17 июня 2015, 23:33 ФК Спартак 14

«Фетисов однажды едва не сорвал сделку, а потом отказался нам платить». Как продавали спортсменов

Всего 28 лет назад каждый наш спортсмен, отправлявшийся играть за рубеж, получал за труды строго фиксированные деньги, остальное забирало государство. Для чего был создан «Совинтерспорт». Удивительно, но эта организация дожила до наших дней! А глава совета директоров Михаил Никитин прекрасно помнит, как «продавал» Дасаева и Заварова...
КАК ТОРГОВАЛСЯ ЛОБАНОВСКИЙ
-- Михаил Леонидович, когда государство начало «торговать» спортсменами?
-- В 1987 году по решению Совмина СССР при Госкомспорте создали внешнеторговое специальное объединение «Совинтерспорт». С монопольными правами направлять на работу за границу тренеров, игроков, спортивных врачей. Мы предложили сотрудничество всем федерациям и клубам. Привлекли иностранных агентов. За короткое время в 40 странах мы заключили 1200 контрактов.

-- Помните первую сделку?
-- Началось все с продажи киевского динамовца Александра Заварова»Ювентусу». Когда на переговоры прилетели представители «Юве», мы не знали, от какой ценовой печки танцевать. Итальянцы предложили 1 миллион долларов. Сумма вроде приличная, но… мы отказались. Гости увеличили ставку до 1,5 миллионов. Мы позвонили в Киев Лобановскому. Валерий Васильевич дал команду без него ничего не подписывать. Наутро он появился на переговорах и чуть ли не с порога объявил, что Заваров будет продан за 5 миллионов. Для туринцев это был нокаут. Но после долгих торгов они готовы были принять наши условия. Но Валерий Васильевич приготовил им еще один сюрприз: «Вы затянули переговоры. За это время мы могли продать Заварова и дороже. Надо бы к 5 миллионам добавить автобус для команды, экипировку, телевизор». Итальянцы раскошелились еще на 200 тысяч долларов. А мы увидели в великом тренере и великого бизнесмена: Лобановский хорошо знал мировой футбольный рынок и для него не было секретом, сколько стоят зарубежные топ-игроки.

-- Как «распилили» 5 миллионов?
-- 50% были перечислены в Госкомспорт, 4% -- в «Совинтерспорт», 5% получил Заваров. Остальные 41%, то есть чуть больше 2 миллионов, пошли в клуб.
Затем продали в «Севилью» московского спартаковца Рината Дасаева. Испанцы заплатили 2 миллиона долларов. Для вратарей это была самая высокая цена.

КАК СУДИЛИСЬ С МАЛКОВИЧЕМ
-- В это же время за океан полетели и хоккейные звезды?
-- Первопроходцами стали Фетисов, Макаров, Ларионов и Крутов. Ими интересовались «Нью-Джерси», «Калгари», «Детройт» и «Ванкувер». Клубы не возражали, только цска не отпускал офицера Советской Армии Фетисова. Канадцы предложили всей четверке контракты по 1 100 000 долларов. Нас это устраивало. Но Фетисов тогда едва не сорвал сделку. Правда, она все же состоялась -- но с большими потерями. За невыполнение предварительной договоренности «Ванкувер», «Калгари» и «Детройт» снизили контрактные ставки до 750 000 долларов. Интересно, что Фетисов в Нью-Джерси сам подписал контракт не на 1 100 000 долларов, а лишь на 250 000.

-- Так контракты экс-армейцы все-таки подписали?
-- Да, вся четверка подписала контракты – на 1 млн. 100 тыс. долларов каждый. При том, когда Фетисов ушел от нас в детский фонд к Каспарову и отказался платить комиссионные спорткомитету, цска, федерации и нам, хотя мы добились для него тех же условий, что и для его друзей, мы не получили за свои услуги ни цента из 4-процентных комиссионных. Свой отказ Вячеслав Александрович мотивировал тем, что доллары он заработал своим горбом и делить их ни с кем не желает. У истории Фетисова было детективное продолжение. В Америке он решил повторить с американским адвокатом Малковичем тот же финт -- не платить ему комиссионные. Условия Малковича были – 20% от контракта. Притом Макаров, Ларионов и Крутов были готовы рассчитаться с американцем на его условиях. Но мы посоветовали им не торопиться. И вскоре наши люди убедили Малковича снизить комиссионные с 20 до 6 процентов. Но Фетисова и это не устраивало. Однако и Малкович не хотел терять деньги. Вернувшись в Америку, он заблокировал банковский счет Фетисова и подал на него в суд. Только тогда Вячеслав Александрович обратился к нам за помощью. Я поехал на суд в Америку. Мы выиграли дело, Фетисов вернул Малковичу долг, а тот отказался от претензий к российскому защитнику. В суде я поклялся на Библии говорить только правду. После чего более часа отвечал на перекрестные вопросы адвокатов Малковича и Фетисова. И теперь могу признаться, что в чем-то приходилось брать грех на душу, представляя Малковича не белым и пушистым, а мошенником, обманувшим не только Фетисова, но и Макарова, Ларионова, Крутова. Хотя у этой тройки тогда претензий к Малковичу уже не было.

