Новости / ФК Спартак / «СЭ»: «Если Черчесов придет в «Спартак», то выигрывать не РПЛ, а Лигу чемпионов». Первое за полтора года интервью Алана Агузарова / Пусть Шаблий расскажет, сколько игроков «Спартака» подписал через подставное лицо
Чемпионат России 2019/2020, 27-й тур
Спартак
vs
Локомотив
Москва
09 июня, 00:06 ФК Спартак Михей 15

«СЭ»: «Если Черчесов придет в «Спартак», то выигрывать не РПЛ, а Лигу чемпионов». Первое за полтора года интервью Алана Агузарова / Пусть Шаблий расскажет, сколько игроков «Спартака» подписал через подставное лицо

Подробный разговор с официальным представителем Шапи и Игнатьева, юристом Станислава Черчесова, работавшим также с __ю_ой

Об Агузарове в последний год говорили много. Якобы он увел у Германа Ткаченко нападающего Ивана Игнатьева, а у Вадима Шаблия — хавбека Антона Швеца, во втором случае прикрываясь тем, что является юристом Станислава Черчесова. Писали также, что Алан состоит в родственных отношениях с главным тренером сборной.

После длительной паузы Агузаров впервые заговорил. При этом тем для беседы набралось достаточно и без обсуждения слухов — Алан ведет дела Шапи и Ташаева, Игнатьева и Джанаева, привозил в Россию Вальбуэна, был советником президента тульского «Арсенала», участвовал в ставшим скандальном переходе Рауша в «Динамо» из «Кельна», едва не продал в АПЛ __ю_у и мог подписать контракт с вундеркиндом из «Барселоны» Фати.

Шапи

— Почему вы так долго не появлялись в СМИ? — вопрос Агузарову.
— Чуть больше года назад возник ажиотаж вокруг моей персоны, не хотелось ввязываться в обмен репликами и опускаться до этого уровня, а время само расставило все по местам.

— Ряд вещей все равно требует пояснений, до этого мы еще дойдем. Пока же хотелось бы обсудить актуальные темы. Скажем, недавно возникли разговоры о возможном переходе Шапи Сулейманова в «Спартак». Футболист в ответ в своем Instagram сказал, что хочет играть только за «быков». Он так привязан к клубу?
— Да, Шапи настоящий патриот «Краснодара». С большим уважением относится к президенту Сергею Галицкому, ко всем остальным руководителям команды, благодарен за все, что ему дают там, как футболисту. На данный момент все мысли Шапи связаны только с «быками», но что будет завтра, я думаю, сейчас никто точно сказать не сможет.

— Наверное, его главная проблема — количество игрового времени. Как Сулейманов относится к тому, что редко выходит с первых минут?
— Конечно, его это расстраивает, нервирует. Посмотрим, как ситуация станет развиваться дальше, получится ли больше проводить на поле. На мой взгляд, Шапи сегодня один из лидеров команды, постоянно доказывает это своей игрой. Хотя не спорю, что тренеру виднее. Шапи же делает все возможное на тренировках и в матчах, чтобы заслужить больше игрового времени. Довольствоваться вторыми ролями он не хочет, это не в его характере.

— Что вы советуете футболисту в данной ситуации?
— То, о чем с ним говорю, останется между нами. Шапи мне доверяет и знает, что я хочу для него только лучшего. Это главное.

— Если «Краснодар» будет готов расстаться, то Сулейманову лучше уезжать в Европу или пока остаться в нашем чемпионате?
— В России на данный момент не представляю его нигде, кроме «Краснодара». Сулейманов любит город, очень уважает свой клуб и мыслей о переходе внутри РПЛ у нас на сегодняшний день не возникало. Что касается Европы, то считаю, что туда, конечно же, нужно уезжать. Когда — это другой вопрос. С характером Шапи, я думаю, он сможет не просто адаптироваться там, но и выйти на первые роли.

— Есть ли спрос?
— С нашими клубами по поводу Шапи не общаюсь по озвученным выше причинам. В Европе же к нему есть интерес, и даже в «Краснодар» уже поступали запросы. Другое дело, что клуб его готов отпустить только за достаточно существенную сумму и большинство претендентов она пока отпугивает.

