Новости / ХК Спартак / Забытый отец советского хоккея. Он создавал его с Тарасовым и Чернышевым/Владимир Егоров был в составе московского "Спартака", выигравшего в 1936 первые в истории клуба золотые медали чемпионата СССР
30 ноября 2018, 19:47 ХК Спартак Михей 1

Забытый отец советского хоккея. Он создавал его с Тарасовым и Чернышевым/Владимир Егоров был в составе московского "Спартака", выигравшего в 1936 первые в истории клуба золотые медали чемпионата СССР

Глава из книги Станислава Гридасова о Владимире Егорове. "СЭ" публикует главу "Совсем пропащий" из книги "Кристальные люди", посвященную одному из первых хоккейных тренеров Советского Союза – Владимиру Егорову. Ее автор – Станислав Гридасов, экс-журналист "Спорт-Экспресса", основатель сайта Sports.ru, бывший главный редактор журнала "PROспорт". "Отцом советского хоккея" во всем мире сегодня бесповоротно и без генетической экспертизы признан великий Тарасов. В юбилейные дни декабря 2016 года на экранах российских телевизоров часто мелькали, словно артисты на новогодних елках, одни и те же кадры черно-белой хроники. Тарасов был всюду, на всех каналах. Реже показывали Всеволода Боброва, еще меньше – Аркадия Ивановича Чернышева. Про Владимира Кузьмича Егорова, кажется, не вспомнил никто.

Году в 1967-м, когда сборная СССР отпраздновала 20-летие советского хоккея пятой подряд победой на чемпионате мира, еще никто не догадывался, что вскоре Тарасов будет объявлен основоположником советской школы хоккея, а Чернышев получит при нем второстепенную, как Фридрих Энгельс при Карле Марксе, роль сподвижника или подручного. Тогда еще живы были свидетели, те, кто знал, как обстояло дело.

К декабрю 1946 года, когда будут сыграны первые матчи чемпионата СССР по хоккею, Тарасову 28 лет, он начинающий тренер футбольной и хоккейной команды ВВС. Чернышеву 32, ему, ветерану и одному из лидеров довоенного "Динамо" по хоккею с мячом, поручено сформировать команду по новому – канадскому – хоккею.

Егорову уже 35. "Википедия" (и ее слепые перепечатки) до сих пор считает, что правый полузащитник Владимир Егоров еще в 1928 году был впервые включен в список лучших футболистов СССР, а в 1930-м – даже под первым на своей позиции номером, но это ошибка, путаница с каким-то другим Егоровым. В эти годы юный Володя Егоров еще жил в Саратове, работал токарем и играл за сборную города по футболу, не самую сильную даже в Поволжье.

Родился Владимир Егоров 12 сентября (25-го по новому стилю) 1911 года в Саратове в рабочей семье, жившей на Астраханской улице в доме № 13, что неподалеку от локомотивного депо и товарной станции, ныне известной как Саратов-2. Это соседство и определило его первый профессиональный выбор. Сначала он учился в шестилетней школе при железной дороге, потом в училище на токаря и в 1927 году, в 16 лет, пошел работать по специальности.

Поблизости был и Городской парк, на краю которого стояло здание Мариинского института благородных девиц с храмом Марии Магдалины. После революции девиц разогнали, яко блудниц, а вместо института новая власть обустроила здесь Дом труда и просвещения, вскоре переименованный в Клуб железнодорожников имени Карла Либкнехта (сейчас общеобразовательная школа № 95, современный адрес: 2-я Садовая, 23). В позднем интервью Егоров рассказывал, что все свое свободное время он проводил там: "Был кинозал, летняя площадка в саду, рядом находилось футбольное поле". В команде Клуба железнодорожников, одной из лучших в городе на рубеже 1920-х и 1930-х годов, он и начал свою футбольную карьеру.

"Летом 1932 года домой на каникулы приехали наши саратовские гимнасты Антонов и Ильин, учившиеся в Московском институте физкультуры. В один из вечеров, которые мы вместе проводили в саду у клуба, они и уговорили меня поехать на учебу в Москву. Так как семилетки у нас не было, пошел учиться на подготовительный курс. После его окончания поступил на первый курс института", – вспоминал Егоров.

