Новости / Сборная России (футбол) / Слуцкий и Черчесов. История двух назначений
Чемпионат России 2019/2020, 28-й тур
Сочи
1:0
Спартак
17 июня, 11:34 Сборная России (футбол) Михей 1

Слуцкий и Черчесов. История двух назначений

Станислав Черчесов и Леонид Слуцкий. Два тренера, один из которых словно совсем не подходит для сборной, а другой как будто был создан для нее. И удивительно, что все у них получилось не наоборот.

В истории сборной СССР/СНГ/России не было хоть сколько-то похожих тренеров. То антагонисты (Бесков — Лобановский, Садырин — Бышовец), то вроде бы граждане одной европейской страны, но тоже полные противоположности (Хиддинк — Адвокат). Даже Ярцев и Семин, которых незнающий болельщик примет за учеников одной футбольной школы, разные при ближайшем рассмотрении — по карьере, стилю, результатам.

Идеальных характеристик, при которых тренера в сборной обязательно будет ждать успех, тоже нет. После вдохновляющего Хиддинка считалось, что Слуцкий — именно то, что нужно: рефлексирует, берет вину на себя, создает атмосферу, открытый к внефутбольным движухам, объясняет тактику так, что поймет даже сын-рэпер. Но Слуцкий провалился. Да так мощно, что, кажется, уже четыре года абсолютно безуспешно ищет себя.

Славу России добыл другой типаж: тот, у кого есть стоп-слова, кому журналисты только мешают и чьи шутки произносятся голосом более железным, чем любая брань от Слуцкого. История Станислава Черчесова будто подтверждает слова бывшего генсека РФС Анатолия Воробьева: «Для менталитета наших игроков и для паттернов, закодированных в нашем сознании, безусловно, нужен диктатор, который прививал бы железную логику». Правда, сказал он это про Капелло, чьи результаты в России оценивают скорее как провал.

Слуцкого же и приглашали в команду на контрасте с Фабио: итальянца считали чуть ли не Калигулой, а Царь Леонид давно сказал, что не будет им никогда: «Даже если я буду считать, что нужно быть диктатором, орать на игроков, я никогда не смогу этого сделать. Я не такой».

В его правилах жизни — акценты на иные вещи. Главных китов, на которых Слуцкий делает ставку, у него два: отношения с игроками и тактика. «Я считаю, что современный футбол двигают именно тактические построения, правильная подготовка к игре».

Отношения лучше всего характеризуют конкретные примеры.

После первого чемпионства и Кубка, завоеванных цска, фирма из Англии Graham приняла заказ на партию из 30 именных часов с перечислением двух титулов. Часы предназначались игрокам и сотрудникам клуба, каждый экземпляр стоил по несколько тысяч долларов. Все было оплачено из личных средств заказчика. Посылку готовили почти три месяца. В клубе об этом не знал никто, кроме одного человека — того самого заказчика. Леонида Слуцкого.

В «Крыльях» у него были письма счастья для каждого игрока — с затрагиванием личных струн, чтобы мотивировать на работу. В «Москве» он показывал мотивирующие фильмы и каждую неделю собирал игроков с женами для расслабленного общения. В цска, по его словам, все это уже не работало — там от футбола игрокам нужны трофеи и контракты, а не слезы и душевный контакт. Но Слуцкий вырулил и разработал новый путь: каждый игрок должен четко понимать, что он для тебя уникальный и что ты тренируешь конкретно его, а ты должен понимать, что ты в цска не главный и жить интересами клуба в графике 24/7.

«Однажды на мероприятии к Слуцкому стали подходить по очереди футболисты и признаваться, как им фантастически комфортно с ним работать. Комфорт — не значит вседозволенность, нет. Это значит, что они чувствуют себя с тренером абсолютно раскованно, естественно и за счет этого растут», — объяснял феномен тренера бывший пресс-атташе сборной России Илья Казаков. И добавлял, что Слуцкий делал это не ради хорошего отношения в ответ, а потому, что просто достойно относится к людям и очень дорожит отношениями.