Игнатьев и Ткаченко

— Едва ли не самый громкий трансфер зимы — переход Ивана Игнатьева в «Рубин». При этом в интервью «СЭ» глава компании ProSportsManagement Герман Ткаченко заметил, что он занимался сделкой, а вы сначала украли у футболиста полтора года, а потом оставили один на один с клубом, по страусиному спрятав голову в песок. Есть что ответить?
— Повторю — не вижу смысла устраивать баталии в интернете. Герман может говорить, что угодно, а сколько в этом правды — пусть каждый решает сам. Для меня самое главное, что у нас с Ваней близкие и максимально доверительные отношения. Такое было бы возможно, если бы я у него что-то украл или куда-то прятал голову? Я думаю, ответ на поверхности.

— Еще одна цитата Ткаченко, который ранее работал с Игнатьевым: «Предложили большие деньги, Ваня таких никогда не видел и не справился с соблазном, бывает». Так произошло?
— Опять-таки разговоры ни о чем. Я уже работал с Шапи в момент знакомства с Ваней. Ни для кого не секрет, что они близкие друзья, соответственно, периодически видя одного, я встречал и другого. У нас было общение, но о возможной совместной работе речь первый раз зашла уже после того как Игнатьев ушел от Ткаченко. Перекупать, закидывать деньгами и что-то делать у кого-то за спиной — это не мой стиль работы.

— Никогда не было желания поговорить с Ткаченко напрямую?
— Так я никогда и не избегал общения с ним. Наоборот, всегда хорошо к Герману относился. Если бы он хотел со мной связаться, сто раз мог бы это сделать. Но Ткаченко предпочел высказывать свое мнение в прессе и некоторым нашим общим знакомым. Его право.

— Игнатьева всегда хвалили за талант. Показывает ли Иван все, на что способен?
— Не хочу показаться предвзятым, но то, что у Вани сумасшедшие данные, понятно всем. Отрезками он очень хорош, хотя стабильности пока не хватает. Когда появится — а это обязательно случится — Игнатьев станет ведущим российским форвардом.

— «Рубин» — хороший вариант для развития карьеры?
— Ему комфортно в Казани. Он достаточно быстро адаптировался и хорошо влился в коллектив. У «Рубина» абсолютно новая команда, которая привыкает как к требованиям тренера, так и друг к другу. Все впереди!

— Слуцкий — демократичный тренер. Такой подходит Игнатьеву?
— У них отличные отношения с Ваней. Игнатьев очень уважает Леонида Викторовича и всегда высказывается о нем с восхищением. Именно Слуцкий был инициатором покупки молодого нападающего, очень на него рассчитывает. А Ваня эти ожидания, уверен, оправдает.

— Много говорится о сложном характере Ивана, о его загулах, чуть ли ни какие-то истории с наркотиками упоминают. Где правда, где вымысел?
— Да, у него сложный характер, но я не считаю, что это плохо. Как правило, именно волевые ребята с непростым нравом добиваются успехов. Что такое, по-вашему, загул? Отдохнуть в выходной день — это загул? В таком случае все футболисты загульные. Про наркотики, конечно же, чушь, которую видимо кому-то зачем-то надо было придумать. Есть у меня определенные мысли на этот счет, но не стану сейчас вешать ярлыки. Кстати, Ваня относительно недавно начал общаться с очень хорошей девушкой (дочь бывшего игрока «Ростова» Михаила Осинова. — Прим. К.А.), у них любовь и это не может меня не радовать. Сегодня крайне важно найти себе достойную партию, которая будет делать тебя только лучше.

Швец, Шаблий и Ташаев

— В какой-то момент вы и агенту Шаблию дорогу перешли? В интервью «СЭ» он говорил, что Агузаров, мол, переманил полузащитника «Ахмата» Антона Швеца, упоминая возможность попасть в сборную.
— Посмеялся, когда мне скинули выпуск на вашем канале в YouTube с Шаблием. Надо додуматься, чтобы нести такую ахинею. Пускай лучше Вадим расскажет, как строил отношения с футболистами в период работы в «Спартаке» Олега Кононова — что им говорил и скольких людей в тот период подписал под себя через подставного человека.