Владимир Кузьмич Егоров.
"Кристальные люди". Справка. В том же году из Саратова в Московский институт физкультуры перебрался и одногодок Егорова Борис Митрофанович Михайлов (1911–1991), с которым они дружили всю жизнь. На последнем курсе Михайлова перевели на "командирский" факультет, и вся его дальнейшая карьера была связана с армией. В составе команды ЦДКА по хоккею с мячом он по два раза побеждал в Кубке СССР и чемпионате Москвы. С конца 1930-х годов Михайлов работал преподавателем, а потом начальником кафедры (1945–1961) отделения физподготовки Военной академии механизации и моторизации РККА. Участник Великой Отечественной войны. Кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды. Судья республиканской категории по футболу. Судья международной категории по хоккею с мячом. Михайлов возглавлял советский хоккей с мячом сначала в ранге председателя комитета во Всесоюзной секции хоккея (1952–1957), затем председателя Федерации (1957–1959). Вице-президент международной Федерации хоккея с мячом (1957–1961). Председатель Федерации хоккея с мячом РСФСР (1968–1987).

В футбольной Москве второй половины 1930-х, где гремели имена братьев Старостиных и Сергея Ильина, Михаила Якушина и Григория Федотова, саратовец Владимир Егоров не стал большой знаменитостью. По свидетельству очевидцев, это был скоростной, с неплохим ударом полузащитник-трудяга. Как бы сейчас сказали, "проделывал огромный объем работы на поле". И все же его имя навсегда осталось в истории советского, а не только саратовского футбола.

Во-первых, на исходе карьеры он получил звание заслуженного мастера спорта. Значок ему вручили, по сумме достижений в футболе и хоккее с мячом, в 1947-м, на год раньше, чем Аркадию Чернышеву и Всеволоду Боброву, на два – чем Анатолию Тарасову.

А во-вторых, Владимир Егоров был в составе московского "Спартака", выигравшего в 1936-м первые в истории клуба золотые медали чемпионата СССР.

(Следующим выходцем из Саратова, кто победит в чемпионате страны по футболу, и тоже, кстати, в составе "Спартака", станет Виктор Папаев – спустя ровно 33 летописных года после Егорова.)

Незадолго до смерти (он умер в Москве 9 июня 1996 года) Егоров рассказывал в интервью Александру Матюшкину: "В спортивном клубе Института физкультуры были сильные команды по футболу и русскому хоккею. Мы играли удачно на первенство Москвы в 1-й группе. В „Спартак“ же я попал так. В 1934 году сборная страны готовилась к ответственному международному матчу против турков. Тренировал сборную Михаил Степанович Козлов – заведующий кафедрой спортивных игр нашего института. Он и устроил товарищескую встречу команды института со сборной страны. Игра проходила на стадионе Юных пионеров и закончилась сенсационной победой студентов. После той игры я и получил приглашение спартаковцев, но пришел к ним лишь зимой 1936 года".

Что в сборной, что в "Спартаке" на правом краю полузащиты тогда играл легендарный Станислав Леута – в давней и хорошо сыгранной связке с Андреем и Николаем Старостиными, так что молодому саратовцу, еще продолжавшему учиться в институте, редко удавалось пробиться в основной состав. Егоров сыграл один матч за "Спартак" в первых двух чемпионатах СССР (они оба были разыграны в течение 1936 года) и еще три на Кубок, но чаще выступал за дубль.

Тем летом Егоров снова попал в историю. 6 июля 1936 года на Красной площади прошел грандиозный физкультурный парад, 75 000 молодых людей со всей страны прошли перед трибуной Мавзолея, демонстрируя мощь и разнообразие видов советского спорта. Именно тогда впервые появился знаменитый лозунг "Сталин – лучший друг физкультурников".

А московскому "Спартаку" во время парада было доверено представить вождю футбол, разыграв перед ним показательный матч. Красную площадь для этого застелили войлочным покрытием, которое спартаковцы сами сшивали несколько ночей подряд. Сыграть предстояло между собой первому и дублирующему составам "Спартака". Андрей Петрович Старостин вспоминал: "У матча был свой сценарий. Голы были расписаны заранее: через себя, с углового головой, с пенальти. Игра закончилась со счетом 4:3 в пользу основного состава. Вождю игра понравилась".

