Новости / ФК Спартак / СЭ: «После матча со «Спартаком» Газизов зашел к нам в раздевалку. Я сказал: «Камилыч, извините, шесть очков не получилось». Первое большое интервью Вадима Евсеева после ухода из «Уфы»
19 августа 2020, 16:00, Чемпионат России 2020/2021, 3-й тур
ФК Уфа
1 : 1
10 октября, 00:16 ФК Спартак Михей 27

СЭ: «После матча со «Спартаком» Газизов зашел к нам в раздевалку. Я сказал: «Камилыч, извините, шесть очков не получилось». Первое большое интервью Вадима Евсеева после ухода из «Уфы»

Обозреватель «СЭ» встретился с 44-летним специалистом, который покинул клуб из столицы Башкирии 7 октября.

На телеэкране у него дома в подмосковных Вешках — матч отборочного турнира ЧМ-2022 Парагвай — Перу. На телефон приходят уведомления о голах в играх очередного тура ФНЛ, результаты которых он живо обсуждает. Без малейшего высокомерия человека, уже привыкшего работать в РПЛ. И без какого-либо намека на усталость. Может, поездка с женой Татьяной на пару дней в прекрасный старинный Плёс помогла переключиться?

Так или иначе, уход из «Уфы» совсем не выпотрошил из Евсеева любознательности к абсолютно всему, что происходит в футболе. Поэтому уже в ближайший понедельник Вадим дебютирует в роли специалиста (он не любит слова «эксперт») в программе «Тотальный футбол» на «Матч ТВ». К нему с такой просьбой обратился комментатор Сергей Кривохарченко — и тренер моментально дал добро.

А пока мы сидим за столом, поглощаем литры чая под чудесную выпечку от супруги тренера — и говорим о завершившейся работе в «Уфе» и множестве интересных людей, с которыми она была связана. И главное, конечно, о самом Вадиме — неповторимом человеке, чьи афоризмы и мемы моментально расходятся по нашему футбольному сообществу, соцсетям, вызывают надрывный хохот. А его лиричный Instagram, который они вместе с Татьяной ведут с начала пандемии — добрую улыбку.


При прощании с командой были слезы
— Вы как-то цитировали в Instagram Николая Караченцова, сказавшего, что мужчина не имеет права соединять слова «я» и «устал». Но разве вы ушли из «Уфы» не из-за этой самой моральной усталости? — спрашиваю Евсеева.
— Это стало не лично моим, а общим решением. Для команды, наверное, оно пойдет в плюс. Надо было что-то делать. Сказал футболистам, что из этой ситуации придется выходить уже с другим тренером. Я-то рук не опустил. Просто мы понимаем, что у «Уфы» сложился не такой хороший отрезок. И приняли такое решение.
— Когда не смогли победить «Ротор», первая мысль после матча — «это все»?
— Не было такого.
— Если бы с волгоградцами сыграли не 0:0, а 1:0 — не случилось бы никакой отставки?
— Наверное, нет. Прошли выходные, я приехал после них. И все. Совместно сделали так, чтобы для клуба было хорошо.
— Шамиль Газизов, объявляя игрокам об уходе из «Уфы», расплакался. У вас слезы навернулись?
— Да. Зашел в раздевалку с генеральным директором Ринатом Шайбековым, сказал футболистам о принятом совместном решении. О том, что оно, наверное, правильное, чтобы вас взбодрить, и вы должны работать и исправлять ситуацию, буду следить и переживать за вас. А потом пошел по кругу в раздевалке, чтобы пожать руку каждому. И человеке на четвертом слезы пошли.

— На ком именно?
— Не помню. Это не имеет значения. Шел с левой стороны, а пошел бы с правой — и там случилось бы то же самое. Как говорит моя жена, я стал впечатлительный (Татьяна добавляет: «Да, сентиментальный. Раньше не так было!». — Прим. И.Р.). Полтора года мы с этими парнями были как единое целое, и это очень хорошее время. Такие решения всегда принимать тяжело...
— Как договорились с клубом насчет зарплаты за восемь остававшихся месяцев контракта? За сколько вам выплатят?
— Этого я сказать не могу, но все остались довольны.

После 0:6 от «Зенита» долго говорили с Семиным

— Уход Газизова из «Уфы» за четыре тура до конца прошлого чемпионата отразился и на том, что команда не смогла дотянуться до шестого, еврокубкового места, и на вашей личной судьбе в клубе?
— Думаю, да. Мы все делали вместе. Шамиль Камилович обладал огромным влиянием на игроков, он был главным человеком в команде. Тут надо понимать специфику «Уфы»: поскольку у клуба нет отдельной базы, мы все время проводили на стадионе, и там же находится клубный офис, Газизов все время находился с нами. А тут ушел человек, который руководил всеми процессами, держал коллектив в ежовых рукавицах и, наверное, не позволил бы произойти тому, что случилось и с футболистами, и с нами, тренерами, в течение этих десяти туров.
— Газизов с вами не советовался, когда ему поступило предложение из «Спартака»?
— Для меня это стало так же неожиданно, как и для футболистов. Я ни о чем не знал. Единственный, кто мог знать, — Шайбеков. Как говорится, «деньги любят тишину». Думаю, для Камилыча это самый важный девиз, в том числе и в плане трансферов. И в «Спартаке» есть и будет то же самое. Лишнюю копейку он не собирается никому платить.

