Сегодня, 15 ноября, свой день рождения празднует grumpy! (новости) Написать поздравления!
5 : 1
ХК Трактор
13 декабря 2015, 17:34 ХК Спартак 2

Кирилл Корнилов: Установки Ржиги не забуду никогда

Мы уже рассказывали, что бывший хоккеист «Спартака» Артем Батрак осваивает новую профессию - телевизионного эксперта и комментатора. Но он оказался не одинок. НА КХЛ ТВ работает еще один бывший спартаковец - голкипер Кирилл Корнилов. Ему так и не удалось сыграть за основу ни одного матча, но воспитанник красно-белых оставил заметный след в молодежной команде «Спартака». Сегодня он рассказывает историю своей жизни. 

- Что заставило вас повесить коньки на гвоздь в 23 года? 
- Это было мое и только мое решение. И оно не было связано с травмой. Накопилась усталость, прежде всего моральная. Я не имел долгое время игровой практики и понимал, что мне очень сложно будет пробиться наверх. Да, я не провел ни одного матча в КХЛ, но тренировался с первой командой, ездил на выезды и успел почувствовать «вкус» этой лиги. И играть по низшим лигам мне не хотелось. В какой-то момент я понял, что лучше хоккей не обманывать. 

- Неужели так легко приняли это решение с учетом того, что хоккей занимал всю вашу жизнь? 
- Да, хоккей - мой образ жизни. Я его любил, люблю и буду любить. Но стало понятно, что на том уровне, к которому я стремился, мне заиграть не удастся. Два года без игровой практики - и сразу коту под хвост вся предыдущая работа. Поэтому понял, что решение о завершении профессиональной карьеры лучше принять сейчас. Начинать жизнь с чистого листа в 23 года намного проще, чем в зрелом возрасте. Так что как только меня уволили из ТКХ, я решил, что пора в жизни заняться чем-то другим. 

- И что было дальше? 
Я получил хорошее образование. Сразу решил для себя, что не буду получать спортивное образование, а пойду в юридическую академию. Закончил, и после учебы несколько лет занимался по специальности. 

- Хоккей снился на первых порах? 
- Первые месяца три я о хоккее не думал. Да, матчи смотрел, но каких-то особых чувств при этом не испытывал. При этом играл за любительскую команду, так что определению дозу адреналина я и там получал. Но потом мысли в голову о том, не рано ли я закончил, если откровенно, начали приходить в голову. И все-таки о своем решении я не жалел и не жалею. 



- Самые памятные годы в «Спартаке»? 
- «Спартак» - мой родной клуб, и этим все сказано. Занимался в школе, мечтал попасть в команду. И для меня уже был большой эмоциональный подъем, когда Андрей Борисович Михайлов обратил на меня внимание, и я попал во вторую команду. А уж про тот день, когда вызвали в основу, и говорить не приходится. Я получал удовольствие от каждого дня, проведенного в «Спартаке». С теплотой отношусь к клубу и всегда приезжаю в Сокольники, чтобы просто пообщаться с теми, кого знаю и кто работает в клубе. 

- Первый раз вас вызвали в основу в сезоне 2007/08 годов. 
- Да. Тогда в команде работал Валерий Брагин. «Спартак» только вернулся в Суперлигу, пропустив перед этим сезон. У меня была постоянная практика во второй команде, но затем меня начали подключать и к основе. Правда, произошло это в тот момент, когда главным стал Милош Ржига. Тогда же пришел Сергей Голошумов, и пошло-поехало. И следующий сезон был для меня одним из самых удачных. 

- Как вам работалось с Ржигой? 
- Очень интересный тренер. Его предматчевые установки слушал с особым удовольствием. У него был забавный почерк, он разрисовывал всю доску и первое время я ничего не мог понять из того, что он рисовал на макете. Только к середине сезона начал понимать, что же он там все-таки хочет показать. Милош - большой мотиватор, может громко провести собрание в перерыве, завести ребят. Актерских способностей при этом он явно не был лишен. Главное, что из не самых сильных ребят он сделал очень хороший коллектив, который навёл много шороху. 



