21 июня 2015, 11:45 ФК Спартак 16

Сергей Шавло: Могут ли в "Спартаке" появиться новые бразильцы? Почему нет?

В трансферные компании, как обычно, ходит немало слухов по поводу приобретения тех или иных футболистов. А в «Спартаке» сейчас к тому же произошла и смена главного тренера, что порождает немало дополнительных разговоров на тему будущих приобретений. И, учитывая, что Дмитрий Аленичев намерен вернуть спартаковцам зрелищную игру, раздаются голоса о возможном появлении в составе южноамериканцев. Пока же в «Спартаке» только один бразилец – Ромуло, хотя в стартовом матче минувшего чемпионата на поле выходили и Кариока, и Барриос. Но, затем они уехали в аренду. Барриос в итоге оказался в Бразилии, а Кариока как, по-моему, не горел раньше, так не горит и сейчас желанием возвращаться в «Спартак». Почему же они не задержались в нашей команде?

Южноамериканские футболисты, конечно, люди разные. Но тут очень многое зависит от того, откуда приезжал игрок. Барриос попал в «Спартак» через Европу. То есть, он уже подтвердил свое реноме там, играя за «Боруссию». И был одним из ведущих футболистов клуба. Потом поехал за деньгами в Китай, там ничего у него ничего не получилось, и он приехал к нам. А вот Кариока был одним из ведущих полузащитников Бразилии. На момент перехода в «Спартак» - совсем еще молодым игроком. Так что его брали на перспективу. Но поставить Кариоку в рамки той игры, какую требовал «Спартак», так и не удалось. Одни матчи он проводил на хорошем уровне, другие – ниже своих возможностей. А поскольку Кариока приехал к нам не через Европу, а прямиком из Бразилии, он только в «Спартаке» почувствовал, что многие его бразильские штучки здесь не проходят. Поясню, о чем я веду речь.

У себя дома бразильцы играют для зрителей и могут выкидывать различные трюки, которых ты и не ждешь. В Европе такие вещи не приветствуются, поскольку эти «фокусы» могут чередоваться с ошибками, которые используют соперники. Европейский футбол более организован и дисциплинирован. Кариока же привык чувствовать себя на поле бразильцем и действовать не по принятой в Европе тактической схеме: если ситуация складывается так, то ты должен действовать так, если иначе – то так… Есть определенные каноны, отступление от которых не приветствуется. А его нередко тянуло сыграть по-своему, в нарушение существующих правил. Потому он и потерялся. Кариока дебютировал в «Спартаке» в неполные 20 лет. Потом очень быстро уехал назад на родину в аренду, потом опять вернулся, а в 2013-м продлил контракт со «Спартаком» до 2017-го…

На моей памяти это был уже не первый бразилец, который, приехав прямо из Бразилии, очень быстро начинал плакать по родной стране. Мы скучаем, туда-сюда… Начинались какие-то сказки-пересказки про семью, про непривычные погодные условия. Короче говоря, хотели, чтобы их опять отпустили домой. Вот и сейчас Кариока играя в Бразилии, опять говорит, что не хочет возвращаться в Россию и намерен остаться в родных условиях. Говорили, что Кариока был любимцем Карпина. Но дело в том, что в этом игроке видели хорошие качества многие специалисты. Однако есть в нем качества и другие. Если ты играешь не дисциплинированно, тем более находясь сзади, ближе к своим воротам на месте опорного, какие-то вольности на поле позволять нельзя. Либо ты должен всегда отдавать себе отчет в том, что эти экспромты на сто процентов пройдут без ущерба для команды.