Одним из участников этого спектакля, когда Сталин впервые увидел и признал футбол, был Егоров.

В марте 1937 года Егоров закончил учебу в институте (ныне это РГУФК) и получил, как тогда было принято, распределение – в Киевский техникум физкультуры, преподавателем.

"Оттуда, – вспоминал Егоров, – меня призвали в ЦДКА, и 1937 год я играл за армейцев и в футбол, и в хоккей с мячом. Когда вернулся в Киев, то с удивлением обнаружил свои документы не в техникуме, а в ЦС „Динамо“. Меня зачислили в команду мастеров киевского „Динамо“. Там я провел сезон 1938 года, но, поскольку квартиру не давали, я подал документы в Московский институт физкультуры на должность преподавателя кафедры спортигр".

Вернувшись в Москву, Егоров принял приглашение от "Крыльев Советов". Эта столичная команда (летом по футболу, зимой по хоккею с мячом) была на хорошем обеспечении от авиационного завода имени Фрунзе – квартиру Егорову дали сразу. В 1939-м он победит с "Крыльями" в группе "Б" чемпионата СССР по футболу, а в 1940-м займет почетное девятое место в высшем дивизионе, опередив, например, ленинградский "Зенит", московское "Торпедо" и сталинский "Стахановец" (в будущем донецкий "Шахтер" .

В интернете сейчас можно найти лишь две краткие статьи-справки о Владимире Кузьмиче Егорове, одна из них называется "Дедал, построивший „Крылья“". Возможно, автор того и не хотел, но заголовок у него вышел пророческим: Икар, сын легендарного греческого инженера и изобретателя Дедала, погиб в полете, когда слишком опасно приблизился к солнцу и его крылья сгорели.

Произошло это так.

Осенью 1941 года завод имени Фрунзе был эвакуирован в Куйбышев. Туда же вскоре были переведены и многие другие авиационные предприятия страны – из Москвы (завод № 1 имени Сталина), Воронежа, Минска, Донецка – вместе с их лучшими спортсменами, получившими, как и Егоров, "бронь", освобождение от призыва в армию. Так в Куйбышеве в первые месяцы войны образовался переизбыток футболистов и хоккеистов. И хотя все они трудились на своих заводах "на оборону" (Егоров всю войну проработал по своей первой специальности – токарем), в наркомате авиапромышленности считали, что спорт важен для поддержки морального духа тружеников тыла.

Когда немецкие войска были отброшены от Москвы, в наркомате решили создать из эвакуированных спортсменов сразу две команды. Самых сильных (включая Егорова) в 1942 году перевели в столицу, заново сформировав футбольно-хоккейные "Крылья Советов". Из оставшихся получились "Крылья Советов" (Куйбышев) – сюда попали, к примеру, полузащитники Андрей Ржевцев и Петр Бурмистров, игравшие до войны вместе с Егоровым за московский клуб.

Эти новые московские "Крылья" сразу стали одной из сильнейших команд страны по хоккею с мячом, а Владимир Егоров был ее бессменным капитаном и играющим тренером. В 1944-м команда выиграла чемпионат Москвы, в 1945-м заняла второе место и завоевала Кубок ВЦСПС, в 1946-м дошла до финала Кубка СССР (главного на тот момент турнира в русском хоккее), где в упорной борьбе уступила могучему ЦДКА 0:2.

В первом чемпионате СССР по хоккею с шайбой "Крылья Советов" вполне могли бы претендовать на победу, но вмешалась послевоенная авиационная перестройка. Команду перебросили с завода № 24 имени Фрунзе на завод № 30. Эта простая вроде замена номеров, произошедшая в рамках одного министерства, обошлась "Крыльям" дорого.

"Кристальные люди". Справка. Новый клуб официально был утвержден распоряжением № 157 Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта от 24.04.1946 года при заводе № 30 (до революции бывшем "Дуксом", а сейчас известном как Московское авиационное производственное объединение имени Дементьева, где делают боевые МиГи). Название "Крылья Советов" за клубом, конечно, сохранили, но вот от участия в первом чемпионате СССР по канадскому хоккею отказались, в результате чего значительная часть ведущих хоккеистов ушла в другие команды. Защитник Борис Бочарников перешел в московское "Динамо", в составе которого станет первым чемпионом СССР. Трио нападающих Зденек Зикмунд, Иван Новиков и Валентин Захаров составят ударное звено московского "Спартака". Через год к ним присоединится и вратарь Николай Исаев.

