05 мая 2017, 17:15 (МСК), Чемпионат Мира по хоккею 2017, Группа А. 1-й тур
г. Кёльн. Стадион: "Ланксесс-Арена"
Швеция
1 : 2
05 мая 2017, 19:54 Сборная России (хоккей) Михей 0

Шведы не сняли российское проклятие. Сборная стартовала с победы на ЧМ

Сборная России продолжила беспроигрышную серию в матчах на чемпионатах мира против Швеции, переиграв скандинавов в серии буллитов.
ШВЕЦИЯ - РОССИЯ - 1:2 Б (1:0, 0:0, 0:1, 0:0, 0:1)
Голы: Линдхольм - 1 (Раск, Хедман), 14:40 – 1:0. Андронов - 1 (Барабанов, Проворов), 43:58 - 1:1. Победный буллит: Панарин. Вратари: Фаст - Василевский. Штраф: 4 - 2. Броски: 23 (10+7+3+3) - 29 (9+4+14+2). Судьи: Салонен, Штрикер. 5 мая. Кельн. LANXESS arena.

Все как-то странно в этой Германии. Аэропорт Франкфурта размером с Балашиху – попробуй, отыщи здесь свой багаж. А потом – поезд до Кельна. И все-то вокруг смотрят с подозрением! Ладно, мне зеленый свет, а вот коллеге Шевченко – всюду засада, всюду конфуз. То словацкая виза какая-то не такая, то на карточку банковскую веснушчатая фрау смотрит с опаской. Хотя протягивает корреспондент не карту "Мир", не подумайте.

Все против нас! Стоит закрыться в туалете – из какого-то динамика сверху раздается укоризненный женский голос. Толкует не по-нашему. Я вспоминаю великого вратаря Виктора Коноваленко, точно так же посетившего санузел в Италии. Хочет выйти – а никак. Надо опускать монетку! О чем великий вратарь не подозревает, да и монетки у него нет. Он мог бы высадить дверь, да здесь вам не Сормово. Итальянцы не поймут. Поэтому перемахивает через дверь сверху – и успевает к отбытию автобуса… Все эти картины подбрасывает услужливо воображение – но нет, исполнять не приходится. Сегодня обойдется без акробатических этюдов.

***
Мы сидим на перроне, дожидаемся поезда – я смотрю на проходящие, и хочется запрыгнуть в каждый. Вот на Дрезден. Вот на Базель. А вот скоростное чудо на Брюссель – чуть не взлетает, оттолкнувшись от рельс. Брюссель – это вам не Подлипки Дачные. Здесь же узнаем новости – вот еще один нож в спину Знарку: Шипачев отбывает в "Вегас". Знающий детали корреспондент Шевченко моментально прикидывает и объявляет: уезжает в Америку, теряя в деньгах. Становится вторым игроком этого клуба, кроме него да юного Рида Дьюка не подписан никто.

А Олег Валерьевич остается на Олимпиаду без центральных нападающих. Кто будет – Ткачев? Дацюк? Но я скажу: Шипачев – молодец. Успел в последний вагон. В 30 лет уезжает в НХЛ. Собирает, стало быть, не деньги, а впечатления. Наш человек.

***
Едем мы в Кельн с опаской. Добрый старый город, где провели чемпионат мира-2010 – что с тобой стало? Во что превратили толпы мигрантов? Час спустя выяснится – ни во что не превратили. Никаких мигрантов не видим, а вот шведских фанатов в касках с рогами – тех полно. Даже каждое кафе из того 2010-го на месте, жизнь застыла. Рассматриваем вялое ковыряние у кельнского собора – по преданию, как только достроят, тотчас наступит Апокалипсис. Вот и строят без устали который век.

Внезапно вспоминаю, что на тот чемпионат приезжал в этой самой куртке, которая и сейчас на мне. Сколько всего пережила за 7 лет – перелезал в ней через челябинский забор. Разумеется, обрушившись с самой вершины. Падал с мотороллера. Список бесконечный – "и тут я снова выпал из окна". Куртка та же, а лица вокруг новые. Памятливые коллеги с сединой моментально высчитывают:
– И их осталось… Четверо!

Четверо пишущих корреспондентов, работавших в Кельне-2010. Поредели ряды.
Я оглядываюсь по сторонам – и память отзывается образами. Выплывают из тумана силуэты. Это здесь, в Кельне, стоял перед нами Руслан Салей. Опирался на клюшку. Что-то отхлебывал из стаканчика.
– Что это у вас? – заинтересовались мы с Шевченко.
– Протеин. Возьми, попробуй… – Руслан, добрая душа, протягивает стакан. Какая-то сладковатая жижа. Фу.

