4 : 2
ХК Йокерит
28 октября, 10:55 ХК Спартак Михей 0

Андрей Потайчук: из "Спартака" со Ржигой уходили со слезами на глазах

Андрей Потайчук рассказал в интервью Артему Дроздову о том, что позволял себе в "Спартаке" легендарный чешский вратарь Доминик Гашек, как "Югре" удалось выменять права на Никиту Гусева у цска буквально задаром, и почему в тренерском штабе хоккейного клуба "Крылья Советов" оказался журналист.

Этому человеку я буду благодарен всю жизнь. Именно Потайчук, наплевав на устои, позволил мне - журналисту, пусть и с дипломом Высшей школы тренеров, - целый сезон стажироваться в хоккейной команде под его началом. "Крылья Советов", собранные с миру по нитке, год назад наделали шороху в регулярном чемпионате МХЛ..
Жаль, недобрали несколько очков, чтобы попасть в плей-офф. Я был рядом и могу сказать со всей ответственностью: мне было, чему поучиться! Работа тренерами была проделана серьезная. Как результат - шесть молодых хоккеистов из того состава попали во взрослый хоккей. Показатель – фантастический! Казалось бы - надо двигаться вперед. Однако, вопреки логике, продлить контракт с "Крыльями Советов" ему не предложили.

Андрей Александрович – человек простой, открытый для общения – внешне оставался спокоен. И только хорошо знающие его люди догадывались, как он сильно внутри переживает за своих ребят. Ведь за его внешним радушием скрыты твердость духа, помноженная на преданность делу, и желание побеждать вместе со своими подопечными. Это и есть формула успеха тренера Потайчука. В работе он гнет свою линию до конца, невзирая ни на какие обстоятельства. Неугодный для некоторых, для меня он всегда будет тренером, который на практике познакомил меня с профессиональным хоккеем.

Проблемы от Гашека
- Как же вы решились на такой поступок, Андрей Александрович?
- На какой?
- Разрешили журналисту стажироваться тренером в своем штабе.
- Абсолютно нормально. Считаю, что поступил по-человечески. Мы с тобой давно знакомы, ты говорил, что тебе нужна практика. Не вижу никаких проблем. Я знал, что все, что происходит внутри коллектива, останется в раздевалке. С другой стороны, я рассчитывал, что в сложившейся ситуации о "Крыльях Советов" будут больше говорить в СМИ. В общем, у меня была возможность, поэтому я пошел на такой шаг. К тому же я переговорил с руководством клуба. И президент "Крыльев" Алексей Морозов, и генеральный директор Алена Крылова не препятствовали моему решению.

- А были в вашей жизни люди, которые помогали вам?
- Начну с того, что карьеру хоккеиста я закончил относительно спокойно. Понял, что за двадцать лет наигрался вдоволь. Были предложения, но болтаться в низших лигах не было никакого желания. Первые четыре месяца сидел без дела. Потом мой чешский агент Иржи Гамл позвонил мне и предложил работать вместе с ним. Я практически сразу согласился. А что, с языками у меня проблем нет. Иностранные лиги, в первую очередь чешскую и финскую, я хорошо знал. Плюс были контакты, которыми обзавелся, когда уже играл в России. Ни с одним из руководителей наших клубов, с кем приходилось работать, не было проблем в общении. Вспоминаю то время с удовольствием. Мне нравилась агентская деятельность.

- А как вы стали тренером? И кто вам помог в этом случае?
- Поступило предложение от "Спартака". Генеральным менеджером клуба на тот момент работал Андрей Яковенко, а генеральным директором - Николай Тищенко. Они позвонили и пригласили на собеседование. Я приехал. Поговорили, и они сказали мне, что видят меня помощником главного тренера. Руководил командой на тот момент Милош Ржига. Я был с ним знаком, так как играл под его руководством в "Химике". Уже тогда - в Воскресенске - я помогал ему в общении с командой. Так вот, через некоторое время мне вновь позвонили руководители "Спартака" и сказали, что решение относительно меня принято положительное, что я становлюсь помощником Ржиги.