Я не хочу развивать эту тему и опускаться до его уровня. У Швеца огромный талант и, уверен, большие перспективы, но он не мой клиент и никогда им не был. Никуда я его, конечно же, не переманивал. Весь футбольный мир и так знает, что я достаточно давно оказываю юридическую помощь Станиславу Саламовичу. Это наши с ним личные взаимоотношения, которые никогда не переходили в другую плоскость. Вы же прекрасно знаете Черчесова. В тот день, когда я попросил бы его взять кого-то из своих футболистов, был бы послан далеко и надолго. И не только я, но и любой другой человек, который позволил бы себе подобное. Поэтому априори не могу ни одному футболисту сказать, что работая со мной он окажется хотя бы чуточку ближе к сборной.

— Александр Ташаев вернулся в «Спартак» из аренды в «Рубин». Он действительно хочет разорвать контракт с красно-белыми?
— Мы подобное не планировали. К сожалению, Саша пока не может тренироваться с командой, поэтому вернулся из аренды досрочно. После перенесенной зимой операции продолжает восстанавливаться. Выслушаем, что думает руководство и тренерский штаб «Спартака», будем от этого отталкиваться.

— Почему Ташаев никак не вернется на уровень, который позволил попасть в число кандидатов в сборную перед ЧМ-2018?
— Абсолютно согласен с вами. Уже два года, практически с момента перехода из «Динамо» в «Спартак», у Саши не получается показывать тот футбол. Тогда он был в числе лучших в РПЛ по системе «гол+пас», потом пошла череда событий, в том числе и травмы, на этом фоне произошла потеря прежней уверенности. Но я уверен, что Ташаев сможет вернуться на тот уровень и будет даже лучше. Это очень волевой парень, со стержнем.

— Может, стоило остаться в «Динамо»?
— Мы ведь не рвались уходить, как это многие представляют. Наоборот, Ташаеву было там комфортно, это его родная команда, где хавбек стал лидером, у них с тогдашним главным тренером Дмитрием Хохловым были замечательные отношения. У Саши заканчивался контракт и единственное, что я попросил у руководства — увеличить ему заработную плату, соразмерно тому, какой футбол хавбек показывал. Никаких больших денег, как об этом писали, мы не просили. Желаемая зарплата была меньше той, которую в итоге Ташаев стал получать в «Спартаке». Но в ответ от одного человека я услышал: «Забирай своего клиента и идите, куда хотите. Поднимать зарплату мы не будем» (по данным «СЭ», противником переподписания выступил тогдашний спортивный директор бело-голубых Роман Широков. — Прим. К.А.). И это в отношении 23-летнего игрока с российским паспортом, лидера. Поверьте, на тот момент, при должном отношении, Саша остался бы в «Динамо» на меньших условиях, чем предлагал «Спартак». Но это уже в прошлом.

Рауш

— Вы ведь и к переходу Константина Рауша в «Динамо» потом имели отношение. Почему история дошла до уголовного дела?
— Моя компания сопровождала данную сделку, оказывая юридическую помощь Golden Toys. Абсолютно чистая история, которую кому-то захотелось очернить. Я видел все изнутри, поэтому могу говорить уверенно. Сумма возможного выкупа Рауша по его контракту с «Кельном» составляла шесть миллионов евро. Компания Golden Toys с помощью своих европейских партнеров и их хороших отношений с руководством немецкого клуба смогла снизить сумму до 1,5 миллиона евро. Но вы прекрасно понимаете, что подключая дополнительных людей, возникают новые обязательства. Представители Golden Toys сделали «Динамо» следующее предложение: общая сумма трансфера — 2,75 миллиона евро, из которых полтора миллиона — трансфер и 1,25 миллиона — агентская комиссия. «Динамо» этот вариант устроил, он был совершенно точно одобрен советом директоров.

Потом московский клуб почему-то решил, что может не платить большую часть этой суммы, выставив крайним своего сотрудника (по итогам той истории был уволен гендиректор «Динамо» Евгений Муравьев. — Прим. К.А.) и заведя уголовное дело. Сотрудника этого мне было искренне жаль. Все, что ему вменяли в отношении данного дела, не имело и минимальной доли правды. Уголовное преследование в итоге прекратили за неимением доказательств, и теперь «Динамо» решило в другой плоскости решить этот вопрос, выиграв Арбитражный суд по данному делу.

