Новости / ФК Спартак / Романцев, Титов, Цымбаларь и Тихонов против сборной мира. Как «Спартак» обыграл звезд «Реала» и Хиддинка
10 мая, 15:34 ФК Спартак grumpy 11

Романцев, Титов, Цымбаларь и Тихонов против сборной мира. Как «Спартак» обыграл звезд «Реала» и Хиддинка

Обозреватель «СЭ» Александр Львов вспоминает подробности легендарной победы красно-белых над «Королевским клубом» и героев того матча.

Лига чемпионов. Групповой турнир. 2-й тур. Группа С
«Спартак» (Россия) — «Реал» (Испания) — 2:1 (0:0)
Голы: Рауль, 63 (0:1). Цымбаларь, 72 (1:1). Титов, 78 (2:1).
«Спартак» (Москва): Филимонов, Парфенов, Бушманов, Ананко, Хлестов, Баранов, Титов, Тихонов, Цымбаларь, Робсон (Бузникин, 90), Писарев (Канищев, 67).
«Реал» (Мадрид): Илльгнер, Роберто Карлос, Пануччи, Йерро, Санчис, Зеедорф, Савио, Карамбе (Морьентес, 81), Редондо, Миятович, Рауль.
Наказания: Баранов, 33. Рауль, 69. Тихонов, 76. Титов, 87 (предупреждения).
Судья: Хайнеманн (Германия).
30 сентября 1998 года. Москва. Стадион «Лужники». 62 000 зрителей.
   
Фото Александр Вильф

Зарекся было писать мемуары. В наш век интернетовских скоростей, как-то не по-современному это выглядит. Сейчас подавай горячие новости, чтобы обжигая дыханием бурлящего времени, они заставляли впадать в ступор. Но в самоизоляции чего только в голову не придет. И как в ней, голубушке, не придаться приятным воспоминаниям прошлого, в котором, как известно, и солнце светило ярче, и трава была зеленей. А уж, какой тогда был футбол — яркий, полный драматизма, экспрессии и единения душ тех, кто творил его на поле, и тех, кого он заставлял сходить с ума на трибунах! Конечно, такое случалось не всегда. Но ведь было! Было!!! Вот такими мне и вспомнились Лужники в сентябре 1998-го, где в групповом раунде Лиги чемпионов, «Спартак» Романцева принимал «Реал» Хиддинка.

В ту пору я уже второй год в роли пресс-атташе трудился в команде Олега Ивановича и был непосредственным участником того праздника души, который мы подарили холодным осенним вечером не только 60 с лишним тысяч болельщикам на трибунах, но и миллионам, прильнувших к телеэкранам. Был обыгран клуб — победитель последней Лиги чемпионов, стоимость которого на тот момент составляла сотни миллионов долларов!

Та победа рождала надежду, подтверждала, что если уж очень захотеть, то оказывается, можно творить чудеса. И не только в футболе. Ведь в тот непростой для страны момент, такая надежда людям был особенно нужна. Для меня же то событие запомнилось еще и встречами с его участниками, общение с которыми и сейчас подтверждает, что все случившееся не было для «Спартака» подарком судьбы.


В компании с президентом «Реала»

Начну с печального. 21 марта сего года, став очередной жертвой коронавирусной чумы, ушел в мир иной Лоренсо Санс. Тот самый знаменитый президент, который в 1998-м и привез в Москву свой «Реал». Именно эта трагическая новость и вернула меня памятью в тот ненастный, но счастливый для «Спартака» конец сентября. А тогда во время нашего знакомства в «Шереметьеве-2», где мы встречали испанцев, их 55-летний президент выглядел так, словно не было позади долгих часов перелета. Широкоплечий брюнет с идеальным пробором и радушной улыбкой, он постоянно давал какие-то указания, отвечал на звонки и прервался лишь на минуту, когда, протянув руку, приветливо представился: «Лоренсо». К тому моменту я уже знал, что президентское кресло этот обаятельный сеньор занял три года назад, успев вместе с Фабио Капелло стать чемпионом страны. А затем сумел вернуть «Реалу» еще и титул победителя Лиги чемпионов, что не удавалось сделать целых 32 года. Вот в таком впечатляющем статусе «Королевский клуб» и прилетел в Белокаменную на встречу со «Спартаком». Сделано это было за два дня до игры, чтобы команда без спешки и суеты спокойно освоилась на новом месте. Вместе с ней чартером прибыли еще и два повара, прихватившие с собой полтонны провианта, а так же 20 ящиков красного вина, без которого, видимо, «Реал» не привык покорять чемпионские вершины.

