21 июня 2015, 16:05 Стадион 49

Muse показали, как надо играть "Спартаку"

В пятницу вечером знаменитая английская рок-группа дала грандиозный концерт на стадионе "Открытие Арена". Корреспондент "СЭ" тоже был там – и не мог не написать репортаж.

Обгоняя друг друга, сотни людей неслись через футбольное поле "Открытие Арены" со скоростью, которой позавидовал бы и Квинси Промес. Они прибыли к воротам спартаковского стадиона за много часов до времени, когда был открыт допуск зрителей, поскольку стремились занять места получше – в первом ряду. Вожделенная передняя линия находилась на газоне прямо перед границей штрафной площади, вбежать в которую на этот раз было невозможно – там стояла сцена. Первый в истории концерт на стадионе "Спартака" собрал 36 тысяч зрителей, приехавших в Тушино ради Muse – одной из главных рок-групп мира.


Muse множество раз собирали аншлаги на сольных концертах на "Уэмбли", "Стад де Франс", римском "Стадио Олимпико", "Амстердам Арене" и других самых знаменитых футбольных аренах мира. Своей рекордной концертной аудитории (с учетом телезрителей) английские музыканты также обязаны спорту. Более миллиарда зрителей смотрели, как в июне 2012 года лидер Muse Мэттью Беллами наяривал на фортепиано с гитарой через плечо, а затем ударил по струнам, исполняя на открытии лондонской Олимпиады свою песню Survival – официальный гимн тридцатых летних Игр.

Ни у одной рок-группы мира нет такого огромного, как у Muse, количество наград за лучшие живые выступления. Так что эти были идеальные гости для дебютного концерта на спартаковском стадионе. Английское трио в этот вечер было хедлайнером фестиваля Park Live. Впрочем, все прочие участники рок-фестиваля не очень-то интересовали публику: подавляющее большинство зрителей пришли только ради Muse. Многое в этот день проходило впервые для "Открытие Арены". Например, в стадионных кафе продавался алкоголь, что запрещено на спортивных мероприятиях. А на футбольное поле пробрались несколько тысяч людей одновременно – но не в порыве радости от выигранного "Спартаком" титула. Этого пока придется несколько подождать, а пока над футбольным полем люди прыгали согласно всем требования безопасности – специальное защитное покрытие надежно укрывало газон. Тревожно было разве что за отдельных огороженные от зрителей участки поля, где прямо на траве стояли высокие металлические конструкции со звуковыми колонками. Но на следующий день эти участки поля ничем не отличались от остальных.

Футбольное поле оказалось поделено на фан-зону – ближе к сцене и с более дорогими билетами – и на обычный партер. В обоих зонах было теснее, чем в метро в час пик. Просторная сцена стояла в том числе и поверх памятнику братьям Старостиным. Разумеется, футбольные ворота в этот вечер вынесли куда подальше. А закрытая сценой заворотная трибуна, на которой находится спартаковский фан-сектор, оказалась в этот раз единственным свободным местом на стадионе. Три остальные трибуны выглядели заполненными процентов на 70, но это совершенно не значило, что на свободные места не проданы билеты. Просто многие предпочли смотреть концерт в проходах между секторами и в буфетах. Последнее было сложно понять тем ребятам, что по несколько часов стояли под дождем, чтобы занять в фан-зоне место поближе к сцене.

Музыкальная публика сильно отличается от футбольной, так что подавляющее большинство зрителей оказались на "Открытие Арене" в первый раз. Об этом было легко судить просто по случайным репликам людей – они пребывали в полнейшем восторге от уровня стадиона, щедро расточая комплименты, для которых не хватало цензурных слов и выражений.


Для испанского корреспондента "СЭ", приехавшего на концерт в Москву, первое посещение спартаковской арены тоже оказалось легким культурным шоком. Стадионов такого уровня комфорта в Испании просто нет. Посоревноваться в степени удобства со спартаковским стадионом может разве что новый "Сан-Мамес" в Бильбао – но в итоге он все же уступает арене в Тушине.

Также приятно удивила отличная работа стюардов – исключительно вежливых людей в лучшем смысле этого выражения. Сотрудники, контролировавшие проход зрителей на стадион и безопасность внутри, не забывали здороваться, желать всем приятного вечера и говорить "спасибо". А больше всех добрых пожеланий получал ходивший по ресторанному комплексу стадиона Виктор Гусев, вслед которому постоянно неслось: "Эй, Виктор, берегите себя"!

Но стоило Muse начать играть, как себя не берег уже никто. Возможно, даже Гусев. Десятки тысяч людей массового сходили с ума от восторга от несшегося со сцены потока энергии и драйва – как и на любом другом концерте Muse. Беллами со товарищи не умеют халтурить и каждый концерт играют как последний.

Однажды на итальянском телевизионном шоу музыкантов Muse попросили сыграть под фонограмму – они долго отказывались, но когда на них надавали контрактными обязательствами и буквально заставили выйти на сцену, но они нашли выход из ситуации – обменялись инструментами и показательно валяли дурака. Оказавшийся у вокального микрофона барабанщик нарочито открывал рот невпопад, пока вокалист махал барабанными парочками мимо тарелок. И только суровый басист играл как ни в чем не бывало, потому что он басист. Кстати, Крис Уолстенхолм известен не только как автор и исполнитель феноменальных басовых партий, но и как большой любитель футбола – он частенько приглашает фанатов группы погонять с ним мяч, а также является заядлым фанатом клуба "Ротерем Юнайтед" из чемпионшипа.

