставались довольны.

– Действительно это немаловажно?
– Конечно! Неприятно, наверное, когда тебя матом кроют с трибун. А если рядом твои родственники…

– И все-таки, почему футбольный бомонд покинули столь неожиданно?
– Верно, быстро и неожиданно. После «Спартака» мимолетно пролетела «Алания». И все, пропал я, можно сказать.

– Во Владикавказе схлестнулись с главным тренером Тедеевым?
– Да. Повысил он на меня голос, и я это не принял, выдав ему, что он не прав. Хотя на самом деле не прав тогда был я. По прошествии времени понимаю, что ничего серьезного нет в том, что наставник, имея причину, начинает говорить с тобой на повышенных тонах. Он же не оскорблял меня. А если футболист приезжает, зарабатывает деньги и не выкладывается на поле, то сами понимаете реакцию руководства.

– В вас, может быть, эмоции противостояния «Спартака» и «Алании» взыграли? По другую сторону баррикад когда-то все же находились.
– Да нет, конечно. Мы с Тедеевым в великолепных отношениях поначалу пребывали. И какое может быть противостояние, когда меня приняли в эту команду, подобрав фактически на улице? Но все это в прошлом.

– Сами-то часто грубили на поле?
– Всякое бывало. Конечно, и грубил, и вспылить мог… Но это же игра, я не могу по-другому. Захлестывает меня футбол. Правда, после матча подходил и извинялся. Друзей все-таки много на поле, все мы одним делом занимаемся, поэтому и эмоциям волю даем, и понимаем потом эмоции друг друга. Нельзя же, к примеру, проиграть 0:5 – и сю-сю-ля-ля! Обнялись, и по домам? Никому такая команда не нужна.

– Не раз приходилось слышать и о фирменных барановских шутках на грани фола.
– Гм… Некоторые не сразу приспосабливались. А кто-то и сразу понимал мой юмор. Вообще, думаю, другие лучше ответят на этот вопрос.

ДОСЛОВНО
– В 90-е «Спартак» был дружным коллективом на поле и за его пределами. Все русскими тогда были. Из иностранцев лишь Брат (Робсон – прим. ред.), Чуня (Тчуйсе) и Маркао… Хотя нет. Они тоже русские. Конфликтов – никаких. На тренировке могли заехать по ногам, поматериться, а на следующий день в гости идем вместе. Первые года три-четыре играть в «Спартаке» было сплошным удовольствием. А потом пошли напряги, скандалы… Шквалом повалили новые футболисты, на каждый сбор по пятьдесят новичков! Привозили много «добра», а играли одни и те же, что прежде. Но и этого уже не стало.

Источник - http://www.football-hockey.ru/
0
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.