Чемпионат России 2019/2020, 13-й тур
Спартак
vs
Рубин
Казань
02 октября, 10:10 ФК Спартак Михей 2

Сергей Балахнин: «После поражения от «Спартака» в финале Кубка напился»/Забить «Спартаку» престижно, но важнее было решить задачу в Калининграде/Олег Иванов — футболистище!/Слуцкий вернется в сборную

Отрывок из интервью для Sportbox.ru
«После поражения от «Спартака» в финале Кубка напился»
— Вы стали тренером тогда еще «Ростсельмаша» сразу после завершения игровой карьеры. Что было сложнее всего?
— Клопп, кажется, также столкнулся с этой проблемой. Было трудно говорить людям «нет» и расставаться с ними. Всегда у футболистов находятся аргументы, что они лучше всех, а тренер не прав. Особенно сложно было прощаться с легендами, которые уже на сходе. А надо было говорить до свидания, так как команда должна развиваться и идти дальше. Вызывал к себе, разговор получался напряженным. Уверен, у некоторых ребят до сих пор остался холодок по отношению ко мне. Хотя со временем люди понимают, почему я так поступал. Опять же не буду приводить примеры, потому что не хочу говорить о других людях.

— Посылали вас игроки в момент разговора?
— В глаза нет. Но, наверное, выходили из кабинета и ругались.
— Раз вы вспомнили о Клоппе. Он рассказывал, как после победы над «Барселоной» сидел один в номере, пил воду, улыбался и даже не хотел пива.
— У меня такого момента не было. Помню, наоборот, надрался после поражения от «Спартака» в финале Кубка. Прилетел в «Ростов», пришел домой, пригласил нефутбольных товарищей, и мы хорошо посидели. Вроде пытались не говорить о футболе, но все в итоге сводилось к Его величеству. Было жестко.
— Полегчало?
— Точно нет! Даже не забылся.
— Вы же обыграли «Спартак» в чемпионате спустя несколько недель после финала. Игроки после победы вас качали в центре поля. Читал, что тот успех спас вас от увольнения?
— Матч складывался сам по себе очень эмоционально. Не было такого, что перед встречей были разговоры о моей поддержке, что, мол, надо сыграть за тренера… Хотя разговоры о моей увольнении ходили. Руководство болезненно восприняло поражение в финале. Хотя ультиматумов не было.
Мы же забили гол на последней минуте. Парни бились, боролись, вымучили ту победу. Сами понимаете, какое было напряжение во время встречи. Вот они и выплеснули эмоции на мне. Это просто был  выброс адреналина. Живая эмоция. Конечно, не ожидал, что меня будут качать. Было приятно.

