Новости / ФК Спартак / Терехин: «Сейчас забил в РПЛ 13-15 мячей — и ты уже царь горы. Незаурядных нападающих в России стало в разы меньше»/Соболев о себе заявил — нравится этот мальчишка/Когда дважды забил с пяти метров, Бесков сказал: Олег, это мастерство
Сегодня, 30 марта, свой день рождения празднует Вий! (отчёты с выездов) Написать поздравления!
26 марта, 11:11 ФК Спартак Михей 9

Терехин: «Сейчас забил в РПЛ 13-15 мячей — и ты уже царь горы. Незаурядных нападающих в России стало в разы меньше»/Соболев о себе заявил — нравится этот мальчишка/Когда дважды забил с пяти метров, Бесков сказал: Олег, это мастерство

Лучший бомбардир московского «Динамо» в чемпионатах России в интервью Sportbox.ru — о Кокорине, Комличенко, Бескове, «Краснодаре» и вырождении в России бомбардиров. Отрывок из интервью Sportbox.ru
— Может, нападающие стали забивать меньше, поскольку в России все научились прагматично обороняться?
— Оборона обороне рознь. Можно встать всей командой у штрафной и лупить на отбой — это тоже оборона. Нужно учиться вскрывать. На мой взгляд, просто стало меньше индивидуально сильных исполнителей. Причем речь не только о нападающих, но и о тех, кто подносит снаряды. Таких, какими в моем «Динамо» были Сергей Гришин и Ролан Гусев. А уж завершители имелись в каждом клубе: Веретенников в «Роторе», Маслов в «Ростсельмаше», Матвеев в «Уралмаше», Панченко в КАМАЗе, Деметрадзе в «Алании», Гогричиани в «Жемчужине», Мухамадиев… Минимум по 10 за сезон люди забивали. Я с 17 голами даже лучшим бомбардиром чемпионата не стал! В тройке-четверке финишировал. А сейчас 13-15 мячей — и ты уже царь горы. Не стало хороших нападающих. __ю_а, Смолов, дай бог, Кокорин, Комличенко, ну, Соболев еще о себе заявил — нравится этот мальчишка. А кого еще назвать из россиян?.
— Измельчали бомбардиры…
— Может, одна из причин в том, что в 90-е в чемпионате играли одни россияне — причем сколько еще на Запад уезжало! А потом наших стали теснить легионеры. Условия для подготовки молодых игроков нынче гораздо лучше — а незаурядных нападающих в разы меньше. Я рассуждаю, не делаю никаких выводов, но нашему поколению многое давал дворовой футбол. Плюс требовательность к себе. На тренировку приходили за полтора часа, а после нее еще и оставались! Если не забивал в двух матчах подряд, переживал страшно: настрой был сумасшедшим.

— Кто из защитников вашего поколения был самым кусачим?
— Таких, кто бы умышленно хотел нанести увечье, не припомню. Все друг друга уважали. А хороших было много. Вот мы говорили о Федотове — он в «Уралмаше» слыл крепким крайним защитником. Самые же кусачие, наверное, были наши динамовцы — Юра Ковтун, Серега Штанюк, Эрик Яхимович.


— Вам лично против кого было сложнее всего?
— Против «Локомотива». До Чугайнова, выступавшего на позиции либеро, мячи доходили, что называется, уже потрепанными и в крови: все выжигали Лаврик, Пашинин, Гуренко и Черевченко. Последний играл по мне персонально. Бодались жутко. Помню, в одном из матчей так столкнулись лбами, что обоим пришлось голову перематывать. Кровища… А я еще головой и забил! Мы, правда, проиграли — 4:2. Черевченко был неприятным оппонентом.

