Новости / Сборная России (хоккей) / «Все побежали, кто-то должен был постоять»: Черчесов о победе над Испанией на ЧМ, сборной России и отношении к критике
21 сентября 2018, 16:12 Сборная России (хоккей) grumpy 6

«Все побежали, кто-то должен был постоять»: Черчесов о победе над Испанией на ЧМ, сборной России и отношении к критике

У сборной России по футболу нет времени предаваться воспоминаниям об успехе на ЧМ-2018. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявил наставник национальной команды Станислав Черчесов. Главный тренер поделился ближайшими планами, прокомментировал процесс формирования состава команды, а также рассказал, как относится к критике и какие эмоции испытывал во время чемпионата мира.


— Прошло два месяца с момента окончания чемпионата мира по футболу. Страна до сих пор живёт воспоминаниями об этой сказке. А вы часто мысленно возвращаетесь к ней?
— Чтобы двигаться дальше, нужно забывать об успехах. Даже если очень не хочется этого делать. Не только мне, но и всем остальным. В следующем году стартует отборочный цикл к Евро-2020, сейчас играем в Лиге наций, перед нами стоят новые задачи. Тренерский штаб уже вовсю трудится, поэтому просто нет времени предаваться воспоминаниям.

— Многие из тех, кто работал на турнире, признавались, что осознание масштаба случившегося пришло не сразу…
— У нас, наверное, тоже. Мы были внутри вулкана, но эйфория проходила мимо нас. Команда была занята своим делом, жила по строгому графику. Тренировки и игры, перелёты и стадионы, восстановительные процедуры и тактические разборы — наша жизнь на мундиале не отличалась оригинальностью... Это журналисты были на свободе в каком-то смысле, имели возможность прочувствовать, болельщики наслаждались и переживали, а мы работали.

— То есть вы совсем отбросили эмоциональную составляющую?
— Можно и так сказать. Я бы сравнил футбол с театром. Когда артисты выходят на сцену, они сосредоточены на своих ролях и целостности спектакля, а не на шумихе вокруг, зрителях и их реакции. Работа есть работа.

— Неужели в жизни команды и вашей лично ничего не изменилось после того, как закончился ЧМ?
— Да, стали больше узнавать, уделять внимание, просить автографы. Причём не только в России, но и за границей. Приятно, что не только молодые обращались, но и пожилые люди — бабушки и дедушки.

— Скажите честно, пересматривали самые яркие моменты мундиаля, чтобы прочувствовать и вспомнить ту атмосферу?
— Целенаправленно — нет. Только если по телевизору крутили какие-то фрагменты. Возможно, потому что свободного времени почти не было. Я же через день после поражения от Хорватии в четвертьфинале уже был на рабочем месте в РФС. Когда появится пауза, наверное, попробую переосмыслить, взглянуть под другим углом.

— Для вас лично ЧМ пролетел как один день или тянулся слишком долго?
— В хорошей компании о времени не задумываешься. Для нас создали прекрасные условия, поэтому всё шло своим чередом.

«Сборную России должна видеть вся страна, а не только столица»

— На ЧМ вы признались, что в какой-то момент страна стала сборной, а сборная — страной. Сейчас, после игр с Турцией и Чехией, это ощущение усилилось?
— Мне сложно отвечать на такие вопросы. Когда ты участвуешь в каком-то действе, а не наблюдаешь за ним со стороны, то оцениваешь всё иначе. Надеюсь, что отношение к сборной будет только улучшаться. В свою очередь, мы постараемся подпитывать болельщиков положительными эмоциями.

— Насколько это сложно после эмоционального выгорания на ЧМ?
— Судя по прошедшим матчам с Турцией и Чехией, с психикой у футболистов всё в порядке. Хотя надо держать в голове, что состав национальной команды по разным причинам обновился примерно наполовину. Те, кто был вызван и выходил на поле в Трабзоне и Ростове, были полны решимости доказать, что они хотят проявить себя с лучшей стороны.