«На Евро-2016 ошиблись с подготовкой к турниру»
— В Википедии написано, что вы являетесь тренером-консультантом женской сборной. Верно?
— Это была разовая помощь команде на чемпионате Европы 2016 года. Виталий Мутко тогда попросил меня поработать с девушками.
— Но вы же ничего не знали о женском футболе.
— Я так и сказал руководителю. Есть же специфика. Для меня действительно все было в новинку. Но Виталий Леонтьевич сказал, что я нужен. Ответил: «Хорошо».
— И чем вы помогли женской сборной России?
— Надеюсь, что чем-то помог. Старался деликатно вмешиваться в работу. Хотя, поскольку команда никуда не вышла, сложно говорить о правильной помощи.
— Вам интересно было работать с женской командой?
— Не очень. Я ведь был с коллективом не только на самом турнире, но и на сборах перед соревнованием. Понял одно — наш женский футбол катастрофически отстает от топового. Мужская сборная-то сильно отстает, а между нашими и сильнейшими девушками — вообще пропасть. Надо больше внимания уделять женскому футболу. Пока же нам на сборную насобирать хороших девчонок трудно. А о конкуренции вообще речь не идет. Хотя девчонки молодцы. Выжимают из себя максимум, но это не их вина, что они не дотягивают.
— Консультировать женскую сборную вы поехали сразу после мужского Европы-2016?
— Все верно.
— Давайте поговорим о причинах поражения. Но для начала, нигде не смог найти, как вы познакомились с Леонидом Слуцким. И почему он ваш друг?
— Это давняя история. Еще в самом начале моей тренерской карьеры начал брать в «Ростов» его воспитанников. Естественно, консультировался с ним по этому поводу. Леонид Викторович тогда еще работал в Волгограде. Мы начали общаться. Потом часто вместе посещали одни и те же тренерские курсы. Обменивались мнениями. Я его даже приглашать поработать со мной в «Ростове», но он выбрал «Торпедо». Мы одинаково мыслим, поэтому нам всегда есть о чем поговорить, что обсудить. Так и начали дружить.
— Правда, что рекомендация Слуцкого повлияла на ваше назначение главным тренером «Ростова» в 2011 году?
— Об этом мне Леонид не говорил. Но такое могло быть. Хотя, учитывая, как расстались Белоус и Слуцкий, не факт что они вообще после этого разговаривали.
— Стыдно — точное определение ваших чувств после вылета с Евро-2016?
— Однозначно. А как не стыдиться такого результата? Мы же представляли страну. Ты чувствуешь ответственность.
— Чем поражения сборных отличались от всех остальных?
— Мы могли и должны были сыграть лучше. Матч с Уэльсом (0:3) вообще провалили. Стыдно не за сам факт проигрыша, а за то, как это произошло. Мы не считали себя суперкомандой, но даже в этом случае не показали возможный максимум. Выступили ниже наших возможностей, хотя могли выйти из группы.
— Уверен, вы глубоко проанализировали причины поражений, особенно игру с Уэльсом.
— Конечно. В последней встрече у ребят просто не был сил. А если нет физики, то будь ты кем угодно, ничего не сделаешь. Не было не только функционала, но и отсутствовала сила духа. Парни были не готовы. И в этом полностью вина тренерского штаба. Мы неправильно спланировали подготовку. Плюс конкретно на матч с Уэльсом подбирался более атакующий состав, так как нам надо было побеждать. Может быть, тут тоже ошиблись.
— Можете расшифровать ваши слова?
— Все упирается в подготовку к турниру. Во-первых, надо было раньше заканчивать чемпионат. За два дня нереально что-то сделать.

— Об этом вы уже говорили по горячим следам. Это внешние обстоятельства.
— И все-таки это наша вина, что не смогли настоять, продавить другой календарь чемпионата. Надо было жестче отстаивать позицию. Идти к министру, объяснять ситуацию. Сезон был очень тяжелый. Второй момент, мы стали готовить команду физически по стандартной системе. А надо было проявить гибкость. Отпустить ребят. Может быть, вообще отменить сбор, дать парням побыть с семьями, перегрузиться. Помните, как я это делал в «Ростове». Куда-то сходить всей командой вместо тренировки. То, что футболисты не бежали, — ошибка тренерского штаба. Парни были пустыми после тяжелого сезона, были перегружены как физически, так и психологически. Так что надо быть реалистами, мы неправильно распределили нагрузку.
— Также вы сказали, что некем было заменить травмированных Дзагоева и Денисова. Но у Черчесова не меньше проблем с составом, но он находит замену. Согласны?
— Это разные примеры. Уберите из сборной Уэльса Гарета Бэйла, и это будет совсем другая команда.
— То есть для той сборной Дзагоев и Денисов были тогда как Бэйл для Уэльса?
— На мой взгляд, да. На их место было сложно найти равноценную замену. Для меня это очевидно. Согласен, что Станислав Саламович большой молодец, он часто находит выход из сложной ситуации. Но у нас была немного другая история. Хотя еще раз повторюсь, что не снимаю с себя ответственности. Просто пытаюсь объяснить, что произошло.
— С Леонидом Слуцким в спокойной обстановке обсуждали итоги Евро?
— Чуть-чуть. Решили, что надо было корректировать подготовку.
— Вы и Леонид Викторович еще можете вернуться в сборную?
— Я вряд ли. А Слуцкий обязательно вернется. Рано или поздно, уверен, это произойдет.
— Что скажете о нынешней сборной России. Пора уже подключать молодежь?
— Станислав Черчесов все делает правильно. Подпускает потихоньку кого может. Яблоко ведь нельзя срывать, пока оно неспелое висит на дереве, а то оно в итоге будет невкусным. Не надо торопиться. Сборная — не тот проект, где надо давать авансы. Должны играть сильнейшие, а то пропадет философия создания главной команды страны.
— Вы сказали по горячим следам, что результат на Евро-2016 — квинтэссенция нашего уровня футбола? Что скажете о нынешней сборной?
— На мой взгляд, ничего не изменилась, если быть честным и откровенным перед самим собой. На чемпионате мира мы прыгнули выше головы. Да, появились неплохие футболисты, тот же Головин, другие ребята. Но этого мало для классной команды. Давайте сейчас посмотрим на результаты в еврокубках. Понятно, что в клубах еще играют легионеры, но все равно костяк составляют россияне.