Когда ко второму сезону – 1947/48 – Владимиру Егорову поручат сформировать команду по хоккею с шайбой, ему придется сделать ставку на молодежь. Впрочем, из "Спартака" в "Крылья" вернулся опытнейший защитник Владимир Иванович Горохов, начинавший играть в футбол в "Красной Пресне" еще в середине 1920-х – вместе с Николаем Петровичем Старостиным. Горохов и будет в течение одного сезона номинально числиться старшим тренером хоккейных "Крыльев Советов". Правда, когда в феврале 1948 года, на исходе сезона, будут запланированы первые в истории советского хоккея международные матчи, в тренерский штаб сборной Москвы (а по сути – сборной СССР) от "Крылышек" делегируют не Горохова, а Владимира Кузьмича Егорова.

1951 год."Крылья Советов" - первый обладатель Кубка СССР по хоккею с шайбой. Владимир Кузьмич Егоров (старший тренер), Сергей Митин (капитан), Борис Запрягаев, Василий Чепыжев, Алексей Гурышев, Альфред Кучевский, Анатолий Кострюков, Юрий Пантюхов, Михаил Бычков, Николай Хлыстов, Николай Нилов, Николай Паршин, Леонид Степанов, Валентин Захаров.

В Москву ехала легендарная, лучшая в Европе команда ЛТЦ (расшифровывается как Lawn Tennis Club) из Праги: 10-кратный чемпион Чехословакии, пятикратный (при Гитлере) чемпион протектората Богемии и Моравии, шестикратный обладатель Кубка Шпенглера. А по сути – национальная сборная, которая на Олимпиаде 1948 года завоевала серебряные медали, уступив первое место канадцам только по разнице заброшенных и пропущенных шайб (с родоначальниками сборная Чехословакии свела матч вничью – 0:0). Ехала прямо с Олимпиады – обучать неотесанных мужиков, которые только второй год занимались хоккеем с шайбой.

Официально, на языке опасливой советской бюрократии, это называлось "совместным учебно-тренировочным сбором". Однажды в Москве, войдя в свою раздевалку, пражане обнаружили жуткий бардак: вся их хоккейная амуниция была перевернута. За ночь по приказу из министерства начинающие советские специалисты отфотографировали и измерили все: клюшки, коньки, форму, шлемы, защитное снаряжение. Гости пожали плечами: пусть учатся. В закрытых тренировочных матчах ЛТЦ не напрягаясь победил сборную Москвы со счетом 11:7 и 10:1. Во втором из них за нашу экспериментальную сборную играли, в частности, семь человек из "Крыльев Советов": вратарь Борис Запрягаев, пара защитников Владимир Горохов – Игорь Горшков, молодая тройка нападения Сергей Митин – Алексей Гурышев – Петр Котов и сам Егоров.

Гости уже собирались возвращаться в Прагу, когда в дело вмешался пылкий Анатолий Тарасов, играющий тренер команды ЦДКА. Он сначала добился приема у генерала Аполлонова, председателя общества "Динамо", после чего отправился в ЦК ВЛКСМ: "Как уезжают? Мы для чего их пригласили? Мы должны проверить чехов на прочность!" И уговорил-таки чиновников задержать чехословацких хоккеистов, обещая, что при зрителях, в открытых матчах, наша сборная выступит достойно. Тарасову и поручили неформально возглавить тренерский штаб.

Так, по крайней мере, он постоянно рассказывал сам, в своих книгах и воспоминаниях.

На самом деле все московское пребывание ЛТЦ – тренировки, матчи закрытые и открытые, культурная программа, включая поход на "Евгения Онегина" в Большой, – было расписано по дням и часам и загодя согласовано с пражским руководством.