- Как-то все гладко у вас получилось. Если честно, не совсем верится, что так бывает.
- И правильно, что не верится. Проблема была, и очень серьезная. Милош - такой человек, что помощников себе всегда выбирает сам. И уж если выбрал, стоит за них горой, не сваливает на них вину при удобном случае. Так вот, до меня Ржиге в "Спартаке" помогали Виктор Пачкалин и Владимир Капуловский. И когда поднялся вопрос о замене одного из помощников, Милош встал в позу. Как сейчас помню, меня решили представить главному тренеру после одного из матчей. А теперь вообразите ситуацию: недавно закончилась игра, Ржига, который еще не отошел от эмоций, входит в комнату, и ему с порога говорят о том, что у него будет новый помощник - Андрей Потайчук. Милош отреагировал в свойственной ему манере, не стеснялся в выражениях. В общем, разговор получился малоприятным. Я после этого сказал руководству, что если Ржига не хочет видеть меня в своем штабе, может, есть смысл закончить общение? Зачем создавать негативную ситуацию в команде? Но работодатели были категоричны в своем желании поменять одного из помощников. Решили взять паузу. И только со временем Ржига стал подпускать меня к команде. Постепенно я все больше и больше стал принимать участие в тренировочном процессе, а через некоторое время отправился с командой на первый выезд - в Уфу. Вот так и началась моя тренерская карьера.

- Как быстро вам удалось наладить контакт с Ржигой, что называется, полностью?
- Милош прекрасно понимал, что меня пригласили руководители клуба. Первое время он относился ко мне без полного доверия. В самом начале совместной работы держал он меня на дистанции, проверял. Но самое главное - в итоге мы с ним нашли общий язык. С его стороны появилось доверие. Он давал мне возможность проявлять себя. В некоторых моментах позволял руководить тренировочным процессом. Милош – разный: когда он с командой, он одержим работой, а в жизни - другой. Может расслабиться, посмеяться. И в итоге так получилось, что в его российской карьере я оказался самым надежным помощником.

- Это он сам так сказал?
- Разговоров было много. Но я вспоминаю момент, когда нас убрали из СКА. Тогда проговорили всю ночь. Милош тогда поведал мне много того, чего, я просто в этом уверен, не рассказал бы больше никому. Много времени провели вместе. Многое вместе пережили. Сейчас могу смело сказать, что с Милошем работать легко и интересно.

- Что поначалу было самым трудным в новой работе?
- Долго у меня не получалось перекинуть мостик от хоккеиста к тренеру. Еще недавно я сам был игроком, и прекрасно понимал, как ребятам в некоторых моментах тяжело. Со многими я был знаком. С кем-то даже играли вместе. Мне не хотелось сразу выпячивать себя, что все, теперь я - тренер. Старался, как мог, чтобы не навредить делу и сохранить при этом нормальные отношения. Но Ржига постоянно мне говорил: "Андрей, ты уже работаешь тренером. Перестань жалеть хоккеистов. Для того чтобы добиваться результата, и чтобы игроки хорошо работали, тренер должен быть жестким".
- Мне кажется, тот ваш "Спартак" жил и играл душой.
- Так и есть. До сих пор с теплотой вспоминаем то время. Периодически общаемся с игроками, персоналом, руководителями той команды. Мы постоянно попадали в плей-офф, проходили первый раунд. Во втором, как правило, играли с одним из грандов. Сделать еще один шаг вперед не получилось. Но мы всегда бились до конца. Необходимо отдать должное и хоккеистам. Не было недовольных. Наоборот, ребята всегда соглашались со своей ролью в команде. И вообще, где бы мы с Милошем ни работали, всегда старались создать позитивную атмосферу, чтобы игроки с удовольствием выполняли свою тяжелую работу. Выкладывались на сто процентов. Бились на льду за команду, тренеров, болельщиков и – главное – за себя.

