08 октября, 19:57 Экс-игроки Михей 51

«Спартак» мог обойтись с Филимоновым получше». 20 лет легендарной ошибке в матче России и Украины

В 90-е у сборной России редко случались поводы для радости, и матч с Украиной в отборе Евро-2000 должен был стать одним из них. Но вместо катарсиса произошла беда.

За несколько месяцев до этого наша команда героически выиграла на «Стад Де Франс» у чемпионов мира (3:2, дубль Панова и гол Карпина), но для попадания на турнир этого было мало. Сказался провал на старте, когда при Анатолии Бышовце команда проиграла три матча из трех, включая бездарный выезд в Исландию с автоголом Ковтуна на 89-й..
Перед последним туром на выход из группы претендовали три команды. Победив в Москве Украину, Россия набирала 21 очко (7 побед подряд!) и как минимум оказывалась бы в стыках. Франция в параллельной игре встречалась с Исландией, и, если бы викинги отобрали очки у французов, нас устроила бы даже ничья — по разнице мячей мы чемпионов мира опережали. Но чуда не случилось — 3:2, победила Франция.

В «Лужниках» все шло по плану — 85 тысяч на трибунах, будущий президент Владимир Путин на стадионе и гол Карпина со штрафного за 15 минут до конца.

А на 88-й минуте случилась та самая ошибка Александра Филимонова, после которой комментаторы еще долго не могли подобрать слов. Да и никто не мог…


После безобидной подачи Андрея Шевченко чуть ли не с беговых дорожек наш кипер в прямом смысле упал с мячом в ворота. 1:1. Мечта о Евро была разрушена самым трагичным образом.

ЧТО БЫЛО ПОТОМ
Он сам не любит это признавать («Я потом еще три раза чемпионат выигрывал!»), но по большому счету 9 октября 1999-го уничтожило карьеру Филимонова. В следующем году Александр проиграет конкуренцию бывшему дублеру Руслану Нигматуллину, затем сядет на лавку и в клубе. А потом уедет по самому неожиданному маршруту — в Киев. И хотя будет еще долго выходить на поле, а в пляжном футболе даже станет чемпионом мира, это все будет немного не про то.

«Злая реакция слышна постоянно. Не было ни одного города, ни одного стадиона, где бы не скандировали: «Не простим!», «Украина!» или «Шевченко!». Я отношусь к этому как к данности. Если бы я мог что-то изменить — изменил бы. Но эта реакция существует так же, как я и шансон — параллельно и друг друга не касаемся. Люди кричат, а я играю в футбол», — признавался вратарь Sports.ru.

Осенью 2000-го Филимонов совершил похожую ошибку в Лиге чемпионов, но тогда «Спартак» выиграл 3:1, так что, можно сказать, никто ничего не заметил.


В апреле 2001-го он уже вытаскивал по три мяча от «Сатурна». Та игра стала для Филимонова предпоследней в «Спартаке». В следующий раз он сыграет через полтора месяца, выйдя на 17 минут при счете 5:0 против «Черноморца».

А 1 августа Филимонов надел футболку киевского «Динамо». Вот как он это объяснял:
— Возможность расстаться со «Спартаком» не свалилась на меня как снег на голову. Морально я был готов к этому еще с весны. Тогда у нас состоялся разговор с Романцевым, в котором я сказал, что был бы не против попробовать себя в зарубежном клубе. Олег Иванович дал добро, отметив, что если возникнет вариант, устраивающий все стороны, то так оно и будет. Но отъезд никогда не был для меня самоцелью. Об Украине я вообще не помышлял, думал, что уеду только в клуб ведущей футбольной страны. Но киевское «Динамо» — это особая статья. Команда ставит перед собой самые серьезные задачи, отношение к делу там тоже на высочайшем уровне, — рассказывал Филимонов «Советскому спорту» сразу после перехода.


Позже в этот раз рассказ добавились новые детали — например, что Филимонов сел на лавку именно после того, как заговорил с Романцевым о Европе. В любом случае расставание многолетнего вратаря красно-белых (1996-2001) с бывшим клубом вышло не очень красивым. А бэкграунд в виде пропущенного осенью 1999-го мяча лишь добавлял уверенности сторонникам теорий заговоров.

— Слишком быстро и неожиданно все получилось. Вечером еще тренировался в Тарасовке, ничего не решив, а днем уже пришлось улететь в Киев. В одном из своих первых матчей за «Динамо» был занятный эпизод. Ловлю мяч, автоматически замахиваюсь, чтобы кинуть его кому-то из партнеров, и… рука повисает в воздухе. Бросать некуда. Вижу спины защитников, которые бегут к центру поля и ждут, что с ноги выбью мяч. И меня словно молния пронзила: все, это не «Спартак». Другая команда, надо привыкать, — говорил Александр «Спорт-Экспрессу».

