17 мая 2015, 13:30, Чемпионат России 2014/2015, 28-й тур
0 : 4
ФК цска
15 мая 2015, 23:42 ФК Спартак 12

"Кого бы из "Спартачка" к нам перетянуть?"

В канун главного дерби страны "Спартак"- цска UEFA.com напоминает о том, что отношения этих команд не всегда были столь воинственными, как сегодня. В воскресенье "Открытие Арена" примет одно из последних дерби сезона: "Спартак" - цска. В новейшей истории российского футбола это главные антагонисты. Контакты между клубами носят формальный характер, взаимные переходы футболистов не представляются возможным. Между тем отношения между армейцами и красно-белыми далеко не всегда были столь натянутыми. Игроки и тренеры дружили с коллегами из "стана противника". Об этом и многом другом свидетельствуют факты, найденные UEFA.com в футбольной литературе.

Игорь Рабинер, "Спартаковские исповеди" (воспоминания Никиты Симоняна):
Отношения между поклонниками "Спартака" и ЦДКА были нормальными. Главным врагом и для одних, и для других были московские динамовцы. Многие спартаковские и армейские игроки тоже дружили, - я, например, с Башашкиным (в пору, когда он играл за "команду лейтенантов" , Деминым, Николаевым. И в "Спартак" Бобров с Башашкиным шли с охотой, не из-под палки. Хотя это тоже были переходы по разнарядке: их отправили к нам, других игроков ЦДКА и ВВС - в другие команды.

Игорь Рабинер, "Спартаковские исповеди" (воспоминания Геннадия Логофета):
В 62-м году Соловьев, тренер, подзывает и говорит: "Ген, я сейчас принимаю цска и вижу тебя на месте правого защитника в своей команде. Переходи!" И сразу пообещал квартиру в центре Москвы, которую тогда давали только женатым, а я еще холостой был. Я ответил: "Как вы думаете - я за цска буду так же биться, как за "Спартак"? Я же, играя за цска, никогда не буду так отдаваться - всей душой, всем сердцем. Потому что это противники. Пройдут два года службы, и я тут же вас покину". Соловьев был мудрый человек. Поблагодарил, что я честно ему это сказал, и вычеркнул меня из "генеральского призыва".



Константин Бесков, "Моя жизнь в футболе":
Осенью 1980 года в команде пронесся слух, что Хидя [защитник "Спартака" Вагиз Хидиятуллин] собрался в цска. Якобы над ним, как дамоклов меч, навис призыв на военную службу, и он решил ускорить события, чтобы, отслужив, скорее вернуться в "Спартак"... Годы, проведенные в армейской команде, не принесли ему лавров. Жаждущий играть "в своей стихии", он в конце концов возвратился в "Спартак"... Так мы вернули Большому футболу, сборной незаурядного игрока. Поверили ему, а он свое слово сдержал.

Лев Филатов, "Возвращение":
[Прославленного наставника ЦДСА послевоенных лет Бориса] Аркадьева на поле я не застал. А было любопытно узнать, какой он игрок. Расспрашивал Николая Петровича Старостина. Он говорил, и улыбка не сходила с его лица - ему было приятно вспоминать далекое былое: "Меня, правого крайнего, он, левый полузащитник, не раз держал. Жестко играл, хорошо бегал, высоко поднимая колени. Бывало, сталкивались, что-то он мне намеревался сказать в пылу, но, так как он слегка заикался, я отбегал, не дождавшись, и так и не узнал его мнения о наших молодых единоборствах".

Никита Симонян, "Футбол - только ли игра?":
Дело происходит в Сухуми. Идут дожди, раскисло футбольное поле. Предстоит матч с командой ЦДСА, которая тренируется здесь же, в городе. Николай Петрович [Старостин] съездил на их контрольную игру и излагает свои впечатления: "Грустно, ребята, но у нас шансов нет. Никаких! Понесут вместе с грязью эти армейцы... Вместе с грязью! Гринин с Петровым так прямо и заявили: "Ваших мотыльков, Николай Петрович, растопчем!" Через несколько дней мы вышли на матч с ЦДСА и выиграли, не пропустив ни единого гола. "Ну как, Николай Петрович, - спрашивает его Сальников. - Понесли вместе с грязью?" "Я же честно думал, они вас сомнут. А вы молодцы, ничего не скажешь". Так и не признался, что сознательно нас подзавел.

Команда ЦДКА заканчивала тренировку, а спартаковцы начинали, уже вышли на поле, на разминку. На трибуне был маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов, страстный любитель футбола. Приехал, видимо, взглянуть на свою армейскую команду. Бобров, пробегая мимо, остановился: "Товарищ маршал, вот мы тут сейчас присматриваем, кого бы из "Спартачка" к нам перетянуть. И вы присмотритесь, кому из них пойдут погоны. Призовите в свои ряды в случае чего". Воронов весело рассмеялся: "Хорошо, хорошо, непременно, Всеволод Михайлович, присмотрюсь".



Андрей Старостин, "Повесть о футболе":
Федотов мужал с каждым годом. В 1940 году, играя в команде ЦДКА на месте центрального нападающего, он поехал в составе усиленного "Спартака" в Болгарию, где произвел на многочисленных зарубежных обозревателей впечатление "яркой звезды международного класса", не уступающей по своему дарованию и мастерству "самому Пиоле". В то время Сильвио Пиола, игравший центрального нападающего за сборную команду Италии, был так же популярен, как Пеле сегодня.

Теперь он [Григорий Федотов] тренер армейской команды мастеров, приехавший посмотреть подрастающую молодежь, новое поколение советского футбола. В буфете гостиницы [в Тбилиси] мы выпили с ним по стакану вина и расстались. Встретились опять только через несколько дней в спартаковском автобусе, отвозящем команду, которая возвращалась в Москву, на железнодорожный вокзал.

Ранним ноябрьским утром прибыв в Москву, Николай Старостин, Григорий Федотов и я поехали с Курского вокзала домой. Нам было по пути, в район Сокола. Проезжая мимо "Метрополя", Григорий, к этому времени заметно физически ослабевший, предложил: "Может, в "Центральные?" Спортсмены верят, и не напрасно, в целебные свойства бань. Но было рано, бани еще не открывались. Я отложил парилку до лучших дней. К сожалению, они не наступили. В сумерки этого же воскресного дня мне позвонил по телефону Николай и как обухом ударил по голове: "Умер Григорий Федотов!"

Через несколько минут мы с Николаем стояли в столовой у дивана, на котором бездыханно лежал великий футболист. Фоном этой безмерно горестной картины были серебряные призы и кубки, завоеванные их обладателем на бесчисленных стадионах, на которых он дарил столько счастья и радости людям.



Олег Логинов, "цска. Жизнь или смерть?":
Федотова специалисты отметили еще в 1937 году, когда он выступал за ногинский "Металлург". Когда "Металлург" приехал на матч в Москву, взглянуть на игру подающего большие надежды форварда пришли многие, и не обманулись. Николай Старостин также был очевидцем дебюта Федотова в столице и позже писал: "Все подкупало в этом игроке: пружинисто-припадающий бег, мощь, скорость, прыжок и подчеркнуто элегантная техника. Все это говорило, нет, кричало во весь голос, что перед нами драгоценный самородок Шаляпин в футболе".

Источник: http://ru.uefa.com
–46
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.