Новости / ФК Спартак / Анатолий Бышовец: Я тепло вспоминаю вторую половину девяностых: в 1996-ом впервые окунулся в профессию, поработав на золотом матче «Спартак» - «Алания»
06 июня, 13:11 ФК Спартак Михей 1

Анатолий Бышовец: Я тепло вспоминаю вторую половину девяностых: в 1996-ом впервые окунулся в профессию, поработав на золотом матче «Спартак» - «Алания»

Вместе с Анатолием Бышовцем, Александром Куртияном, Саркисом Овсепяном, Сергеем Герасимцом, Александром Пановым и Алексеем Игониным вспоминаем матч «Зенит» - «Спартак», состоявшийся 28 марта 1998 года.

Я тепло вспоминаю вторую половину девяностых: в 1996-ом впервые окунулся в профессию, поработав на золотом матче «Спартак» - «Алания» (интервью у спартаковцев в аэропорту Пулково, наверно, до сих пор можно найти в интернете), а матчи «Зенита» в 1998-ом году уже полноценно освещал для самого прогрессивного в те времена телеканала ТВ-6 Москва. В июле того года стал первым журналистом, взявшим интервью в Санкт-Петербурге у только что назначенного главным тренером сборной России Анатолия Федоровича Бышовца.

Пару дней спустя приехал на базу в Удельном парке делать репортаж о тренировке «Зенита», и попал с городского корабля на футбольный бал: тренеры и персонал играли в футбол, для состава не хватало одного человека, и Бышовец волевым жестом махнул мне: заходи! Форма всегда лежала в багажнике старенького «Москвича-412», так что я быстро переоделся и влился в игру. За мою команду выступали сам Бышовец, Анатолий Викторович Давыдов и кто-то из администраторов. В числе соперников были Сергей Приходько и нынешний главный врач «Зенита» Михаил Гришин, от которого в одном эпизоде я знатно получил по ногам. Помните, Михаил Юрьевич? Мы победили 6:5, а пятидесятидвухлетний Бышовец (господи, он тогда был младше меня нынешнего!) так виртуозно обращался с мячом, что, казалось, готов в любой момент возобновить карьеру. Через какое-то время я вновь оказался на тренировке «Зенита». Слово за слово, и Бышовец буквально приказал мне пробить пенальти Березовскому («посмотрим, что вы умеете»). Робеть я не стал, и из трех одиннадцатиметровых реализовал два. Помните, Роман Анатольевич?

27-го марта 1998-го года в Санкт-Петербург в полном составе пожаловала съемочная бригада программы «Спорт недели» ТВ-6 Москва во главе с лучшим на тот момент комментатором и спортивным менеджером страны, обладателем ТЭФФИ Алексеем Ефимовым. Мой армейский товарищ (в феврале того года он вместе с Сергеем Белоголовцевым делал яркие репортажи из олимпийского Нагано), дружил со «Спартаком» и потому первым объектом съемок назначил гостиницу «Прибалтийская», где традиционно квартировали чемпионы России. В лобби встретили Дмитрия Аленичева. Капитан «Спартака», приметив свежий номер «Спорт-Экспресса», выпросил у меня драгоценный экземпляр. «Отдам перед игрой», - подмигнул Аленичев. Прошло двадцать два года. Помните, Дмитрий Анатольевич?

После «Прибалтийской» Ефимов записал стендап на Дворцовой площади, отправил оператора снимать зенитовских и спартаковских болельщиков, двумя ручьями стекающихся к «Петровскому», и по своему обыкновению отправился обедать в любимую чебуречную на Вознесенском проспекте. Условились встретиться на стадионе. Пропуском на арену служило служебное удостоверение ТВ-6, открывавшее многие петербургские двери. Как символ начала моей телевизионной эпохи этот ламинированный голубой кусочек картона занимает почетное место в моей коллекции, хранящейся на даче в Трубниково. Эх, были времена! Забегая вперед замечу, что отработал и на ответной игре в Москве, завершившейся вничью 0:0. Тогда, 15-го июля, казалось, что у команды Бышовца еще все впереди.

- Перед началом чемпионата Бышовец утверждал, что мы будем занимать самые высокие места, - вспоминает Алексей Игонин, - я сидел на собрании и недоумевал: еще полтора года назад я играл в третьей лиге, разъезжая в плацкарте в Иваново и Кострому, а тут тренер говорит, что мы должны обыгрывать «Спартак». Признаюсь, в голове это не очень укладывалось (Улыбается). Помню, компанией с некоторыми ребятами отправились к Виталию Леонтьевичу – мол, так-то и так, впереди игра со «Спартаком», нужны двойные премиальные. На что Виталий Леонтьевич ответил: «Да без проблем! Идите и выигрывайте!».

- Мы очень серьезно готовились к этой игре, - рассказывает Александр Куртиян, - пресса, в том числе «Спорт-Экспресс», скептически относилась к «Зениту», расклады перед игрой были однозначно в пользу «Спартака» - сильнейшей в то время командой России, накануне выбившей из четвертьфинала Кубка УЕФА амстердамский «Аякс». Специалисты считали, что мы закроемся, поставим «автобус», но даже с такой тактикой не сможем отобрать очки.

