Товарищеские игры
Спартак
5:2
Локомотив
Ташкент, Узбекистан
12 января, 16:28 ФК Спартак 120

Луис Адриано: Каррера ушел, а Глушаков остался. И он один из нас

Нападающий «Спартака» Луис Адриано дал большое интервью корреспонденту Sport24 Артему Калинину.

Айртон, Луческу, «Параиба»

— В Дубай вы прилетели с новой прической. Почему сменили имидж?
— В Бразилии лето, очень жарко. Я все думал, что бы такое сделать! И решил, что раз уж у меня давно не было коротких волос, нужно постричься. Но это ненадолго. Вскоре снова отращу шевелюру как раньше.


— Еще один бразилец-блондин в «Спартаке», Айртон, пока стесняется. Помогаете ему осваиваться?
— Он молодой, первый раз уехал из дома, да еще и так далеко. Плюс, перешел в такой клуб как «Спартак». Мы — те бразильцы, которые уже давно выступают тут, знаем язык. Поэтому считаем своим долгом помочь ему адаптироваться.

— Что мешает раскрыться Педро Роше? Тоже адаптация?
— Думаю, да. А его игровое время — тут решает тренер, он определяет состав. Вспомните мою ситуацию: в «Шахтере» у меня ушло полтора года на адаптацию, и только после этого я начал регулярно играть! Педро отлично работает. Надеюсь, в ближайшее время он сможет закрепиться в основе.

— Не ждет ли такая же судьба Айртона?
— Трудно сказать. Мы с ним пока не очень знакомы — всего-то три дня видимся. Многое зависит от самого человека. Кто-то адаптируется быстрее, кто-то дольше. Надеюсь, он быстро привыкнет к новым условиям.

— Вы вспомнили свой опыт переезда в Европу. Тогда не хотелось взять и сбежать из «Шахтера» домой?
— Еще как! Я чуть ли не каждый день подходил к тренеру и просился назад! Но Мирча Луческу проявил колоссальное терпение: постоянно со мной разговаривал, объяснял, учил и убеждал, что все будет хорошо. В итоге я провел там восемь лет! Мистер стал для меня вторым отцом. Мы до сих пор поддерживаем связь. Созванивались на Рождество и Новый год — поздравляли друг друга с праздниками.

— Аяза Гулиева вы называете «параиба». Объясните, почему.
— Это началось давно. Когда два года назад он пришел тренироваться с основой, у него была очень пышная шевелюра! А в Бразилии людей с такой прической называют cabesa de Paraiba (голова из Параибы). Аяз вернулся, и мы вспомнили эту шутку.

— В «Спартаке» много бразильцев, плюс Мельгарехо и Зе Луиш. Не возникнут ли языковые группировки? Раньше в команде такое случалось.
— Уверен, такого не будет. Мы со всеми общаемся на равных. Никто никого не выделяет. Вы же бываете на тренировках: обстановка рабочая, все шутят со всеми.

— Да, но, например, глядя на вас на тренировке, можно сделать вывод, что вы работаете с ленцой. Это действительно так?
— Наверное, дело в том, что вы, журналисты, приезжаете на открытые тренировки, которые проходят за день до матча. На них нет серьезных нагрузок. Для нас это уже такой лайт-режим. Поэтому складывается впечатление, что мы расслаблены. Но поверьте, если бы вы видели занятия за день до открытой тренировки, вы бы поменяли мнение. Не говоря уже о самих играх. Там максимальная отдача и концентрация.


«Шахтер», «Милан», язык

— В «Шахтере» тоже играло много бразильцев. Как удавалось избежать группировок там?
— Во-первых, все давно играли вместе и хорошо друг друга знали. Никогда не было такого, что украинцы сидели отдельно, а бразильцы — в своем кругу. Если нет команды в раздевалке, то нет ее и на поле. Мистер уделял этому огромное значение! Раз в неделю он устраивал совместные обеды, постоянно старался сделать так, чтобы игроки общались друг с другом.

— Из Украины вы уехали после обострения ситуации в стране. Поддерживаете сейчас связь с кем-то из «Шахтера»?
— Да, общаюсь и с теми, кто там играет, и с теми, кто уехал в другие чемпионаты. За восемь лет там появилось много друзей. Мы говорим про футбол, про матчи наших команд, про болельщиков. Но никакой политики. Я не интересуюсь ни украинской, ни российской политической повесткой. Единственное, что нельзя обойти стороной — тот факт, что «Шахтер» не может играть в Донецке.

— Если сравнить «Шахтер» образца победы в Кубке УЕФА и чемпионский «Спартак», какая из команд сильнее?
— «Шахтер». Эта команда была более сыгранной — костяк играл вместе, кажется, пять лет. Мы были взаимозаменяемы, каждый до автоматизма понимал свои функции. Благодаря этому «Шахтер», считаю, сильнее.