Ребята из Golden Toys мне рассказали, как проходило судебное заседание и как выносилось решение. В нюансы углубляться не стану, скажу лишь, что данные вопросы конечно же не должны разбираться судами общей юрисдикции. Есть РФС, есть Лозанна. То, что партнеры в итоге доведут эту ситуацию до высшего спортивного юрисдикционного органа, где она и должна была изначально оказаться, у меня сомнений нет. Как и в том, что в итоге решение будет принято в пользу Golden Toys. Повторюсь, сделка стала абсолютно чистой.

Черчесов и сборная

— Ткаченко как-то отпустил в ваш адрес шпильку и по поводу Черчесова: «В общем, у него все есть для работы на Западе, кроме одного — нормальных юристов. Сегодняшние — те еще «пассажиры», токсичны для его работы». Не обсуждали с главным тренером сборной эти слова?
— Не обсуждал, потому что не вижу в этом смысла. Может Ткаченко завидует мне и тоже хочет побыть юристом Черчесова? Станислав Саламович слишком хорошо разбирается в людях, для него главный ориентир — его собственное мнение. Мне очевидно, что Черчесов сегодня — один из лучших специалистов в мире. Видел, какие предложение ему приходили, в том числе от достаточно известных клубов и сборных. Прекрасно знаю, насколько хорошо о нем отзываются в мире спорта.

Другое дело, что в его мыслях только наша сборная и желание делать ее лучше изо дня в день. Он — максималист. Сегодня Станислав Саламович думает только о том, как выиграть чемпионат Европы. Наверное, опираясь на слова Ткаченко, можно сделать вывод, что не будь у Черчесова, как он выразился, токсичного окружения, тренер бы выиграл чемпионат мира в России. Что ж, Станислав Саламович был близок, Герман!

— Говорили, что вы чуть ли не женаты на дочери Черчесова. Это правда?
— Про меня почему-то сочиняют много небылиц. Эта — одна из них. Дочь Станислава Саламовича я видел всего несколько раз в жизни. И то мельком. У нас с главным тренером сборной нет никаких родственных связей. Лишь давнее знакомство и общение наших семей, что для Осетии вполне характерно. Но это никак не влияет на работу, потому что Черчесов всегда четко отделяет ее от личных отношений. Если бы я плохо занимался своим делом, уверенно могу сказать, что не оказывал бы Станиславу Саламовичу юридического сопровождения.

— Чем вас удивляет Черчесов в работе?
— Тем, что очень скрупулезно подходит к каждой детали, для него не существует мелочей. Футболисты, работая под руководством Черчесова и его тренерского штаба, становятся лучше, постоянно прогрессируют. Это ведь не только мое мнение, а общеизвестный факт. __ю_аГазинскийКутепов... Этот список можно продолжать. Ребята ему очень доверяют, потому что знают: он никогда не лукавит, все говорит в глаза и слова с делами у него никогда не расходятся. Именно поэтому в сборной всегда такая сумасшедшая атмосфера, все с удовольствием приезжают в команду. Черчесов не ограничивается тем, что происходит на поле, ему важно знать о всех переживаниях или волнениях футболистов, будь то бытовые, семейный вопросы или какие-либо другие.

Черчесов и «Спартак»

— На ваш взгляд, Черчесову больше льстят слухи, которые его периодически сватают в «Спартак», или нервируют?
— Повторю: он настолько погружен в дела сборной, что, думаю, на другие вещи просто не обращает особого внимания. В том числе на различные разговоры.

— «Спартак» — особая история для Станислава Саламовича. Как думаете, еще поработает в этом клубе?
— «Спартак» не может быть для Черчесова обычным клубом хотя бы учитывая количество лет, проведенных там в статусе игрока и тренера. Но сейчас, скажу еще раз, его мысли только о сборной. Если же когда-нибудь он и придет в «Спартак», то, думаю, не для того, чтобы стать первым в России, а чтобы выиграть Лигу чемпионов. Как бы это смело ни звучало, но, убежден, что победа в этом турнире — то, чего он хотел бы достичь на клубном уровне, если когда-нибудь закончит работу со сборной.