«Анатолий Полосин гонял так, что материлились на него все»
— Как игрок вы немало пользы принесли «Ростсельмашу». Как тренер — «Ростову». Какое название клуба вам ближе?
— Сложный вопрос, хотя мне больше нравится «Ростсельмаш». Я вырос именно в «Ростсельмаше», с этим названием связана многолетняя история команды. Как понимаю, под брендом «Ростов» хотели объединить весь футбол нашего региона. Сейчас вроде бы эту функцию клуб выполнять не должен. Поэтому я бы вернул старое название.
— Вы имеете ввиду возрождение клуба «СКА-Ростов».
— Василий Вакуленко молодец. Он делает хорошее дело. У «СКА-Ростов» также есть большая история, глубокие корни. Это легендарный бренд, который имеет своего болельщика. Но пока непонятно, к чему Баста и его партнеры хотят прийти. Реально ли возродить топ-клуб? Сколько на это нужно денег? Это большие вопросы и проблема. Я понимаю, сколько в наше время стоит футбол. Навряд ли город сможет содержать две команды. Яркий пример Краснодара, в котором никак не уживаются два клуба. Есть ли смысл разделения в регионах? Считаю, что нет. Содержать надо одну команду, но чтобы она развивалась и добивалась успехов. Город уже как-то пытался объять необъятное. Нельзя наступать на одни и те же грабли.

— Болельщики выделяют два ваших гола за «Ростсельмаш». Во-первых, дубль в ворота «Спартака». Во-вторых, мяч забитый в ворота «Балтики», который вывел южный клуб в высший дивизион. Какой важнее?
— Конечно, второй. Все-таки мы работаем ради какого-то результата. Забить «Спартаку» престижно, но важнее было решить задачу в Калининграде.
— Правда, что «Спартак» подавал протест? Мол, игроки «Ростсельмаша» специально ввинчивали железные шипы, чтобы лучше играть на обмороженном поле…
— Это байки. Конечно, они не писали никаких бумаг, а мы не ввинчивали шипы. Хотя условия действительно были ужасными, пришлось фактически играть в футбол на льду. Более того скажу, что нам было сложнее. Красно-белые уже в то время играли в еврокубках, почти полсостава были в сборной. У них была топовая экипировка, которую мы себе позволить не могли. Играли в бутсах с заплатками. Хорошо, что в Ростове работал суперпортной, который делал все сверхаккуратно. Если не присматриваться, то и не поймешь, что бутсы от и до заштопаны. Посмотрел бы я на спартаковцев, если бы мы поменялись формой!
— Сейчас даже в ЛФЛ нет таких условий игры, в которых играли вы.
— Смеется. Мы нормально воспринимали эту ситуацию, так как в то время везде так было. Каждый год начинали на безобразных полях. Газон либо горбатый, либо перерытый. И не забывайте, что мы играли в Ростове — южном городе. Погода была более-менее хорошая. А прилетишь в какой-нибудь Кемерово, либо в грязи по колено бегаешь, либо в снегу.
— Но и тренеры были не такие мягкие, как сейчас. Что такое «дорожка смерти» от Германа Зонина?
— В парке рядом с базой «СКА-Ростова» была роща, посередине которой сделали дорожку из опилок. Над ней вешали мячи, чтобы футболисты отрабатывали удар головой и попутно делали еще какие-то упражнения. Герман Семенович гонял нас будь здорово. Мало того, что ты физически нагружался, надо было еще попадать по этим мячам. Кто жил на базе, был вынужден каждый день вставать в 8 утра и делать по 200 ударов головой с прыжками, плюс тебе еще рассказывали, как надо бегать и прыгать. Мне было достаточно легко, а некоторые парни не выдерживали.
— Это самое тяжелое упражнение, которое вам приходилось делать?
— Я всегда хорошо переносил нагрузки, по тестам был одним из лучших. «Убить» меня было практически невозможно. Но был у нас тренер Анатолий Полосин. Вот он мог довести до изнеможения кого угодно. Помню в Кисловодске бежали кросс 15 километров, после небольшой паузы тренер находил холм, на который надо было на рывке взобраться, после чего на каменных ногах спуститься вниз. Так после этого он нам давал еще 12 километров фартлека (разновидность интервальной циклической тренировки, которая варьирует от анаэробного спринта до аэробной медленной ходьбы или бега трусцой — прим. Sportbox.ru) с ускорением каждую минуту. Выживали не все, а в подъем бежали только с матюгами в адрес главного тренера. Вот там, как вы говорите, посылали тренера все. В том числе и я. Полоскали его страшно, а он главное, все это делал вместе с нами, да еще впереди бежал. Как же мы на него злились!