Это была часть большой государственной программы по обмену спортивным опытом с Чехословакией. В Прагу отправилась играть женская сборная СССР по баскетболу, были переговоры и о регбийном матче (советская сторона не согласилась); в те же сроки, что и хоккеисты, в Москву приехали чешские теннисисты во главе с финалистом "Ролан Гарроса" Ярославом Дробным. В 1954-м Дробны победит на Уимблдоне, а в Москве 1948-го будет экзаменовать Бориса Новикова, Николая Озерова и уже упоминавшегося выше Зденека Зикмунда, удачно, как и сам Дробны, совмещавшего игру в хоккей и теннис.

Конечно, Тарасов ни по своему статусу, ни по логике принятия государственных решений в принципе не мог повлиять на утвержденную высшим партийным руководством программу. Как и не мог быть неформальным лидером штаба, в который входили не только тренеры московского и ленинградского "Динамо", "Спартака" и "Крыльев", но и заслуженный тренер-педагог Михаил Степанович Коз­лов (учитель Егорова) и председатель Всесоюзной секции хоккея Павел Михайлович Коротков.

После смерти Иосифа Сталина и расформирования ВВС егоровские "Крылья" - одна из трех сильнейших команд СССР, наряду с ЦДСА Тарасова и "Динамо" Чернышева. При Егорове она один раз стала чемпионом (в 1957 году), завоевала три серебряных (1955, 1956 и 1958) и пять бронзовых медалей (1950, 1951, 1954, 1959, 1960) первенства страны. В Кубке СССР "Крылья Советов" трижды играли в финале (в 1951, 1952, 1954 годах).
Поздние выдумки Тарасова и его официальных биографов легко опровергаются документами, хранящимися в Государственном архиве Российской Федерации. Что правда: в "открытых" матчах против ЛТЦ сборная Москвы выглядела достойно: 6:3, 3:5, 2:2.

Хоккеисты из "Крыльев Советов" в этих трех исторических играх участия не приняли. Команда Егорова, осенью 1948 года официально ставшего ее старшим тренером, росла постепенно: 1948 год – шестое место, 1949-й – четвертое, 1950-й и 1951-й – бронза, 1952-й – снова четвертое. Профсоюзному коллективу было тяжело конкурировать за лучших хоккеистов с армейцами и динамовцами, а главное, с первым суперклубом советской эпохи – московским ВВС, который лично патронировал сын вождя Василий Сталин.

Егоров искал и растил свою молодежь.

"Кристальные люди". Справка. Ученик Егорова заслуженный тренер СССР Анатолий Михайлович Кострюков отмечал его "приметливый на талант взгляд и нюх" . На первых для сборной СССР Олимпийских играх 1956 года чемпионами стали пять воспитанников Егорова, найденных им в заводских и юношеских коллективах: Николай Хлыстов, Юрий Пантюхов (его сначала заберет Василий Сталин в свой ВВС, а после расформирования команды подхватит Тарасов), Генрих Сидоренков (Тарасов забрал его в ЦДСА в 1951-м), Алексей Гурышев и Альфред Кучевский.

В 1951 году "Крылья" победили ВВС Всеволода Боброва в финале первого в истории Кубка СССР 4:3 (проигрывая к концу первого периода 1:3). Егоров применил новую для советского хоккея тактику: во время атаки один из нападающих постоянно толкался на пятачке у чужих ворот, сковывая действия вратаря и защитников ВВС, не привыкших к такому давлению. На следующий год "Крылья" снова дошли до финала Кубка, убрав по пути тарасовский ЦДСА, но на этот раз уступили "летчикам" из ВВС в тяжелейшей борьбе – 5:6.

Новая попытка создать на регулярной основе национальную сборную была предпринята в сезоне-1952/53. На учебно-тренировочный сбор в Берлин вылетели 25 хоккеистов: восемь из ЦДСА, семь из "Крыльев Советов", по пять из ВВС и "Динамо". К этому моменту из первого хоккейного призыва тренеров-неофитов выделились трое. В Берлин сборную повез триумвират равных, в официальных документах их писали через запятую, без указания старшинства: "А. В. Тарасов, В. К. Егоров, А. И. Чернышев (тренеры)".

Они же поехали со сборной в феврале 1953 года в Вену на первый официальный турнир – Универсиаду, а в марте (под флагом сборной Москвы) – на товарищеские матчи в Норвегию.