В «Динамо» он ехал спасателем. Основной вратарь Александр Шовковский (в октябре 1999-го он играл за Украину) из-за травмы пропускал старт в Лиге чемпионов. Соперники у киевлян были непростые: «Ливерпуль», «Боавишта» (чемпион Португалии) и дортмундская «Боруссия». Но это выяснится потом, а сначала нужно было пройти в квалификации румынский «Стяуа».

Творить «чудеса» Филимонов начал уже в Бухаресте — 4:2. Дальше была обидная ничья с Дортмундом — 2:0 в первом тайме, 2:2 по итогу. А после проигрыша «Боавиште» (1:3) не сдержался даже Григорий Суркис, главный человек в украинском футболе: «Голкипер «Динамо» провел далеко не лучшую, скверную игру…». В тот раз Филимонов дважды пустил в ближний угол после ударов из-за штрафной.


Всего на групповом этапе Александр сыграл в трех матчах из шести. Единственная победа — над «Боавиштой», 1:0 — была добыта уже без его участия. Португальцы прошли дальше, а Киев занял последнее место в группе. Для команды, четыре года назад громившей на выезде «Барселону» 4:0, это был дичайший провал.

Филимонов, впрочем, уверен, что шанса ему так и не дали:

— А конкуренции как таковой не было. Лобановский однажды мне открытым текстом сказал: «Играть будет Рева, потому что нам необходимо готовить вратаря для сборной Украины». А через полгода выздоровел Шовковский. Наигрывали уже двух вратарей сборной, — говорил Александр в интервью «Спорт-экспрессу».

В январе 2002-го «Динамо» и «Спартак» последний раз встретились на Кубке Содружества, но Филимонов был уже в поиске новой команды. С «Динамо» из Москвы не сложилось, с бельгийским «Гентом», куда Александр ездил на просмотр, тоже.

И лишь перед самым стартом сезона он стал игроком «Уралана». Там Филимонов поссорится со звездочетом, выписанным лично президентом клуба Кирсаном Илюмжиновым. А про его ошибку с Украиной, кстати, будут рассказывать, что перед игрой он один из всех не поехал с командой в церковь. Но Филимонов невозмутимо ответит, что никогда не верил в такие вещи.

Бывший администратор «Спартака» Александр Хаджи, впрочем, нашел более приземленное объяснение роковой ошибке — осенью 99-го у Филимонова забеременела и жена, и подруга, что не могло не сказаться на психологическом состоянии вратаря. Хаджи уверен: если бы Романцев знал об этом, он наверняка поставил бы в ворота Нигматуллина. И все сложилось бы по-другому.

Самой Украине ошибка Филимонова особого счастья не принесла: в стыках она попадала на Словению, и там ошибался уже Шовковский.


1:2 на выезде, 1:1 дома. Украина, как и Россия, мимо Евро.

КАК ФИЛИМОНОВА ВСПОМИНАЮТ НА УКРАИНЕ?
Рассказывает Артем Франков, член исполкома Федерации футбола Украины, главный редактор украинского издания «Футбол»:

О московском матче
— Для меня это та еще ностальгия. Такое светлое чувство, когда и жизнь на Украине улучшалась, и журнал наш рос хорошими темпами, и сами мы были молодыми.

На игре я был со своим покойным другом — Владимиром Крикуновым. Уже после гола Карпина поклялся ему: если мы сравняем счет, пойду в церковь креститься. Я тогда был некрещеный — что называется, православный атеист. И когда Шевченко сравнял, я воспринял это как сверхъестественный подарок небес. Честно пошел и покрестился, потом хорошо отметили это дело портвейном.

Воспроизвести себя в момент гола Украины я не смогу — сразу же сорву глотку. Но, естественно, тогда я орал и бегал по рядам, ловя корпусом ненавидящие взгляды российских коллег. Они, может быть, и понимали мою радость, но совсем ее не разделяли.

Особой политизированности матча я не ощущал. Да, был анонс на первой полосе «Советского спорта»: «Бей, Хохлов, спасай Россию!» Но лично я в той ситуации просто пожал плечами. Шутка, конечно, за гранью фола, я бы на это не решился — сталкивать болельщиков?

Что же касается успеха Украины, то 1998–1999 годы ознаменовались таким подъемом украинского футбола, что эта ситуация казалась абсолютно естественной. Еще в 1997-м мы были на грани выхода на ЧМ, когда играли с Хорватией, а киевское «Динамо» громило «Барселону» с общим счетом 7:0. А 1998-й — это уже такая солидная игра сборной, в том числе в домашней игре с Россией. Весной 1999-го еще были 0:0 на «Стад де Франс» с действующими чемпионами мира. Киевское «Динамо» тогда же сыграло в полуфинале ЛЧ, и я до сих пор считаю, что это несчастный случай: мы должны были как минимум выходить в финал.

По игре успех россиян в домашней игре смотрелся бы вполне логично. Атака Украины в том матче не работала вообще. Но при всей принципиальности противостояния в 99-м это не было настолько принципиально, как сейчас, когда противостояния просто нет, потому что на жеребьевках нас разводят.

