Новости / Сборная России (футбол) / «Меня не надо прощать за «Письмо 14». В Америку на ЧМ-94 были готовы ехать с Романцевым». Игорь Добровольский о ситуации в сборной России в середине 1990-х

«Меня не надо прощать за «Письмо 14». В Америку на ЧМ-94 были готовы ехать с Романцевым». Игорь Добровольский о ситуации в сборной России в середине 1990-х

Бывший полузащитник сборной России высказал свое мнение о причинах провала национальной команды на чемпионате Европы в 1996 году.

Чемпионат Европы-1996. Финальный турнир. Группа С
Италия — Россия — 2:1
Голы: Казираги, 5 (1:0). Цымбаларь, 21 (1:1). Казираги, 52 (2:1).
Италия: Перуцци, Альбертини, Дзола, Аполлони, Дель Пьеро (Донадони, 46), Мальдини, Ди Ливио (Фузер, 62), Костакурта, Ди Маттео, Мусси, Казираги (Раванелли, 80)..
Россия: Черчесов, Онопко, Ковтун, Бушманов (Яновский, 46), Радимов, Тетрадзе, Канчельскис, Цымбаларь (Добровольский, 71), Мостовой, Карпин (Кирьяков, 63), Колыванов.
Наказания: Онопко, 8. Альбертини, 14. Колыванов, 31. Ковтун, 82. Донадони, 83 (предупреждения).
Судья: Моттрам (Шотландия).
11 июня 1996 года. Ливерпуль. Стадион «Энфилд Роуд». 35 120 зрителей.

Россия — Германия — 0:3
Голы: Заммер, 56 (0:1). Клинсманн, 77 (0:2). Клинсманн, 90 (0:3).
Россия: Харин, Онопко, Никифоров, Ковтун, Хохлов (Симутенков, 66), Тетрадзе, Канчельскис, Цымбаларь, Мостовой, Радимов (Карпин, 46), Колыванов.
Германия: Кепке, Хесслер (Фройнд, 67), Айльтс, Баббель, Хельмер, Циге, Заммер, Клинсманн, Меллер (Штрунц, 87), Бирхофф (Кунтц, 87), Ройтер.
Наказания: Канчельскис, 12. Баббель, 16. Онопко, 30. Бирхофф, 31 (предупреждения). Ковтун, 70 (удаление).
Судья: Мильтон Нильсен (Дания).
16 июня 1996 года. Манчестер. Стадион «Олд Траффорд». 50 760 зрителей.

Россия — Чехия — 3:3
Голы: Сухопарек, 5 (0:1). Кука, 19 (0:2). Мостовой, 49 (1:2). Тетрадзе, 54 (2:2). Бесчастных, 85 (3:2). Шмицер, 88 (3:3).
Россия: Черчесов, Никифоров, Яновский, Горлукович, Хохлов, Тетрадзе, Цымбаларь (Шалимов, 67), Радимов, Карпин, Колыванов (Мостовой, 46), Симутенков (Бесчастных, 46).
Чехия: Коуба, Поборски, Хорняк, Латал, Кука (Шмицер, 69), Сухопарек, Кубик, Недвед, Бейбл, Немец, Бергер (Немечек, 90).
Наказания: Никифоров, 5. Радимов, 26. Цымбаларь, 28. Недвед, 60. Яновский, 61. Немец, 77 (предупреждения).
Судья: Фриск (Швеция).
19 июня 1996 года. Ливерпуль. Стадион «Энфилд Роуд». 20 000 зрителей.

Чемпионат Европы-1996. Фото «СЭ»


На днях «СЭ» опубликовал интервью бывшего главного тренера сборной России Олега Романцева, которое тот дал сразу после турнира в Англии, где мы не смогли выйти из группы. Заголовок у этого материала такой: «Мы не могли не проиграть». Олег Иванович объяснял неудачу на чемпионате Европы-1996 действиями ряда футболистов — ШалимоваКирьяковаХарина, которые пытались выбить повышенные премиальные. Сегодня воспоминаниями о том турнире поделился Игорь Добровольский.

Мы могли бойкотировать матч с Италией? Откуда вы это взяли?

— Почему сборная провалилась на чемпионате Европы в Англии? — первый вопрос Добровольскому.
— Вы хотите докопаться до истины? Правду вы никогда не установите. Всегда кто-то будет чем-то не доволен. Золотую середину не найти. Ну проиграли и проиграли... Ответ один. Вышли на поле и уступили. Значит, соперники оказались сильнее. Чего ворошить-то?