Есть ли сейчас смысл биться за Кариоку? Это, конечно, должны решать новые тренеры «Спартака». Но нельзя не учитывать, что у нас в центральной зоне есть Ромуло, Глушаков, молодой Тимофеев, взяли Попова, который, правда, может сыграть и на фланге. Однако главное скорее даже в другом: Кариока сам не хочет возвращаться в «Спартак». И какой тогда смысл его везти в команду насильно? Вопросы есть. Возможно, зайдет речь о его продаже. У Барриоса тоже не получилось того, что от него требовалось. В аренде во Франции он заиграл, но тоже не сразу. Постепенно вошел в команду, стал забивать, выбился в главные бомбардиры, попал опять в сборную Парагвая. Остаться во Франции не удалось, хотя он был согласен и на понижение зарплаты. Зато теперь получилось перейти в бразильский «Палмейрас», где ему все-таки более знакомая атмосфера, нежели в Европе и тем более в России.

Я работал с южноамериканцами, а точнее с бразильцами, будучи генеральным директором «Спартака». Был у нас Веллитон, которого и брали при мне, а также Моцарт. И, если Моцарт (помните пример с Барриосом?) пришел из Европы, точнее из Италии, он и смотрелся профессионалом, лидером команды. В Италии он поиграл несколько лет, хотя и не в самой лучшей команде. Но был капитаном, что для итальянских клубов – достаточно редкая вещь и большая честь для любого иностранца. Там капитанскую повязку надо заслужить. Моцарт пришел к нам как лидер. Мы его брали в опорную зону. Он, в целом, я считаю, отыграл за «Спартак» достойно. И, когда он еще оставался в Москве, много подсказывал и другому бразильцу – Веллитону, много его контролировал. Когда же Моцарт ушел, а случилось это весной 2009-го, дела с Веллитоном у нас пошли хуже.

Веллитон, в отличие от Моцарта, наоборот напрямую появился в «Спартаке» из маленькой бразильской команды «Гояс». Москва, конечно, его сразу ошарашила. Парню было всего 20, и он сходу попал в этот огромный мир из заштатного бразильского городка. Федотов и Черчесов стали его постепенно вводить в состав, Веллитон начинал наигрывать связи и понемногу стал лидером нападения, начиная с 2010-го года. И, если бы он не валял дурака, мог бы забить и еще больше. К сожалению, мы его потом потеряли. Где-то вожжи были отпущены, и он постепенно стал играть все хуже.

Так что бразильцы люди разные. В 2009-м в «Спартак» пришел Алекс и отыграл супергод. Мы все были в восторге, думали, что наконец-то нашли прекрасного игрока. Он мог вести игру, забивал. Но тут в историю вмешались иные обстоятельства – домашние. Семья, это все-таки главное, поэтому я считаю, что наше руководство поступило правильно, отпустив Алекса домой.

Говорят, что бразильцы очень любят деньги, а остальное их волнует меньше всего. Не соглашусь с этим. Деньги любят все. Просто ты с ними чувствуешь себя увереннее. Другое дело, что у наших бразильцев не всегда получалось выполнять свои обязанности профессионально. Такие же разговоры о любви к деньгам шли и по отношению в игрокам из бывшей Югославии. Перед подписанием контракта они могли творить настоящие футбольные чудеса, а как только договор с клубом оформлен, они начинали валять дурачка, прекращали нормально тренироваться. Игрока просто переставали узнавать. Поэтому многие специалисты, менеджеры перед подписанием контрактов с игроками из того региона аккуратно говорят: вы смотрите, возможно всякое... А у бразильцев футбол в крови, они любят возиться с мячом.

Могут ли появиться новые южноамериканцы в «Спартаке»? Почему нет? Дмитрий Аленичев сам поиграл в Европе с бразильцами в «Порту», знает язык, характер, менталитет, болевые точки этих футболистов. Знает, как с них требовать. И в этом преимущество Аленичева. Но в «Спартаке» никогда не было много бразильцев. Пара – не больше при Романцеве, при мне. При Карпине – два-три. Перебор не допускался. А так – бразильцы, конечно, вносят свой колорит, поскольку на поле они выдумщики, могут принимать нестандартные решения, их, как правило, любят зрители. И, когда у бразильцев все складывается хорошо, они становятся кумирами.

http://www.bobsoccer.ru
+61
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.