Подождав, пока наш администратор Александр Хаджи изложит президенту и его помощникам нюансы их предматчевого пребывания, я сообщил пресс-атташе клуба, миловидной девушке по имени Марта, где и когда намечены обязательные встречи с журналистами. А потом поинтересовался у освободившегося сеньора Санса, когда ему будет удобно принять приглашение отобедать вместе с генеральным директором «Спартака» Юрием Заварзиным.

— А давайте в день матча. У вас тут холодновато. Вот и согреемся перед игрой, — подмигнув, улыбнулся президент «сливочных».

В назначенный день и час Санс появился в ресторане в сопровождении жены, двух очаровательных дочерей и нескольких немолодых, но по-спортивному подтянутых спутников, оказавшимися ветеранами клуба. Заведение это, принадлежавшее гендиректору «Спартака», славилось не только великолепной русской кухней, но еще и огневым цыганским ансамблем, с которым записывал один из первых своих клипов легендарный шансонье, наш болельщик Михаил Круг. А в том, как умеют под гитару поднимать настроение звонкие «ромалы», однажды убедился во всю отплясывавший с ними экс-бомбардир сборной Германии и почетный президент «Гамбурга» Уве Зеелер. Но в тот раз было решено обойтись без песен и плясок, что в день игры считается плохой приметой. А потому судьбу испытывать не стали.

Накрытый стол ломился от россыпи закусок, напомнив мне цветные вкладки книги «О вкусной и здоровой пище», выпущенной громадным тиражом еще во времена Отца народов, знавшего толк в застолье. Икра черная и красная, копченая рыба, жареная стерлядь, холодец, заливное... Думаю, что по части таких столов в Лиге чемпионов «Спартаку» уж точно не было равных. Но неожиданно внимание уважаемого гостя привлекло совсем другое.

— А это знаменитая русская водка? — поинтересовался сеньор Санс, показывая на запотевшую бутылку продукции московского завода.

— Она самая, — кивнул Заварзин. — Вы же сами сказали, что в такую погоду хотели бы согреться перед игрой.

— Было такое, — кивнул головой испанец. — Погода сегодня действительно не наша. Так, что попробуем ее не заметить с помощью этого волшебного напитка.

А дальше, как водится, пошли тосты за знакомство, за дорогих гостей, здоровье, красавицу Москву, мир-дружбу между нашими народами, и, само собой, за его величество Футбол. Думаю, придраться к таким речам, не смогли бы даже самые суровые сотрудники ведомства на Лубянке. А после наваристого борща, слово взял президент «Реала».

— У вас очень хорошая команда, — подняв рюмку, обратился он к нам с Заварзиным. — И был бы искренне рад, если бы она заняла второе место в группе. После нас. Тогда у «Реала» была бы возможность встретиться со «Спартаком» в финале. Согласны на мой вариант?

Честно говоря, мы были не против такого расклада. И все-таки поинтересовались, означает ли это, что победитель вечернего матча гостю уже известен.

— Конечно. У вас ведь в составе только один бразилец ( испанец имел ввиду нашего нападающего Робсона. — Прим. А.Л.), а у нас целых два — Роберто Карлос и Савио, — отшутился сеньор Санс. — Зато у вас уникальный тренер, способный на любые сюрпризы. Ведь он еще по совместительству и президент клуба. Я бы такое не потянул. Но Россия и здесь всех удивляет. Если не ошибаюсь, это тот самый Романцев, которого в свое время хотели видеть в «Депортиво» из Ла-Коруньи? Я помню, у нас об этом много писали.

Потом, когда подошло время десерта с крепким чаем, у Заварзина с Сансом завязался разговор на профессиональные темы.

— А как вам удалось заполучить таких звезд, как Роберто Карлос, Шукер, Зеедорф, Миятович, Пануччи и Илльгнер? Деньги сработали? — поинтересовался Юрий Владимирович у испанца.
— Конечно, деньги сыграли свою роль, — кивнул гость. — Но гораздо важней было объяснить каждому, что приход в «Реал» сделает их не только богаче, но и станет в карьере шагом вперед. Ведь это игроки, которые на рынке пользуются повышенным спросом. И моя задача состояла в том, чтобы убедить их в этом.

— Приглашение в «Реал» Хиддинка сыграло какую-то роль?
— Думаю, да. У голландца прочная репутация думающего, нестандартного тренера, для которого футболист не робот, а личность. А для игроков это важно.