- В СКА тоже работали по тем же принципам?
- Абсолютно. После подписания контракта с питерским клубом стали собирать информацию. Долго не могли понять, почему классные игроки не могут дать результат. Оказалось, что в коллективе не было единства. Под руководством Ржиги проделали колоссальную работу. Регулярный чемпионат прошли без проблем, а вот в плей-офф, как только столкнулись с внешними трудностями в финале конференции против "Динамо", в коллективе опять началось разделение игроков по группам. А у нас уже не было времени поменять что либо. Во многом из-за этого и уступили москвичам в финале Западной конференции.

- Возвращаясь к "Спартаку". Правда ли, что вашему с Ржигой уходу из команды поспособствовал Доминик Гашек?
- Целенаправленных действий с его стороны не было, но то, что его не совсем правильное поведение во время тренировочного процесса сыграло роль при принятии решения о нашем увольнении, несомненно. У Доминика характер такой же, как у Ржиги. А теперь представьте двух медведей в одной берлоге. Этот союз изначально был обречен. Гашек давил своим авторитетом на хоккеистов, на руководителей. Его брали на роль лидера, человека, который будет выручать на последнем рубеже. А он полез не в свое дело. Представьте ситуацию: хоккеисты получают задание от тренера, начинают выполнять упражнение, как вдруг Гашек начинает от них требовать делать все по-другому. По-хорошему, хоккеист должен послать его куда подальше, но в данной ситуации сделать это нереально, потому что это Гашек. Со временем мы с Милошем стали замечать, что ребята начали воспринимать наши требования с сомнением.

- Часто разговариваю со спартаковскими болельщиками. Многие очень хотят, чтобы Ржига вернулся. Как думаете, это реально?
- Почему нет? Он интересный тренер. Что требуется от наставника? Чтобы команда играла, и чтобы был результат. Ржига всегда давал и первое и втрое. Только я не думаю, что он вернется именно в "Спартак". Но, как мне кажется, его появление в одном из клубов КХЛ весьма вероятно. Вне всяких сомнений возвращение Ржиги добавило бы лиге красок, эмоций и зрелищности.
Права на Гусева
- Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: вы ушли из "Спартака" и практически тут же оказались в "Атланте", с которым дошли до финала Кубка Гагарина.
- Из "Спартака" уходили со слезами. Было тяжело. Вложили душу в ту команду. Но это хоккей. Где-то полтора месяца посидели без работы до того момента, как последовало предложение из Мытищ. Команда находилась в хвосте таблицы. Обстановка в коллективе была не самая радужная. Начали работать, и с первых дней стало заметно, что хоккеисты начинают понимать наши требования. Плюс Милош умеет создать в коллективе правильную атмосферу. Команда начала прибавлять от игры к игре, к концу чемпионата мы были четвертыми в таблице.

- За счет чего произошло это преобразование "Атланта"? Да, пришли тренеры. Так ведь тренеры много куда приходят, а таких случаев, чтобы команда выбралась из подвала таблицы и дошла до финала – единицы.
- Сплоченность команды в целом и запредельный героизм игроков в частности. Было много травм. В финале здоровыми остались только шесть защитников. Все сражались за себя и за того парня. Поймите, без хоккеистов тренер – никто. Очень важно, как тебя встретят игроки, примут ли твои требования. От этого многое зависит при достижении высокой цели. Понятно, что спортсмены сражаются за клуб, за болельщиков, за свое имя. Так вот, я думаю, что хоккеисты "Атланта" в том сезоне бились еще и за тренера.
- В той ситуации уход в СКА был ошибкой?
- Я так не думаю. Как говорил мне Ржига, на тот момент у него было два предложения. Одним из вариантов был СКА. Он спросил меня: "Ты пойдешь со мной?" Я согласился. Получил большой опыт работы в топ-клубе. Великолепный менеджмент. Высококлассные игроки. Да и провалов особых в нашей работе не было. Мы могли и должны были уже в первый год дойти до финала. Не хватило чуть-чуть - везения. Засчитай судьи гол Тони Мортенссона в первом матче финала конференции, думаю, все тогда сложилось бы по-другому.


