Новости / ХК Спартак / Spartak.ru: Артём Божко: В Польше выдали спортивный костюм, но сказали в городе не надевать
08 мая, 16:19 ХК Спартак grumpy 0

Spartak.ru: Артём Божко: В Польше выдали спортивный костюм, но сказали в городе не надевать

Мы провели в нашем Instagram серию прямых эфиров с хоккейными комментаторами. Последним с Артёмом Батраком и болельщиками пообщался Артём Божко, который пришёл на телевидение после богатой на события хоккейной карьеры.
   

- Вы родились в Воскресенске. Как такой небольшой город умудрился подарить миру столько хоккейных звёзд? У вас какая версия?
- Думаю, что это сложилось исторически. Хоккей здесь стал профильным видом спорта с появлением Николая Эпштейна. Как только он стал здесь работать, много детишек стали увлекаться хоккеем. Вся молодежь хотела попасть в «Химик», и у многих это получалось. Большого выбора, куда пойти и что делать, в Воскресенске до сих пор нет. Была неплохая школа фехтования, но как-то сложилось, что хоккей всегда шёл на первом месте. Кстати, спасибо «Спартаку», благодаря которому у нас есть сейчас команда ВХЛ.

- Кого вы считаете самым ярким и великим игроком «Химика»?
- Стоит разделить игроков по различным эпохам. В эпоху Эпштейна были одни звёзды и герои: Морозов, Никитин, Жучок. Это люди, которые играли за «Химик» в первые годы его существования. Затем уже была эпоха Васильева, и это были светлые годы для «Химика», потому что удалось выиграть «серебро» и «бронзу» в чемпионате Союза. Тогда уже появились хоккеисты, которых знают люди моего поколения, игроки выигрывавшие Кубок Стэнли и игравшие за национальную сборную: Ларионов, Каменский, Зелепукин, Козлов, Марков. Последним из воскресенских, кто выигрывал Кубок Стэнли, был Локтионов.

- Вы с кем-то из легенд знакомы лично?
- Козлова, Зелепукина знаю. Можем пообщаться при встрече.

- Кто-то из легенд «Химика» был вашим тренером?
- Недолгое время нашему тренеру помогал Борис Веригин. Защитник, которого знают все ветераны, и не только «Химика». В своё время это был самый неуступчивый и самый противный защитник. С чужих слов рассказываю: когда сюда приезжал играть цска, то в самые ключевые моменты при вбрасываниях в зоне «Химика» Веригина выпускали на «усы» поближе к Михайлову. Борис Юрьевич просто брал и «увозил» Михайлова за синюю линию из зоны.

- Так это две минуты.
- Раньше были другие правила.


- Вы следили за «Химиком» и его результатами в этом году?
- Я даже был на первой игре сезона с ХК «Рязань». За «Химиком» следил, но, честно говоря, игра не самая зрелищная. Лучший бомбардир команды набирает двадцать очков и ему под сорок лет! В ВХЛ вводят лимиты, которые открывают дорогу многим молодым ребятам. Но у меня такое ощущение, что эти лимиты отбивают у них желание стараться: им не надо доказывать своё право на попадание в состав, они там автоматически. А опытных игроков не хватает, на мой взгляд. Я в 19 лет приехал в команду Высшей лиги, и тогда правила были другие. Было два места для молодых игроков в заявке, а всё остальное надо было «выгрызать». Не было искусственных поблажек для молодых игроков. Раньше в «вышке» был совершенно другой уровень. Например, ты приезжаешь играть в Усть-Каменогорск, а там в составе половина сборной Казахстана. Там Виталий Колесник в воротах, братья Корешковы… Мастера. Приезжаешь в Челябинск играть, а там против тебя в большинстве выходит тройка Гомоляко - Варицкий - Карпов. Вроде ты правильно располагаешься, вроде знаешь, что они будут делать, но всё равно тебя «разрывают», и голова кружится от их комбинаций. Они такие поперечные передачи друг другу отдавали, которые проходили за счёт мастерства! В каждой команде Высшей лиги, особенно на «Востоке», была куча ветеранов, у которых можно было учиться и учиться. Если «молодой» не вывел шайбу из зоны, то ему на скамейке ветеран скажет так, что тот мгновенно всё понимал. Он потом разрубит его клюшкой пополам, если молодой не выведет шайбу из зоны ещё раз. Даже тренер особо не был нужен, он только того ветерана за такую беседу по душам похвалит. У меня на глазах одного молодого парня ударили по голове клюшкой и сломали ему шлем. И кровь пошла из головы. А к нему тренер подошёл и сказал: «Вот что бывает, когда ты что-то неправильно отвечаешь ветеранам». Так воспитывали молодых игроков, а сейчас воспитывать некому.