— Олег Романцев считает, что лодку раскачивали легионеры, которые требовали себе повышенных премиальных.
— Хм. Споры про деньги? Я что-то такого не помню. Да и как вы себе это представляете?

— Такого не было?
— Ну, может, кто-то и сказал про премиальные. Я ходил на все собрания. Вроде таких тем там не поднималось. 24 года уже прошло... Я за себя только готов говорить. Ничего не слышал про премиальные. Про двойные, тройные...

— Но ведь могли бойкотировать матч с Италией?
— Мы? Откуда вы это взяли?

— Процитирую Романцева: «За день до игры с итальянцами депутация пришла уже к Александру Тукманову (вице-президенту РФС. — Прим. «СЭ»), где Кирьяков от имени ребят недвусмысленно пригрозил, что если вы нам не компенсируете налоговые потери до первой игры, то «в команде возникнет бунт».
— И такое было? Интересно... Хм. Может, я не в той сборной находился? А вы от кого-то из футболистов это слышали?

— Такого тоже не было?
— Чтобы не выйти на игру с итальянцами? Кто вам такое сказал?

— Тукманов говорил.
— Не знаю... Может быть, это была индивидуальная беседа Кирьякова с Тукмановым или еще что-то? Я не утверждаю. Такими фактами не располагаю. Повторяю, кто-то из футболистов вам про бойкот или бунт рассказывал?

— Футболисты такого не подтверждают. А Романцев и Тукманов вспоминают этот факт.
— Стоп. Тукманов мне в данном случае не интересен. Игроки не подтвердили? Ну вот... Какие вопросы? Я ничего подобного не помню. Да и мне сложно себе такое представить.

— Почему?
— Я вообще не понимаю, когда люди говорят о том, что сборная проиграла, так как недополучила премиальные. У меня такое в голове не укладывается.

— Почему?
— Да когда ты выходишь на поле, то вообще ни о чем не думаешь, кроме футбола! Какие деньги, какие премиальные? Когда уже отыграл турнир, тогда могут возникнуть какие-то вопросы. Так было, например, на чемпионате мира в 1990 году, когда сборная отказывалась улетать домой из-за невыполненных перед ней обязательств. Но подчеркиваю: сначала мы отыграли, а потом уже создалась та ситуация. Никто никогда не говорил, что мы не выйдем на матч! Поймите это уже, наконец. Вы посмотрите просто, как играло наше поколение.

— Как?
— На чемпионат мира-90 отобрались, на Евро-92 отобрались, попали на ЧМ-94, на Евро-96 отобрались. Одним словом, все время выполняли задачу. И про деньги мы не говорили. Зачем люди нагнетают, пишут про это? Я вам привел факты. Одно и то же поколение выходило на поле и защищало честь страны.
А тут опять нас обвиняют в жадности, в чем-то еще... Как вы себе представляете эту картину? Идет матч. Мне отдают пас, а я такой: «Да ну вас на фиг, мне федерация деньги должна. Играйте, блин, сами. Пока не отдавайте мне передачу». Так что ли? Ну бред же...

На Евро-96 у нас играли необтесанные детки

— Но Романцев именно финансовыми запросами ряда футболистов объяснял нарушенный микроклимат в сборной России.
— Тогда возникает другой вопрос. А зачем вы взяли на турнир этих игроков? Резонно? Если я вижу, что футболисты не вписываются в коллектив, то я их не включаю в состав.

— Романцев потом признал, что совершил ошибку, поверив Кирьякову и Шалимову.
— Кто хочет взять удар на себя, тот его и берет. Можно списать на деньги, на физическую готовность, что-то еще. Сколько людей, столько мнений. Но по большому счету — какая теперь разница? Сборная вылетела тогда. Точка. Счет на табло.

— Неужели у вас нет своего ответа, почему сборная не вышла из группы?
— Вот когда мы все — участники того турнира — соберемся и сядем друг напротив друга, то можно будет высказаться. И там все быстро выяснится. Кто, чего, зачем... Вы сейчас хотите взять интервью у двух сторон? Да все равно до истины не докопаетесь! Правды нет.

— Давайте тогда лично о вас. Не обиделись на Романцева, что в Англии он лишь один раз выпустил вас на замену — в матче с итальянцами?
— Он так посчитал. Он тренер. Результат есть?

— Из группы не вышли.
— Ну вот...

— В первых таймах с Италией и Германией наша сборная смотрелась достойно.
— Ну... Сопротивлялись, да. Что вы хотите от меня услышать? Почему меня не выпускали?

— Да.