Сравнивать ошибки Филимонова и Шовковского я бы не стал. Для России та «филимонка» означала откат на третье место и конец борьбы. Она перечеркнула весь подъем после Романцева. Ошибка же Шовковского сама по себе не была настолько катастрофичной. Как судьбоносную, роковую и фатальную ее стали воспринимать уже потом. По результату. А тогда после проигрыша 1:2 у нас впереди был домашний матч. Так что последствия были разные.

О Филимонове в Киеве
— Филимонова на Украине встречали абсолютно спокойно. Более того, мы в журнале писали: вот, смотрите, толковый опытный вратарь не нужен «Спартаку». Но, видимо, мы недооценивали всю глубину психологической пропасти, в которую свалился Филимонов. Никакого позитива его приобретение «Динамо» не принесло. Свои матчи Филимонов сыграл, но сыграл неудачно. У него появилась какая-то загадочная черта — он не реагировал на удары издали. Поначалу нам казалось, что он на опыте чувствует, когда мяч проходит мимо створа. Но потом он дважды пустил от «Боавишты», и стало понятно, что у него серьезные нелады с этим делом.

Ошибку в матче с Украиной мы вспоминали больше с позитивом, а не как кару небесную. Его прекрасно принимали в команде, и он сам позитивно говорил о том периоде. Другой вопрос, что футбольного продолжения это все не получило. Потом мы с ним встретились на дне рождения общего знакомого, и Филимонов удивил тем, насколько это милый и добродушный человек в общении. При таком-то устрашающем виде! Абсолютное несоответствие экранному образу.

Главное — всякое противостояние «Динамо» и «Спартака» в этом раскладе вообще не ощущалось. Может быть, потому что мы и гол забили, и вратаря забрали — то есть во всех смыслах остались в выигрыше. И по-человечески отнеслись снисходительно. А вот то, как с Филимоновым поступил «Спартак», не красит красно-белый клуб. Можно же было как-то порешать вопрос, чтобы это не стало для него такой психологической катастрофой. Все-таки Филимонов для «Спартака» сделал очень немало.

Чувствовалось, что Романцев, будучи тренером и «Спартака», и сборной России, припоминал ему тот мяч. Врезал его в память — и Филимонов с тех пор потерялся. Кто больше виноват? Безусловно, вина голкипера присутствует. Это катастрофа по жизни. Но можно было его как-то восстановить! Того же Яшина после ЧМ-62 тоже прессовали — чуть ли не кирпичами бросались, били стекла в машине… В итоге его спрятали в дубле «Динамо», чтобы эта идиотская волна народного гнева стихла. Нет, я ни в коем случае не сравниваю фигуры Яшина и Филимонова, но определенное сходство в их историях присутствует.

КАК МЕНЯЛОСЬ ОТНОШЕНИЕ ФИЛИМОНОВА К ЕГО ОШИБКЕ?
Август 2001-го — в интервью «Советскому спорту»:
…Я уже давно на подобные воспоминания не обращаю внимания. Нельзя зацикливаться на одном эпизоде, жизнь-то не топчется на месте. Передо мной стоят другие задачи, требующие решения. Необходимо сосредоточиться на этом, а не на тяжком эпизоде из прошлого».

Ноябрь 2006-го — в интервью «СЭ»:
…Сейчас мало кто помнит, но в первый момент критики особой не было. Наоборот, я стал какой-то суперпопулярной личностью. Меня забрасывали приглашениями на различные ток-шоу и передачи, не имеющие отношения к футболу. Был буквально нарасхват. Потом волна эта сошла, и полилась грязь. Чего про меня ни писали! Тогда-то и появился этот штамп, который преследует уже семь лет: гол Шевченко якобы надломил психологически Филимонова. А когда состоялась жеребьевка отборочного турнира ЧЕ-2004, отмечали, что именно из-за моей ошибки наша сборная угодила не в ту корзину.

Декабрь 2013-го — в интервью Sports.ru:
…Меня постоянно подозревают. Если вспоминать тот же матч с Украиной, процентов 90 болельщиков считает, что я продался. А после того, как я уехал в Киев, людей, которые в этом уверены, стало еще больше. Но Лобановский не взял бы в команду человека, который продает игры. Зачем тебе нужен вратарь, который продал игру? Продал кого-то — продаст и тебя. Лобановский не дурак, таких вещей он бы не сделал».

…У меня есть друг, он всегда мне говорил: «После той игры ты стал ошибаться чаще». Я отвечал: «Не стал. Посмотри, что было до Украины. Я и тогда ошибался». Я ошибался и до, и после. Просто на ошибки на выходах или на глупые голы, которые были до этого матча, внимания не обращали. На те, что были после Украины, — обращали.

Май 2018-го — в интервью «Чемпионату»:
…Эмоции менялись. Была злость, было непонимание. С возрастом реакция стала менее чувствительная. Иной раз люди подходят и говорят: «Мы не хотим вам напоминать про Украину. Но вы не берите в голову». Так я и так не беру! Вроде пытаются поддержать, но зачем это делать таким образом?

Источник: sport24.ru
–91
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.