«Когда дважды забил с пяти метров, Бесков сказал: «Олег, это мастерство»
— Вы единственный российский футболист, который помимо того, что входит в клуб Григория Федотова, взял еще и рубеж в 100 голов в первой лиге. И все же: не поздновато ли попали в «Динамо» из «Сокола»?
— Поздно, конечно. Но до 24 лет предложений из «вышки» не было за исключением Тольятти. Хотя, может, до меня они просто не доходили: «Сокол», наверное, хотел выручить какие-то деньги. Агентов тогда не существовало. Ну, и конкуренция какая была! В первой лиге играла уйма сильных футболистов. Предложения посыпались только после того, как я забил за сезон 29 мячей.
— И вы, ошалев, подмахнули контракты сразу с тремя клубами высшей лиги…
— Да, с «Ладой» подписал, с гремевшим тогда «Ротором», еще с кем-то — кажется, с «Уралмашем». Одни приедут — закружат. Потом — другие. В общем, занесло. Не придавал этому значения. «Ротор», кстати, мне в качестве подъемных сразу дал «Волгу» ГАЗ-31. Я на ней в институт ездил. В Саратове такая машина была только у двоих — у меня и у губернатора. Эта марка считалась генеральской.

— «Волгу» сдать пришлось?
— Нет. Так понял, в «Ладе» все с моим переходом решили и траты «Ротору» компенсировали. Я уже готовился играть за Тольятти. Но тут меня дисквалифицировали на полгода. А потом оказался в «Динамо».
— Сюжет!
— Николай Саныч Толстых все разрулил. В «Динамо», между прочим, ехал на просмотр. Решение на мой счет приняли после товарищеского матча с цска — я в нем забил и отдал голевую. После этого Константин Иванович Бесков, возглавлявший бело-голубых, дал добро на мой переход. 
Потом на «Локомотиве» был Кубок Хазарова с участием «Спартака», «Алании» и железнодорожников. С владикавказцами мне дважды выкатили на пустые ворота — оформил дубль. Был разбор игры. Поразила реакция Бескова: «Олег, это мастерство». Я ему: «Ну какое мастерство — с пяти метров пробить!» — «Другой бы с подъема дал и мяч не туда улетел бы, а ты — «щечкой», технично». Потом его эти слова не раз вспоминал, когда видел, как люди с таких же позиций лупили выше…
— У Бескова была репутация жесткого тренера. К старости обмяк?
— Сложно судить. Но тренер он, конечно, великий! Единственный раз неудовольствие Бесков показал на сборе в Италии. Там было не очень качественное поле, и Константин Иванович позвонил Толстых: «Мы на нем тренироваться не будем!» Николай Саныч тут же прилетел и нашел другой газон. Хотя в плане подготовки тогда было проще: «Динамо» имело свой манеж. За границей мы проводили максимум один сбор. А так — все в манеже. Недельный цикл, все тренировки с мячом. Для меня это было в радость.

— Самый оригинальный тренер в вашей карьере — Адамас Голодец?
— С юмором дядька был. Ой, сколько с ним связано историй! Помню, на базе в Новогорске решили попариться в бане — взяли пива, рыбы. Тут заходит Адамас Соломонович. В пальто. Пиво прячем. Голодец: «Рыба есть — пиво искать не будем». Все понял, конечно. Но вида не подал. У Голодца все было четко расписано. В отпуск уходили 11 ноября, через месяц собирались, а уже к Новому году были готовы к сезону. Потом здоровье Голодца ухудшилось, палец отняли…
— Почему вы в 90-е, как многие, не уехали в западный клуб?
— Так все было вокруг да около. Из «Реала Сосьедад» приезжали смотреть, из какого-то немецкого клуба. Но до конкретики не дошло.
— В «Локомотиве» у Юрия Семина у вас не очень получилось.
— Ну, как не получилось? Кубок России выиграли, серебряные медали взяли. 8 голов за сезон забил. Хотя в целом, согласен, не пошло. Палыч — хороший мужик, но в его модель игры я вписывался тяжеловато. Он меня даже в дубль отправлял. Потом пожали руки на сборах: «Олег, сам видишь, что-то не то». Так бывает. Не твоя команда! К Семину никаких вопросов. Я несколько туров не играл, и тем не менее он меня поставил в основу в финале Кубка с цска — это показательно. Мы победили 3:2 в дополнительное время. Я отыграл все 120 минут. Победный мяч забил, царствие ему небесное, Илья Цымбаларь…

Источник: news.sportbox.ru
+48
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.