— Черчесов же был на грани перехода в «Спартак»? Тогда, говорят, после финальных переговоров с Леонидом Федуном противники назначения обнаружили, что тренер встретился с тогдашним спортивным директором «Динамо» Гурамом Аджоевым, и расстроили сделку с красно-белыми.
— Я в тот период помогал Гураму Захаровичу в «Динамо», мы достаточно часто и близко общались. Знаю точно, что Черчесов в тот вечер ехал к Аджоеву не как к спортивному директору бело-голубых, а как к другу, которого знает больше тридцати лет и которого давно не видел. Он ведь работал в «Амкаре», в Москве бывал редко.

Черчесов не такой человек, чтобы договорившись с одним, потом что-то обсуждать с другим. Да и Федуна очень уважает, конечно, никогда бы его не подвел. Аджоев — тоже человек правильных принципов, не стал бы до беседы с действующим тренером Даном Петреску за спиной вести с кем-либо переговоры. Так получилось, что какое-то время спустя случились 0:4 от «Анжи», именно после этого «Динамо» решило уволить Петреску. Аджоев затем позвонил Черчесову и попросил увидеться на предмет возможного назначения.

Вальбуэна, Диарра и Жиньяк

— Вы упомянули о помощи в «Динамо». На чем удалось сломать Матье Вальбуэна, который много лет отказывал всем российским клубам? Помнится, и бело-голубые переговоры вели очень долго.
— Вальбуэна был одним из лидеров сборной Франции и «Марселя». Человек всю карьеру провел в одном клубе, привязался к тем местам, не знал английского. Конечно, ему было очень сложно согласиться на любой переход. Решающими, считаю, стали два момента: разговор с ним по телефону Черчесова, после которого Матье с одобрения «Марселя» решился прилететь в Россию, и то, какой прием ему оказали президент «Динамо» Борис Ротенберг и Гурам Аджоев.

С экономической точки зрения эта сделка стала шедевром: шесть миллионов евро за трансфер, а по зарплате Вальбуэна не входил даже в первую пятерку в «Динамо». У Вальбуэны к Черчесову была, наверное, любовь с первого взгляда. Это проявлялось всегда и во всем. Помню, когда тренер уходил из клуба, Вальбуэна собрал всех ребят в ресторане, попросив приехать Черчесова. Получился очень теплый вечер — много трогательных слов, эмоций. Было видно, как тяжело команда расставалась с Черчесовым. Насколько знаю, Матье и Станислав Саламович до сих пор на связи, периодически общаются.

— Как-то «Динамо» и «Рубин» обменяли Дядюна на Прудникова. Никто не понял размена, однако в московском клубе остались очень довольны. Дело в деньгах?
— «Динамо» в той ситуации удалось серьезно сэкономить. Дядюн получал зарплату 1,7 миллиона евро, и у него оставалось два года по контракту. В сумме без учета налогов — это 3,4 миллиона евро. Черчесов не рассчитывал на Дядюна, а просто расторгать с ним контракт и выплачивать такую огромную неустойку было бы совершенно неправильно. Тогда мы решили провернуть этот обмен. Подписали с Прудниковым годичный контракт на 600 тысяч евро. Вот и получилась суммарная экономия — 2,8 миллиона евро без учета налогов.

Вообще в тот период мы с Аджоевым очень сильно почистили зарплатную ведомость и сократили расходы. Многие удивлялись, как мы так спокойно расставались с игроками, отпуская их свободными агентами. Уверяли, что можно хотя бы кого-то продать. Однако покупателей на этих футболистов, еще и с такими зарплатами не было совершенно — в итоге часть из них завершила карьеру, часть перешла в команды на уровень или два ниже. Когда Аджоев попросил меня подвести итоги, вышло, что мы сэкономили 64 миллиона евро только на зарплатах тех, с кем расстались.

— Правда ли, что через год после прихода Вальбуэна вы должны были заключить соглашения с Диарра и Жиньяком?
— Тогда существовала четкая вертикаль Ротенберг — Аджоев — Черчесов. Между ними имелось прекрасное взаимопонимание, каждый занимался своим делом. В первый же год с обновленным составом команда заняла четвертое место, опередив и «Спартак», и «Локомотив», одержала много красивых побед в чемпионате, шесть из шести — в группе Лиги Европы. Многие отмечали, что «Динамо» показывало очень яркий футбол. Ротенберг на следующий сезон ставил задачу стать чемпионами, для этого требовалось подписать еще нескольких сильных футболистов. Но чтобы не нарушать финансовый фейр-плэй, искали среди свободных агентов.

