07 октября, 16:53 Экс-игроки grumpy 29

Дмитрий Комбаров: не назвал бы Кононова мямлей, он мог накричать и «напихать»

После девяти лет в «Спартаке» Дмитрий Комбаров разорвал контракт и уехал в Самару. Этот сезон — первый в карьере, который игрок проводит не в Москве. Sport24 встретился с защитником «Крыльев Советов» и узнал:
• Есть ли у Соболева звездная болезнь, и как в Самаре реагируют на слухи о Божовиче;
• Уйти из «Спартака» — чье это решение?
• Болельщики называли Кононова «мямлей» — как к нему относились игроки?
• Пить пиво после игр — нормально?
• Почему Комбаров стал реже общаться с Хабибом?
• Вернуться в «Спартак» — реально?
  

— В конце июня вы подписали контракт с «Крыльями Советов». Не жалеете о переходе? Все складывается так, как хотели?
— Конечно, результат сейчас неудовлетворительный, но мне нравится и город, и атмосфера в команде. Так что не жалею. Осталось только подправить результат, все предпосылки для этого есть.

— Вы всю карьеру провели в Москве — к Самаре долго привыкали?
— Не привыкал вообще! Приехал и сразу освоился, в первый же день. Машину перевез. В общем, как-то легко все получилось.

— Семья тоже к вам переехала?
— Осталась в Москве, потому что дочка пошла в первый класс. Мы отдали ее в ту школу, которую хотели изначально. Я бы не хотел перевозить ребенка из города в город, чтобы из-за моей работы она меняла круг общения. Для детей это важно. А так мы часто видимся, они ко мне на выходные прилетают, а я к ним. Плюс технологии позволяют созваниваться нам по видеосвязи.

— Вы сказали про результат: «Крылья» в трех очках от последнего места, в медиа пишут об отставке Божовича. Это мешает?
— [Слухи о Божовиче] не обсуждаем. Бьемся и за команду, и за болельщиков, и за тренера, и за свое имя. Нам платят за это, мы не имеем права не убиваться на поле, чтобы люди говорили: мы получаем деньги просто так. Тут прежде всего играет самолюбие.
Нужно понимать: команда очень сильно обновилась, и в начале не хватало сыгранности. Пропускали на последних минутах — где-то не везло, не забивали. Но считаю, команда у нас крепкая, с большим потенциалом.

— При всех проблемах «Крыльев» в гонке бомбардиров лидирует Соболев, которым вроде бы интересуются в АПЛ. На его поведении это сказывается?
— Звездной болезни у Сани нет. Главное для него — продолжать работать. Этот сезон у него складывается прекрасно. Прорвало! Мы его поддерживаем во всем — очень важно сохранить стабильность, чтобы играть на таком уровне дальше. Он — молодец, старается. Есть и класс, и мастерство — все при нем. Но опять же, нужно много-много работать.


— За «Спартаком» еще следите?
— Конечно. Не смотрю каждую игру, но когда есть возможность — слежу. Созваниваюсь с Ребровым, Ещенко. Узнаю, как у них дела, какие новости.

— Недавно появилась информация, что «Крылья» могут позвать Массимо Карреру.
— Давайте не будем о Каррере.

— Вы же читали интервью Глушакова — о влиянии на Карреру Трабукки и Гурцкая, а также причинах кризиса «Спартака»?
— Несмотря на то, что Глушаков мне друг, я отвечу объективно. Денис излил свое видение ситуации, которая была в команде. Но то, что он сказал — это все к нему, ему нужно задавать вопросы. А согласен я или нет… Не хотелось бы ворошить эти темы. Для меня это все — история, для Дениса — тоже. И для «Спартака» это история. Было и было.
Может, каких-то историй и не было, но я не хочу об этом вспоминать. Давайте поговорим о нынешней жизни.

— В нынешней жизни «Спартак» снова без тренера. Что не получилось у Кононова?
— Главное — отсутствие результата. Плюс «Спартак» — это та команда, где давление болельщиков влияет на многие факторы. Это касается и решений руководства, и самого тренера. Не будь такого давления, возможно, Олег Георгиевич не подал бы в отставку. Но главное — это, конечно, результат.