- Начну с предыстории, - интригует лучший игрок того матча Сергей Герасимец, - перед тем сезоном мы провели пять (!) сборов – более длительной, уникальной подготовки в моей карьере не было никогда! Заключительный сбор проходил в Болгарии, в городе Петриче, где неподалеку, в местечке Рупите, жила и похоронена Ванга. Там удивительно красивейшее ущелье, долина горячих родников, прекрасные ванны! На том же сборе мы узнали календарь стартовых игр: «Спартак», цска, «Торпедо», «Ротор». Бышовец говорит: «Нас могут обесчестить». Наша реакция была неожиданной – так или иначе, к игре со «Спартаком» в целом и к сезону в частности мы были готовы очень хорошо.

- У нас была неплохая, боевитая команда, - продолжает Куртиян, - мы все под руководством Бышовца получал удовольствие от футбола: Игонин от подкатов, Кондрашов и Лепехин от отбора, я от передач. Плюс, конечно, прикладывали большой труд – поэтому со стороны и казалось, что нам все дается легко. Играли мы действительно на кураже, в том числе и в матче со «Спартаком».

- За счет организации игры нам удалось раскрыть возможности игроков, - считает Бышовец, - варьировалась тактика, в команде появился Куртиян, выступающий в роли ложной девятки, два сильных фланга, Максимюк и Овсепян. Максимюк, кстати, пришел в «Зенит» из дубля киевского «Динамо» за десять тысяч долларов, а вернулся в Киев уже за семьсот. Попович был травмирован, Панов еще не набрал ход, так что тактика без номинальных форвардов, с розыгрышем мяча через Куртияна, приносила нам результат. Плюс в команде была очень хорошая атмосфера, главенствовал творческий, креативный фактор, удалось раскрыть возможности игроков, ставших профессионально отнроситься к работе. Вспоминаю неожиданный приезд Мутко на один из сборов в Болгарию. После контрольных матчей мы проводили тонизирующую тренировку после обеда, а приходить на завтрак можно было в любое время. «А где игроки?» - удивился Мутко, увидев пустую столовую. Приоткрываем окно и видим, как ребята тренируются самостоятельно, играют в квадраты, теннисбол. Важная деталь.

Стартовый состав «Зенита» выглядел следующим образом: Березовский, Дмитрий Давыдов, Кондрашов, Бабий, Овсепян, Кульков, Игонин, Вернидуб, Куртиян, Максимюк, Герасимец. В сильнейшем составе вышел на поле «Петровского» и «Спартак»: Филимонов, Евсеев, Хлестов, Цымбаларь, Ромащенко, Ширко, Парфенов, Аленичев, Титов, Канищев, Тихонов. На трибунах «Петровского» один из первых аншлагов – в официальных протоколах фигурируют 25000 зрителей.

- Состав «Зенита» стал сюрпризом не только для болельщиков, но и для самих футболистов, - говорит Герасимец, - мы вышли на игру без нападающих! Ни Поповича, ни Панова в основе не было – Бышовец поставил пять защитников, трех центральных хавбеков, Куртияна, Кулькова и Игонина, и нас с Максимюком. Да, мы выполняли атакующие функции, но номинально являлись полузащитниками. Побегать пришлось основательно! (Улыбается)

- Матч против «Спартака» стал моим дебютом в «Зените», - вспоминает Саркис Овсепян, - «Спартак» действительно был классной командой со звездными футболистами! Победитель «Аякса» стал для нас дополнительным стимулом, мы стремились доказать, что можем выигрывать у такого соперника для своих болельщиков, хотели, чтобы поклонники «Зенита», приходящие на «Петровский», испытывали гордость за клуб и за свой город. Анатолий Федорович был прекрасным психологом, умеющий одним предложением придать нам дополнительных эмоций, создать атмосферу в раздевалке. Бышовец верил в победу. Поверили в свои силы и мы.

«Спартак» открыл счет уже на 4-ой минуте: Илья Цымбаларь со штрафного эффектно поразил правый верхний от Березовского угол ворот.

- Пропущенный мяч, конечно, настроения не прибавил, - продолжает Герасимец, - но при полных трибунах, в дебютном матче сезона против такого соперника мы и не думали опускать руки. Бились, боролись, переломили характер встречи. Во многом помог гол в первом тайме: Леша Игонин сделал мне передачу, я подработал и удачно положил мяч в дальний от Филимонова угол. Думаю, после этого гола у нас появилась уверенность, что мы можем не только достойно сыграть со «Спартаком», но и добиться победы.

На перерыв команды уходили при равном счете, 1:1.

- В раздевалке была обычная, рабочая обстановка, - рассказывает Герасимец, - Анатолий Федорович сделал небольшие указания и посоветовал продолжать игру в том же духе. Но, главное, во втором тайме сработал его тактический план – он, как гениальный полководец, вовремя выпустил резерв, Сашу Панова и Сергея Осипова, что в итоге и решило судьбу поединка.