Болезнь многих тренеров — не признавать очевидное. Считать, что команда играет лучше, чем есть в реальности. Слуцкий — другой. Он сам уходил из цска и сборной, где его удерживали сильнее всего. Сам покинул «Витесс», когда понял, что европейский эксперимент в тупике. И сам же анализировал ошибки, давая программные интервью, чтобы понятно было не только ему самому, но и всем, кто следит за футболом.

При провалах он берет ошибки на себя, а заявление об увольнении приносил Гинеру по разным оценкам от двух до пяти раз. И это — не показушное. Он действительно переживает поражения сильнее всех вокруг, и для этого ему даже не надо слушать мнения экспертов по ТВ. «Со стрессом невозможно бороться. Его надо просто пережить. Других способов нет. И я переживаю. Волнуюсь, не сплю ночами, — рассказывал коуч. — В условиях стресса разум не работает. Случись пожар, неизвестно, как поведет себя каждый из нас. А в футболе такой пожар каждый день».

Все это не значит, что Слуцкий — мягкий. Роман Адамов на такие характеристики вообще реагировал жестко: «Чушь это все! Просто он выбрал такой путь: выстраивать все через психологию, через отношения с людьми. И требования предъявлять через это, а не через диктат». И рассказал, как Слуцкий орал на него, подростка, в волгоградской «Олимпии», кидался бутсами и раздавал подзатыльники. «Там не было других вариантов. Чтобы объяснить, что мальчишки делают не так, требовалось два часа беседы, а вылетавший „лещ“ тут же делал свое дело», — оправдывался тренер.

Слуцкий, конечно, делал это по-доброму, воспитывая молодежь. Его вообще трудно представить в гневе — даже Базура, который послал его перед всем «Витессом», он простил и через неделю вернул в состав.

Черчесов же поступает жестче. Когда юный болельщик однажды спросил его о любимой тактике, тренер ответил: «Выжженной земли». Все так. Он не оставляет шанса для компромиссов. Последняя актуальная история — Игорь Денисов, с которым Саламыч конфликтовал еще в «Динамо», а потом именно из-за личных отношений не взял в сборную. Самая громкая — как бы опоздание Дмитрия Торбинского на установку «Спартака» в 2007-м. Правда, Дмитрий пришел вовремя, просто тренер был раньше и закрыл дверь. Входить после него было нельзя. Наказание — пропуск матча 28-го тура, в котором «Спартак» не выиграл и лишился чемпионства.

Черчесов если и сомневается, то глубоко внутри, а если и считает себя виноватым, то только за то, что до сих пор не на поле. На тренировке сборной в ворота как-то встал тренер киперов Гинтарас Стауче — и тащил почти все. Игроки хватались за головы, не ожидая увидеть 50-летнего мужчину в такой форме: «Каким же вы во время карьеры были?» Черчесов отреагировал спокойно: «Представляете, каким был я, если он 10 лет подо мной сидел?»

Кажется, квинтэссенция Станислава Саламовича — случай, который произошел в зоопарке Рамзана Кадырова, когда тренер работал еще в «Тереке». «Там львы и тигры — очень ухоженные, красивые, — рассказывал Федор Кудряшов. — Саламыч подходит к клетке с тигром, а тигр на него грозно рычит. Черчесов смотрит на тигра и говорит: «Спокойно, спокойно. Я такой же».

У Черчесова редко спрашивают про тактику, но удивительным образом она, словно строчки из протокола, отражена на его сайте: «Гибкая система игры: 4-4-2 / 4-3-3 / 4-2-3-1. Наступательная тактика. Четкое распределение заданий. Организованность и тактическая дисциплина. Доминирование в игре. Kреативность. Активность».

Можно подумать, что модераторы просто решили заполнить пустое место, но эти слова и правда совпадают с тем, что внедряет тренер в сборной России (если только добавить сюда 3-5-2). И — о, как удивительно — оказывается, дисциплина — это не только про скуку. Потому что за сборную Черчесова, пусть и такого самоуверенного, хочется болеть.

Источник: welcome2020.ru
–27
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.