— В принципе, в форме был, опытный. Так вы хотите узнать истинную причину?
— Хотелось бы.
— А вы посмотрите состав нашей сборной в тех матчах. И тогда поймете, что в ряде игр на поле выходили необтесанные детки...

— Вы сейчас про ХохловаРадимова?
— Нет, фамилий вы от меня не услышите. Зачем? Можете сделать выводы сами.

— Не поняли, почему Романцев не сделал ставку на более опытных Шалимова, Кирьякова, Добровольского?
— Надо просто трезво смотреть на вещи. Могу рассказать небольшую историю. Но сразу хочу подчеркнуть: я не обижен на тренеров. Я наемник. Меня взяли на работу, я вынужден подчиняться решениям. Вот и все. Олег Иваныч сделал такой выбор.

— Так что за история?
— Помню, накануне одного матча меня вызвали тренеры. За день до игры. Спросили: «Ты готов завтра?» Я ответил утвердительно. А на установке объявляют состав — и меня там нет... При этом рядом со мной сидели молодые футболисты, чьи фамилии назвали. Я думал, что меня током ударит, и я вылечу со своего сиденья. Честное слово.

— В смысле?
— У тех игроков так тряслись руки и ноги... Они очень нервничали. Я просто взял их руки и сжал в своих руках. Как детей их держал, представляете? Такое вот у них было состояние...

— Ничего себе.
— Да. Я не попал в состав, но не поднял шум, крик. Не выразил никакого недовольства. Напротив, позвал этих «деток» к себе в номер. Успокоил их: «Это футбол. Вам доверили место в составе. Выходите и показывайте, на что вы способны. Не надо тут трястись!» Так что приободрил ребят.

— Помогло?
— Не мне судить. А минут через 30 ко мне зашел один из помощников Романцева (опять же без фамилий). Накануне он, кстати, присутствовал в номере, где мне объявили, что я буду играть... И знаете, что он мне сказал?

— Что?
— «Спасибо за понимание и за то, что поддержал молодежь». Так что не ищите причину в каких-то премиальных. Вы не найдете таких футболистов. На поле нет времени думать об этом. Тем более в сборной все всегда выкладывались на 100 процентов. Да, могло что-то не получиться. Но все равно бились за флаг. Ну проиграли и проиграли... Кто-то перенервничал, кто-то не был в оптимальной форме.

Как я мог сказать Романцеву: «Если вызовешь Саленко — оторву тебе голову»?!

— Шалимов и Кирьяков уверены, что Романцев пытался переложить ответственность за провал на игроков.
— А вы встречали команду, где все игроки были бы довольны тренером?

— Но не все же потом разносят тренера в СМИ. Канчельскис и Шалимов, например, утверждали, что Романцев не смог подготовить сборную физически, поэтому ее хватало лишь на тайм...
— Считаю, в сборную люди должны приезжать из своих клубов уже физически готовыми. Смешно обвинять тренера национальной команды в том, что он не поднял «функционалку».

— Хорошо. Но как можно объяснить реакцию Кирьякова в матче с немцами? Когда Романцев попросил его разминаться, чтобы выйти на замену, тот ответил: «Сам разминайся».
— Это тоже было в Англии? Хм. Не знаю... Человек всю жизнь отыграл в Германии, хотел выйти против этой команды на Евро-96. Кто-то обижается в такой ситуации, кто-то спокойнее реагирует. А вы больше таких моментов в футболе разве не встречали? А как же Криштиану Роналду? Недовольный тем, что его рано заменили в игре за «Реал», бросил майку в лицо тренеру... И еще добавил: «Еще раз поменяешь, смотри сам...»

— Это Роналду.
— А вы думаете, в сборной Молдавии такого быть не может? Да я вам могу десятки таких примеров привести. Повторяю, не ищите правды — не найдете!

— После чемпионата Европы-96 журналисты задавались вопросом, почему Романцев отказался от услуг Саленко. Потом приходилось читать, что группа игроков — вы, Шалимов, Колыванов, Кирьяков — поставили тренеру условие: «Саленко в составе быть не должно». Мол, не могли ему простить того, что форвард отозвал свою подпись из «Письма 14»
— Откуда вы это взяли?

— Да сам Саленко об этом как-то говорил...
— Привет ему большой тогда... Я поставил такое условие? Да что вы говорите?