- У многих, с кем довелось на эту тему разговаривать, сложилось впечатление, что вам с Ржигой в СКА просто не дали довести начатое до конца.
- Таково было решение менеджмента клуба. Несмотря ни на что удалось сохранить хорошее отношение со всеми руководителями СКА. Наверное, это и есть положительный момент во всей этой истории.

- После ухода из СКА ваши с Милошем пути-дорожки разошлись…
- Я мог и дальше продолжить работу с Милошем. Но предложение из Омска поступило ему уже после того, как я обо всем договорился с "Югрой". Конечно, я мог отказаться от варианта с Ханты-Мансийском, но я такой человек, что уж коли дал слово, от него уже не откажусь. С другой стороны, меня позвали работать генеральным менеджером - новый вызов. Хоккеистом был, агентом был, тренером поработал, вот дорос и до руководителя. Опять же - бесценный опыт.

- Отличились вы и на новом поприще. Произвели, по моему мнению, обмен десятилетия с цска, когда за вратаря Михаила Бирюкова получили права на Никиту Гусева. Как вам это удалось?
- Армейцы перед плей-офф решили усилить вратарскую позицию. Обратились к нам с просьбой отдать им Бирюкова. Чтобы понять ситуацию, необходимо знать, что у Миши в конце сезона заканчивался контракт. Я с ним несколько раз разговаривал, и он уверял меня, что в "Югре" его все устраивает. То есть мы понимали, что он, отыграв плей-офф за цска, вернется в Ханты-Мансийск. Получалось, что мы ничего не теряем. Это с одной стороны. А с другой, если армейцам, которые и являются инициаторами обмена, нужен вратарь, то в чем тогда наш интерес? На встрече со своим руководством я настоятельно рекомендовал просить у цска права на Никиту Гусева, который к тому времени находился у нас в аренде. К моему великому удивлению руководители цска согласились, и Никита стал принадлежать "Югре". Плюс еще и Михаил Бирюков после небольшой командировки в цска вернулся в нашу команду и подписал новый контракт.

- Поразительная история. Представляю, за какую сумму Ханты-Мансийск через некоторое время согласился отпустить его в СКА.
- Об этом мы можем только догадываться. Я думаю, что в накладе никто не остался. Никита - большой мастер. Своей игрой поспособствовал увеличению числа болельщиков "Югры". Именно будучи игроком команды из Ханты-Мансийска он впервые в карьере попал на матч звезд.
- А как в целом вам работалось в должности генерального менеджера?
- С одной стороны - было интересно. А с другой - очень тяжело. Проделали большой объем работы, за два месяца удалось собрать крепкую команду. Я там вообще практически не спал. Постоянно был на телефоне. Благодаря этой работе в нашей лиге появились такие хоккеисты, как датчанин Филипп Ларсен, который сейчас играет за "Салават Юлаев". Лично летал в Финляндию на переговоры по поводу перехода к нам нападающего Пеки Йормакка, но скажу честно, он меня не впечатлил. Зато по ходу этой поездки присмотрел в "Кярпяте" форварда Бена Максвелла, который после "Югры" выступал за "Сочи" и "Спартак". Мне не стыдно за свою работу. Но были и негативные моменты. По ходу сезона мы опоздали со сменой тренера. Как итог: команда не попала в плей-офф, и нас, командных руководителей, уволили. Плюс с первого дня работы было много негатива со стороны болельщиков и местных журналистов. Я так и не понял, с чем это было связано.

- Судя по тому, как все закончилось в "Югре", надо было вам ехать вместе с Милошем в Омск…
- Я думаю, что у нас бы и там получилось. С другой стороны, если бы была возможность отмотать пленку назад, я бы, наверное, и в НХЛ съездил. Попробовал бы там свои силы. Были варианты, а я все чего-то ждал.