— «Реал» считается одним из самых богатых клубов. Это облегчает работу президента?
— Знаете, у нас говорят, что даже самые богатые всегда кому-то должны. Поэтому, поиск денег и правильное их расходование, тоже часть моей работы. Если, как сейчас, «Реал», на коне, то рекламодатели, спонсоры, коммерческие сделки и контракты тебе гарантированы. К тому же, в отличие от России, наши команды имеют хороший доход от телевидения. Ну и, конечно, выручает грамотно выстроенная финансовая политика клуба. К примеру, в Лиге чемпионов мы не платим премиальные за победу в отдельных матчах. Но если станем первыми по итогам турнира, то каждый футболист получит по 300 тысяч долларов. И это тоже хороший стимул для роста.

Подошло время выпить «на посошок», и гости, натянув, купленные на Старом Арбате армейские ушанки, заспешили в отель, где их ждал автобус, отправлявшийся в Лужники. Думаю, в тот момент, ни обаятельный президент, ни его спутники не подозревали, какое огорчение принесет им промозглый осенний вечер — слишком уж были уверены в своем могучем «Реале». И когда в честь «Спартака» отзвенели победные фанфары, гости выглядели растерянными, до конца не верившими в случившееся. Не подавал вида только Санс, у дверей раздевалки спокойно отвечая на пулеметную очередь вопросов испанских журналистов. Что ж, президент «Королевского клуба» должен уметь держать удар.

Он умел. И держал его, когда в 2000 году лишь чуть-чуть проиграл на выборах президента «Реала» Флорентино Пересу. И когда в 2010-м, будучи хозяином «Малаги», вынужден был продать клуб катарскому олигарху всего за 5 миллионов евро. Держал, когда его потом обвинили в спекуляции недвижимостью, а в 2018-м еще и в сокрытии налогов в 6 миллионов евро. И не устоял только перед коварным, безжалостным вирусом, который, увы, не щадит ни президентов, ни бродяг...

Фото Александр Федоров, «СЭ»

Провидец Романцев и взвинченный Хиддинк

Честно говоря, на тот момент в победу «Спартака» верилось с трудом. С середины августа и до приезда испанцев он в семи матчах набрал лишь шесть очков, одержав одну победу над скромной «Тюменью». А перед встречей с «Реалом» и вовсе потерпел разгром в игре с цска Олега Долматова. Потому, несмотря на стартовую победу в Лиге чемпионов над «Штурмом», шансы «Спартака» оценивались примерно как один к четырем. С Олегом Ивановичем я эту больную тему не обсуждал — знал, что можно нарваться на неприятности. Как-то в начале своей трудовой деятельности в «Спартаке» я имел неосторожность высказать главному тренеру свое мнение по поводу игры одного футболиста.

— Значит, тебе он понравился? — переспросил Романцев. — А ты знаешь, что я уже на двадцатой минуте хотел его заменить? Так, что, Львович, лучше занимайся своими делами, а с футболом я уж сам как-нибудь разберусь.

Тогда я понял, что даже в самые благополучные турнирные времена, футбольные темы, касающиеся команды, лучше с Иванычем не затрагивать. Но накануне игры с «Реалом» на встрече с журналистами, впервые проходившей в Тарасовке, он сам заговорил о текущих трудностях. Последние полтора месяца для «Спартака» были названы им спячкой, в которую впал ряд переоценивших себя в команде ведущих игроков. И жестко заявил, что если в матче с испанцами они не перестроятся, то могут оказаться в дубле. А в качестве плюса для «Спартака» он отметил отсутствие у «Реала» достаточной игровой практики, выделив из всех его звезд защитника Йерро, который «умеет все».

— Ничья в матче с таким соперником вас устроит? - поинтересовался под занавес встречи один из журналистов.
— Такой вариант не станет для нас катастрофой, — ответил Олег Иванович. — Хотя «Спартак» специально на ничью никогда не играет. Что касается нашей готовности, то она представляет собой нечто среднее между тремя с плюсом и четырьмя с минусом.

На том и разошлись. Нашему тренеру оставалось только поставить точку в определении состава, из которого выбыли Ширко, готовившийся к операции в Германии, а также еще не оправившийся после травмы Ромащенко. И Романцеву в очередной раз пришлось доказывать, что по части интуиции и умения чувствовать готовность игроков, равных ему не много. Прежде всего, он решил уделить особое внимание левому флангу гостей, где привыкла хозяйничать ударная связка — Роберто Карлос-Савио, готовая вспахивать бровку все 90 минут. Перекрывать эту опасную пару поручили Парфенову и Баранову, активность которых должна была связать летучих бразильцев по рукам и ногам. Также особое внимание требовалось уделить контролю мяча, потеря которого для таких асов, как Рауль, Миятович, Зеедорф и Редондо, может стать самым щедрым подарком для контратак. Такой в общих чертах вырисовывалась игровая стратегия «Спартака», под которую и подгонялся состав. Оставалось только принять решение, кто вместо выбывшего Ширко составит в атаке компанию Писареву. Почти все были уверены, что им станет только появившийся в том сезоне, Канищев. Но вопреки всему Романцев рискнул сделать ставку на Робсона. И это сработало!

