Новости / Экс-игроки / «После гола «Баварии» оставил яйца на поле!» Ковач — о «Спартаке», молодом Салахе и срыве трансфера в «Милан»
15 мая, 15:49 Экс-игроки grumpy 17

«После гола «Баварии» оставил яйца на поле!» Ковач — о «Спартаке», молодом Салахе и срыве трансфера в «Милан»

В середине и конце нулевых Ковач — один из самых ярких защитников «Спартака»: провел больше 100 матчей и рубил не только соперников, но болельщиков, выбежавших на поле. После России Радослав ненедолго заглянул в Швейцарию и АПЛ и вернулся в Чехию, где завершил игровую карьеру и начал тренерскую: был ассистентом главного тренера Андреа Страмаччони, получал лицезию, а теперь работает по новым направлениям.
   

— Радослав, чем вы занимаетесь сейчас?
— Работаю скаутом в «Спарте». Наблюдаю за перспективными чешскими футболистами. У меня в обойме 23 игрока, которые сейчас в аренде. Также есть и футболист в России, Радакович из «Оренбурга».

— Почему выбрали менеджерскую должность, а не работу тренером?
— У меня только лицензия А. Жду февраль, чтобы сделать Pro. Может быть, я поеду учиться в Россию. А так, конечно, у меня есть цель стать тренером в будущем. Если позовут в «Спартак» — сразу пойду! Это моя любимая команда! Даже думать не буду.

— Ваш бывший одноклубник по «Спартаку» Мартин Йирнек еще играет в футбол. Общаетесь с ним?
— Конечно, мы созваниваемся. Можем встретиться и вспомнить спартаковское прошлое за бокалом чешского пива. Это было лучшее время в нашей жизни. У меня осталось в «Спартаке» много друзей, мы поддерживаем связь. С Титовым, например, недавно переписывались. Я ему говорил: «Давай прилетай в Прагу, выпьем пивка». Егор — очень хороший парень!

— Часто вспоминаете «Спартак»?
— Очень! Слежу за командой и сейчас. И был очень счастлив, когда клуб выиграл долгожданное чемпионство. Отпраздновал чешским пивом!
В курсе, что сейчас в «Спартаке» играет хороший чешский футболист — Алекс Крал. У него отличное будущее. Думаю, следующий год для него станет еще успешнее, ведь он совсем недавно в России. Я в нем уверен. Ну и, конечно, фанаты. Не могу забыть, как мы играли дерби с цска. На стадионе 70 тысяч болельщиков, из них 50 тысяч — спартачи. Фантастика!

— Болельщики часто критикуют Леонида Федуна. Какие отношения с владельцем сложились у вас?
— У меня с ним никогда не было проблем. Респект ему за все, все нормально.

— Не было обидно, что вас не пригласили на новый стадион?
— Не знаю, почему нас не позвонили, но так бывает. Но если честно, то, конечно, было обидно. Мы с Йиранеком немало лет отдали «Спартаку»! Мы всегда дрались за этот клуб до последней капли крови.


— __ю_у вы называли своим сынком. Сейчас общаетесь?
— А в сборной России папа — тренер Черчесов. Тоже его вспоминаю, Саламыч очень любил дисциплину. Такое не забывается! Слышал недавно, что его контракт со сборной продлили. На чемпионате мира Россия очень хорошо играла. Что касается __ю_и, то видел его как-то на сборах в Испании. Подошел к нему: «Как дела, братуха?» Мы пообщались немного. Сейчас Артем — первый нападающий страны.

— Болельщики «Спартака» до сих пор не могут ему простить переход в «Зенит».
— Знаю. Конечно, жалко, что Артем ушел из «Спартака». Он ведь последние годы забивал за команду. __ю_а — хороший нападающий, настоящий бомбардир.

— Вы бы смогли уйти в «Зенит»?
— Я был счастлив в «Спартаке». Так что я бы так не смог сделать. Точно нет! Если бы руководство не было против, то я бы сам никогда не ушел из «Спартака».

— Вы ведь помните ту историю с __ю_ой и кошельком Быстрова: что все-таки произошло?
— Это было очень давно. Мне рассказывали, что __ю_а якобы взял какие-то деньги. Я не понимаю, как это возможно, ведь у Артема немаленькая зарплата. Мне это непонятно. Ну вот серьезно, зачем ему чужие деньги? Мы с Йиранеком много обсуждали эту тему, была тяжелая ситуация для всей команды. Мне лично было жалко, что после этого __ю_а ушел. А что касается отношения к Артему после того случая… С ним все разговаривали. Никаких проблем не возникало.