-- Финансовые проблемы были и у Крутова?
-- Да, он нарушал режим, играл нестабильно, и вскоре контракт с ним был досрочно расторгнут без неустойки. А его жена Нина поссорилась с женой президента клуба, что скорее всего сыграло более важную роль в разрыве, чем ухудшение игры мужа. Но мы через два суда добились, чтобы «Ванкувер» выполнил все обязательства. Первый суд был в Стокгольме, где я опять выступал свидетелем. И тут у нас нашлись друзья, раскопавшие в биографии президента давний грешок. И на первом же заседании наш адвокат рассказал присяжным о том нечистоплотном поступке и доказал, что такому человеку верить нельзя. Тот сдался. Тяжба по личному контракту прошла сложнее. Нам надо было добиться выплаты неустойки за несыгранные матчи. Президент же, в свою очередь, не хотел платить за несделанную работу. Нам помогли два канадских адвоката, которые за 10% от неустойки повернули дело так, что он отказался от своих претензий к Крутову.

-- А с вами из-за денег хоккеисты судились? Фетисов в своей книге «21-й век» написал, что Макаров и Ларионов получали по контрактам меньше, чем защитник Стариков, приехавший в США не по линии «Совинтерспорта».
-- О зарплате Старикова ничего сказать не могу. А вот у Макарова, Ларионова и Крутова Госкомспорт СССР удерживал половину от контракта («Совинтерспорт» получал 4%). Но эти проценты были взяты из специальной инструкции Совмина СССР. Для всех специалистов, работавших за рубежом, была разработана сетка зарплат. Позже через Госкомспорт мы добились повышения зарплаты. Заваров, например, начал с 5%. Затем перешагнул на 20%. А через некоторое время – и на 50%. И в конце вообще платил только комиссионные. Росла зарплата и у хоккеистов.

КАК СТРАХОВАЛИ ЧЕРЕНКОВА
-- С тренерами была похожая ситуация?
-- Валерий Непомнящий через нас ездил работать в Камерун, Южную Корею, Турцию, Китай. Везде у него были положительные результаты, но в Турции из-за местных интриг возникли неприятности. Итог -- досрочный разрыв контракта с нежеланием хозяев клуба выплатить неустойку. В качестве свидетеля на суде вновь оказался я. И доказал, что в составленном нами контракте нет ни одного пункта, доказывавшего вину Непомнящего. Валерий Кузьмич сполна получил деньги, предусмотренные в договоре.

-- А были ли случаи, когда спорные вопросы решались не в суде, а в кабинете?
-- Один такой случай связан был со спартаковцами Родионовым и Черенковым. Они играли в парижском «Ред Стар». Когда французы заинтересовались этими русскими, мы знали, что у Федора есть проблемы со здоровьем. И уговорили клубы составить на Черенкова и Родионова один общий контракт на 700 000 долларов. Это было подстраховкой на случай ухудшения здоровья Федора. Увы, через год оно действительно резко ухудшилось.
Черенкову стало трудно переносить высокие нагрузки. «Ред Стар» говорил о расторжении контракта. Но как это сделать, если два футболиста связаны одним договором? Родионов – любимец президента клуба. Николай Петрович Старостин через «Совинтерспорт» предложил французам провести в Париже матч «Ред Стар» -- «Спартак». А деньги за продажу билетов передать парижанам, что стало бы возвращением спартаковцами долга за досрочный отъезд Черенкова. Хозяева «Ред Стар» приняли это предложение. И ненужная информация о причине быстрого отъезда Черенкова из Парижа в газеты не просочилась.

-- Сейчас вы спортсменов не продаете?
-- Нет. Проводим турниры для разных возрастов.

Источник: http://www.sovsport.ru
+65
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.