- Кто в тот момент был для вас в «Спартаке» хоккеист №1?
- Для меня, 19-летнего парня, уже было за счастье поработать на тренировках с ребятами, имевшими опыт выступления в НХЛ - с Радивоевичем, Ружичкой. С легионерами мне было очень интересно. 

- Бранко Радивоевича до сих пор тепло вспоминают болельщики?
- Он располагает к себе. Человек без лишних понтов. Бранко всегда был открыт, в отличие от того же Ружички, который общался в основном только с иностранцами - с тем ж Бранко и Иваном Баранкой. Радивоевич со всеми ровно и охотно общался, в том числе и с болельщиками всегда был искренен. Много забивал, был лидером «Спартака», а таких игроков болельщики любят. 

- Какие спартаковские истории останутся у вас в памяти? 
- Первая игра сезона 2008/09. В августе Дмитрий Кинчев выбил плечо на последнем матче Кубка мэра. И Сергей Голошумов объявил о том, чтобы я и Женя Конобрий готовились к первому матчу с «Атлантом» в Сокольниках. Хорошо помню свои ощущения: за дверьми полный стадион, запах попкорна, и ты не понимаешь, что происходит. Мы с Женькой готовились к этой игре на равных, так как нам долго не говорили, кто же в итоге будет играть в воротах. Я расстроился, что мне не дали в тот вечер шанс, но те эмоции, когда мы стояли перед выходом на лед и смотрели друг на друга, я никогда не забуду. Почему я тут? Как это случилось? Я тогда с трудом это понимал. Один из самых запоминающихся моментов в моей жизни. 

- Как вы относились к тем шоу, что устраивал Конобрий после матчей? 
- Я не сторонник таких вещей, хотя, понятно, что зрителям такие вещи нравятся. После Женьки такие шоу стали устраивать и другие вратари. Считаю, что вратарю, даже после окончания матчей, не стоит растрачивать эмоции. 

- С кем общаетесь из нынешнего «Спартака»? 
- Часто - с Сергеем Ивановичем Голошумовым. Очень хороший человек, всегда с удовольствием ему звоню, чтобы поинтересоваться, как у него дела. Знаю Артема Воронина, Филиппа Толузакова, Александра Мерескина, с которыми пересекался в «Спартаке». 



- Но из «Спартака» вы ушли в стан злейшего соперника. 
- Контракт со «Спартаком» закончился, продлевать его не стали. Долгое время не было команды. И вот 1 июля, в мой день рождения, позвонил агент, поздравил и сказал о том, что я иду на просмотр в цска. Заканчивать на тот момент я не хотел, других вариантов не было, поэтому отправился в цска. Приняли хорошо - и в молодежной команде, и в основе. В то время там были Валикетт и Гайдученко, а в молодежке - Егор Оселедец. С Гайдученко я был знаком еще с детских лет. 

- Чем тот год запомнился?
- Я провел хорошую предсезонку, неплохо начал чемпионат, но затем наступил небольшой функциональный спад, так как на «земле» мне все-таки пришлось заниматься самостоятельно, пока агент искал команду. И я не смог должным образом нагрузить себя. Получилось так, что в середине сезона агент предложил мне перейти на уровень выше, я отправился в «Крылья Советов», но там поступили не очень красиво. Обещали одно, а в итоге пришлось уйти, не получив ни игровой практики, ни даже нормальной тренировочной. Да, в тот год стал обладателем Кубка Харламова, но в плей-офф я так и не сыграл, так что чувства о том сезоне смешанные. Но тот сплоченный коллектив я вспоминаю с большой теплотой. Да, кубки и медали в хоккее важны, но для меня на первом месте всегда были отношения внутри команды. 