Первый советский учебник по хоккею с шайбой, вышедший в том же 1953 году, составили пятеро: Тарасов, Чернышев, Егоров, а также государственный тренер (была такая должность) Александр Никифорович Новокрещенов и видный спортивный функционер Сергей Александрович Савин, причем Егоров писал раздел "Тактика".

Неофициально главным в этой компании был, скорее всего, Тарасов: ни Чернышев, ни Егоров не стремились к публичному, напоказ, лидерству. Но это был тот самый сезон, который пропускал из-за травмы лучший советский хоккеист Всеволод Бобров.

К февралю 1954 года, когда сборная СССР должна была дебютировать на чемпионате мира в Стокгольме, Тарасов и Бобров уже давно не разговаривали друг с другом, хотя и воссоединились в одной команде – ЦДСА. Можно предположить и ссору, и столкновение амбиций, и то, что "бобровцы" из ВВС три сезона подряд били тарасовских армейцев. А дальше – общеизвестная легенда. Бобров поставил ультиматум перед спортивным руководством: либо я не еду на чемпионат мира, либо Тарасова убирают из сборной. Хотя скорее всего, руководство, зная о взаимной неприязни Тарасова и Боброва, само сделало ставку на беспрекословного лидера сборной, ее лучшего игрока.

В итоге в Стокгольм отправились капитан команды Бобров и тренерский тандем: Аркадий Иванович Чернышев (старший) – Владимир Кузьмич Егоров (второй). А Тарасов поехал тренером-наблюдателем, с трибуны.

Дебютанты сотрясли весь хоккейный мир, с первого захода завоевав золотые медали. Канадцев разгромили в решающем матче 7:2 (три шайбы от первой тройки Бабич – Шувалов – Бобров и три от игроков из "Крыльев" Гурышева, Бычкова и Кучевского), попутно обидев с хет-триком Боброва учителей-чехов – 5:2.

В 1955-м наша сборная с Чернышевым и Егоровым взяла серебряные медали чемпионата мира, а в 1956-м нанесла еще один решительный удар по канадской гегемонии в хоккее. На зимней Олимпиаде в Кортине-д’Ампеццо канадцы выставили против нас свой сильнейший непрофессиональный клуб – "Китченер-Ватерлоо Датчмен", ворота которого защищал один из лучших вратарей в истории любительского хоккея Дени Бродер (в будущем знаменитый на всю Северную Америку спортивный фотограф, отец легендарного Мартина Бродера – трехкратного обладателя Кубка Стэнли в составе "Нью-Джерси Дэвилз", двукратного олимпийского чемпиона, четырежды признававшегося лучшим вратарем НХЛ).

Бродеру-старшему выиграть Олимпиаду не удалось. Динамовцы Юрий Крылов и Валентин Кузин забросили ему по шайбе – 2:0. Победа сборной СССР и первые золотые олимпийские медали советского хоккея, завоеванные тренерским тандемом Чернышев – Егоров, за что оба получили звание заслуженных тренеров СССР.

Чемпионат мира 1957 года впервые должен был пройти в Москве и стать триумфальным для советской команды и всего советского народа. Тем более что чемпионат бойкотировали сборные Канады и США – в знак протеста против подавлениями советскими войсками венгерского восстания 1956 года. Все свои матчи сборная СССР выиграла с разгромным счетом: 12:0, 16:0, 22:1... Все, кроме двух – ничьи со сборными Чехословакии и Швеции оставили нас на втором месте.

Анатолий Владимирович Тарасов после окончания чемпионата разразился разгромной рецензией, особенно напирая на плохую работу тренерского штаба. Она называлась "Когда улеглись страсти". В ней он, в частности, писал: "Какие же все-таки причины помешали нашей сборной удержать звание чемпиона мира? По моему мнению, одна из причин заключается в том, что в сборную были включены игроки, которые по уровню своего мастерства либо по физической подготовленности вряд ли заслуживали этого. <...> Никто не хочет умалить достоинств и нападающего Евгения Бабича, в прошлом большого мастера хоккея. Но в настоящее время Бабич утратил скорость, умение хорошо ориентироваться. В его игре сейчас проявляются нерасчетливость в действиях, технические „осечки“, тактическая ограниченность. <...> Нападающий В. Гребенников – игрок со средним уровнем мастерства. Он не владеет высокой первоначальной скоростью, не умеет делать неожиданных передач, особенно в одно касание (а это важно для центрального нападающего), тяжело переносит силовое единоборство с противником".

