18 июня, 08:48 ФК Спартак grumpy 80

Защитник «Спартака» Гапонов год назад получал 17 тысяч рублей. Ему советовали завершать карьеру, но все изменил один пас

Как из Орла прорваться в РПЛ.

В конце прошлого сезона в стартовом составе «Спартака» появился новый центральный защитник – Илья Гапонов. 21-летнего парня толком никто не знал, хотя он попадал в заявку еще при Массимо Каррере. Дебют получился жутким: Гапонов вышел против «Арсенала» в Туле, когда «Спартак» уничтожили всего за тридцать минут (0:3). Несмотря на разгром, Олег Кононов доверял молодому центрдефу и дальше: Гапонов провел в старте последние четыре игры, в трех команда победила.


Илья родился и вырос в Орле, его путь в РПЛ – это чистейшая история отчаяния. Парня швыряли из академии в академию («Локо», «Краснодар», «Динамо», «Сатурн»), всю детскую карьеру использовали на разных позициях (в нападении, на фланге и в центре полузащиты), а в 20 лет советовали завершать карьеру и идти работать вне футбола. Гапонов тогда бегал за «Строгино» в ПФЛ, подрабатывал детским тренером и не знал, что делать дальше.

Ему повезло: однажды на игру «Строгино» приехали селекционеры «Спартака». И тут все изменилось – случайно, безумно, но счастливо.

На Sports.ru его воодушевляющая история: как вырваться из Орла, если всегда что-то мешает, как не сдаться, если кажется, что уже конец, и как не растеряться в основе «Спартака», если ты никогда не играл в премьер-лиге.

Гапонов с детства бегал с отцом в 6 утра по 7 км с утяжелителями. Тренеры это не одобряли, зато Илья обгонял на поле всех сверстников

Папа защитника Сергей Гапонов – боксер, дрался в Орле на любительском уровне. Когда-то претендовал на звание кандидата в мастера спорта, но на турнире в Дагестане его засудили и не дали разряд. Илью тоже сначала отдали на бокс. 

(Сергей Гапонов – слева)

«Хотелось воплотить свою мечту, чтобы сын стал хотя бы мастером, – говорит Сергей Гапонов в интервью Sports.ru. –  Но Илье не очень нравилось, до соревнований не дошел. К тому же мама еще нагнетала: «Все мозги отобьют, будешь, как папа». Помню, пришли с тренировки, а по телевизору показывали матчи ЧМ-2006. Он меня спрашивает: «Пап, а можно в футбол?» Я ответил: «В любой вид спорта, хоть в шахматы. Главное – не будешь пить и курить».

Так в 9 лет Гапонов оказался в футбольной секции. Однажды туда заглянули представители крупной спортивной орловской школы, они искали ребят для спецкласса. Из 25 человек выбрали одного Илью – потому что он был самым высоким и лучше всех обращался с мячом. 

«Когда меня взяли в спецкласс, папа подошел и спросил: «Хочешь большего достичь? Чтобы по телевизору показывали, в сборной играть», – вспоминает Илья. – Я ответил, что хочу. Так мы начали работать». 

«Я футбол вообще ненавижу. Точнее, ненавидел, – говорит отец. – Взялся тогда работать над физикой Ильи. Вдобавок к тренировке в школе он занимался утром и вечером. Вставали каждый день в 6 утра, бегали вместе с ним 7 километров с утяжелителями по килограмму. Я работал машинистом электровоза, находил время для тренировок сына между сменами или по выходным. А вечером с ним уже на поле занимался мой сосед, который проходил стажировки у спартаковских тренеров и разбирался в футболе. Поле в Орле тогда только построили и назвали в честь Аршавина. Хотели в честь Юрия Палыча Семина, но его мало кто знал. Мне все тренеры говорили: ты Илью загоняешь. В итоге получилось так, что он был быстрее всех, его никто догнать не мог – поэтому сначала ставили в нападение».

Форвард Гапонов поехал в школу «Локомотива» – помог знакомый отца, который знал людей из клуба. Добирались всю ночь на машине, но просмотр прошел успешно. 

«Директор академии сказал одному из селекционеров: «Иди, посмотри, что там орловский рысак», – рассказывает Сергей Гапонов. – Тот спрашивает тренера: «Как он?» Тренер отвечает: «Сделал всех! И на 60 метрах, и на 100». Селекционер уточняет у команды: «Кто не бегал с ним?» Ему говорят, что не бегал только вратарь. Тогда он говорит: «Давайте, я ставлю на новенького, если побеждает на 100-метровке, то вы кувыркаетесь, если побеждает вратарь, то кувыркаюсь я». И представляете, тот вратарь обошел моего сына на полкорпуса». В итоге селекционер кувыркался при всех».