— Не было такого?
— Как я мог подойти к Романцеву и сказать: «Позовешь Саленко, я тебе голову оторву»?! Вы чего? Где вы такое видели? Вы знаете Олега Иваныча? Как ему можно было ставить такие условия? Вы хотите сказать, что группа футболистов могла смешать тренера с дерьмом, заявив ему: «Ты тут ничего не решаешь»! Так что ли? Вам не кажется, что это звучит, мягко говоря, странно? Спросите у Олега Иваныча, я хоть раз разговаривал с ним на такие темы? Хоть раз!

Нам было все равно, с кем ехать в США. Но только не с Садыриным

— Ваше поколение считалось суперталантливым. Но многие до сих пор считают, что вы сами себя загубили этими спорами с тренерами, выбиванием денег.
— Ну и пусть считают. Почему я должен оправдываться?

— Вам до сих пор не могут простить «Письмо 14».
— А мне не надо прощать — я в этом не нуждаюсь. Кто должен меня простить? Болельщик? А он кто — Бог, который определяет судьбу? Простить, казнить, помиловать... Сидят на диване и строчат в интернете. «Я не прощаю»... Да кто они такие, чтобы так ко мне относиться? Они же ничего не знают, как было на самом деле. Зато рассуждают, выносят вердикт.

Я уже много раз говорил и готов повторить. Я заслужил своим трудом сыграть на чемпионате мира в Америке. Но если бы сложилась точно такая же ситуация, как тогда, я опять подписал бы письмо.

— Точно?
— Да. Ко мне же тогда подходили и «укатывали»: отзови подпись, давай поедем. Кому-то квартиру пообещали. Кому-то — деньги. Кого-то уговорили. Фамилии я называть не буду, но все прекрасно знаю. Я же от своих слов не отказался.

— Но разве могут футболисты требовать снять главного тренера Садырина и поставить Бышовца?
— Да перестаньте, ну о чем вы?

— О первом пункте того письма: «Работу с национальной сборной России по футболу по праву должен вести Бышовец Анатолий Федорович и готовить ее к выступлениям в финале чемпионата мира 1994 года в США». И вот еще выдержка из него: «Мы знаем, что Садырин П.Ф. — неплохой клубный тренер, но сборная — это другое: главное, что беспокоит нас сегодня, это тренировочный процесс и методы подготовки тренера сборной Садырина, которые, по нашему мнению, не соответствуют уровню работы с главной командой России. Достигнутый же сборной результат — выход в финальную часть чемпионата мира 1994 года — это инерция команды, созданной ее бывшим тренером А.Ф. Бышовцем к чемпионату Европы 1992 года».
— Какая разница? Вопрос не стоял так, что мы готовы ехать на чемпионат мира только с Бышовцем. Пусть вам спартачи сами расскажут, как было. Они же предлагали: «Пусть нас тренирует Олег Иваныч».

— Но в письме указана фамилия Бышовца.
— Вы опять о своем. По Романцеву вопрос тоже стоял. Спросите у игроков «Спартака». А вы все про письмо... Предлагалась кандидатура Олега Иваныча. Мы готовы были и с ним лететь на турнир. Да назвали бы фамилии Петрова, Сидорова, Шапошникова — мы тоже согласились бы работать под их началом.

— Но только не с Садыриным?
— Все верно. Только не с ним. Повторяю, предлагалась и кандидатура Романцева. Но тот отказался. Спартачи поэтому тоже сначала не желали ехать в США. Потом говорят нам — вроде как Олег Иваныч согласился. Ну хорошо, мы готовы были тогда вернуться в национальную команду. Затем Романцев опять вроде бы не захотел. Вопрос стоял только так: против Садырина. И все.

С чего все началось? На одном собрании Вячеслав Колосков попросил нас пойти на уступки: вам 10 процентов премиальных, а 90 — идут в федерацию на содержание всех сборных. Мы согласились. При этом Колосков сказал, что мы можем играть в своих бутсах. Вопрос был закрыт. Мы не требовали никаких дополнительных денег, премиальных. Просто взяли и решили задачу — вышли на чемпионат мира.

Вместо поздравлений от Колоскова услышали ультиматум: «Дверь — там»

— При этом уступили в последнем матче грекам, после чего и разразился скандал.
— Да. После игры в раздевалке Колосков заявил: «С сегодняшнего дня все футболисты обязаны играть в Reebok. А если не согласны — дверь там, пошли вон отсюда». При этом он добавил, что этот спонсорский контракт подписал, в том числе, и Садырин. Мы спросили у Павла Федоровича: «Это правда». Он ответил — да. И тогда нам все стало ясно. Мы за него бились, вышли на чемпионат мира, а он, получается, пошел против нас. Дальше работать с ним не видели никакого смысла.
Потом уже, когда приехали в гостиницу, Садырин к нам подошел: «Ребята, да я ничего не подписывал. Просто не мог это сказать при Колоскове»...