Интересно, какие бы слова нашел Тарасов, удержи наши в третьем периоде победный счет в последней игре со шведами.

Чернышева уволили. Главным тренером сборной СССР впервые был официально назначен Тарасов. Своим помощником он выбрал Владимира Егорова.

Летом 1957-го Тарасов провел 25-дневный учебно-тренировочный сбор, на который вызвал 46 игроков. После его окончания он рапортовал начальству: "То упадническое настроение, которое овладело нами после проигрыша первенств Мира и Европы в этом году, и уход из команды костяка нападающих, как Бобров, Бабич, Шувалов, Уваров, Кузин, и болезнь Крылова – оно пропало. Теперь после сбора стало ясно, что у нас есть хорошие способные хоккеисты, которые должны восстановить славу и честь нашего хоккея".

Восстановить не вышло. За те три года, что Тарасов проработал главным тренером, наша сборная ни разу не смогла победить канадцев – на чемпионатах мира 1958 и 1959 годов занимала вторые места. Смена поколений шла болезненно. К Олимпиаде 1960 года даже пришлось вернуть в сборную "игрока со среднем уровнем мастерства" – 28-летнего бомбардира Владимира Гребенникова из "Крыльев" (254 шайбы в 302 матчах чемпионата СССР, это больше, чем, к примеру, у Константина Локтева или Игоря Ларионова). Считая Гребенникова, на тех Играх за сборную сыграли восемь хоккеистов из "Крыльев": вратарь Евгений Еркин, защитники Николай Карпов и Альфред Кучевский, нападающие Юрий Цицинов, Евгений Грошев, Михаил Бычков и Виктор Пряжников.

В Скво-Вэлли наша команда заняла третье место, пропустив вперед не только канадцев, но и сборную США. Это был провал.

Президиум Федерации хоккея СССР признал выступление сборной "слабым" и назначил на весну Всесоюзную конференцию тренеров, чтобы определить пути дальнейшего развития советского хоккея. Тарасов нашел тех, кто сбивает его с верного пути.

Начинающий хоккеист и студент Института физкультуры Юрий Митин (в будущем помощник Роберта Черенкова в саратовской "Энергии" пошел ради интереса на ту конференцию. Он рассказывал мне: "Я прекрасно помню выступление Тарасова. Он решил всю не­удачу на Олимпиаде свалить на Егорова, резко обвинив игроков из „Крыльев“. Такую характеристику им выдал, чуть не бандитами назвал, что больше никого из них ни разу не вызывали в сборную, даже Грошева! (Грошеву в 1960-м было всего 23. Всю свою карьеру он проведет в "Крыльях" и забросит в чемпионатах страны 234 шайбы. – Прим. Ст. Г.) Гребенников – великий, говорил, дайте мне шайбу, я один цска обыграю, но характер у него был очень непростой. Да с этой компанией ни один тренер не мог договориться! Но Егорова сначала убрали из сборной, а потом, придравшись, что „Крылья“ заняли только четвертое место, сняли и из клуба. Помню, что ушел он очень обиженный".

Поразительно, что и опытный нападающий Пряжников, и молодые звезды Грошев и Цицинов на всю жизнь получили негласный запрет на выступления за национальную сборную. Волчьего билета избежал только молодой воспитанник Егорова защитник Эдуард Иванов. Он перешел из "Крыльев" в цска и стал олимпийским чемпионом и четырехкратным чемпионом мира – уже в новую эпоху, когда в сборную вернули Чернышева, а тот позвал Тарасова в 1963 году к себе помощником.

С этого момента начался золотой век советского хоккея, когда наша сборная под руководством Чернышева и Тарасова выиграла 10 турниров подряд. Эти медали принято записывать и на Тарасова, хотя данный принцип обычно не применяется к другим известным тренерским тандемам – например, к Владимиру Юрзинову, который много лет ассистировал в сборной Виктору Тихонову.

В 1962 году "Крылья" заняли четвертое место в первенстве страны, и Егорова убрали. Команда фактически была разгромлена. "Крылья" вернут лидерские позиции только через 10 лет, когда их возглавит бывший тренер армейской молодежки Борис Павлович Кулагин.