«Иногда закрадывались мысли, что человек играет не в полную силу»
— В качестве тренера за 10 лет вы возвращались в «Ростов» шесть раз! Хоть в какой-то момент у вас были мысли: раз вы меня уволили, разгребайте ситуацию сами?
— Нет. Каждое увольнение очень тяжело воспринимал. Всегда считал, что это было сделано несправедливо. Но всегда возвращался быстро и без торгов.
— Потому что не было других предложений?
— Даже не успевал насладиться отдыхом, тем более рассматривать другие предложения. Меня же не увольняли официально. Как бы отправляли в бессрочный опуск, но в клубе числился. Мол, передохни, потом подумаем, говорили мне руководители. А потом просили быстро вернуться. Может быть, поэтому и возвращали.
— Неужели ни разу не было мысли, что вернусь только после того, как извинитесь?
— Конечно, нет. На каких-то этапах мне было даже полезно уйти. На каких-то вернуться. Понимал, что дело и во мне тоже. Так что каждый уход и приход был индивидуален.
— Самый объективный и необъективный уход?
— В 2003 году у нас была отличная команда, если бы не обида руководства за поражение в финале Кубка, то мы бы могли занять хорошее место в чемпионате. Эмоции менеджеров повлияли на дальнейшую работу. А в первый год работы главным тренером, понимаю, не до конца справился со своими обязанностями. Многое еще не понимал. Были ошибки. Что касается приходов, то они все были объективными. Команда всегда встряхивалась, и поначалу мы показывали неплохие результаты.
— Прочитал две версии одного и того же эпизода. Одни говорят, что в 2003 году вы из-за нарушения сердечной деятельности попали в больницу и вас пришлось заменить. Другие утверждают, что болезнь — лишь прикрытие. Тогда вы вернулись на пост спустя четыре дня.
— Я не болел. Это был чистый обман. Знаю, что СМИ об этом начали писать. Строить какие-то конспирологические догадки. Меня хотели убрать, попробовать что-то поменять. Видимо не получилось, поэтому в итоге не убрали.

— У вас хоть раз был нервный срыв из-за работы?
— Никогда. Хотя всегда сильно переживал из-за результата.
— Правда, что в 2005 году вы представляли программу на конкурс тренеров в «Ростов», но в итоге победил Геннадий Степушкин?
— Меня действительгно попросили составить программу работы на следующий сезон. Я не понял, чего они вообще от меня хотели. В итоге не стал участвовать. Хотя меня и правда просили прислать конспекты работ. Но я уже работал в «Ростове», у меня давно была спланирована подготовка. Сборы, план селекционной работы. Не понимал, почему должен участвовать в каком-то конкурсе. Кстати, тогда я пригласил Калачева в команду. Но когда меня отстранили, Тимофея не взяли на сбор, хотя я был руками и ногами за него. Он поехал в «Химки», потом вернулся в «Ростов» уже после моего прихода.
— Вы плохо относитесь к сравнению плана подготовки тренеров?
— На мой взгляд, это ненормальная ситуация. Что это за подбор тренера по конспектам? Еще бизнес-план попросите составить! К выбору наставника нужно подходить более системно, понимать его менталитет, философию. А план подготовки — несерьезно.
— Саввиди как-то обвинил одного из игроков в сдаче матча. Вы же говорили, что не верите в такой сценарий. Но, наверняка, когда-то у вас были подозрения?
— Конечно. Опять же не буду переходить на личности, но что скрывать, иногда закрадывались мысли, что человек играет не в полную силу. Я не подозревал его в сдаче или продаже игры. Но были подозрения, что по другим причинам, парни «сливали» встречу.
— Точнее «сливали» вас?
— Не давите. Конкретики вы от меня не добьетесь. Абстрактно говорить не хочу.