— На пресс-конференциях Кононов выглядел очень неуверенно, болельщики называли его «мямлей». Как к нему относились игроки?
— Мямля? Я бы так не сказал. Дисциплину внутри коллектива Кононов поддерживал, всегда все было в нужных рамках. Да, Олег Георгиевич — человек интеллигентный, но иногда взрывался. Мог и накричать, и «напихать», это реально было.
Болельщики иногда очень резко высказываются, и под влиянием толпы это все выражается в более грубой форме. Думаю, Кононов не заслужил такой жесткой критики, но фанаты — это другая сторона медали, другая сторона футбола, там все по-другому. Они могут выражать свое мнение, как хотят. Хотелось бы, чтобы это было в рамках приличия, но не всегда так получается.

— Как вам селекция от Томаса Цорна?
— У команды курс на омоложение состава. Новым футболистам надо дать немного времени, чтобы они освоились в команде. Плюс они приехали в другую страну, в этом плане им тоже нужно адаптироваться. Нужно время.

— У вас с Цорном не было разногласий?
— У меня ни с кем не было разногласий в «Спартаке». Когда я уходил, все было четко и понятно, мы нашли общий язык и мирно расстались. Остались в добрых и положительных отношениях.

— Но покинуть «Спартак» — это чье решение? Ваше, руководства или тренерского состава?
— Общее. Главное решение принял я, потому что хотел играть. Я всю жизнь играл, а футбольная карьера настолько короткая… Если кто-то молодой думает, что все будет длиться очень долго, то это не так — карьера пролетает очень быстро. Главное — играть! Да, конкурировать, но быть на поле, а не отсиживаться. А то некоторые получат контракт, деньги и думают, что это круто. Но когда амбициозный футболист не играет — это большой стресс, поэтому я и ушел [из «Спартака»]. Еще раз, это было общее решение, мы расстались очень мирно, хорошо и по-доброму.

— Вы сказали про молодых футболистов, которым срывает крышу из-за денег. А тусовки сильно мешают?
— Скажу так: можно и погулять, и потусоваться, но главное — мера, не нужно перебарщивать. Можно в выходной сходить с друзьями в ресторан, отдохнуть. В этом ничего страшного нет. Наоборот, это хорошо для психологического состояния. Не то что для футболиста, а для любого человека! Главное — не разбрасываться деньгами и не думать, что в 22-23 я такой великий. Если футболист так подумает в этом возрасте, то все… это начало конца карьеры.

— У вас были такие моменты?
— У нас был отец в это время. Он мог опустить нас на землю. Мы всегда отдыхали, зная меру. Но даже при том, что мы знали меру, отец всегда нас настораживал. Говорил: сегодня вот этого не нужно, будет лишнее, хотя нам так не казалось. Это все сыграло определенную роль.


— Приведите пример. Выпить бокал пива после игры — нормально?
— Научно доказано, что 0,5 пива никакого влияния на организм не окажет. Не повлияет и на следующий день — на восстановление. А иногда в психологическом и физическом плане пиво играет только положительную роль. Это научно доказано, я этому доверяю. После игры могу выпить бокал. Некоторые врачи рекомендуют пиво, так что все нормально. Но еще раз, главное — не переборщить.

— Кокорин с Мамаевым год назад переборщили. Как вы относились к тому, что с ними случилось?
— Конечно, я не сильно разбираюсь в этой специфике, кто и сколько должен сидеть, но знаю другие дела, когда люди проводили за решеткой за более серьезные преступления меньше, чем Кокорин и Мамаев. На мой взгляд, это показательная порка, чтобы другие знали, что нельзя себя так вести. Возможно, это как-то повлияло на людей, хотя если это и повлияло, то на определенный срок. Я рад, что их отпустили.

— Вернуться на прежний уровень после тюрьмы — реально?
— Никаких проблем тут вообще не вижу. Конечно, они смогут. Вышли в прекрасной форме, никакого лишнего веса нет. Им нужно потренироваться два-три месяца, может, чуть побольше — и они будут в тех же кондициях, что и раньше.

— В этом году вы сыграли против «Спартака». Какие были ощущения?
— Очень необычные. Я девять лет играл в красно-белой форме, а тут я выхожу против этих цветов. Непривычно, конечно, но мне не 18 лет, чтобы я себя как-то накручивал. Это футбол, все нормально. Многие футболисты меняют по 8-9 команд. У меня такого не было, поэтому было непривычно, особенные чувства, но я не скажу, что сильно волновался и переживал.