— Денис Бояринцев нам рассказывал, как игроки «Спартака» собирались в Тарасовке. Плюс, ходили слухи о тусовках бразильцев.
— Иногда мы заходили после игр в бар и могли выпить пива. Но у бразильцев была своя тусовка. Не знаю, бухали они или нет.
По поводу Тарасовки — да, пили пиво, смеялись, атмосфера была прекрасной. С русскими ребятами мы отлично дружили, встречались, общались. Помимо русских были и украинцы, Калина [Максим Калиниченко], например. Еще Ковальчук из Молдавии. А Бояра — вообще душа компании, очень веселый. Подобрался отличный коллектив, мы все дружили.

— Кто-то мог перебрать алкоголя?
— Я уже не помню. Но если проиграли дерби, то настроение было паршивое.

— А сигареты?
— Иногда. Но скажу так: после победы вообще все можно, ха-ха! Считаю, что если в меру выпивать, то это нормально. Главное — не перебарщивать.

— В «Спартаке» вы застали раннего Черчесова. Чем он запомнился?
— Он очень любил дисциплину. Хотел, чтобы все выкладывались на сто процентов. И всегда говорил все в лицо, не стесняясь. Что думает, то и скажет. Но мне было очень неприятно, когда Саламыч убрал Калиниченко и Титова из состава.

— Почему у него не получилось в «Спартаке»?
— Возможно, из-за опыта. Когда Черчесов нас тренировал, он только начинал тренерскую деятельность. До сих пор помню, как мы проиграли киевскому «Динамо», не попали в групповой этап Лиги чемпионов и Саламыча уволили.

— А до этого убрал из состава Торбинского, и «Спартаку» немного не хватило до чемпионства.
— Может быть, это и было ошибкой. Не понимаю, почему Диму убрали из состава, он был в отличной форме! Торба мог обыграть, отдать. Со скоростью порядок — он был очень быстрый. Это вопрос к Черчесову. Может, если Торбинсокого оставили, то мы бы и взяли титул.

— Что творилось в раздевалке, когда узнали, что «Зенит» выиграл в Раменском и вырвал чемпионство?
— Это самый обидный момент карьеры. Было очень тяжело — совсем чуть-чуть не хватило до золота…

— Вы рассказывали — когда уволили Черчесова, то вы выдохнули. В чем Черчесов перегибал?
— У меня не было с Черчесовым серьезных проблем, он ровный человек! И если честно, то мне было жалко, что он ушел.

— В «Спартаке» у вас сразу несколько неповторимых хайлайтов: удар болельщика и гол «Баварии».
— Тот гол — это было великолепно. Я яйца оставил на поле. Ха-ха! Незабываемо. Главное, что мы тогда стали третьими в группе и вышли в Кубок УЕФА. Что касается болельщика, то я после этого сразу сказал, что поступил не очень хорошо. Но болельщик был очень пьяным! Говорил ему: «Уйди с поля, пожалуйста, у нас очень важный матч!» Но он меня не понимал. Я хотел, чтобы игра быстрее возобновилась и мы не потеряли темп. Ради победы был готов на все: бился за ромб всей душой. Черт, я бы умер на поле — лишь бы мы победили.


— Вы ушли из «Спартака» в 2009-м. Говорили — из-за Карпина. Почему с ним не сложились отношения?
— Он мне сказал, что играть я не буду: «Как найдешь команду, можешь уходить». После этого мне все стало ясно. Я позвонил агенту, он ответил: «Есть вариант с «Глазго» и «Вест Хэмом». Выбрал «Вест Хэм», уехал на полгода в аренду: сыграл 12 матчей, все шло хорошо. После этого я вернулся в «Спартак», но Карпин все еще был тренером, ситуация для меня не поменялась. Я снова набрал агенту: «Хорошо, подписываю контракт с «Вест Хэмом» на три года». Если бы Карпин не сказал мне уходить, я бы остался — у меня было два года по контракту.

— На Карпина осталась обида?
— Нет, ведь такое бывает в футболе. Да, этот момент стал для меня тяжелым, я же хотел играть в «Спартаке». Но даже после возвращения из аренды Карпин сказал, что с местом в основе будут проблемы. Я ответил, что все понимаю.

— Вы очень тепло вспоминаете «Спартак» и Москву. К чему в России было привыкнуть сложнее всего?
— К пробкам. Я жил в Сокольниках и поначалу не знал дорогу до базы «Спартака». Было тяжело ориентироваться, но через полгода выучил. Москва — очень большой город. Но у меня тут было все: чешские друзья, чешское пиво.

— Самый ужасный стадион России, на котором вы играли?
— Во Владивостоке, где еще разница во времени, кажется, 8 часов. Очень тяжелый перелет! На втором месте — Новосибирск, мы там играли в Кубке России: синтетическое поле, снег, холод. По-моему, было около минус 20 градусов.

— Кто в «Спартаке» отвечал за музыку в раздевалке?
— Павленко и Баженов. Мы любили русскую музыку, а «Белые розы» — моя любимая песня. В караоке ее всегда заказывал! Еще обожал песни «Иванушек» и Григория Лепса, его знаменитую — «Рюмка водки на столе».