В итоге достигли предварительные договоренности с Кристианом Фуксом, Лассана Диарра и Андре-Пьером Жиньяком. Однако к моменту их подписания в клубе сменилась власть. Ротенберг, Аджоев и Черчесов ушли, а с новым руководством «Динамо» умудрилось вылететь в ФНЛ. К слову, Фукс в итоге перешел из «Шальке» в «Лестер», где стал одним из лидеров и привел команду к чемпионству, Диарра отправился в «Марсель», потом — в «ПСЖ». А игрок сборной Франции Жиньяк перешел в мексиканскую команду «Тигрес» и забивает там по сегодняшний день не меньше 20 голов за сезон.

Габулов и Джанаев

— Аджоев после «Динамо» возглавил «Арсенал», а вас позвал советником. Как оцените первый опыт работы в клубе на официальной должности?
— Аджоев практически сразу предложил должность своего помощника. Нашей основной задачей было создание в Туле боеспособной команды, которая постоянно прогрессировала бы. И в плане игры, и в плане результата. За достаточно короткий промежуток времени это удалось сделать, в чем не только наша заслуга, а в первую очередь — губернатора области Алексея Дюмина, который многое делал и продолжает делать для клуба. В тот период у нас с Гурамом Захаровичем не было разногласий ни в чем, мы думали в одном направлении. В конечном итоге он принимал решения, а я воплощал задумки в жизнь.

— Почему же тогда ушли?
— Не хотелось бы ворошить прошлое. До сегодняшнего дня «Арсенал» при Аджоеве продолжает развиваться и расти как команда, показывая стабильность в плане результатов и качества игры. Я этому очень рад.

— Наверное, первый громкий переход в «Арсенал» уровня сборной России — приход вратаря Габулова.
— Габулов стоял под номером один в плане трансферных задач в момент нашего появления в Туле. Большинство из имевшихся игроков, при всем к ним уважении, совершенно не соответствовало уровню премьер-лиги, поэтому в первое же окно мы серьезно поработали. Пошли на такой риск, несмотря на то, что шел второй круг чемпионата и команда находилась близка к вылету. В итоге решили в тот год задачу остаться в РПЛ, в том числе, за счет опыта и мастерства подписанных новичков — Габулова, ГригалавыКирилла Комбарова, других.

— Почему Габулов сорвался в «Брюгге»? Мечтал о загранице?
— Мне позвонили партнеры из Бельгии и сказали, что «Брюгге» ищет опытного голкипера, рассматривают кандидатуру Габулова. Я связался с Володей, и он практически сразу согласился. Сказал, что порой задумывался о Западе, но никогда не предполагал, что такая возможность выпадет в самом конце карьеры. «Брюгге» на тот момент шел на первом месте с отрывом. У Габулова была прекрасная возможность стать чемпионом Бельгии, что в итоге и произошло. Золотые медали плюс домашний чемпионат мира в составе сборной — красивое окончание карьеры.

— Вы занимаетесь еще одним голкипером из Осетии — Сосланом Джанаевым. Как его после яркой игры в «Ростове» занесло в Польшу на зарплату семь тысяч евро в месяц?
— Это не моя сделка, но я помогал Сослану при подписании контракта. У него имелось несколько вариантов в России, финансово более выгодных чем «Медзь», но он решил попробовать себя в Европе. В итоге отыграл там полгода, и во многом благодаря ему команда до последнего боролась за сохранение места в элите. Вообще, считаю Джанаева одним из лучших вратарей в России. Когда Сослан в оптимальных кондициях, то очень хорош.

— Прошлым летом Джанаев мог оказаться в цска, прилетал в Москву. Расстроился, что в итоге сорвалось? Или в «Сочи» лучше, чем за спиной Акинфеева?
— Соглашение с армейцами было уже практически подписано. Тренерский штаб рассчитывал заключить договор с Сосланом, чтобы в команде стало два сильных и опытных голкипера. Джанаев точно не шел в цска, чтобы сидеть за спиной у Акинфеева — понимал, насколько трудно было бы стать номером один, но конкуренции никогда не боялся. Даже с такой легендой. Ситуация поменялась за счет настойчивости Бориса Ротенберга, который очень хотел видеть Сослана в своей команде.