«Олег Иванов — футболистище!»
— Еще один момент, о котором вы раньше не говорили конкретно — война Ребко, Иванова и других ребят с руководством «Ростова». Сейчас можете высказать позицию по этому поводу?
— Расскажу только о том, как я видел эту ситуацию. Команда после первой части сезона шла на последнем месте. Нужна была какая-то встряска, нужны были перемены. В межсезонье руководство дало карт-бланш тренерскому штабу на покупку новых игроков. Мы тогда очень неплохо усилились. Но что-то надо было делать с другими ребятами, ведь нельзя проводить тренировочное занятие, когда у тебя в группе 45 человек. Оно тогда будет неэффективным. Мы составили список игроков, от которых хотим отказаться. Так как мы больше на этих спортсменов не рассчитывали, сказали, что в нашем тренировочном процессе они не участвуют. Дальше уже спортивный отдел думал, что с ними делать, куда продавать, отдавать.
— В итоге Алексей Ребко, Олег Иванов, Андрей Прошин и Александр Хохлов обратились в Общероссийский профессиональный союз футболистов из-за задержки заработной платы. Они вам были не нужны?
— От Ребко, Прошина и Хохлова мы решили отказаться. За Иванова боролись до конца. Очень хотели, чтобы он остался. Но появились агентские моменты. Началась война между руководством клуба и представителями ребят. Старался не вмешиваться в этот процесс, потому что и так положение в команде было не очень хорошим, чтобы отвлекаться на посторонние вещи. Поэтому буду говорить о том, что знаю. Нас пригласили на КДК. Там мы рассказали то, что я сейчас поведал вам. Что нам не нужны футболисты с такими фамилиями, а вот эти нужны. Комиссия ответила, что к вам претензий нет, это ваша работа.
— Что было потом?
— Как я уже сказал началась война между руководством и представителями футболистов. Не могу утверждать, но было видно, что ребятами неплохо манипулируют. Согласен, что по контракту людям надо давать тренироваться хотя бы с молодежкой. Почему этого не было сделано, не знаю. Война уже началась, но мы очень хотели оставить в команде Олега Иванова. Это талантливейший футболист от Бога, футболистище по моим понятиям. Но тогда ему уже немного запудрили мозги, в которых гуляло много молодости. Он начал прогуливать занятия. Мы как могли защищали его перед руководством. На многое закрывали глаза. Но потом он, говоря по простому, набухался. Это был единичный случай. За руку его не ловили, но Ростов город маленький… После этого уже и тренерский штаб должен был как-то реагировать. Если бы и на это закрыли глаза… Это была последняя капля. Мы решили больше Олега не защищать.

— Как вся эта ситуация влияла на коллектив?
— Тогда же еще начались перебои с заработной платой плюс раздувался скандал. Конечно, была нелегко, и все это влияло на настроение. С другой стороны, пришло много новичков, им надо было доказывать свое место в основе. Хочешь-не хочешь, а работать надо. Может быть, на первых порах этот стресс даже пошел новичкам на пользу.
— Не думаете, что Иванов просто сорвался из-за всей ситуации?
— Может быть. Но и до этого было немало спорных моментов, связанных с ним. Просто уже нельзя было не реагировать и входить в положение. Кстати, сейчас я уже думаю, что если бы Олег остался, то мог и не проявить себя должен образом. Ему надо было уходить.

Источник: news.sportbox.ru
+36
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.