— И только из-за этого эпизода вы не захотели с ним работать?
— Да. Только из-за этого. И неважно, кого они поставили бы вместо Садырина. Романцева, Бышовца, да хоть Колоскова. Меня потом вызывали в федерацию. Пытались уломать. Ответил им: «Я подписал письмо и от своих слов не откажусь». Я взрослый парень. Думал, прежде чем что-то делать. Я себя не на улице нашел. Зарабатывал себе имя. И внес свой вклад в попадание сборной на ЧМ-1994.

— Но Садырин же тоже заслужил того, чтобы повезти команду на турнир в США.
— А вот в этом и заключается умение тренера формировать коллектив. При Садырине он в итоге раскололся. Потом он вернул некоторых «отказников». Пошли какие-то конфликты, условия и так далее. Это уже не сборная, а бардак! Команды не было... Стало понятно, что сборная обречена в США на провал.

— А в 1996 году был коллектив?
— Да то же самое. Все было звеньями одной цепи. Как ни крути, трещина в отношениях между сборниками сохранилась после 1994 года. Это могло сказаться... Одни же могли задавать другим вопросы: «А почему мы пошли до конца, а ты соскочил, отказался от подписи и поехал с Садыриным?» Я сейчас условно говорю, без фамилий.

— Тогда Романцеву не следовало брать «подписантов»?
— Ок. Играй другими футболистами.

Потерянное поколение? А кто его загубил?

— Романцев — сильный тренер сборной?
— Вот эти рассуждения... Сильный, слабый. Он давал результат в «Спартаке». А кто тогда должен тренировать сборную? Романцев заслужил. Почему у него не получилось на Евро-96? Это уже второй вопрос. Олег Иваныч на клубном уровне всем все доказал. Да, в сборной работа отличается. Но там не все зависит только от квалификации специалиста. Нужны и фарт, и психология. Необходимо угадать с составом, с теми игроками, которые должны подходить под твою философию. Считаю, Колыванов, Кирьяков, я играли в комбинационный футбол, а не в «бей-беги».

В сборной слишком много факторов. Иногда просто не пошло, а времени у тебя немного, чтобы исправить ситуацию. На чемпионате Европы-92 мы, например, дали бой немцам и голландцам. А шотландцам «сгорели» — 0:3... И вроде моменты у нас тогда имелись. Помню, я обыграл вратаря и катнул в пустые ворота. Считай, уже руки поднял, чтобы праздновать. Как там защитник выскочил из-за угла и спас их, я так и не понял. Вынес из пустых ворот. Бывает. Это футбол.

Романцев? Его статистика говорит сама за себя. А отдельный цикл ее не подпортит. И еще хочу сказать следующее: мы — не потерянное поколение. Мы отбирались на все крупные турниры. Ни разу ничего не пропустили!

— Но про вас говорили, что могли дойти и до медалей.
— А это опять к рассказу о взрослых и детях.

— Вы о чем?
— Наверное, нужно задать вопрос Колоскову. Почему он вместо поздравлений за выход на чемпионат мира-1994 сказал нам, что дверь — вон там. Думаю, надо было поступить мудрее. Когда вместо похвалы слышишь такое... Можно же было нас технично обмануть по поводу бутс.

— Это как?
— Уже по возвращении в Москву из Греции спокойно объяснить: «Поймите. Мы больше не имеем права играть в прежних бутсах. Нас могут оштрафовать! Войдите в положение». И мы все поняли бы. Поехали бы на ЧМ. А эти разговоры про поколение, которое себя не реализовало. Кто его загубил?

Разве это я после поражения от греков вызвал в раздевалку Колоскова и сказал ему: «Если не уберешь Садырина, мы в США не поедем!» Вот тогда мы были бы не правы.
Это он, будучи взрослым мужиком, заявил нам в ультимативной форме, что если не согласимся играть в Reebok, то можем убираться из сборной. А ведь национальная команда, которая отобралась на ЧМ-94, была самой сильной из тех, в которых я играл.

— Самой сильной?
— Да. По качеству игры, по мастерству, по пониманию. Шалимов, Колыванов, Канчельскис, Кирьяков, я, Мостовой, Карпин, Юран. Мы могли с закрытыми глазами играть как в «стенки», так и в силовой манере. Вы считаете, что мы сами загубили свое поколение? Ну что ж... Дело ваше.

Источник: www.sport-express.ru
+38
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.