— То, как принимают команду, вдохновляет её?
— Разумеется. И атмосфера на трибунах, и готовность стадионов, и инфраструктура не могут оставить равнодушными. Для нас создают идеальные условия. Но и мы, в свою очередь, продумываем, как добиться нужного эффекта. В октябре сыграем в Калининграде и Сочи, потому что это удобнее с точки зрения временных затрат. Это не каприз, а необходимость. Мы не должны всё время проводить матчи в Москве, потому что у нас теперь достаточно городов и стадионов. К тому же сборную России должна видеть вся страна, а не только столица.

— Как вы относитесь к Лиге наций?
— Я на собрании сразу сказал футболистам: «Не читаем регламент, разобраться в нём сложно». Если будем выигрывать, всё в любом случае будет нормально. Разумеется, относимся к Лиге наций серьёзно. Сейчас мы находимся во втором дивизионе турнира и хотим подняться в первый, чтобы играть с командами более высокого класса. Для этого нужно занять первое место в группе.
Плюс через Лигу наций можно завоевать прямую путёвку на чемпионат Европы. Нам нужно побеждать как можно чаще, чтобы поправить своё положение в рейтинге ФИФА, хотя мы уже поднялись на 24 строчки вверх по сравнению с июньскими цифрами. А от нашего места там зависит, в какую корзину попадём при жеребьёвке отборочного этапа Евро-2020. Нужно оказаться хотя бы во второй.
Кстати, перед мундиалем многие ругали нас за то, что играем с топ-сборными. А я ещё тогда предполагал, что одна из них станет чемпионом. Так и получилось. Франция заняла первое место. Но на рейтинг ФИФА ранее, конечно, не обращали большого внимания, потому что тогда именно готовились к чемпионату мира.

— Как относитесь к негативным комментариям, которые поступают в ваш адрес после публикации очередного состава сборной? Всегда находятся недовольные отсутствием тех или иных игроков.
— Во-первых, хорошо, что такие вопросы вообще задают, это говорит о том, что люди интересуются сборной и к тому же знают наших игроков. Во-вторых, журналисты, изучая очередной состав сборной, обращают внимание в основном только на имена. Но здесь необходимо понять одну важную вещь: перед чемпионатом мира мы вызывали потенциально сильных футболистов, даже если они находились не в идеальной форме. Им необходимо было набраться опыта, и время на это ещё оставалось, поскольку проявить себя нужно было только в июне-июле 2018-го. Теперь же результат нужно выдавать здесь и сейчас, поэтому мы вызываем тех футболистов, которые лучше готовы на данный момент.


«В одиночку можно только всё испортить»

— Вы всегда говорите «мы», а не «я». Почему?
— Потому что с национальной командой работают многие люди, а не только Станислав Черчесов. В одиночку можно только всё испортить. С подходом «Я справлюсь сам» в профессиональном спорте добиться успеха сложно. И речь не только обо мне и РФС. Если бы у французов не было солидной группы поддержки, команды единомышленников, то они бы не выиграли чемпионат мира.

— Давайте вновь вспомним о ЧМ. Приезд Лионеля Месси в Бронницы и Криштиану Роналду в Кратово вызывал оживление и радость, а любые новости из стана сборной России воспринимались со скепсисом. На вас же оказывалось беспрецедентное давление…
— Не могу сказать, что не был к этому готов. К критике надо относиться сдержанно и по-философски, особенно если она не ослабевает вне зависимости от результата. Команда проигрывает — недовольны одним, расходится миром — находят другое, побеждает — притягивают третье. Да, создавался определённый негативный фон вокруг, но мы относились к этому спокойно. Иначе быть не могло. Неправильно оценивать команду по контрольным матчам со сборными из первой десятки рейтинга ФИФА. Они для того и нужны, чтобы сделать выводы, проанализировать готовность, устранить недостатки и понять, как достичь поставленной цели. Истины, что побед без поражений не бывает, никто не отменял.

— Массимо Каррера признался, что после того, как стал главным тренером «Спартака», стал думать о футболе круглые сутки. А вы?
— Ситуации разные бывают. Бывает, что не думаю вообще. Чтобы проанализировать что-то, иногда надо расслабиться и переключить внимание. Взгляд со стороны порой не менее важен. Естественно, на ЧМ я посвящал работе почти всё время, но он ведь закончился.

— После решающего пенальти в матче с Испанией все побежали праздновать, а вы остались стоять на месте...
— ...после чего пожал руку Фернандо Йерро, дал короткое телевизионное интервью у поля и, как обычно, направился в раздевалку.