Для Хиддинка это был первый визит в Россию, куда непредсказуемая тренерская судьба вновь приведет его ровно восемь лет спустя. Он мало походил на того приветливого, своего в доску Гуса Ивановича, к которому болельщики потом быстро привыкли и полюбили. А после Евро-2008 еще и носили на руках. До игры с «Реалом» я с голландцем общался мало. Но по тому, с каким раздражением он реагировал на окружающих, чувствовалось, что ему не нравилось абсолютно все — непривычно холодная погода, расположенный далеко от Лужников отель, предоставленный хозяевами автобус. А когда пресс-атташе испанцев представила Хиддинку меня, то я понял, что и это не доставило ему особой радости.

Что и подтвердил колючий Гус, резко отказавшись от общения с приехавшими в отель российскими журналистами. Хотя предварительно добро на это было получено. Кстати, самоуверенно, подчеркнуто раздраженно он вел себя и на вечернем общении с прессой в Лужниках. Возможно, таким образом пытался скрыть тревогу за исход предстоящей встречи или, напротив, хотел подчеркнуть, что уверен в ее исходе. Не исключено, что подобное напряженное состояние являлось еще и следствием колоссального давления, которое может испытывать тренер, оказавшийся в таком большом клубе. Голландец понимал, что с такими дорогущими звездами, как Рауль, Йерро, Роберто Карлос, Зеедорф, Илльгнер он обязан творить чудеса. В противном случае, ошибок ему не простят.

Конечно, психологически это не могло не давить, что и заставляло его срываться. Но то, что Хиддинк устроил на послематчевой пресс-конференции, когда обвинил переводчика в искажении его слов, повергло в шок даже испанских журналистов. Как и удивившее всех заявление, что в тот вечер в Лужниках все 90 минут доминировал «Реал», а «Спартаку» просто повезло. На, что испанская Marca утром отреагировала кричащим заголовком: «Глотай пилюли, Хиддинк! Почему «Реал» приехал в Москву таким самоуверенным?!»

Лет через десять в Бору, где готовилась наша сборная, я встретился с Гус Ивановичем, чтобы взять у него интервью. И между делом поинтересовался, что оставил в его памяти тот первый приезд в Россию с «Реалом».

— Я что-то не очень его помню. Мы, голландцы, стараемся запоминать только хорошее, — улыбнувшись, неожиданно ответил он.

Во время минувшего чемпионата мира, на который Хиддинк прибыл в роли комментатора, мы с его бывшими помощниками в сборной Александром Бородюком и Игорем Корнеевым, пригласили голландца поужинать. В ресторане нам выделили отдельный зал с камином, где уважаемому гостю было даже разрешено курить любимые гаванские сигары. Это был очень трогательный ужин, с шутливыми и моментами слегка грустными воспоминаниями. И когда подошла пора прощаться, Гус, положив мне руку на плечо, вдруг сказал.

— А ты знаешь, Александр тогда, в 98-м, у «Спартака» была классная команда! И только когда прошло время, я понял, почему он сумел обыграть такую махину, как «Реал». Просто, вы чуть больше хотели победить. Вот это «чуть» в футболе порой решает все.

И улыбнулся. А я понял, что прошедшие с той нашей первой встречи 20 лет, не прошли для Гуса Ивановича даром.

Фото Александр Федоров, «СЭ»

Почему Робсон перестал мыть голову холодным пивом

Все то, о чем я уже вспомнил, было своеобразной увертюрой к матчу, интерес к которому был огромен. Достаточно сказать, что освещать его собралось 385 журналистов, съехавшихся с разных концов света, включая Казахстан, Армению и даже Алжир. А права на его трансляцию в США впервые закупил телеканал ESPN-2. Кроме 62 тысяч болельщиков, за минусом небольшого десанта поклонников из Мадрида, поддержать «Спартак» пришли еще и его близкие друзья, актеры Александр Фатюшин и Александр Калягин с очаровательной Евгенией Глушенко, а так же близкий друг Олега Ивановича, певец Александр Буйнов.

А в ложе VIP свои законные места заняли премьер министр Евгений Примаков и мэр столицы Юрий Лужков (светлая им обоим память!). Я, как обычно, приехал в Лужники часа за два до начала, выяснил, как обстоят дела в пресс-центре, пообщался с шеф-поваром, который накрывал стол для спартаковских гостей. А уже перед самым приездом команды проверил комнату, где всегда проводил время Романцев. До начала встречи он никогда в раздевалке не появлялся, давая возможность футболистам самостоятельно настроиться на игру и еще раз обсудить все сказанное им на установке в Тарасовке.