***
Это здесь, в Кельне, семь лет назад Сергей Гимаев пришел на пресс-конференцию тренера чешской сборной Ружички. Тот побледнел – нащупав в памяти что-то не самое приятное из юности.
– Как мы с ним дрались, как дрались! – вспоминал тогда Гимаев. – На турнире "Ленинградской Правды". Я за вторую сборную играл.
Я оглядел Ружичку, будто впервые встретил. Крепыш – но куда ему против Гимаева с его широченной ладонью? Еще б этому чеху сегодня не бледнеть!
В том Кельне семилетней давности Женя Артюхин рассказывал мне, с каким удовольствием учил кулаками финнов. А помогающей сборной России с гостиницами и перелетами Илья Воробьев давал первое после большого перерыва интервью русским журналистам. За годы в Германии подзабыла родина и фамилию, и выражение лица.

– Это кто? – спрашивали наши же корреспонденты.
– Неужели не узнали? – поражался я. – Илья Воробьев, сын Петра Ильича. Парень далеко пойдет, поверьте.
Но и я не думал, что шаг его будет столь широк.

***
…мы бродим с Шевченко перед матчем вокруг Lanxess Arena. Той самой, куда на матчи германского чемпионата набивается по 17 тысяч бюргеров. Пытаемся отыскать хоть одно известное лицо – но нет, с известными беда. Зато колоритных с избытком.
Вот один такой выхватывает наш микрофон – и кричит:
– Россия – вперед! Вперед!
– Братцы, откуда вы? – пугаемся.
– Из Дюссельдорфа. Но раньше жили в Новосибирске.

Вот чудак ходит в шлеме Гагарина с буквами СССР и майке Малкина. Даже шведы забывают обо всем, кидаются фотографироваться.
– Гагарин с детства мой кумир, – рассказывает нам. – Из глобуса ее смастерил. А самое сложное было – посадить глобус на велосипедный шлем, чтоб не вертелось все это хозяйство на голове.
– Вы тоже из какого-нибудь Бохума? – гадаем мы. Не волок же он этот шлем через таможни.
– Я из Казахстана!
Вот вам и Гагарин. Вот вам и Малкин.

***
Я изучаю состав шведов – и становится нехорошо.
– Сколько здесь людей не из НХЛ? – уточняю у знающих.
– Двое. Все остальные – оттуда. Шикарная сборная.
Сборная России поначалу радовала – бросок Телегина мимо, бросок Проворова в штангу. Шведы казались пружиной. Которая пока не расправилась. Бросать-то до поры не слишком стремились, двигались вальяжно. Быть может, присматривались, не слишком представляя силу нынешней России. А может – изматывали.
В количестве бросков наши превосходили шведов, но все это не слишком радовало. Чувствовалось, играют наши, не жалея сил. Пока шведы усыпляют, катаются себе на третьей передаче.

Наверное, усыпили – Кучеров и Зуб по очереди проиграли борьбу, Линдхольм с оттяжкой бросил с хода. Гол! Тут же спас Василевский, Нордстрем швырял в упор. С 0:2 у таких шведов отыграться было бы тяжело. Шикарный момент был у Панарина – не забил. Еще и долго дул на пальцы, отбитые вражеской клюшкой. Но тот момент – эпизод. В остальном игру контролировали шведы, упиваясь этим контролем. Им, казалось, и забивать не особенно хочется.

А нашим стоило бы дорожить всяким шансом. Андрей Миронов выкатился на позицию убойную. Раззудись, плечо! И здесь не вышло. Опять "дубль-пусто", как выражается его клубный шеф. Ткачев обыгрывает всех – шайба ускользает с крюка в последнюю секунду. Вот досада. На третий период сборная России выходила с печальными лицами. Надо отыгрываться – но как? Что менять, если и так рвешь жилы, тянешь этот матч на пределе?

Барабанов в падении пытался протолкнуть шайбу из-за ворот. Не зашло! Зато получилось минуту спустя: Андронов получил пас из-за ворот и загнал эту проклятую шайбу за спину Фасту. 1:1! А затем был овертайм. Кучеров убегал "один в ноль", казалось, вот она, победа, но Фаст спас шведов. Буллиты! И здесь блеснули Панарин и Василевский. Первый – забросил единственную шайбу в серии послематчевых бросков, второй – отразил все три буллиты. Шведы снова не смогли снять российское проклятие.

Источник: www.sport-express.ru
+57
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.