Гапонов не пригодился «Локомотиву», прошел в «Краснодар» – но «Локо» не отпустил бесплатно. Потом должен был оказаться в «Динамо», но не получилось из-за денег на квартиру

В «Локомотиве» Гапонов тренировался около года и играл левого полузащитника, но оказался не нужен: в школе составляли какие-то списки с перспективными футболистами, Гапонов был только на пятом листе. Тогда отец забрал сына и отвез на машине в академию «Краснодара» – на общий просмотр.

«В «Краснодар нас были готовы брать, но паспорт футболиста остался в «Локомотиве», – рассказывает Сергей Гапонов. – Когда обратились за паспортом, за Илью потребовали денег. В «Краснодаре» прокомментировали так: «Он не Роналдо, так что и дома посидит». 

Что делать, Гапонов вернулся домой в Орел. Там снова тренировки с отцом: бегал и с рюкзаком, и с 5-летним братом на спине. Через несколько месяцев в городе проходил турнир, на котором Илью заметил селекционер «Сатурна» – это был новый шанс оказаться в хорошей школе и близко к Москве. Чтобы прорваться, Гапонов проходил два просмотра: первого оказалось недостаточно, потому что тренера, которому он понравился, через неделю уволили, пришлось доказывать новому.


Но академию «Сатурна» Илья тоже не закончил: при клубе не было возможности учиться в 10-м и 11-м классах, а всех футболистов после 9-го отправляли в ПТУ. 

«Я сказал Илье, что не стоит, надо возвращаться в Орел, – говорит Сергей Гапонов. – Вдруг вечером звонок из Москвы – звонил Михаил Галактионов, тогда главный тренер 1997 года в «Динамо». И предложил просмотр. Илья съездил на сборы, подошел. Только жилье предоставить не могли: надо было снимать квартиру. У нас тогда с деньгами была не лучшая ситуация, не могли себе позволить. Тогда Галактионов на время пристроил Илью в «Строгино», а сын позже должен был вернуться к нему в «Динамо». Но потом Галактионов ушел в сборную, а мы так и остались».

В защиту Гапонова переставили из-за хорошего длинного паса. Это и привлекло «Спартак»

Гапонов приехал в «Строгино» (клуб из ПФЛ с детской академией) еще полузащитником, причем без стабильной позиции: мелькал то близко к атаке, то около обороны. По словам бывшего тренера «Строгино» Владимира Щербака, Илье оказалось тяжеловато выцарапать постоянное место в старте, потому что среди конкурентов были игроки юношеских сборных. Больше того, в «Строгино» думали, не стоит ли Гапонова отдать в какой-нибудь другой клуб. 
И вдруг тренер Щербак опустил его в центр защиты.   

«Мы видели, что у него есть качества центрального защитника – в частности, хорошая длинная передача, – рассказывал Щербак в интервью Чемпионату. – Помните, в «Барселоне» играл Роналд Куман? За счет длинного паса на 80 метров приносил команде пользу долгие годы. Вот и Илья обладает такой же передачей. В нашей системе координат этот навык очень ценился, многое в атаке было завязано на нем. Плюс при своем росте он достаточно быстрый, способен играть с высокой линией обороны, опережать нападающих даже в случае передач за спину». 


«Сначала было скучно в центре защиты, – говорит Гапонов в интервью Sports.ru. – Казалось, что просто смотришь, как другие играют в футбол. Отпустило, когда начал стабильно попадать в стартовый состав, сразу стало нравиться. Кайф – когда мешаешь нападающему забить, когда прерываешь все его усилия, видишь его отчаяние».

В «Строгино» во второй лиге Гапонов провел три года. Пытаясь найти что-то получше, ездил на просмотры в «Тамбов» и «Зенит-2», но не подходил. Когда контракт уже истекал, некоторые родственники предлагали менять профессию. В 2018 году Илья зарабатывал 17 тысяч рублей в месяц и, чтобы получалось хоть чуть-чуть больше, тренировал 5-летних детей – ему не очень нравилось, но за одно занятие платили тысячу. 

Все изменил один пас. На игру «Строгино» как-то приехал селекционер «Спартака» Александр Судариков. Его интересовал другой центральный защитник – Максим Куфтин. 