Обычно компанию Олегу Ивановичу в предматчевом чаепитии составляли мы с Александром Хаджи, ведя разговоры на самые разные темы. Кроме тех, что касались предстоящей встречи — таков неписаный закон. Время от времени я заглядывал в раздевалку, которая жила своей обычной жизнью: над кем-то колдовал доктор Васильков, кого-то растирали массажисты Коля Ларин и Володя Паников, в углу о чем-то негромко переговаривались тренеры Вячеслав Грозный и Виктор Самохин. А неугомонный Цымбаларь, с помощью переводчика, что-то говорил с улыбкой Робсону.

— О чем беседовали с Максимкой? — поинтересовался я у Ильи, когда тот, увидев меня, подошел поздороваться.

— Попросил его шепнуть на поле Роберто Карлосу, чтобы, когда на его фланге с мячом окажусь, тот разочек поскользнулся. А уж я не промахнусь, — засмеялся вечно неунывающий Цыля.

Эту шутку я вспомнил, когда под занавес встречи бразильский защитник «Реала» бесцеремонно уложил Робсона на сырой газон, спровоцировав короткую перепалку на родном языке.

— Что вы с ним так горячо обсуждали? — смеясь, спрашивал потом Максимку в раздевалке, еще один наш записной шутник Вася Баранов.

— Погоду, которая ему не понравилась. Вот я и послал его в... Бразилию, где всегда тепло, — в тон Василию, подмигнув, ответил один из героев матча.

Именно так назвал Робсона после игры Романцев. Обычно он никогда не выделял игроков по отдельности, делая акцент на том, что победа — дело всей команды. Но здесь сделал исключение — слишком уж дорогой она на сей раз оказалась. Кстати, с главным тренером согласился и «СЭ», дав действиям спартаковского бразильца самую высокую оценку — 8,0. В «Спартак» Робсона привез Адик — одессит с американским паспортом. Вообще, Романцев скептически относился к легионерам, считая их залетными гастарбайтерами. А уж после того, как на сборах в Турции с нами побывала странная троица из Камеруна, затем загадочно исчезнувшая с туалетной бумагой и неоплаченными телефонными счетами, Олег Иванович дал слово больше с подобной публикой не связываться. И когда через несколько месяцев ему предложили посмотреть бразильца, он наотрез отказался. Но Адик был не из тех агентов, кто сдается без боя. И после первой же тренировки, увидев, как Робсон по-хозяйски уверенно выглядит в квадрате, Романцев покачал головой: «Похоже, парень-то наш — спартаковский». Это было летом 97-го.

— Робсон непросто входил в команду и в незнакомую жизнь, — вспоминает, пришедший с ним в клуб переводчик Георгий Чавдарь. — Он был тогда такой удивленный, ничего не знающий о России. Помню, когда мы в первый раз поехали с дублем на игру, Робсон спросил: «Мы на похороны едем? Почему все такие молчаливые? Вот у нас в Бразилии футбол — это всегда карнавал, праздник, радость». Многое потом ему пришлось ему объяснять, пока он не стал воспринимать нашу реальность. И в нем не проявилось славянское качество — терпение. Неслучайно Романцев столько раз говорил: «Жди, твое время придет».

«Реал» в Лужниках стал его временем. Точнее звездным часом. Не будем вспоминать детали, сколько он выиграл единоборств, отдал точных передач и совершил прочих технико-тактических действий. Оставим это для модных ныне аналитиков. Робсон, особенно во втором тайме, затерзал Пануччи и Йерро, Санчиса и Роберто Карлоса — защитников с мировым именем. Что позволило уже уступавшему в счете «Спартаку» перевернуть игру. Сначала бразилец заставил Роберто Карлоса свалить его вблизи штрафной, и Цымбаларь точно пробил в левый верхний от голкипера угол. А через пять минут после длинной передачи Тихонова головой сбросил мяч на набегавшего Титова — 2:1!

— Иваныч, а почему ты все-таки решил сделать ставку на Робсона? — рискнул я поинтересоваться у Романцева, когда страсти уже улеглись.

— Сам не пойму, — признался Романцев. — Может потому, что увидел, как на последней тренировке у него горели глаза. Иногда для тренера это решает все.