Родные пенаты
- А почему не поехали?
- Так сложились обстоятельства. Была договоренность с командой "Калгари Флэймз", что я отыграю сезон-1993/94 в "Крыльях Советов", а уже после поеду в Канаду и попробую свои силы в НХЛ. Но, не судьба. Мне пришлось покинуть московский клуб еще до начала чемпионата. Надо было срочно искать вариант продолжения карьеры. Поступило предложение из Чехии, и я подписал контракт со "Спартой".
- Молва твердит, что у вас случился конфликт с главным тренером "Крыльев" Игорем Дмитриевым…
- Не буду ворошить прошлое. Игоря Ефимовича уже больше двадцати лет нет с нами. Царство ему небесное. Тогда были недопонимания. Но, став взрослее и побывав в шкуре тренера, я понял, что он тогда хотел сделать. Получилось так, как получилось. Я был одним из первых российских хоккеистов, кто отправился играть в Чехию. Мой первый матч за "Спарту" - дерби против "Славии". Я был в шоке от увиденного. Полный дворец. На льду - местные суперзвезды. И я не стушевался в этой компании. Болельщики приняли. Провел в Праге три шикарных года.

- Чем можно объяснить то, что большое количество хоккеистов, которые играли под руководством Игоря Дмитриева, впоследствии выбрали тренерскую профессию?
- В "Крыльях Советов" всегда была замечательная атмосфера. Мы работали и играли с удовольствием. Нас не нужно было подгонять, дополнительно мотивировать. И это целиком и полностью заслуга Игоря Ефимовича. Помимо того, что он был классным тренером, он еще был и великолепным психологом. Чувствовал хоккеистов. Плюс его методы работы отличались от общепринятых. Наложили свой отпечаток годы, проведенные им в Австрии, когда он сначала играл, а потом тренировал местный клуб. Он, как помощник Виктора Тихонова, поездил со сборной СССР по миру. Не просто ездил, а смотрел, как в других странах проходит тренировочный процесс, как выстраиваются отношения между тренером и спортсменами. Потом возвращался обратно и старался передать нам все самое лучшее. А мы все это впитывали.
- Долго думали над предложением поработать пусть и в родном клубе "Крылья Советов", но который при этом выступает в МХЛ?
- После того, как весной 2018 года на сайте "Спартака" появилась информация, что я больше не работаю в клубе, со мной связался президент "Крыльев Советов" Алексей Морозов и поинтересовался, нет ли у меня желания потренировать родную команду. Я честно сказал, что пока не готов дать окончательный ответ. Мне было эмоционально тяжело. На тот момент я так и не смог до конца пережить расставание со "Спартаком". Требовалось время, чтобы немного отойти от случившегося. Потом, немного успокоившись, я посидел и подумал - а почему нет? Опять же - опыт. Появлялась возможность познакомиться с молодыми российскими хоккеистами. С прицелом на будущее. В итоге я позвонил Морозову и сказал, что принимаю предложение.

- Приступили к работе и столкнулись с такими сложностями, что если бы я сам не стал свидетелем происходящего, наверное, ни за что бы не поверил, что подобное возможно на таком уровне.
- Я когда пришел на переговоры с Алексеем Морозовым, первым делом спросил, сколько человек, способных играть в предстоящем сезоне, числится в команде. Мне дали список, в котором значилось порядка пятнадцати фамилий. Я рассчитывал, что эти ребята, уже понюхавшие пороха в МХЛ, составят костяк новой команды. Но оказалось, что я сильно ошибался. Когда начались сборы, я понял, что с большинством этих хоккеистов нам не по пути. Сразу после этого мы с представителями тренерского штаба ушли в работу по полной. И в итоге мы собрали команду, просмотрев порядка семидесяти игроков. Понятно, что по ходу сезона кто-то нас усилил, с кем-то мы расстались, но основу команды на протяжении чемпионата составляли ребята, которые пришли к нам летом, и которые прошли с нами все этапы подготовки. Отдельно хотел бы сказать слова благодарности старшему тренеру Андрею Скопинцеву. Роль помощника часто принижают, хотя его значимость в работе – колоссальная. Я долго думал, кого пригласить в свой штаб. Много кого расспрашивал про Андрея Борисовича. Все без исключения отзывались о нем только положительно. Говорили, что он настоящий профессионал. На него можно смело положиться, он никогда не подведет. Я зацепился за его кандидатуру, так как понимал, что без сильного помощника мне будет тяжело. Правда, мне пришлось долго Андрея Борисовича уговаривать. Поначалу он здорово сопротивлялся. Но в итоге согласился на совместную работу, за что я ему благодарен и по сей день.