- Много таких историй у вас?
- На самом деле их много. Я играл на «Востоке», а там все команды в начале 2000-х были более богатыми, чем на «Западе». Было немало команд, где платили очень даже неплохо. Если брать с премиями, то выходило как у ребят из Суперлиги из команд аутсайдеров. На «Востоке» были и более возрастные команды. Поэтому там было, кому учить и воспитывать.

- Сколько платили в те годы в Высшей лиге?
- Я могу сказать только про «Химик» начала 2000-х, когда был жив Андрей Трифонов, который курировал команду. Как раз в те сезоны «Химик» вернулся в Суперлигу. Мне ребята из «Химика» рассказывали, что были люди, играющие в третьем звене и получающие пять тысяч долларов. По тем временам - какие-то невероятные деньги. И это не считая премиальных. Тогда ещё был переходный турнир: четыре команды с «Запада» и четыре с «Востока». И в таком турнире играл, например, альметьевский «Нефтяник», которому выходить выше не надо было, потому что из его региона в Суперлиге уже были «Ак Барс» и «Нефтехимик». У них в этих матчах начинался самый «сенокос». Были команды, которым очки нужны позарез, а Альметьевску не надо было ничего. Кто-то кого-то стимулировал: одни «заряжали», чтобы не проиграли, другие дают в два раза больше, только обыграйте их. Все ждали этого последнего месяца сезона с нетерпением, потому что там, как в казино, ставки в три-четыре раза увеличивались.

- Как информация проходила от одной команды к другой?
- Не секрет, что в те годы многие команды курировали, скажем так, бандиты. На уровне этих бандитов многие вопросы и решались. В те годы это было в порядке вещей. В то время в ВХЛ были спаренные матчи, и многие тренеры ещё до начала сезона понимали, сколько примерно очков они наберут. Зачем играть вничью? Тогда кто-то потеряет очки. А так можно набрать по три очка, потому что это лучше, чем когда одно очко пропадёт. То, что раньше происходило, это плохо, но сейчас очень интересно об этом вспоминать.


- За 5000 долларов в 2000-е можно было купить однушку в Воскресенске?
- Легко. Думаю, за 10000 - точно. Я говорю про самую простую квартиру. Платили хорошо, и все всё понимали. Руководители ездили с чемоданами денег из города в город, и не нужны были никакие мотивационные собрания. Чемодан с деньгами клали на стол и говорили: если выиграете - это ваше.

- А чемодан поровну делился между всеми игроками? Или лидеры и ветераны забирали больше, чем молодые и игроки четвёртого звена?
- В каждой команды было по-разному. Условно говоря, молодой восемнадцатилетний парень не полезет в карман к ветерану. Я помню, что у «Химика» состав был уровня Суперлиги, если игроки третьего звена получали пять тысяч долларов. Сами понимаете, что Гомоляко в Воскресенск играть за копейки не поехал бы, когда мог играть в Суперлиге.

- Вы чемпион Польши. Поздравляем! Как вы там оказались?
- Ещё я чемпион Беларуси. Польша уже была потом. Многие недооценивают уровень польского хоккея, но могу сказать, что первые четыре-пять команд - это хороший уровень нашей ВХЛ. В Польше основной упор делается на легионеров. Когда я играл, был мягкий лимит на легионеров. У команд всегда была возможность привезти шестого-седьмого-восьмого легионера, но клуб за это должен платить налог в федерацию. Можно было заявить сколько угодно легионеров. Я играл в команде «Краковия», и у нас было две пятёрки сборной Польши плюс пять легионеров, как и положено. Мы играли с одной командой в регулярном чемпионате и спокойно её обыгрывали. А там так построен сезон, что перед плей-офф можно заявить новых легионеров. И вот эта команда на плей-офф дозаявила канадского вратаря и ещё несколько легионеров. В итоге мы с ними в плей-офф уже очень трудно играли, но смогли обыграть в седьмом матче. В плей-офф у них была уже другая команда. Потом был сложный финал, в котором мы уступали в серии 2-3, но смогли выиграть на выезде, а потом и дома в седьмой игре. Дома быстро повели в счёте и начали постоянно смотреть на табло. Они вбрасывали, а мы выбрасывали. Мы очень рано начали «сушить» игру, но всё-таки выиграли 2:1. В Польше в плей-офф «зарубы» интересные. А как попал? Я был в Гродно уже третий сезон, пришёл чешский тренер, и у меня с ним не заладилось. Не только у меня, но и у всей команды. Игры не было. Потом знакомый мне предложил поехать в Краков, мы с ним когда-то вместе играли. Подумал, а почему бы и нет? Кстати, в Гродно со мной и многими другими ребятами до сих пор так и не рассчитались до конца. Поэтому большой привет директору команды Анатолию Варивончику.