С такими горящими глазами бразилец провел в «Спартаке» еще четыре сезона, забив в 148 матчах 32 гола. Так что свой футбольный хлеб он отрабатывал честно. В команде Максимку любили, хотя и не упускали случая подшутить над ним. Особенно Васька Баранов, который любил повторять: «Роба прекрати мыть голову холодным пивом — простудишься!». На что тот, смеясь, отвечал: «Что ты, Вася, я теперь ее мою только теплым жигулевским». В 2002 году, после появлении в клубе нового президента, Робсон перебрался в Японию. Потом недолго поиграл во Франции, а закончил в 33 в Китае. Вернувшись на родину, он открыл в родном Рио мясной магазин с футбольным мячом над дверями, который назвал «Максимкой». А теперь теплыми вечерами рассказывает друзьям, как в холодной Москве, со «Спартаком», обыгрывал в Лиге чемпионов «Реал» и «Арсенал».

Фото Александр Федоров, «СЭ»

Цыля — футболист-оркестр!

Теперь еще об одном герое того феерического вечера — Цымбаларе, или, по-свойски, просто Цыле, никогда не унывавшему ни в жизни, ни на поле. А каким еще мог быть настоящий одессит, выросший там, где юмор и футбол — часть жизни веселого, бесшабашного города. Илья умел в игре все. И мяч слушался его словно верный пес хозяина.

А вот, что говорил об Илюше в декабре 1999 года прокурор города Москвы Сергей Герасимов, которого друзья в шутку называли «пожизненно приговоренным болеть за «Спартак»: «Все-таки хорошо, что я в свое время не стал футболистом. Не то мне пришлось бы бегать за Цымбаларем и пытаться любыми способами отобрать у него мяч. А это дело неблагодарное, поскольку никто другой не умеет в нашем футболе, как спартаковский капитан держать его на привязи. Вот и остается соперникам нещадно бить лидера чемпионов по ногам. А это уже 206-я статья — хулиганство. Неудивительно, что его волшебная левая нога все время перевязана. А вообще-то, как говаривал следователь Максим Подберезовиков в фильме «Берегись автомобиля», — «это нога, у кого надо нога!». Это могут подтвердить все российские вратари, да еще Сидорчук из «Штурма» с Илльгнером из «Реала». Лично же для меня «Спартак» всегда по-особенному празднично выглядит, когда Цымбаларь на поле».

Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Разве что молча налить рюмку и без громких слов, по- доброму, помянуть Илюшу, которого, увы, уже нет с нами-грешными почти семь лет. Не сдюжило у него бедолаги то самое сердце, которое от и до было отдано игре. Той, которой наслаждался сам и щедро дарил другим. Светлая память...

А сейчас не могу без улыбки вспомнить, как незадолго до той встречи с «Реалом» Илья жаловался на какого-то чудика из Твери, достававшего его с предложением приобрести свою научную работу, посвященную тому, «как нужно Цымбаларю бить штрафные, со сто процентной гарантией гола».

— Достал он меня, Львович понимаешь, конкретно достал! — жаловался Цыля. — Даже не знаю, что и делать. Может, ты ему позвонишь?

Я позвонил и предложил футбольному новатору теперь иметь дело только со мной. Так ко мне попала объемистая тетрадка с разрисованными фламастерами схемами, как, откуда и куда бить штрафные Цымбаларю. Думаю, когда Илья забил тот ответный мяч Илльгнеру, прозвучавший для «Реала» тревожным сигналом бедствия, теоретик из Твери гордо посмотрел на себя в зеркало — вот она моя работа! Действительно, все было сделано по высшему разряду. Сначала, чтобы запутать соперника, к мячу рванулся Баранов. Но неожиданно для всех удар своей золотой левой нанес уже Цыля, обведя «стенку». Так был открыт путь к победе!

— Ты случайно перед «Реалом» в тетрадочку, привезенную из Твери, не заглядывал? — потом, шутя, поинтересовался я у Ильи.
— А к чему мне это было делать? — засмеялся он. — Ведь этот теоретик все свои схемы с меня срисовывал.

... Зимой 2014 для передачи «40 дней без Цыли» я снимал тогда еще возглавлявшего «Спартак» Карпина.

— Какой самый памятный матч вы провели с Цымбаларем? — спросил я его.
— Пожалуй, в 99-м, на «Стад де Франс», когда в концовке встречи он после паса Бесчастных на замахе убрал в штрафной двух французов и выложил мяч мне под удар. Это был шедевр! Уверен, что с такими данными Илья мог играть в клубе любого уровня.

К сожалению, то был последний матч Цымбаларя за сборную. А чуть позднее ему пришлось расстаться и со «Спартаком», в котором он блистал все семь сезонов. Через четыре года его не стало. Но в памяти он так и остался весельчаком Цылей, которого еще называли — футболист-оркестр.

«Спартак» обыграл сборную мира!

