Новости / ХК Спартак / «Я бы еще раз пошел на ужин с Майклом Джорданом». Задаем 50 вопросов на юбилей Алексею Жамнову
4 : 5
ХК цска
01 октября, 10:35 ХК Спартак Михей 2

«Я бы еще раз пошел на ужин с Майклом Джорданом». Задаем 50 вопросов на юбилей Алексею Жамнову

Обозреватель «Матч ТВ» задал 50 вопросов олимпийскому чемпиону, звезде НХЛ, генеральному менеджеру «Спартака» Алексею Жамнову, которому сегодня исполнилось 50 лет.
О СЛУХАХ И ЗНАРКЕ
1. 50 лет — это много или мало?
— Так сразу не скажешь. Но в будущее я смотрю с оптимизмом. А день рождения отмечу дома, на самоизоляции. Потому что заболел коронавирусом.

2. Однажды вы забили пять голов в НХЛ — в матче с «Лос-Анджелесом». Помните ли всех, кто вам отдавал передачи?
— Я играл в звене с Игорем Королевым и Далласом Дрейком. Они и отдавали. Не так часто пересматриваю видео того матча. Но друзья иногда его присылают. И сыну иногда его показываю.
3. Если так повернется судьба, может ли генменеджер Алексей Жамнов взять на работу Романа Ротенберга как главного тренера «Спартака»?
— Сильно сомневаюсь! Я думаю, у Романа и так много дел. И тема ведь серьезная. Ротенберг спустился на лавку, потому что в СКА началась пандемия.


4. Вы сами однажды как менеджер встали на тренерский мостик «Спартака». Это трудный шаг?
— Это был обдуманный шаг. Потому что команда не давала тот результат, которого ждало руководство. И спрос идет в первую очередь с генменеджера, а не тренерского штаба. Я понимал, что ответственность лежит на мне.
5. Был ли момент, когда вы люто поругались с Олегом Знарком, главным тренером «Спартака»?
— Я никогда с ним не ругался. Иногда мы спорим по каким-то решениям. Это нормальные рабочие моменты. Но у нас схожие взгляды на хоккей. Нам очень легко работать друг с другом.
6. Не так давно летал слух, что Жамнов может возглавить сборную России как главный тренер. Как вы на это отреагировали?
— Очень много ходит слухов. Много правды, много лжи. Журналисты иногда дают непроверенную информацию. Печатают то, что хотят. Поэтому к любым публикациям о себе отношусь спокойно. И о хоккее вообще мало читаю.

О КУЧЕРОВЕ И РАДУЛОВЕ
7. Вы можете взять по одному игроку в «Спартак» из нынешних составов «Тампы» и «Далласа». Кто это будет?
— Никита Кучеров и Александр Радулов. Эти звезды усилят атаку. Я бы еще взял Андрея Василевского, но ведь больше одного нельзя?


8. Когда «Спартак» выиграет Кубок Гагарина?
— Вопрос хороший. Надеюсь, что в ближайшие год-два-три. Становление команды — небыстрый процесс. Нужно минимум несколько лет, чтобы сколотить коллектив, который будет бороться за Кубок Гагарина.

О ПРОБЕРТЕ И СЕЛЯННЕ
9. Спартаковская легенда Виктор Онопко однажды поцеловал шарф цска. Назовите главный клуб в своей жизни.
— Один не могу — назову три. Это московское «Динамо», где я начинал, делая первые шаги в хоккее. Потом — «Чикаго», где отыграл 10 лет, это большой срок. А сейчас — «Спартак», где работаю генменеджером. Всей душой переживаю за команду. Хочу, чтобы красно-белые много побеждали и завоевали Кубок Гагарина.
10. Вашим тестем был Валерий Васильев, легендарный динамовский защитник. Вы когда-нибудь играли против него как форвард?
— Да. Я тогда выступал за «Динамо», и мы приезжали в Ратинген. Васильев играл за местный клуб, как и Сергей Светлов. Тогда, в самом начале 90-х, многие игроки уезжали в Германию по казахской линии. И я выходил против Васильева. Памятный момент в жизни, конечно.

11. Кто был вашим самым прикольным партнером в НХЛ?
— Ну, Боб Проберт, например. Веселый был парнишка по жизни. Когда я только приехал в Чикаго, мы жили рядом. Как сейчас помню, забираю его на машине: «Проби, а теперь куда ехать? Как в аэропорт попасть?» — «Алекс, я не знаю. Меня обычно жена возит».
Добрым был, я смотрел о нем фильм, который выпустили недавно. Жаль, что он ушел из жизни. Мог поехать утром на завтрак, вернуться домой. Жена спрашивает: «А где машина?» — «Ух, е-мое! Я ее на парковке оставил».
12. Легко было играть в одном звене с Теему Селянне?
— Да, у нас в «Виннипеге» сложилась очень хорошая тройка. Кит Ткачук был хорош как силовой форвард, отлично боролся на пятачке. А вот Теему Селянне обладал скоростью, и у него шайбы здорово залетали. Моей же задачей было раздавать пасы.