— В голове не укладывается. Вокруг все стоят на ушах в буквальном смысле, прыгают, радуются, обнимаются, а вы застыли на месте.
— А разве после других игр я куда-то бегу?

— Но вы ведь эмоциональный человек?
— Такой, какой есть.

— Неужели будете отрицать после того, что мы увидели в Сочи во время четвертьфинала с Хорватией?
— Вы про то, как заводил трибуны в дополнительное время? Так это я просто немного подирижировал.

— А если серьёзно?
— Это экстремальная ситуация, мгновение. Когда людей спрашивают, что бы вы сделали, если бы начался пожар, они отвечают: «Побежал бы спасать других», но никто не знает, чем всё обернётся. Эмоции не всегда нам подвластны. Наверное, подсознательно понял, что не стоит выплёскиваться. Все побежали, хоть кто-то же должен был постоять.

— Перед серией пенальти в матче с Хорватией Артём __ю_а собрал партнёров в круг и выдал мотивационную речь. Почему молчали вы?
— Все же не могут говорить хором. В тот момент понимал, что работа только начинается, хотя позади остались 120 минут.

— Перед чемпионатом мира вас очень много критиковали. Но вы держались очень достойно.
— Давайте так, было и было. Может, в следующий раз буду вести себя иначе, ведь заранее ничего загадывать нельзя.

— Вы очень много внимания уделяете своим подопечным. А могут ли они поговорить с вами не о футболе, а, например, обсудить какие-то личные моменты?
— У меня двери всегда открыты и в прямом, и в переносном смысле. Такое случается, но не спрашивайте, с кем и о чём я говорил. Я и сам могу провести с кем-то приватную беседу, если вижу, что у футболиста не всё в порядке. Некоторые ребята заходят сами. Другое дело, что ситуации бывают разные.

— Были люди, к мнению которых вы прислушивались во время мундиаля?
— Мы старались прислушиваться ко всем. Как можно, например, не прислушиваться к футболисту, с которым ведёшь диалог по игре? Он же даёт тебе какой-то ответ, высказывает своё мнение. Если же говорить о людях извне, то таких не было, хотя я всегда активно общаюсь с коллегами. Порой читаешь интервью какого-нибудь тренера и тоже черпаешь что-то полезное из его слов.

— Между футболистами и журналистами в России установились достаточно сложные отношения. После ЧМ у вас не было желания собрать представителей СМИ и высказать им свои претензии по поводу критики в преддверии турнира?
— Чтобы обсуждать подобные вещи, их нужно сначала прочесть, а у меня времени на это не было. Бывало, просматривал заголовки, но не больше. Так что не знаю, кто хвалил меня, а кто ругал. А вот аналитические материалы порой читал.

— После мундиаля вы стали национальным героем и могли спокойно завершить работу в сборной, но решили остаться. Почему? Вдруг в дальнейшем у национальной команды возникнут проблемы…
— Они могут возникнуть всегда. Когда я принимал сборную, тоже существовал риск, что ничего не получится. Если мыслить таким образом, лучше вообще не предпринимать никаких действий. Уже недавно говорил: всё только начинается. Да, чемпионат мира закончился, но впереди нас ждёт чемпионат Европы. А по такой логике я мог закончить карьеру после первых золотых медалей.

— Понимаете, что навсегда вписали своё имя в историю отечественного футбола?
— Вы сказали достаточно громкую фразу. Могу вспомнить в качестве игрока много как удачных, так и неудачных матчей за сборную. Я же был первым капитаном в истории национальной команды. Как сейчас помню, в августе 1992-го мы обыграли Мексику на стадионе «Локомотив» в дебютном матче сборной России.

— Ожидали, что войдёте в число претендентов на звание «лучший тренер года» ФИФА?
— Нет. Для меня это не главное. Если командная работа налажена, индивидуальные награды придут. А если занял последнее место, то ничего и не получишь. Я не считаю себя лучшим тренером чемпионата мира. Лучший — Дидье Дешам, ведь он завоевал с Францией золотые медали. Для меня это и есть результат.

Источник: russian.rt.com
+24
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.