А вот фронтмэн Muse Беллами больше известен как фанат Сергея Рахманинова – и не стесняется цитировать в своих песнях целые отрывки из сочинений русского композитора, не забывая при этом упоминать о Рахманинове в своих интервью. Российские фанаты Muse придумали для Беллами русское имя – Матвей Колокольчиков. И часто дарят ему весьма оригинальные подарки. Так, автору этих строк как-то довелось скидываться для покупки для Беллами телескопа. 
Причем такой мощности, о которой могут лишь мечтать в ведущих астрономических лабораториях отдельных стран. Просто тема космоса стала затрагиваться в текстах песен Muse все чаще, и что для поддержания творческого вдохновения Матвея Колокольчикова требовался действительно хороший телескоп.

Беллами играл в этот вечер на позиции Сергея Паршивлюка – располагался по правому флангу сцены, но успел отрабатывать такой объем технико-тактических действий, что и не снился некоторым футболистам "Спартака" по итогам сезона-2014/15. И всех их соперникам тоже. Басист Уолстенхолм тоже получил уникальный опыт: он смог почувствовать себя в роли Дмитрия Комбарова. Именно с левого края поля мистер Уолстенхолм разрывал на кусочки сердца поклонников своими мощнейшими гитарными рифами. Ну а на последней линии, словно Артем Ребров, трудился барабанщик Доминик Ховард.


Как и полагается на спартаковском стадионе, салют из конфетти и лент на концерте был красно-белым. Традиционное для концертов Muse увеселение – выбрасывание в толпу фанатов огромных воздушных шариков – смотрелось весьма впечатляюще под лучами прожекторов, скользивших по трибунам и верхним ромбам фирменной "чешуи" спартаковского стадиона. Хлопнуть эти шары не так-то просто – в идеале таким умением владеет только сам Мэттью Беллами, разрывая шары грифом гитары с разбегу, продолжая при этом играть сложнейшие партии.

Главным минусом концертов на футбольных стадионах считается сложность выстраивания звука, но звукорежиссерам Muse удалось наладить звук так, что в восторге от его качества были и посетители фан-зоны, и обитатели трибун. Пожалуй, единственным неприятным моментом показалось лишьто, что зрителей выпускали со стадиона отдельными партиями, и некоторым пришлось подолгу оставаться на трибунах после концерта. Но это уже чисто российская особенность. Корреспонденту "СЭ" доводилось бывать на выступлениях Muse на куда более вместительных аренах – парижском "Стад де Франс" и барселонском Олимпийском стадионе, и там зрителей ни на секунду не задерживали после окончания концертов. Равно как и не было никаких шеренг сотрудников полиции, типичных для московских массовых мероприятий.

На подходе у метро "Тушинская" довелось увидеть, как приехавшие на концерт американские фанаты Muse впали в полнейший шок, обнаружив в полицейской шеренге лошадей. Один из американцев попытался сфотографировать полицейского коня, но фотосессия была прервана самой лошадью, решившей полизать фотографа. Американцу пришлось спасаться бегством.

Восстановление стадиона после нашествия музыкальных фанатов прошло на удивление быстро. Приехав на "Открытие арену" на следующий день к обеду, автор этих строк обнаружил, что все горы оставшегося после концерта мусора уже убраны, кресла протирают уборщицы, а футбольное поле обрабатывали газонокосилками сотрудники ирландской фирмы, следящие за качеством травы. О концерте напоминали разве что последние остатки сцены, разбор которой был в разгаре. "Главное – не задеть Старостиных", – напоминал работникам хранитель спартаковских традиций Алексей Матвеев, директор музея "Спартака", открытие которого намечено на следующий год.

По стадиону уже вовсю активно шли увлекательные экскурсионные туры – "Открытие Арена" в ближайшие дни ждет своего десятитысячного покупателя тура по арене. Посмотреть тут действительно есть на что, даже без Muse. Особенно понравилась судейская комната, где для арбитров повешена фотография Николая Старостина. Дескать, "он всё видит".

Кстати, правнучка Николая Петровича приезжала на стадион в свадебном платье прямо из ЗАГСа – сфотографироваться у памятника братьям Старостиным. Количество свадебных туров на стадионе стремительно растет, как с гордостью сообщали сотрудники "Спартака". Ну а музыканты Muse уже были на пути в Санкт-Петербург – далее у них запланировано взятие "Петровского".
КАК "СПАРТАК" ПОМОГ MUSE

Футбольный клуб "Спартак" не ограничился только тем, что предоставил свой домашний стадион для концерта Muse, который стал одним из самым значимых музыкальных событий года в Москве. Красно-белые приняли непосредственное участие в организации шоу, помогли с реализацией билетов, совместно с ГУВД обеспечили безопасность на "Открытие Арене", а также внесли свой вклад в рекламную кампанию. 



+89
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.