Еще одним из героев той знаковой победы Романцев назвал Егора Титова, поставившего в ней решающую голевую точку. К тому моменту он уже третий сезон как прочно обосновался в средней линии «Спартака», где сразу же стал заметной фигурой. Их дуэт с виртуозным Цымбаларем мог поставить на уши любую оборону, заставить ее потерять голову. Что давало возможность партнерам выходить на ударные позиции и рвать сетки чужих ворот. Вот что вспоминал о том сезоне спартаковской «девятки» его самый требовательный болельщик, отец Илья Владимирович: «Третий год у Егора получился богатым на события. Повзрослел, возмужал, голова стала работать по-другому. Видно, что не мальчик уже — и в борьбу чаще шел, и даже с судьями стал спорить, чего прежде не бывало. Я считаю, в целом он справлялся. Был у него, вместе с командой, небольшой спад летом, но осенью забивал самые важные голы «Реалу», «Ротору»... Когда Егорке было 15 лет, я впервые его за руль посадил и наставлял: «Все маневры и обгоны надо выполнять на большом ходу, когда разгонишься. И в футболе так же действуй. Похоже, усвоил».

Сам Егор, с которым мы еще раз решили вспомнить встречу с «Реалом», признался, что каждый раз перед матчами «Спартака» отец обязательно заезжал в церковь, где ставил свечку Георгию Победоносцу. И перед тем лужниковским вечером не изменил традиции.

— Накануне матча с «Реалом» Романцев советовался с игроками по поводу состава? — возвращаю я Титова памятью на двадцать два года назад.
— С Олегом Ивановичем такое редко случалось. Вот Бесков, рассказывают, любил утром в день игры раздать футболистам по чистому листку бумаги, чтобы к обеду те написали свои варианты состава. Константин Иванович их изучал, но, говорят, всегда поступал по-своему. То же самое делал иногда и Романцев. Но перед «Реалом» такого точно не было. А вот батюшка на базу приезжал. И нас в девятой комнате, где обычно все собрания проходили, на ратный подвиг благословил.

— Когда узнали, что в атаке с Писаревым сыграет Робсон, а не Канищев, сильно удивились?
— Абсолютно не удивился. Толя Канищев — неплохой форвард. Но под нашу игру, которая строится на коротком и среднем пасе, не очень подходил. А Роба ее сразу почувствовал. Он и открыться, когда нужно умел, и сам мог пас вовремя отдать. А с «Реалом» и вовсе чудеса творил, раздавив в центральной зоне таких классных защитников, как Йерро и Санчис.

— Вы тогда воспринимали «Реал», как фаворита в Лиге чемпионов?
— И не мы одни. Эта команда наводила ужас на любого соперника. По сути это ведь была сборная мира, в которой практически каждый игрок был лидером своих национальных сборных. Йерро, Санчис, Рауль, Карамбе, Савио, с которым мы тогда обменялись майками... Да любого возьми и это будет футболист мирового уровня. Но это в дрожь нас не вгоняло. Напротив, появился какой-то особый азарт — а почему бы не сотворить чудо и не прыгнуть выше головы. Наверное, вот этот запредельный настрой ощутили и болельщики, которые нам тогда так помогли. Низкий им еще раз поклон!

— В установке Романцева перед матчем было что-то особенное? Какое задание получили вы?
— Что касается меня, то уже знал, что в центральной зоне, скорее всего, буду играть против Зеедорфа и Редондо, манера которых мне была известна. На установке Олег Иванович был предельно спокоен и лаконичен. Назвал состав, попросил быть предельно внимательными и ни при каких обстоятельствах не отступать от своей игры. После этого встал и сказал: «Я знаю, вы сможете! Поехали!».

— В перерыве встречи олимпийский чемпион Анатолий Исаев сказал, что в первом тайме «Спартак» не попал в игру.
— Позволю себе не согласиться с мнением даже такого уважаемого человека. Все первые сорок пять минут шла атака на атаку. Мы пытались высоко прессинговать, чтобы перекрывать свободные зоны Зеедорфу и Раулю. В какой-то мере нас такая тактика сковывала, но она помогала удерживать игровой баланс.

— Самый сложный момент встречи для «Спартака» назовете?
— Скорее всего, тот, когда испанцы забили. Казалось, ничто не предвещало беды, когда Зеедорф продвинулся по центру вперед. Все думали, что голландец для удара уберет мяч под правую ногу. Но совершенно неожиданно он пробил с левой прямо в перекладину. А первым на добивании оказался Рауль.

— Не мелькнуло в голове — все, это конец?!
— Если бы такое произошло, мы поплыли бы. А тут, напротив, какая-то злость появилась. И уже меньше чем через десять минут, мы свой гол праздновали.