— Звонили вам тренеры, у которых вы работали по ходу карьеры игрока, — Олег Романцев, Георгий Ярцев, Юрий Семин, Гаджи Гаджиев?
— Всего рассказывать не буду. Скажу только, что после 0:6 от «Зенита» набирал Семин, и мы долго разговаривали. Юрий Палыч рассказывал, как сам оказывался в таких ситуациях и каким образом из них выходил. Дал кое-какие советы, и с его огромным опытом он знал, о чем говорил. Обсуждали предстоящий матч, как успокоить команду, дать ей свободу. Это звонок поддержки.
— Ваш друг детства, а сейчас футбольный агент Александр Маньяков в интервью «СЭ» сказал, что вам отправили сообщения Фомин, Урунов, Неделчару. Это уже после отставки?
— Да. И многие нынешние футболисты «Уфы» — тоже. Меня особенно порадовало, что многие из них написали: «С вами я прогрессировал, стал сильнее». По-моему, это, помимо результата, главный критерий работы тренера. Как и то, что целый ряд игроков команды стал стоить намного дороже, чем раньше, и продан в другие клубы за хорошие деньги, на которые «Уфа» жила и живет в этом сезоне. За Даниила Фомина «Динамо» заплатило четыре миллиона, «Спартак» за Остона Урунова — два... Клуб заработал десять миллионов, пусть, понятно, эти деньги он получит не сразу, а частями.
Могу вам показать сообщение Неделчару, поскольку парень уже уехал в АЕК. Написал Йонуц его, кстати, на русском: «Здравствуйте. Я хотел бы поблагодарить Вас за наше сотрудничество. Это был прекрасный период с тренером, у которого я учился. Единственное разочарование в том, что мы не работали в большой команде для борьбы за трофеи, но в жизни никогда не знаешь, что будет дальше. Удачи! Спасибо за все».
Такие слова после ухода, конечно, приятно слышать. Тем более учитывая, что весь прошлый сезон Йонуц хотел уехать, и разговор шел о «Брешии», «Фулхэме», «Штутгарте», «Роме» и еще ряде команд. Но предлагали не те деньги, которые устраивали «Уфу», и та в итоге продала его только сейчас за 500 тысяч евро в АЕК, чтобы незадолго до конца контракта получить за него хоть что-то.

Точкой невозврата стало не разгром в Петербурге, а 0:3 от «Рубина»

— Можно ли сказать, что точкой невозврата стали те самые 0:6 от «Зенита»? Вы же тогда сказали, что теперь все возможно, и этот матч может стать последним.
— А я должен был после такого счета делать вид, что все хорошо? Нет, думаю, точка невозврата оказалась раньше — 0:3 с «Рубином». Мы не должны были уступать казанцам с таким счетом. И, главное, совершали результативные ошибки, которые много раз обсуждались. Пропускали то, над чем работали на теории и в тренировочном процессе.
Но тогда играли одни, сейчас во многом — другие. В прошлом сезоне кому-то было достаточно один раз объяснить, какую ошибку он совершил, — и такое больше вообще не повторялась. Кому-то оказывалось достаточно двух раз. Теперь приходилось говорить о чем-то десять, пятнадцать. Значит, я в чем-то недоработал, и надо было говорить — и столько, и больше!
Повторялись одни и те же промахи. Если футболист думает, что Фомин ушел, и теперь он будет все время играть на этой позиции в основном составе — такое произойдет только в том случае, если не станет таких голевых ошибок. А не потому, что Фомин теперь в «Динамо», и место свободно.
— Какую потерю в межсезонье вы считаете главной?
— Как раз Фомина. Стержневой футболист в нашей игре. И, кстати, показывает свой уровень и в «Динамо», продолжает там расти.

— А что произошло против «Зенита», от которого вы в прошлом сезоне за два матча не пропустили ни единого мяча, а сейчас — шесть в одном? Тогда до __ю_и мяч вообще не долетал, теперь у него залетало все, что возможно.
— Главное — сам «Зенит» перестроился, очень хорошо к нам подготовился, изменил схему. Питер выбрал расстановку 4-2-2-2, не подавал в нашу штрафную на Азмуна и __ю_у, как в матчах прошлого сезона, очень качественно нас вскрывал. Мне это было видно со стороны, я пытался донести до футболистов, что нужно делать, но они не смогли перестроиться по ходу первого тайма. А в перерыве стало уже поздно.
— Все помнят вашу молниеносную, семисекундную пресс-конференцию после матча с красно-белыми, когда вы сказали: «Вы все говорили, что у «Спартака» шесть очков. Где эти шесть очков?». Как настраивали команду на ту встречу, что говорили?
— Что говорил — не помню, но настрой у нас был боевой. И вся эта ситуация здорово задела всех и, прежде всего, футболистов. Игра могла сложиться по-всякому, не исключалось и поражение. Но отдать этот матч легко и безвольно — такого точно быть не могло.
Все говорят, что тогда «Спартак» должен был победить. Да, где-то дотерпели, но сделали это, потому что оказались полностью готовы к встрече. Соперник наносил много ударов, оказывал серьезное давление. Но счет — 1:1. Все. После финального свистка Газизов зашел к нам в раздевалку, я сказал: «Камилыч, извините, шесть очков не получилось». Он: «Никаких вопросов! Молодцы, хорошо играли». Прошел по раздевалке, всем пожал руки. Кто захочет — всегда станет искать какие-то неспортивные подвохи

Источник: www.sport-express.ru
+76
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.