— Вы водку пробовали?
— Пил два раза, и после этого был очень пьян! Не мог эту водку пить, она для меня очень горькая. В клубе мы обычно пили виски.


— Переносимся в «Спарту», где вы застали Вячеслава Караваева. Он рассказывал, что вы называли его «конем».
— О, мой Славочка! Это хороший друг и большой профессионал. Но он был в команде, когда пришел итальянец Страмаччони, который его не видел составе. Мы проиграли в начале сезоне «Црвене Звезде», и Страмаччони сказал, что Слава плохо идет в борьбу. Сказал, что — да, хороший игрок, но есть вещи, которых не хватает, поэтому он его убрал. Хотя в свой первый год в «Спарте» болельщики признали Караваева лучшим игроком сезона. Но пришел новый тренер, и все поменялось. Произошло то же самое, что и со мной, Калиной, Титовым и Черчесовым. Мне жалко, что Слава ушел. После этого он хорошо играл в «Витессе», а у нас были проблемы с правым защитником.

— Как вам Комличенко?
— У него очень большой потенциал — парень забил 27 голов в чемпионате. Такая машина! Он похож на Павлюченко: большой, сильный, с хорошим ударом и игрой головой, но при этом быстренький. Правда, иногда мало двигается. Но игрок очень сильный.

— Он правильно сделал, вернувшись в Россию?
— Да, это верно. Все-таки сейчас он дома, в Москве. И Черчесов близко, может его регулярно смотреть в российском чемпионате для сборной. Смотреть каждую игру в Чехии тяжело. Думаю, Николай сделал это в первую очередь ради сборной.

— Откуда в Чехии такой интерес к русским игрокам? Были Комличенко и Караваев, сейчас играют Левин, Татаев и Парадин.
— Русские футболисты — работяги! Они хорошо тренируются и играют. Если говорить о футболистах, которых вы назвали, то Татаеву сейчас тяжело в «Младе-Болеслав», Парадин — иногда хорошо играет, иногда не очень. Комличенко и Караваев же были лучшими в Чехии.

— Комличенко рассказывал, что у него были варианты с переходами каждое трансферное окно, но большинство срывались. Самый большой клуб, в который могли перейти вы, но не перешли?
— Когда играл в «Спарте», был вариант с «Эвертоном». А из «Спартака» звали в «Милан». Звонили итальянцы и предлагали за меня 6 миллионов евро. «Спартак» хотел 11 миллионов. Думаю, либо Черчесов не отпустил. Ну, или руководство хотело получить больше денег. Я был не против трансфера, но ничего страшного.

— После «Вест Хэма» вы перешли в «Базель», с которым провели один из лучших сезонов в клубной истории: 2 поражения в 34 матчах!
— У нас были отличный состав: Салах, Шакири, Джака. Еще помню Драговича, который сейчас в «Байере». У Шакири просто потрясающая карьера: перешел в «Интер», поиграл за «Сток Сити», а сейчас в «Ливерпуле». Вау!

— Каким был Салах?
— Уже тогда — нереально быстрый. В «Базеле» он поначалу почти не говорил по-английски. Но со временем подучил язык. Постоянно смеялся, Мо — очень позитивный парень. И при этом — очень скромный, тихий. Постоянно спрашивал, чем помочь. Хотя помогали в основном мы — все-таки человек впервые оказался в Европе. Тогда я еще не думал, что он станет суперзвездой. А сейчас у него стоимость под сто миллионов евро, если не больше — это, конечно, круто.

— Форвард в вашей карьере, против которого было сложнее всего играть?
— Дрогба! Очень жесткий и сильный футболист. У меня до сих пор лежит его футболка, однажды мы с ним поменялись.

— С кем еще менялись?
— У меня большая коллекция. Есть майка Лэмпарда. И Видича! Все-таки мы вместе играли в «Спартаке». В Англии поговорили после матча и обменялись футболками на память.

— Йиранек жаловался — после России в Англии было тяжело: все сами по себе, постоянно льет дождь.
— Мартину там не понравилось, потому что он любит, когда вокруг много красивых девушек! Он же как русский, ха-ха! Да, погода там другая, но зимой в России она еще хуже. А так, вся разница между Москвой и Лондоном: девушки (в России лучше) и другая культура. Но тут мне тоже ближе Россия. А город — такой же огромный и красивый.

Блиц с Радославом Ковачем:

— Самый крутой гол?
— «Эвертону», с 35 метров.

— Самые сильные русские футболисты?
— Жирков, Кержаков и Аршавин.

— Лондон или Москва?
— Москва.

— «Вест Хэм» или «Спартак»?
— «Спартак».

— О чем сейчас мечтает Радослав Ковач?
— Стать главным тренером «Спартака»!

Источник: sport24.ru
+139
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.