Всего три минуты спустя после выхода на поле Александр Панов вынудил Филимонова нарушить правила. Одиннадцатиметровый хладнокровно реализовал Александр Куртиян, для которого это был дебютный поединок в «Зените».

- Что чувствовал в тот момент? – улыбается Куртиян, - в межсезонье на кубковом турнире в Ашхабаде «Зениту» пришлось пробивать послематчевые пенальти, свой удар я реализовал. Перед игрой со «Спартаком» Анатолий Федорович назначил штатных пенальтистов, но никто из них бить не пошел. Смотрят на меня. Я взял мяч и забил.

- В той игре у меня был точно такой же момент, как в финале Кубка России, - продолжает Александр Панов, - я обыграл двух защитников и нанес удар в дальний угол, но Филимонов потащил. Но ничего страшного – не забил тогда, через год отличился в игре «Динамо»!

- Мы учитывали преимущество москвичей в индивидуальном мастерстве и в контроле мяча, хотели создать достаточную плотность в средней линии, освободить пространство для фланговых игроков и смещавшихся в середину Герасимца и Максимюка, - вспоминает Бышовец, - реализовывался намеченный план за счет того, что центральную зону освобождал уже Куртияна, уводившего за собой центральных защитников. Для «Спартака» это стало неожиданностью.

- Победа над «Спартаком» стала неожиданностью практически для всех, кроме одного человека – Бышовца, - утверждает Игонин, - только такой амбициозный и уважаемый тренер мог помочь «Зениту» сделать качественный шаг вперед.

- На мой взгляд, тактически Бышовец переиграл Романцева, - считает Герасимец, - не скрою, было приятно обыграть такого сильного соперника.

- Увы, в том сезоне нам не удалось занять призовое место, - сетует Овсепян, - сказался уход Анатолия Федоровича в сборную России, мы не сумели в заключительном туре обыграть «Тюмень». Отставка Бышовца нас сильно надломила, он был для нас как отец родной, потребовалось немало времени на то, чтобы прийти в себя. Постепенно с Анатолием Викторовичем мы стали находить игру, однако слишком многое оказалось упущено.

- Именно Бышовец собирал эту команду, к нему приходили Вернидуб, Бабий, Куртиян, Кульков, Попович, Овсепян, Горшков – то есть практически весь основной состав, - вновь вступает в беседу Герасимец, - именно эта команда год спустя выиграла Кубок России, хотя главным тренером тогда уже был Анатолий Викторович Давыдов. Но когда неожиданно для всех нас Анатолий Федорович переключился на сборную, ребята в частности и «Зенит» в целом получили сильный удар. Это и сказалось на итоговом результате.

- С уходом Анатолия Федоровича многое поломалось, - вздыхает Куртиян, - накануне Бышовец пригласил меня на разговор. «Понятно, что от сборной не отказываются, но «Зениту» от этого будет нехорошо», - сказал я. Увы, так и произошло. Я на своем веку видел много команд и футболистов, и возьмусь утверждать: останься Бышовец, сыграйся мы годика два, три, и вполне могли бы биться за медали. Словом, осталось ощущение недосказанности.

- Если бы не запрещение совмещать работу с «Зенитом» и сборной, мы бы до конца боролись за первое место со «Спартаком», - считает Бышовец, - да и четвертое, еврокубковое место, стало бы для «Зенита» хорошим результатом, если бы не безобразие в матче с «Тюменью». Но Колосков и Мутко отстранили меня от команды, участия в работе «Зенита» не принимал, общался с ребятами на джентельменских условиях и даже не консультировал Давыдова. Уход в сборную? Невозможно отказаться, когда тебе предлагают возглавить национальную команду на уровне руководства страны. Состояние сборной было на катастрофически низком уровне, с федерацией футбола была договоренность о формировании новой команды и ее подготовке к чемпионату мира 2002-го года, что, собственно говоря, в итоге и получилось. Подчеркну – задачи быстрого выхода из критической ситуации не стояло, зато была идея сделать из «Зенита» базовую команду для сборной России. К концу 1998-го года в сборную стали вызываться Панов, Игонин, Кондрашов – такие возможности придают игрокам дополнительные силы и мотивацию, повышают профессионализм и уверенность в своих перспективах, что непременно сказалось бы на результатах петербургской команды в чемпионате России. В «Зените» уже тогда стали появляться собственные воспитанники – те же Панов и Игонин, а так же Давыдов, Осипов, Зазулин. Эти идеи затем воплотились в поколение Аршавина, Кержакова, Денисова, которые приходили на тренировки, подавали мячи, росли на «Зените» 1998-го года. Со сборной же в тот момент приходилось работать в крайне неблагоприятных условиях – например, нам пришлось сутки добираться на товарищеский матч с Бразилией. Тем не менее я стал приглашать Смертина, Семака, Семшова. Повторюсь, идея создать в Санкт-Петербурге базовый клуб сборной действительно обсуждалась, скажу больше, все было согласовано, однако на каком-то этапе все рухнуло. В любом случае в «Зените» удалось создать команду, которая долгое время боролась за первое место, а в следующем сезоне выиграла Кубок России.

Источник: bobsoccer.ru
+21
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.