— «Спартак» почти договорился с Доменико Тедеско, который всего на два года старше вас. Такой возраст тренера может стать проблемой?
— Все зависит от человека. Если он сильный духом, то заработает авторитет. По крайней мере, у меня проблем бы не было, потому что я профессионал: есть тренер, а есть футболист. Существуют требования, которые должен выполнять игрок, и все. А сколько лет тренеру — не важно. Все зависит от того, как он себя поставит. Но если тренер не сможет себя поставить правильно перед командой, то, конечно, его съедят.

— Из иностранцев в «Спартаке» провалились почти все. Почему?
— Может, из-за менталитета. У нас есть внутренний характер, стереотипы или национальные признаки, которые иностранцы могут не разобрать. Лично мне без разницы, с кем работать. Главное, чтобы он был профессионалом своего дела и находил язык с командой. Тренер — это ведь еще и психолог, потому что он работает с огромным коллективом мужиков. Надо находить подход — это чистая психология.

— Карпин сказал, что на другие клубы не смотрит, так как ему комфортно в «Ростове». Думаете, сейчас у него бы получилось в «Спартаке»?
— Я с Карпиным работал, он авторитарный человек с высокими требованиями. Уверен, что Валерий Георгиевич мог бы возглавить «Спартак».
Его успехи в «Ростове» меня не удивляют. С Карпиным у нас прекрасные отношения. При нем тренировочный процесс был очень интересным, всегда были высокие требования и спрос. Плюс, дисциплина в команде была на высочайшем уровне. Любая провинность — штраф, была целая система. И не было такого, что штраф — и ладно, завтра отдам. Все было четко. Да и вообще у него все было четко. Дисциплина в России — один из главных факторов.

— Дисциплина при Карпине была намного строже, чем при Кононове?
— Я не люблю сравнения. По тренировочному процессу было интересно и у Карпина, и у Кононова. По дисциплине — у Валерия Георгиевича было строже, да.

— Самая популярная кандидатура применительно к «Спартаку» — Черчесов. Как вам такой вариант?
— Ко мне на мастер-классе недавно подошел мальчик — спросил про будущего тренера «Спартака». Я ответил, что лучший вариант — это Черчесов. Но я против совмещения. Это мое личное мнение, может, оно с чьим-то не совпадает. Возможно, я соглашусь, если приведут достаточные аргументы. Но на данный момент я считаю, что работать в сборной и клубе одновременно неправильно.

— Для вас «Спартак» — это?
— Команда, за которую я болел с детства. За которую играл и писал историю. Был долгий период, девять лет. Но это наша общая история, которая может повториться.


— В январе вам исполнится 33. Уже думали о завершении карьеры?
— Пока здоровье позволяет, буду играть.

— Ну а дальше? Пойдете тренировать?
— Лицензию недавно получил. Планирую свое будущее связывать с футболом, а в какой деятельности — тренерской или менеджерской, пока не знаю. Время покажет. Но я уже готовлюсь к этому. В качестве тренера я очень хочу себя попробовать.

— Помимо футбола у вас интересы есть? Вы с братом, кажется, увлекаетесь единоборствами и, кажется, даже общались с Хабибом.
— Да. Сейчас реже, конечно — он все-таки уже мировая звезда. Представляю, сколько сообщений в день ему прилетает. Но он хороший парень, поздравлял его с победами. Очень жду его боя с Фергюсоном. Тони серьезный боец: и в ударке, и в партере. К тому же у них уже четырежды все срывалось. Очень крутой бой — буду болеть за Хабиба.


— Многие футболисты рассказывали, что после 30 тянет к книгам. Вы что сейчас читаете?
— «Титан» Теодора Драйзера. Очень интересно! Еще советую Набокова, «Камера обскура». На самом деле, читаю не так часто. Но перед сном час-полтора с удовольствием могу с книгой посидеть.

— Политика — это ваше? Читали интервью Панарина о Путине?
— Я от политики далек. Чтобы отвечать на политические вопросы, нужно быть осведомленным. Я сейчас не про Артемия говорю, а про себя. Так что не хотел бы обсуждать какие-то моменты и решения, в это нужно вникать. Это серьезная тема, на которую может последовать соответствующая реакция.

— Но уровень жизни в стране, зарплаты врачей и учителей — это тоже отчасти политика.
— Конечно, это большая проблема нашей страны. Такие зарплаты маленькие… Но еще раз: если бы я в политике разбирался, то мог бы что-то сказать. Хотя, конечно, считаю — медики и учителя должны получать больше. Не 30 тысяч, а сто минимум. Но от меня здесь ничего не зависит.

Источник: sport24.ru
–110
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.