О КОРОНАВИРУСЕ И БОЛЕЗНИ
13. Ваша дочь Сабина этой весной пошла работать в стационар, чтобы помогать заболевшим коронавирусом. Как вы на это отреагировали?
— Она же сама выбрала профессию врача. Ее никто не заставлял, дочери это нравится. Прекрасный благородный труд. И все понимают, что хоть доктора в защитных костюмах, у них высокий риск заразиться именно в тот момент, когда было много смертей.
14. Как вы заболели сами? От чего нужно предостерегаться?
— Это непредсказуемая вещь, и симптомы у всех разные. У меня просто подскочила температура, начался кашель. Очень сильно ломало тело. Но первые три теста даже ничего не показали. Врачи поначалу думали, что простуда. А когда уже пошло на улучшение, то последний тест обнаружил «корону».

О «ВИТЯЗЕ» И «ФИЛАДЕЛЬФИИ»
15. Не так давно вам подарили квартиру в Ташкенте за развитие хоккея в этом регионе. Что вы с ней сделали?
— Пока ничего. Мы приезжали в Ташкент, нам вручили ключи. И больше мы туда не летали. Тогда те дома были еще не достроены. Не знаю, как сейчас.
16. Вы завоевали золото Олимпиады в 1992 году. Что вспоминаете о том Альбервилле?
— Мы все жили в олимпийской деревне. Распорядок, матчи, победа над канадцами в финале. А потом гуляли всю ночь. Там за территорией было несколько баров в горах. Ну, и тусовались там до утра. Молодые были, веселые.

17. Вы забили буллит, который вывел «Витязь» в суперлигу. Так эта команда появилась в высшем хоккейном свете. А если бы не забили?
— Помню, мы играли в Нижнем Новгороде. Я забил гол — а вокруг глухая тишина. Только болельщики «Витязя» ликовали в углу за воротами.
Если бы я не забил, то серия продолжилась — был бы следующий буллит. Я же бил вторым. Но у тех руководителей «Витязя» были серьезные намерения. Им нравился хоккей, и команда бы по-любому существовала.
18. Если бы подрались команда на команду в золотом составе «Витязь» с Мирасти, Яблонски, пятеркой тафгаев и «Филадельфия» 70-х, кто бы победил?
— Думаю, что «Филадельфия». Хотя мне судить тяжело, я не специалист по бойцам. Выступал за «Флайерз», но тех «летчиков» не застал. Хотя слухи о них ходили очень серьезные.


19. Вы могли дернуть «Тампу» в 2004 году и взять Кубок Стэнли?
— Могли. Но той «Филадельфии» в финале Востока не хватило чуть свежести и глубины состава. Навалилось много травм. «Тампа» проходила серии легче, а мы уже в первом раунде играли против «Нью-Джерси», действующего чемпиона, во втором бились с сильным «Торонто».
Мы проиграли «Лайтнинг» в седьмом матче со счетом 1:2. Но чувствовали, что могли победить. У нас же все были перебитые, играли на уколах. А так мы бы прошли «Тампу». По составу в тот год наша команда была сильнее.

О ФИНАЛЕ В НАГАНО И ЗОЛОТЕ КОРЕИ
20. Какой матч в карьере вы хотели бы сыграть еще раз?
— Финал Олимпиады-1998, когда мы чехам проиграли в Нагано со счетом 0:1. Нам стоило бы играть в более атакующий хоккей. Потому что мы действовали в очень закрытом стиле, опасаясь пропустить шайбу.
21. Еще одна Олимпиада — Пхенчхан-2018, когда вы входили в штаб сборной. Немцы повели 3:2 в финале, а Россия осталась в меньшинстве. Ваши мысли в тот момент?
— Там было принято правильное решение, кого выпустить на лед. Ребята, которые вышли в четверке по убийству времени в меньшинстве, должны были перевести шайбу в ту зону. Они с этой задачей справились.
22. Трудно ли было как главе скаутской службы вести переговоры со звездами НХЛ?
— Ни с кем не было трудно. Все ребята готовы играть за сборную. Просто многое упирается, в каком состоянии игрок. А ведь еще есть семейные обстоятельства. Может ли он поехать на турнир?