«Я тоже был на матче, а тут парень низом через все поле отдает разрезающую передачу на нападающего и выводит его один на один, – рассказывает Sports.ru агент Гапонова Станислав Станиславский . – Гадали: откуда у него такой пас? Когда выяснилось, что он всю жизнь играл полузащитника, все встало на свои места. Здесь важно понимать: если смотришь много второй лиги, глаз замыливается, все матчи становятся одинаковыми. И когда видишь какое-то яркое пятно: пас, удар через себя, обводки – это бросается в глаза. Я всегда говорю ребятам: если приезжаете на просмотры, делайте так, чтобы вас заметили: исполняйте крутые финты, бейте через себя, используйте весь свой дриблинг – как угодно обращайте на себя внимание».

Гапонов даже не знал, что заинтересовал «Спартака», и несколько игр после того паса провел отвратительно. Когда все было на грани, селекционер «Спартака» Судариков подошел к Гапонову со словами: «Илья Сергеевич, вы занимаетесь ######».

Так защитник узнал, что за ним уже месяц следит весь селекционный отдел «Спартака».

Слова подействовали, и контракт все-таки подписали. В тот момент у Гапонова даже не было денег на нормальные бутсы – приходилось бегать почти в таких же, как у лидера «Астон Виллы» Джека Грилиша.
Загрузка...


Когда Станиславский рассмотрел, в чем бегает его игрок, сразу написал одному из производителей экипировки: «Есть суперзащитник, обратите внимание». Ему ответили: «Суперзащитник – это Варан».

Из-за проблем с деньгами Гапонов очень переживал, что за него надо платить компенсацию – 50 тысяч евро. Он считал, что это слишком большая сумма. Станиславский успокоил: «Илюх, не переживай. Хороший футболист должен стоить денег. И ты стоишь сейчас как подержанный «Кайен» в не очень хорошем состоянии».

О карьере в «Спартаке» мы поговорили с Гапоновым отдельно: здесь и про Карреру, и про Рианчо, и про Кононова, и про очки, которые спартаковский коуч ставит на тренировках.

Каррера доверял Рианчо не только тренировки, но и теорию. Игроки на этих занятиях сидели с улыбкой

– Впервые в заявке ты оказался при Каррере. Как это было?
– Тогда сломались Жиго с Боккетти и хотели подписать Терри. В итоге не подписали, а меня подключили к тренировкам с основой. Больше всех впечатлил Зобнин – у него запредельная работоспособность. Еще, конечно, Адриано – один из лучших нападающих, с кем вообще играл.

– Тренировки проводил Каррера?
– Он больше наблюдал, а проводил их Рианчо – эмоционально, с криками. Каррера мог что-то сказать, но редко. Запомнилось, как Рианчо объяснял теорию: бил по макету, фишки падали, все разлеталось. Мы с улыбкой смотрели.

– Почему теорию проводил Рианчо, а не Каррера?
– Мне сложно сказать. Каррера иногда включался, но в основном был Рианчо. Он все хотел доказать, что вполне может быть первым тренером. Если Каррере что-то не нравилось, он останавливал тренировку, выходил на поле и сам объяснял.


– Ты застал Карреру в последние дни в «Спартаке». Было видно, что он уходит?
– Нет, он был заряжен и заинтересован. Правда, со мной индивидуально не успел пообщаться.

– Ты дебютировал через полгода. Как узнал, что сыграешь с «Арсеналом» в Туле?
– После победы над «Енисеем» врачи сказали, что Жиго вряд ли сыграет в следующем матче. Решалось, кто выйдет – либо я, либо Мамин. На тренировке была небольшая двусторонка, Олег Георгиевич назвал составы, моя фамилия была в старте. Почувствовал небольшое жжение в груди от волнения. Дальше весь вечер думал только об этом – телевизор даже сложно было смотреть, не мог сосредоточиться.

– Ты сказал про Мамина, а Леонид Федун называл вас лучшей связкой центральных защитников в ФНЛ.
– После его интервью в команде сразу вспомнили историю про Давыдова. Федун назвал его спартаковским Месси, а он в итоге подсбавил. Про нас в «Спартаке-2» тоже шутили, что можем заканчивать карьеры.