- Сколько в Польше вы зарабатывали?
- Я сейчас точно не вспомню. Деньги сопоставимые с теми, которые я мог бы получать в хорошей команде белорусского чемпионата. Если я перешёл из Гродно туда, значит условия были лучше. Думаю, получал в районе 4000 долларов. Там были ребята, которые получали и больше. Многие легионеры едут в Польшу, потому что там можно заработать. Чехи любили польский чемпионат, потому что Польша и Чехия расположены рядом.


- Болельщики ходят на матчи?
- Да. Там с фанатами шутить нельзя, особенно в Кракове. Помню мы приехали в команду с товарищем, и в один из первых дней нас позвал к себе администратор и выдал спортивный костюм с клубной символикой. Но сказал, чтобы мы в этом не ходили. Мы удивились и не поняли, зачем он всё выдал. Администратор объявил, что в этом можно только на выезд, и надевать только в раздевалке. По городу ходить в таком костюме нельзя, потому что в Кракове есть «безголовые» фанаты «Вислы» и «Краковии» - это футбольные команды, стадионы которых находятся в периметре двух километров. Там местная федерация их матчи старается разводить по разным дням, потому что это враждующие группировки, фанаты бьются не на жизнь, а на смерть. Там у них есть специально обученные люди, которые ходят в бойцовские клубы и тренируются. Они могут подраться 150 на 150 где-то в чистом поле. Все атлеты. Был случай, что фаната футбольной «Краковии» повесили на шарфе в центре города. Поэтому в спортивной одежде с символикой клуба нельзя было ходить. Кстати, футбольный клуб жил в основном за счёт продажи игроков в топовые европейские чемпионаты.

- Вы много где поиграли. Где была самая страшная и плохая арена? Где вас условия удивляли?
- Я поиграл ещё в первой лиге за «Северсталь-2». Это было начало 2000-х. Были у нас длинные поездки. Вспоминаю дворец спорта в Тамбове, может быть, там сейчас по-другому, но тогда «Тамбов» играл в первой лиге. Там очень серая арена, были большие проблемы с освещением. В Пензе старый ледовый дворец называли корт. Там был такой железный ангар, и зимой внутри ангара было холоднее, чем на улице. Играть было сложно, потому что шайба превращалась в камень и становилась очень твёрдой. В Серове я играл полтора сезона. Там тоже была история: в какой-то год было очень холодно, и у нас с 5 января по февраль самая тёплая погода была -26. На льду было ещё холоднее. Мы мастерили специальные повязки на уши, потому что уши реально можно было отморозить. Команда играла в три пятёрки, потому что играть в четыре было нельзя - все замерзали. Четвёртая пятёрка сидела в раздевалке и ждала команды от тренера. Он заходил в и говорил, кто кого меняет, если его чья-то игра не устраивала. Те, кого «сажали», шли в раздевалку, другие выходили на лёд. Кто-то пил чай с коньячком. Нужно было греться, по-другому нельзя.
Забавных историй много. Помню поехал в Пензу за «Северсталь-2». Хороших автобусов не было, и мы ехали на «Икарусе». Была лютая зима, поехали из Череповца в Пензу после Нового года. Автобус был на солярке, и водителям приходилось что-то туда добавлять, чтобы она не замерзала. Ехали сутки и глохли раза три по дороге прямо на ходу. А обратно ехали ещё дольше, все стёкла покрылись льдом и инеем. Сейчас ребята ездят в комфорте. На «Востоке», когда я в «вышке» играл, нам приходилось очень много «гонять» на поездах. Иногда ехали больше суток. Я так долго никогда не ездил в поезде, и в первый раз взял с собой печенье и шоколадки. И попал в купе с ветеранчиками. Они спросили: «Ну, что ты там взял с собой?» А у меня только печенье и шоколадки. Они очень сильно удивились, куда это я так поехал. Ладно. Поделились со мной едой нормальной, и я запомнил на всю жизнь, что перед такой поездкой надо конкретно затариться едой.