— Из «Шахтера» вы перешли в «Милан», где больше сидели в запасе. У Хонды там тоже не получилось.
— Не могу говорить о Кейсуке — мы едва пересекались с ним. За себя скажу, что я, переехав в Италию, начал играть регулярно и, вроде бы, неплохо. Но потом тренер посадил меня на скамейку. Почему? Спросите у него. Я не знаю. Продолжал работать, тренироваться, ждал своего шанса. Ну, а потом перешел в «Спартак».


— Со времен выступления на Украине вы отлично говорите по-русски. А на украинском языке объясниться сможете?
— Нет, знаю только русский. Никогда не учил его специально. Всему, что знаю, научила жизнь. Слово за слово, на тренировках что-то спрашивал, что-то схватывал.

— То есть, если поедете на метро в Москве, не пропадете?
— Конечно. Смогу объясниться и узнать все, что нужно. Но в метро вы меня не увидите. Я езжу по городу с водителем.


Каррера, Рианчо, трансферные слухи

— Уход Карреры, а потом и Рианчо стал шоком? Как восприняли кардинальные перемены вы?
— Столь быстрого ухода Массимо мы не ожидали. Он достаточно много сделал для клуба, и его отставка была внезапной. Конечно, я расстроился, поскольку это он привел меня в «Спартак». На смену ему клуб, видимо, искал более опытного тренера. Так что уход Рианчо не был неожиданным. Все-таки он работал помощником Карреры и ушел вслед за ним.

— Про вас в тот период тоже ходило много слухов.
— Какие-то люди начали говорить, что я не понимаю, что делать, что хочу уйти из «Спартака». Но они не знали, что происходило в команде. И не понимали. Я не сыграл в нескольких матчах, и началось: Адриано уходит, Адриано не нравится в команде… Откуда это пошло? Ни я, ни клуб не делали никаких заявлений. Что за бред?

— Какова была ваша реакция на отстранение от тренировок Ещенко и Глушакова?
— Мы с ребятами пошли к Каррере, попросили вернуть их в состав. У нас с тренером всегда были отличные отношения, так что без проблем поговорили с ним. Но он своего решения не поменял.

— Сильно винили себя за удаление в матче с ПАОКом?
— Конечно, я тогда очень сильно расстроился. Мало того, что был удален ни за что, так еще и в течение трех матчей потом не мог помогать команде. Что касается болельщиков, я еще тогда перед всеми извинился. Болельщики аплодируют тебе, когда играешь хорошо, и критикуют, когда что-то не получается. Так всегда.

— Возвращаясь к октябрьским событиям — понимаете, в чем была причина неудач на поле и напряженности в команде?
— Ну, это же футбол. Кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Нельзя побеждать все время. Почему сейчас всем подряд проигрывает «Реал»?


Кононов, тактика, трансферы

— Олег Кононов ввел в практику восстановления на стадионе сразу после игр, а также командные ужины. Что еще изменилось с его приходом?
— Восстановление было обусловлено плотным графиком. И я полностью это поддерживаю. Мы оставались делать процедуры, потом собирались на ужин. Вы видели, что теперь каждое занятие начинается с таких шуточных обнимашек, когда нужно собраться в кучу с двумя-тремя-четырьмя партнерами по команде тренера. Да и сами тренировки изменились, идея футбола, которую нам доносит главный тренер.

— Каким был ваш первый разговор с Кононовым?
— Помню, что он поговорил индивидуально с каждым футболистом. Мне Кононов сказал, что ему нравится моя игра, что он на меня рассчитывает. Отличия в требованиях и тренировочном процессе по сравнению с прошлыми тренерами? Они есть, но несущественные.

— Вам удобнее играть в схеме 4-4-2 с двумя форвардами или с одним ярко выраженным нападающим?
— С двумя. Зе Луиш — классный футболист, он приносит много пользы. Считаю, у нас неплохо получается взаимодействовать.

— Вы говорили, что эмоциональное напряжение немного спало. Но как вернуть доверие тех болельщиков, которые по-прежнему выступают против руководства и ряда игроков?
— Тут один рецепт: никого не слушать и делать свою работу, выигрывая матчи. Если мы будем побеждать, скоро все забудут про негатив и станут поддерживать команду.

— Когда один из фанатов бросился к Глушакову, вы вступились за капитана. Раньше приходилось вступать в стычку с болельщиками?
— Вот именно так — никогда. Ни разу не сталкивался с подобным.