__ю_а и Фати

— Кажется, __ю_у пытались «продать» в Европу половина российских агентов. Вы — тоже?
— Мы работали с Артемом небольшой отрезок времени. После ЧМ-2018 вместе с Base Soccer в лице Шандора Варги и компанией Жорже Мендеша пытались устроить его в АПЛ. Самый серьезный интерес возникал со стороны «Кардифф Сити» и «Вест Хэма». В первый клуб Артем сам отказался переходить — команда шла в зоне вылета без особых шансов на сохранение прописки. «Вест Хэм» Мануэля Пеллегрини долго думал, но в итоге решил подписать испанца Лукаса из «Депортиво». Компании Мендеша мы с Артемом давали авторизацию на ведение переговоров с «Эвертоном» и «Ньюкаслом», однако до перехода дело в итоге не дошло.
Считаю, что __ю_а и тогда и сейчас смог бы стать одним из ключевых игроков в большинстве команд АПЛ. Его там хорошо знают и подтверждение тому — относительно недавний звонок Моуринью моему партнеру. У Жозе в «Тоттенхэме» травмировался Кейн, и он расспрашивал о __ю_е.

— __ю_а любит ругать агентов, что его никуда не устроили. Сложный клиент?
— Я могу его понять. Человек знает себе цену — это хорошо. У него не самый простой характер — это тоже хорошо. Мне было комфортно с ним работать. У нас сложились достаточно доверительные отношения. Подкупают в Артеме многие качества. Самое главное, что это лидер по натуре, таких в принципе немного.
Сколько ситуаций у него было на протяжении карьеры, в которых на его месте многие бы опустили руки, а его — закаляли, делали сильнее. Именно за счет характера и лидерских качеств Артем достойно проходил их. Сегодня это тот __ю_а, которого любят миллионы, на игру которого с обожанием смотрят дети, мечтают взять автограф.

— А их «месседж» с Кокориным, когда показали усы после Кубка Конфедераций-2017? Это же было за гранью...
— Мне сложно комментировать эту ситуацию. Думаю, это своеобразное ребячество, которое случайно попало в общий доступ. Знаю точно, что оба с большим уважением относятся к Черчесову, и для каждого из них он сыграл большую роль в карьере.

— Каких интересных сделок ждете от летнего трансферного рынка?
— Не думаю, что летом последует изобилие интересных сделок, в том числе и в нашем чемпионате. Все-таки после пандемии всем нужно время, чтобы прийти в себя. Прогнозирую точечное усиление самых уязвимых позиций. В «Локомотиве» это позиция нападающего. «Зенит», уверен, в первую очередь станут искать центрального защитника, а, допустим, «Динамо» — центрхава.

— Вообще, на ваш взгляд, как история с коронавирусом скажется на российском футболе? Упадут ли зарплаты и суммы трансферов?
— Однозначно упадут. Ближайшие год-два все будут восстанавливаться — не только в России, но и во всем мире. Все понесли серьезные потери — кто-то большие, кто-то меньшие. Разговаривал на днях с бывшим вице-президентом «Монако» Вадимом Васильевым, он в постоянном контакте с ведущими европейскими клубами — сейчас основная ставка на продажи и обмены.

— Последний вопрос. Из тех, с кем вы могли бы работать, но не вышло, какой вариант самый обидный?
— Полтора года назад мне позвонил мой хороший товарищ Игорь Корнеев и попросил присмотреться к Ансу Фати. Ему было 16 лет, играл за молодежную команду «Барселоны» и здорово выделялся даже среди ребят, которые были старше. Меня парень впечатлил, мы с Корнеевым полетели в Испанию, чтобы встретиться с отцом футболиста, поговорить о дальнейшей совместной работе. Игорь с ним хорошо знаком. Два раза встречались со всей семьей Фати — сначала у него дома, потом в ресторане. В итоге ударили по рукам, я попросил юристов составить договор. А буквально перед самим подписанием контракта мне позвонил Корнеев и сказал, что на Фати вышел брат Месси, попросил работать с ним. Якобы сам Месси видит в Фати огромный талант и готов в таком случае всячески ему помогать. Так я остановился в шаге от подписания контракта с человеком, которого в 17 лет президент «Барселоны» Хосеп Бартомеу отказывается продавать за 100 миллионов евро.

Источник: www.sport-express.ru
–129
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.