- Вы в Белоруссии пересекались с Лукашенко, когда там играли?
- Нет.

- Кто лучше играет в хоккей - Лукашенко или Путин?
- Однозначно Лукашенко. Могу сказать, что Лукашенко в касание бросает поинтереснее многих профессионалов. У него «рычаг» будь здоров, ладонь как две с половиной моих. Длинные руки плюс поставленная техника броска. У него даже есть своя точка в «офисе Овечкина». Оттуда и «поливает», и забивает. Катается не быстро, но бросает классно. Вратари, которые против него играли, рассказали, что его броски ловить трудно.


- Как вы сыграли за сборную Беларуси? Вроде бы, это случилось на «Кубке Полесья»?
- Это был не тот турнир. Я сыграл на турнире в Минске, который был посвящён памяти Руслана Салея. Меня дозаявили за сборную, потому что Андрей Стась не поехал по каким-то причинам. Первая игра была с немцами, которых мы легко обыграли. А турнир достаточно скоротечный, всего 4 команды. Если выигрываешь первый матч, то ты в финале. Мы вышли на Словакию, и в финале им проиграли. У них была хорошая команда: Баранка, Обшут, Ружичка… Мы им проиграли достаточно крупно. Мне запомнилась игра с немцами не только потому, что это был мой дебют, но и потому, что мы звеном забили два гола. И ещё была полная арена. Эмоции били через край, а на второй матч правильно настроиться не удалось.

- Путали ли вас когда-нибудь с Андреем Башко?
- Кто-то, может быть, и путал. С «Гомелем» мы приехали играть в Могилёв, и я забил. И в газете после игры вышла статья «От Башко до Божко». Он забил первую шайбу в ворота «Могилёва» в истории «Гомеля», а я забил какую-то тысячную - юбилейную. Я запомнил эту статью. Мы с Андреем играли за одну команду и играли в одной пятёрке, просто он - защитник, а я - нападающий. Он когда перешёл к нам в «Гомель», мы с ним сразу сдружились и хорошо общались, он приятный и добродушный парень. Можно путать нас только на слух, а когда видишь фамилии на свитерах, то, понятно, что две буквы в фамилиях разные. Кто смотрит хоккей и разбирается, нас не путает.

- Как вы попали на КХЛ ТВ и «Матч ТВ»?
- Я перед ТВ два года работал в пишущей журналистике - на «Allhockey» и в «Спорт-Экспрессе». Параллельно играл в Ночной лиге за команду «СГМ» вместе с Алексеем Бадюковым, с которым быстро нашли общий язык. Мы часто общались на хоккейные темы, и мне было интересно у него узнать, как и что происходит на телевидении. Не то, чтобы я предложил себя, но намекнул, что мог бы появляться в программе «Все на Матч» в качестве гостя. Алексей это запомнил. Он подключил Дениса Казанского, и они совместными усилиями дали мне шанс попробовать свои силы в качестве эксперта. Уже начинался новый сезон, и мне дали прокомментировать 2 августа предсезонный матч в паре с Дмитрием Фёдоровым. Минское «Динамо» играло с «Сибирью». Позвонил Лёхе Бадюкову, Денису Казанскому и начал спрашивать. Они сказали: «Ты хотел? Вот тебе шанс. Пробуй. Летом зрительский интерес небольшой, и игра ничего не значит». Вроде и Артёму Батраку звонил, спрашивал, какие мои функции, как себя вести в эфире? Набрался от всех советов и постарался уложить у себя в голове. Мне повезло ещё, что играло «Динамо». Это команда, которую я хорошо знал, так как там было много игроков, с кем я играл когда-то в Беларуси. Готовиться к «Динамо» мне особо и не надо было, я только посмотрел, что за легионеры туда пришли. Мне повезло: работал с Димой Фёдоровым, он очень хороший учитель и мотиватор, который сразу же после каждого периода указывал мне на какие-то недочёты. У меня не было грубых ошибок, с его слов. Он просто точечно указал на то, что надо говорить, а что нет. После матча он сказал, что у меня неплохо получилось, что у меня есть возможность развиваться в этой профессии.