— Многие из тех, кто продолжает оскорблять Глушакова, считают, что есть некий заговор — против Карреры в поддержку Дениса; что все акции искусственны.
— Никто никому не приказывает. Мы делаем это, потому что он наш игрок. Глушаков один из нас. Не хотим никого провоцировать. Мы уважаем мнение болельщиков, которым нравится Каррера. Мы не критикуем ни их, ни его. Не пытаемся очернить Массимо в их глазах. Но, думаю, они наше мнение тоже должны уважать. Каррера ушел, Глушаков остался. Он будет с нами и в плохие времена, и в хорошие — будет помогать «Спартаку» побеждать.

— Кадровые изменения в «Спартаке» продолжаются: зимой команду покинули сразу шесть человек. Удивились, когда не увидели их в аэропорту?
— Удивился, конечно. Это опытные футболисты, которые помогали «Спартаку». Но кадровые перестановки — всегда сюрприз для футболистов. Так что тут все как всегда.

— Кононов объяснил, с чем связана такая трансферная политика и чего он ждет от каждого из оставшихся на сборе?
— Сказал, чтобы мы по-максимуму выкладывались физически. Что никому не будет поблажек. А играть будут только те, кто работает и показывает свой максимум.

— Последние пару месяцев СМИ постоянно куда-то вас отправляли. Не устали от этого?
— Я не могу комментировать каждый слух. Сейчас я на сборе «Спартака», сижу перед вами. А где-то там кто-то распускает слухи. Отношусь к этому спокойно, потому что слухи были, есть и будут всегда.

Семья, шураско, досуг

— До финиша сезона — 13 матчей. Ваша главная цель на весну?
— Выиграть все, что можно, вместе с командой. И постоянно выходить на поле. Вообще, каждый сезон я хочу стать лучшим бомбардиром чемпионата. Но победы команды все же важнее. Ведь мои голы без побед «Спартака» бессмысленны.

— Вы уже два года в Москве. Что успели посмотреть? И как проводите свободное время?
— Я четыре раза был в Большом театре. Иногда хожу в кино, в рестораны. Но большую часть времени провожу дома. Смотрю телевизор, слушаю музыку, играю на «тока» — это такой маленький барабан.

— Вы любите шураско. Где найти его в Москве?
— О, здесь это большая проблема. Шураскарии в городе нет, а в квартире мясо не пожаришь. Так что когда езжу домой в Бразилию, отъедаюсь как следует!

— У вас много еды в инстаграме.
— Да просто люблю выкладывать, вот и все. Люблю, чтобы было красиво.

— «Спартак» покинула нутриционист Сара Фабрис. На столе с ее уходом появились какие-то сладости или другие ранее запрещенные продукты?
— Я не большой любитель сладкого, так что даже не обращал на это внимания. Но какие-то ограничения в еде в соревновательный период быть должны. Это часть нашей профессии. Вот в отпуске я позволяю себе расслабиться.

— Традиционные для России новогодние салаты пробовали?
— Новый год я отмечаю дома, поэтому никогда не было возможности попробовать что-то из подобных блюд. Возможно, когда-нибудь попробую.

— Вы постоянно вспоминаете о доме, но мы почти ничего не знаем о вашей семье. Расскажите.
— О, она очень хорошая. Жена и дети живут в Бразилии. Родители — тоже. А я вот в Москве один. Временами бывает очень тяжело, но каждый день общаюсь с родными. Иногда кто-то ко мне приезжает. Но надолго не задерживаются — им нравится дома.


9 лучших вопросов от болельщиков

— Кого из бразильцев «Шахтера» вы пригласили бы в «Спартак»?
— Тайсона и Марлоса.

— Кто из бразильцев, с которыми вы играли в «Шахтере», был самым сильным?
— Ну, наверное, банально: Фернандиньо и Виллиан.

— С какой ноги у вас сильнее удар: с правой или левой ноги?
— С правой!

— Удобны ли для вас навесы Дмитрия Комбарова?
— Ха-ха! Удобны, да.

— Когда можно вручить вам статуэтку «Золотого кабана» в Москве?
— Когда я вернусь в Москву. Например, когда будет первая тренировка, тогда и можно.

— Жалеете ли вы о чем-то в своей карьере?
— Если глобально, то ни о чем. А так, сожалею после каждого поражения. Мне кажется, что я мог сделать больше, чтобы команда выиграла.

— Чего больше в вашей карьере: забитых голов или различных причесок?
— Голов, разумеется!

— Сколько мячей вы припасли на вторую часть сезона?
— 15.

— На что готовы, если «Спартак» станет чемпионом в этом сезоне? Может, побриться наголо?
— Так, тут надо подумать. Побрить голову, наверное, слишком банально! Если «Спартак» станет чемпионом, я сделаю какой-то благотворительный жест. Помогу больному ребенку или еще кому-то. В Бразилии мы делаем благотворительную акцию «Рождество без голода». Собираем вещи и еду для бездомных. Вот и в Москве постараюсь сделать что-то полезное.

Источник: sport24.ru
–248
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.