- Как же вам удалось за столь короткий срок собрать дееспособную команду?
- Как раз и помогло то, что я имел опыт работы генеральным менеджером. У меня остались контакты практически со всеми агентами. Я им звонил и просил помочь с качественным пополнением. Ну и конечно та работа, которую мы все вмести проделали, дала свои результаты. Жаль, не хватило нескольких очков, чтобы попасть в плей-офф.
- Я бы на вашем месте не посыпал голову пеплом. Все-таки один из главных показателей хорошей тренерской работы во все времена - количество молодых хоккеистов, которых вывели во взрослый хоккей. И тут мы наблюдаем очень достойный результат. После сезона в "Крыльях Советов" под вашим руководством на высший уровень перешли сразу несколько молодых хоккеистов.
- Саша Никишин в "Спартаке". Уже поиграл в КХЛ. А ведь ему только-только исполнилось 18 лет. Алексей Глущенко в Кургане. Артем Кокшаров в Рязани. Ефим Мишкин в "Ермаке". Валерий Глебов в Перми. Да и ребята, которые были с нами в прошлом сезоне, сейчас на ведущих ролях в "Крыльях Советов". А ведь в предыдущих клубах на них просто махнули рукой. То, что они по-прежнему в игре, их заслуга, ну и в какой-то определенной степени показатель правильности нашей работы. Ребята воспользовались своим шансом. Хорошо слышали наши требования и четко выполняли все установки и указания. Мы с Андреем Скопинцевым, в свою очередь, вовремя помогали им и подсказывали.

- Что скажете относительно перспектив в большом хоккея Василия Пономарева? Вокруг него летом разгорелось много споров, и в итоге он решил продолжить свою карьеру в Северной Америке.
- Я считаю, что ему надо хорошо поработать над катанием. В том, что у него есть характер и правильное понимание многих ситуаций, сомнений никаких. Сами подумайте: парень 2002 года рождения – лидер в команде МХЛ. Это говорит о том, что стержень внутри хороший. Он по-спортивному злой и сильно голодный до побед.

- Правильно ли он поступил, что уехал играть за океан?
- Время покажет. Но это было решение его семьи. И это решение надо уважать. Со своей стороны я надеюсь, что у него все получится. Наберется опыта и будет играть на самом высоком уровне.
- Обо всех поговорили, а чем же занимается в настоящее время сам Андрей Потайчук?
- Сижу без работы.

- Сильно переживаете?
- Вы знаете - нет. Хватит. Я свое уже отпереживал. Сколько раз в жизни убеждался в том, что все, что ни делается, правильно. У меня продолжительное время серьезно болел отец. По ходу прошлого сезона мне было очень тяжело психологически. Я буквально разрывался на части. Совсем недавно папа покинул наш мир. Я был без работы, поэтому последние дни его жизни провел рядом с ним. Сейчас помогаю маме пережить утрату. Если бы я работал с командой, у меня, скорее всего, не было бы возможности уделить должное внимание моим родителям. Поэтому все в этом мире относительно.

Источник: rsport.ria.ru
+95
Внимание! Комментарии отображаются только для зарегистрированных пользователей.