- Можете назвать Фёдорова своим учителем?
- В какой-то степени да, потому что он до сих пор указывает на моменты, которые следует поправить. Подсказывает, в чём надо добавить. Не могу сказать, что он единственный человек, который подсказывает. Потому что я открыт для обратной связи: получить ценный совет от коллег всегда готов. Это здорово. Если мне на одну и ту же ошибку указывают сразу несколько человек, то, наверное, стоит задуматься и обратить внимание.

- Вы работаете как комментатор и как эксперт. Какая роль в эфире вам больше нравится?
- Нужно быть универсалом: чем больше умеешь, тем больше возможностей заработать деньги. Если ты простой аналитик, который не умеет гонять шайбу и не умеет работать сам, то будешь работать реже. У нас на всех матчах комментаторы работают в паре. Если ты понимаешь, как «гонять шайбу», то это тебе помогает и в работе экспертом. Когда ты работаешь экспертом, времени, чтобы сформулировать мысли, намного меньше. Надо мысль формулировать быстро и чётко.

- Вы комментировали в минувшем сезоне матч «Спартак» - «Ак Барс», когда «Спартак» начал быстро уступать в счёте.
- Это лучшая игра, которую я комментировал в этом сезоне. Причём изначально я не должен был работать на этом матче, но Саша Гуськов не смог по каким-то причинам приехать. Это был лучший хоккей, который я увидел в этом сезоне.

- Говорят, что вы не верили в «Спартак», когда команда начала проигрывать.
- После первого периода я сказал Владимиру Гучеку, что, если «Спартак» так продолжит играть, то шансов у него не будет. Начинается второй период, и на игру выходит уже совсем другой «Спартак». Кстати, «Ак Барс» на тот матч приехал без нескольких лидеров команды. Я почему-то думал, что с таким «Ак Барсом» ничья-то точно должна быть. Видимо, Олег Знарок подобрал нужные слова в перерыве. Не скажу, что на льду была одна команда - «Спартак», но вторые двадцать минут были очень классными в исполнении красно-белых, а в третьем периоде Знарок и хоккеисты завершили своё дело.

- Можно назвать «Спартак» тренерской командой в самом правильном понимании этого выражения?
- Конечно. Потому что «Спартак» здорово добавил по ходу сезона. Знарок в самом начале чемпионата говорил, что большие команды не создаются за месяц. Говорил, что нужно потерпеть. У команды была тяжелая предсезонка, в ней собралось немало возрастных хоккеистов, возможно поэтому они начинали сезон не так хорошо, как хотелось бы болельщикам. «Спартак» много очков потерял на старте. Игроки долго вкатывались, зато потом побежали.
Вспоминаю поездку на Урал, когда команда поехала без Знарка. «Спартак» там размазывали все кому не лень, однако в конце поездки красно-белые крупно «хлопнули» «Автомобилист». Приехали, отдохнули, Знарок появился, и команда добавила в креативе. Мне «Спартак» в этом сезоне нравился в том плане, что команда могла обыграть кого угодно. Правда, могла и отдать очки командам, вроде ХК «Сочи» и «Нефтехимика». Я говорю образно. Если бы «Спартак» с этими соперниками взял своё, то, думаю, что и регулярный чемпионат команда закончила бы выше, и посев в плей-офф был бы другой.

- Кто, по вашему мнению, лучшие игроки «Спартака» в сезоне?
- Анатолий Никонцев однозначно. Это человек, который очень много выполнял незаметной и полезной работы. В том же матче с «Ак Барсом» он сделал два гола в одиночку. Это лидер не только на льду, но и в раздевалке. Может быть, очков он набрал не так много, как некоторые, но провёл свой лучший сезон с точки зрения показателя полезности. У него «+19» - и это лучшие цифры в «Спартаке». Никонцев - это топ и номер один лично для меня. Из защитников на безальтернативной основе - Яков Рылов. Тут и показатель полезности, плюс в не самом юном возрасте такой сезон выдал, как на одном дыхании. Практически без каких-либо ошибок играл и играл стабильно. Очень здорово сыграл Максим Цыплаков. Парень два сезона барахтался между КХЛ, ВХЛ и МХЛ, многое у него не получалось. Мне даже ребята их «Химика» говорили, что он там особо ничего показать не мог. В этом сезоне окреп и возмужал, вырос, набрался уверенности и взял своё место в основном составе.

Источник: spartak.ru
+24
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.