У игроков есть доступ к таблице, где Кононов начисляет очки за тренировки. В мае лучшим был Фернандо

– Начинается матч с «Арсеналом». Твои ощущения от премьер-лиги?
– Все оказалось сложнее, чем я представлял. Во-первых, на поле по-другому ощущается внимание болельщиков. На скамейке намного спокойнее: знаешь ведь, что не будешь играть. Во-вторых, скорости совсем другие. Я хочу отдать пас, а соперник уже в этом месте. До сих пор перед глазами, как Мирзов читал игру и опережал. Поэтому длинные пасы пока не делаю. Понял, что лучше от простого к сложному, больше пока не рискую.

– Когда «Спартак» быстро пропустил три гола, о чем подумал? 
– Что-то в духе: «Да уж, хороший дебют». Когда получили третий, практически в себе разочаровался. Ко мне есть вопросы во втором голе, много раз его пересматривал. Когда разбирали эпизод с Олегом Георгиевичем, он сказал, что надо было не ждать прострела, а сближаться с игроком. Я в тот момент мыслил так: контролирую прострел, а Максименко – удар.

– Ты же правильно мыслил: оттуда пропускать в ближний нельзя.
– Кононов не обвинял меня. Просто говорил, что можно было сыграть лучше, раньше пойти страховать опорного. И встречать игрока, а не ждать прострела. 

– Потом «Спартак» победил с тобой в старте три раза подряд. Момент, когда почувствовал, что ты в порядке?
– С «Уралом» остался один на один на бровке с Бикфалви. Он хотел меня обыграть, а я успел мяч выбить. Этот момент добавил уверенности, понял, что могу противостоять серьезным игрокам. Вот Деспотович из «Оренбурга» – самый опасный нападающий, которого пока что встретил в РПЛ. Он так умело ставил корпус, что его было очень сложно отпихнуть.

– С «Оренбургом» ты отдал рискованный пас назад Максименко, он еле опередил нападающего. Зачем ты такое исполнил?
– Думал, никто из «Оренбурга» не пойдет, а Максименко уже стоял на линии штрафной. Сыграл, конечно, неверно, чуть второй не залетел. Максименко потом сказал, что он кричал «Не скидывай», но там не было слышно. Хорошо, что Саня успел. Сказал ему: «Спасибо, Макси». 


– Кононов тогда на пресс-конференции сказал, что Максименко допустил две ошибки, которые повлияли на результат. В раздевалке тренер и кипер пообщались? 
– Сразу после игры общих разговоров не было. Возможно, они говорили лично. В Москве уже всей командой собрались в ресторане «Ласточка».

– И чего решили?
– Кононов сказал, что не выполнили задачи. Точнее, некоторые выполнили, но с небольшой горчинкой.

– Расскажи про оценки на тренировках, которые ставит Кононов. 
– Начинается месяц, очки обнуляются. Допустим, играем в большой квадрат, делимся на две команды. Игроки, чья команда выиграла, получают три очка. Потом следующее упражнение – удары. Бьем, а тренеры считают. Потом футбол, там тоже очки начисляют.

– Кто в мае чемпион?
– Фернандо – 62 очка (Гапонов очень быстро нашел таблицу в телефоне – Sports.ru). 

– А ты на каком месте?
– На 12-м. 

– Платил в мае за ужин?
– Платят те, кто во второй половине. Я, получается, остался в спасительной зоне и не платил. Правда, до этого бывало, что и платил – для меня это достаточно существенная сумма.

– Кто из легенд в мае во второй половине, кто платит? Глушаков, Комбаров?
– Да, Глушаков во второй половине, еще Боккетти там есть. 


– Что делаешь в свободное время?
– Люблю играть в теннис – и большой, и настольный. Слежу вообще за теннисом, болею за Надаля. Начал топить за него, когда он играл в каком-то финале с Федерером. Смотрел теннис тогда первый раз, как-то Надаль приглянулся. С тех пор за него. Думаю, если против Надаля будет русский теннисист, все равно буду болеть за Рафу.

– Еще увлечения, кроме тенниса? 
– Ютуб не смотрю, русский рэп особо не слушаю – только иногда. Люблю читать, особенно биографии. Златана не читал, а вот книга Варди запомнилась. Как он выбился из самых низов, все время выпивал, но все равно пробился.

– Год назад ты не мог позволить себе нормальные бутсы. Что изменилось с тех пор? Не начал есть только в ресторанах или ездить только на такси бизнес-класса? 
– Нет, конечно. Я даже в отпуск не полетел за границу, провел его дома, в Орле.

Источник: www.sports.ru
+423
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.