— Что помогло перевернуть игру в свою пользу?
— Гениальная левая Цыли, которой он со штрафного закрутил мяч мимо «стенки» и Илльгнера. Вот после этого нас уже было не остановить. Могли забить Тишка, Коля Писарев...

— А свой гол помните?
— Еще бы, такое не забывается! По натуре я больше склонен к атаке. А тут получил задание больше действовать в опорной зоне ближе к своей штрафной, уступив место под нападающим Цымбаларю. Но когда Тихонов получил слева на фланге мяч, я рванул вперед, где Робсон выдал мне идеальный пас головой. Оставалось только опередить Йерро и пробить.

— Кто из близких первым вас поздравил с победой?
— Тогда мобильники еще не у всех были. Так что обошлось без оперативных поздравлений. За мной на машине с родителями на игру приехала Вероника, И мы побыстрее поехали домой праздновать победу. Но по набережной на Садовое было не пробиться, и тогда решили проскочить через Комсомольский проспект. А там прямо по проезжей части с песнями шли толпы болельщиков, которые восторженно кричали: «Спартак»! «Спартак»! «Спартак»! Вот тогда я понял, какое чудо мы совершили.

Боюсь, сегодня я такого уже не увижу...

Фото Александр Вильф

Вместо эпилога

В тот вечер я покидал стадион одним из последних. Каково же было мое удивление, когда на выходе, там, где обычно паркуются автобусы с приезжающими командами, увидел, двух пареньков лет пятнадцати в красно-белых шарфах.

— А футболисты уже все уехали? — с надеждой спросил один из них.

— Все, — к их огорчению сообщил я. — А вы чего домой не идете?
— Да вот, думали автографы взять. Не вышло... А сейчас на вокзал поедем. Поезд-то у нас только через полтора часа.

— Поезд? — удивился я. — А вы откуда будете?
— Из Курска. Оттуда на игру и приехали.

— А чего дома по телевизору не посмотрели?
— По телевизору? — удивились пацаны. — Да вы, что, это же «Спартак»!

...И радостно улыбнувшись на прощание, побрели в сторону метро.

P.S. Где же теперь те, кто побеждал «Реал»?

Олег Романцев, 1954 г.р. (президент, главный тренер), завершил активную тренерскую карьеру после ухода из «Динамо» в 2005 году. Сейчас возглавляет команду ветеранов «Спартака».
Валерий Жиляев, 1941 г.р. (начальник команды), завершил работу в «Спартаке» в 2012 году.
Виктор Самохин, 1956 г.р. (тренер), работает в академии «Спартака» имени Ф.Ф.Черенкова.
Юрий Дарвин, 1946 г.р. (тренер по работе с вратарями), работает в академии «Спартака», выступает за команду ветеранов.
Александр Хаджи, 1946 г.р. (администратор). Спортивный менеджер, организатор футбольных турниров.
Юрий Васильков, 1948 г.р. (врач). Главный врач сборной Любительской футбольной лиги России (ЛФЛ).
Николай Ларин, 1957 г.р. (массажист), работает в «Динамо».
Владимир Паников, 1969 г.р. (массажист). С 2016 года тренер по физподготовке сборной России в штабе Станислава Черчесова.
Александр Филимонов, 1973 г.р. (вратарь). Тренер «Родины».
Дмитрий Хлестов, 1971 г.р. (защитник). Играет в Любительской футбольной лиге.
Дмитрий Ананко, 1973 г.р. (защитник). Работает в «Тамбове».
Евгений Бушманов, 1971 г.р. (защитник). До 2018 года возглавлял молодежную сборную России.
Дмитрий Парфенов, 1974 г.р. (защитник). Главный тренер «Урала».
Василий Баранов, 1972 г.р. (полузащитник). Из футбола ушел, живет в Белоруссии.
Илья Цымбаларь, 1969-2013г.г. (полузащитник).
Егор Титов, 1976 г.р. (полузащитник). Тренер. Выступает за команду ветеранов и в Любительской футбольной лиге за команду «Москвич».
Андрей Тихонов, 1970 г.р. (полузащитник). Тренер. Аналитик и телекомментатор.
Николай Писарев, 1968 г.р. (нападающий). В 2019 году работал в клубе «Урожай».
Робсон, 1974 г.р. (нападающий). Живет и занимается бизнесом в Бразилии.
Анатолий Канищев, 1971 г.р. (нападающий).
Максим Бузникин, 1977 г.р. (нападающий). Руководитель селекционного отдела ФК «Краснодар».
Александр Львов, 1944 г.р. (пресс-атташе). Обозреватель издания «Спорт-Экспресс».

Источник: www.sport-express.ru
+65
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.