В книге "Настоящие мужчины хоккея", вышедшей в 1987 году, уже после смерти Егорова, Тарасов великодушно писал про "Крылья Советов": "Это был самобытный коллектив, которым руководил очень опытный тренер Владимир Кузьмич Егоров. С 1950 по 1960 г. „Крылышки“ лишь дважды не попадали в число призеров первенства СССР, а в 1957-м стали чемпионами. Егоров создал команду самобытную, не только соперничавшую с армейцами, динамовцами, но и побеждавшую их. Воспитанных Егоровым хоккеистов постоянно включали в сборную. Увы, к сожалению, о нынешних тренерах многих клубов этого сказать нельзя".

"Кристальные люди". Справка. Виктор Васильевич Тихонов рассказывал о Егорове: "Его отличал творческий подход к делу. Его мысль постоянно работала над тем, что надо сделать для развития хоккея, каким путем идти, как строить тренировки. Владимир Кузьмич был грамотным и весьма требовательным тренером. А управлять такой командой в то время было довольно сложным делом. Те ребята послевоенного времени, сполна хлебнувшие лиха, были покруче нынешних".

Нельзя сказать, что Егорова насовсем убрали из хоккея, но вспоминали про него все реже, он словно порастал густым быльем, работал нерегулярно, на редком подхвате. В 1964 году он поедет в роли главного тренера второй сборной СССР на Кубок Ахерна и завоюет его. В 1967 году пройдет первый Московский международный турнир (в скором будущем он получит название "приз „Известий“" , где сборная СССР будет играть двумя составами, и "сборная Егорова" займет первое место, победив "сборную Чернышева и Тарасова".

По ходу сезона-1966/67 его позовут спасать ослабнувшие "Крылья" (после ухода Егорова команда ни разу не была даже четвертой, занимая в основном шестое-седьмое места). Этот сезон "Крылья Советов" закончат на пятом месте, но летом потеряют своего самого талантливого воспитанника: Тарасов заберет в цска 20-летнего нападающего Владимира Петрова. Потом будут восьмое место, шестое, снова восьмое, и в 1970-м Егорова снова уволят.

"Кузьмич" Егоров не лез ни к партийному начальству, ни на трибуны, ни в друзья к журналистам – о нем не написано ни одной книги, даже в Саратове. Егорова стали забывать.

"Кристальные люди". Справка. В 59 лет Владимир Кузьмич Егоров был отправлен в почетную ссылку – в Польшу. Там он принял один из старейших в стране, но при этом совсем не знатный клуб "Напшуд Янув" из Катовице. За три сезона работы в Польше (1970/71–1972/73) Егоров поднял "Напшуд" на высоту, которой тот никогда ранее не достигал: две серебряных и одна бронзовая медаль национального чемпионата. Последней клубной работой Егорова стал киевский "Сокол", игравший тогда в первой лиге. Он проработал в "Соколе" вторую половину сезона-1973/74 и первую – 1974/75. Руководство команды ставило перед 63-летним Егоровым задачу выхода в высшую лигу, но ему удалось только поднять "Сокол" с девятого места на третье. Нападающий "Сокола" Анатолий Богданов, в будущем заслуженный тренер СССР, рассказывал мне: "Тогда нам, игрокам, он казался глубоким стариком (сейчас о таком возрасте я думаю уже по-другому). Помню, что он сумел пробить для команды хорошие условия для тренировочной работы, новые зарплатные ставки, поездки за рубеж – авторитет у него был огромный. В тренировочном процессе применял интересные упражнения, вообще был очень грамотный специалист. И человеком был простым, не заносчивым, общительным".

Тарасов закончил тренировать в 56 лет. Чернышев – в 61. Егоров цеплялся за любую работу в хоккее до глубокой старости. В 71 год его назначили старшим тренером студенческой сборной СССР на Универсиаде-1983, проходившей в Болгарии. Костяк команды составили игроки саратовского "Кристалла". Один из них, Виктор Жуков, удивится моему рассказу:

"Мы слышали, что он какой-то великий, а вот что он саратовский – нет, этого не знали".

В 2004 году Егорова включат в Зал славы отечественного хоккея.

Источник: www.sport-express.ru
+46
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.