О КАПИТАНСТВЕ В «ЧИКАГО» И ПЕРЕЛОМЕ ЛОДЫЖКИ
23. Что было самым трудным, когда вас сделали капитаном в «Чикаго»?
— Когда мне это сказали, я был сильно удивлен. Разговаривал с руководством и не хотел становиться капитаном. Это клуб из «Оригинальной шестерки», а я — русский. Раньше капитанов из Европы в «Чикаго» не было. Но руководство настояло…
Сложностей тут никаких. Я уже восьмой год играл за «Блэкхокс». Всех знал очень хорошо, и коллектив меня поддержал. Единственное, после каждого матча приходилось разговаривать с прессой. А я не особо люблю давать интервью. Поэтому было тяжеловато, особенно после поражений.


24. Хотели бы однажды поработать генменеджером в НХЛ?
— Наверное, да. Пофантазировать всегда можно.
25. Первые мысли, когда вы получили сложный перелом лодыжки в 35 лет и врач сказал, что нужно завершать карьеру?
— Это был шок. Помню тот день. Мой агент прилетел, встретился с руководством, докторами. Потом пришел ко мне домой, и мы долго сидели, разговаривали.
Ты только подписал контракт на три года, и через 30 игр тебе сообщают, что карьере — конец. Это шок, да.
26. Через несколько лет вы уже работали генменеджером «Атланта» — и подписали контракт с Евгением Артюхиным, который вам сломал лодыжку. Почему?
— Артюху-то винить не за что. Что произошло, то произошло. У меня к нему до сих пор нормальное отношение. Никакого негатива. Я просто подписал контракт с нужным нам игроком.

О КОВАЛЬЧУКЕ И СТАДИОНЕ
27. Когда у «Спартака» будет свой стадион и какое бы название он носил?
— Свой стадион будет, я в этом даже не сомневаюсь. Это пока в стадии проработки. Но когда появится окончательная информация, мы ее обязательно опубликуем для болельщиков.
28. Можете ли представить, что «Спартак» однажды подпишет Илью Ковальчука?
— Все возможно. Но это упирается в финансы. С этой пандемией очень тяжело найти спонсоров. Хотя никто никогда не говорит «нет». Посмотрим, как все будет складываться.
29. Кто лучше играет — хоккеисты «Спартака» в футбол или футболисты «Спартака» в хоккей?
— Все хороши во всех видах спорта. И я бы хотел, чтобы футбол и хоккей побеждали, радовали бы болельщиков. У «Спартака» очень большая аудитория по всей России. Я это видел сам, когда приезжал в другие регионы.

О БОЛЬШИХ ДЕНЬГАХ И ЖИЗНИ НА ШИРОКУЮ НОГУ
30. Во сколько лет вы заработали свой первый миллион долларов — и что с ним сделали?
— Где-то в 23 года. А что сделал? Деньги на счету лежали, и я их тратил.


31. Каким было самое неудачное вложение денег?
— Когда ты приезжаешь из СССР и тебе начинают платить громадные деньги, ты какие-то вещи просто не понимаешь. Тратили все налево-направо. Жили на широкую ногу, меняли машины каждый второй год. В автопарке стояло по три-четыре автомобиля. Вышла новая модель — сразу покупаешь. А ведь берешь за одну цену, но продаешь за другую. Теряешь на этом деньги.
32. Работает ли поговорка «Рыжим всегда везет»?
— Не знаю. Я такой же, как и все. Есть и белые, и черные полосы в жизни. Хотя Владимир Юрзинов всегда говорил: «В команде должен быть один рыжий». Везение иногда бывает, но оно не тотальное. Думаю, у меня в жизни все складывается благополучно.
33. Какому вратарю было тяжелее всего забить?
— Когда я играл в НХЛ, то очень трудно было против Эдди Белфура. Хотя я и забивал голы «Чикаго».
34. Составьте символическую сборную партнеров, с кем вы играли.
— Вратарь — Николай Хабибулин. Защитники — Крис Челиос и Фил Хаусли. Форварды — Теему Селянне, Кит Ткачук и Томас Стин, шведский центр из «Виннипега».