- Как вы оказались на Украине? 
- Я поехал на просмотр в «Саров», но Михаил Варлаков спустя месяц после сборов сказал, что я им не подхожу. Пробиться в другие команды я не успевал, составы в большинстве клубов были сформированы. Мне нужна была игровая практика. Попробовал сам писать в европейские клубы, предлагая свои услуги. Кто-то отвечал, кто-то нет, но мне писали, что составы уже укомплектованы. И тогда агент нашел для меня вариант в местном чемпионате. Я об этом турнире ничего не знал. В итоге получил не столько хоккейную практику, сколько большой жизненный опыт. Всё было устроено совсем не по-хоккейному. Но благо, что руки у меня растут откуда надо, поэтому починить форму для меня проблемы не существовало. Да, в советские времена на Украине было много школ, один чего только киевский «Сокол» стоил. Но в наше время там, как мне кажется, неправильно подошли к организации дела. Надо было постепенно выстраивать вертикаль хоккея, а там слишком завысили планку. Условий для проживания не было, переезды тоже кое-как - в плацкартных вагонах или на автобусах, которые часто ломались по дороге. Но главное - отсутствие нормального тренировочного процесса. Я старался заниматься больше остальных, но нормальных условий для тренировок не было. Скорее, их можно было назвать удручающими. 

- Где вы играли? 
- Я по дороге с вокзала узнал от администратора, что команда играет в торговом центре. Потом команда переехала в ледовый дворец. Основная площадка была еще ничего, но вот тренировочная «поляна» - это что-то с чем-то. Часто бывало так, что перед нами тренировались спортсмены по шорт-треку, и после них не всегда заливали лед. И вот на таком изрезанном вдоль и поперек льду мы и вынуждены была тренироваться. 



- Как в вашей жизни возникло телевидение? 
- С прошлого года стал писать тексты для различных изданий по хоккейной тематике. Спасибо моему другу Андрею Осадченко, который замолвил за меня словечко. Я был в курсе всех событий, потому что жил и живу хоккеем. Писал статьи о хоккее. И вот в прошлом году мне предложили попробовать себя на телевидении. Свой первый матч работал в паре с Андреем Юртаевым на игре «Мамонты Югры» - «Снежные Барсы». Понравилось, хотя волновался. А как без этого? Помню, много молчал во время первых репортажей. Потом стал чувствовать себя уверенней. Затем полностью комментировал «Subway Superseries» между молодежной сборной России и сборными канадских юниорских лиг. Так и втянулся. С этого года работаю в качестве эксперта на КХЛ ТВ. Мне кажется, пусть у меня получилась далеко не выдающаяся карьера, но мне чем поделиться с телезрителями. Я постоянно слежу за хоккеем, за теми изменениями, что в нем происходят, за хоккейной наукой. Много общаюсь с людьми, разбирающимися в хоккее, что мне тоже очень сильно помогает в работе. 

- Кто ориентир для вас в этой профессии? 
- Сергей Гимаев и Александр Хаванов. От общения с ними получаю огромное удовольствие. Александр Павлович мне всегда помогает, когда это требуется. Человек энциклопедических знаний, с огромным опытом игры в НХЛ. Стараюсь запомнить всё, о чем он рассказывает. 

- Успели почувствовать, что телевидение - это наркотик? 
- Дома я телевизор, за исключением КХЛ ТВ, не смотрю. Нет надобности. Да, Останкино, это безумно интересно. Даже просто пройтись по этим коридорам. Но сейчас стараюсь сконцентрироваться на самообразовании, чтобы зрителю было интересно меня слушать. У нас отличный коллектив, со всеми хорошо общаюсь и пока в эфире у меня не было больших проблем. 

- Как вам игра «Спартака» в этом сезоне? 
- Сильно переживал, что «Спартак» был вынужден пропустить прошлый сезон. Жалко, что в последнее годы на клуб обрушилось столько несчастий. За десять лет «Спартак» два раза пропускал сезон. Прекрасно понимаю, с какими трудностями столкнулись менеджеры в межсезонье. Но с нынешним составом «Спартак» показывает неплохую игру, борется за плей-офф и шансов не потерял. А если попадет, уверен, наведет там шороху. «Динамо» и СКА об этом должны помнить. Это хоккей, ничего невозможного нет. 

- Чувствуете сейчас гармонию в своей жизни? 
- Да, я счастлив. Мне очень приятно, что в моей жизни есть хоккей и есть телевидение. Всё, что ни делается, всё к лучшему. 

Источник: www.spartak.ru
+62
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.