35. Ваш главный тренер в карьере?
— Владимир Юрзинов. Со мной в «Динамо» работал еще Юрий Моисеев, когда еще Юрзинов трудился в Риге. Потом он переехал в Москву, поменял концепцию клуба, дал шанс молодым. Так мы выросли в серьезных игроков.
Иногда по молодости я с Юрзиновым ругался. Он на меня кричал постоянно. Требовал, чтобы я был лучше. Потом уже понял, что это было правильно, — когда повзрослел. Юрзинов многое дал в жизни, открыв двери в «Динамо» и сборную. Еще отмечу Игоря Тузика, который работал с неиграющим составом. Дал мне много позитивного, хорошего, вложил душу.
36. Вы помните, что выигрывали «Кубок Ниссана»?
— Еще бы! Мы поехали в Японию после молодежного чемпионата мира. Нам с Сергеем Зубовым долго делали визу. Мы потом уже отдельно прилетели, к первому матчу. Думали, нас в состав не поставят. Виктор Тихонов уже давал играть прямо с самолета. Но потом все-таки передумал.
В начале 90-х мы редко ездили за границу. А тут — Япония, сборная СССР. Играли по два матча со шведами и хозяевами. Было очень интересно.
37. Какой была ваша первая загранкомандировка?
— Мы с юношами московского «Динамо» поехали в ГДР. Нам было по 16 лет. Везли оттуда вещи, жвачку.

ОБ ОБМЕНАХ И ДЖОРДАНЕ
38. Что труднее — говорить игроку, что его меняют, или самому отправляться на обмен?
— Обмен — вообще тяжелая штука. Ты все равно объявляешь это игроку, или выслушиваешь сам, что тебе лучше сменить обстановку, уйти в другой клуб. Если тебя меняют, то руководство тебя не видит в команде как одного из лидеров. Это нелегко принять. Но это неизбежно.
Как делают обмен в КХЛ? Подходишь к игроку: «Мы тебя меняем, желаем удачи». Система такая же, как в НХЛ. И важно здесь не вдаваться в подобности. Потому что в двух словах хоккеисту не объяснишь, почему ты его меняешь. У каждого клуба своя концепция. А любой обмен нацелен на то, чтобы команда стала лучше.
39. Реально ли договориться с американским полицейским?
— Меня там один раз в тюрьму забрали. Но ты знаешь закон. Да, нарушил правила, тебя обязаны забрать. Потом выкупают из тюрьмы. Обычный процесс для Америки. Ничего страшного тут нет.


40. Если бы клубы России и Америки снова начали бы играть между собой, какого бы соперника вы пожелали «Спартаку»?
— Хотелось бы в Москве сыграть с «Чикаго».
41. С каким человеком из истории вы бы сходили на ужин?
— Я бы еще раз с удовольствием поужинал с Майклом Джорданом. Когда я играл в «Чикаго», то часто ходил на баскетбол с Крисом Челиосом. После матчей мы иногда ходили вместе на ужин с Джорданом и Скотти Пиппеном. Сидели за столом вчетвером. Болтали о разном. Майкл — простой классный человек. Помню, что было очень весело.

О ДРАКАХ И ЛЮБИМЫХ МАШИНАХ
42. Состоится ли чемпионат мира по хоккею в 2021 году?
— Мой прогноз — турнир состоится, и он пройдет в Минске и Риге. Не будут ничего менять и отменять. Думаю, пандемия к маю спадет. Хотя никто не знает, тяжело загадывать.
43. Опишите свой идеальный выходной.
— Я бы выбрал день в Риме, просто погулять по древнему городу.
44. Ваша любимая музыка в машине?
— В основном я слушаю радио — Energy, но больше люблю «Монте-Карло». Свободная легкая музыка.
45. Ваша любимая марка автомобиля?
— Я же очень люблю машины. И теперь, в 50 лет, даже не могу назвать любимую марку. Главное, чтобы она нравилась по езде и комфорту. Люблю и спортивные, и классические машины. Люблю их часто менять. Если говорить об эволюции, то я начинал с шестой модели «Жигулей», а теперь у меня Porsche Cayenne.

46. Любимый сериал?
— «Черный список».
47. Сколько раз в неделю вы тренируетесь?
— Если не на больничном и график позволяет, три раза играю в хоккей. И пару раз в неделю стараюсь ходить в зал.
48. На какой концерт или шоу вы бы пошли в свободное время?
— Этого времени так мало, что я бы его провел с друзьями. Посидели бы, пообщались — без шоу.
49. Вы часто дрались на льду?
— Вспомнить трудно. Теперь и драк почти нет. Только на заре карьеры в «Виннипеге», когда появились бойцы Доми и Кинг. Возникали массовые драки, ну, и ко мне кто-то лез. Но там сразу подлетали рефери разнимать. У нас постоянно были зарубы с «Эдмонтоном». То меня выдергивали, то Селянне, чтобы запугать.
50. Если говорить не о здоровье и семье, ваша задача на следующие 10 лет?
— Остаться работать в хоккее. То, что мне очень нравится. И побольше побеждать со сборной России — Олимпиады, чемпионаты мира. Выиграть Кубок Гагарина со «Спартаком».

Источник: matchtv.ru
+61
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.