Новости / ФК Спартак / 24 года назад «Спартак» выиграл золотой матч в Питере. Василий Уткин делал сюжет о нем и вспомнил, как все было
29 ноября, 19:00:
Чемпионат России 2020/2021, 16-й тур
2:0
'14 Кокорин (1:0), '90+2 Жиго (2:0)
16 ноября, 10:16 ФК Спартак Михей 9

24 года назад «Спартак» выиграл золотой матч в Питере. Василий Уткин делал сюжет о нем и вспомнил, как все было

16 ноября 1996 года в Санкт-Петербурге «Спартак» и «Алания» разыграли чемпионство в первом в постсоветской истории золотом матче. Пожалуй, главным видеодокументом этого события остался большой сюжет Василия Уткина в программе «Футбольный клуб».

Спецкор Sport24 Александр Петров поговорил с Василием о том, как создавался тот сюжет, как виделся решающий матч с трибун «Петровского», а также можно ли назвать тот чемпионский «Спартак» наименее сильным.

Репортаж снимали две группы — Федорова и юного Черданцева, атмосферу в городе создавали афиши фильма с Де Ниро

Репортаж «Футбольного клуба» начинается с показа веселых спартаковских болельщиков на Ленинградском вокзале. Многие ехали в Питер, не имея на руках билетов и, как оказалось, не зря: еще за несколько часов до начала матча билеты были в свободном доступе. Даже перекупщикам приходилось продавать их ниже себестоимости.

«А вы в том же поезде, что и спартаковские фанаты ехали?» — спрашиваю у Уткина.

— Я — нет, хотя точно ехал поездом, но приехал в последний момент утром. Во-первых, это было дешевле — можно было не ночевать в городе, а во-вторых нужно было еще вести программы, комментировать испанский футбол.

А вот группа уезжала накануне — это я точно помню. Была большая группа — две камеры.

Если конкретно по людям — мы с Димой Федоровым, едва пришедший на работу Юра Черданцев и кто-то еще из молодежи — просто для координации.
Задача была сделать большой репортаж в традициях тогдашнего «Футбольного клуба». Снимать матч от поля, стараться ловить как можно больше реплик, атмосферы. И по возможности провести день если не с командами, то, по крайней мере, с болельщиками. Было очевидно, что особо к себе нас не пустят ни «Алания», ни «Спартак», а «Спартак» не пустит вообще никуда.

Поэтому с точки зрения контакта с командами в сюжете есть максимум возможного. Собственно, большего и не требовалось. Конечно, мы могли провести больше времени с ними, но это удлинило бы материал. А так там есть масса деталей, которые мы сняли за минуту, но многим запомнились. Например, как Ярцев последним заходит в автобус.

— А с кем-то из команд хотя бы неформально получилось поговорить перед матчем?
— Понимаете, я-то снимал только на стадионе. Помимо всего прочего, передо мной стояла важнейшая организационная проблема: нам нужно было снимать у поля. В сегодняшних реалиях такое практически исключено, если только это не делается в интересах «Матч ТВ». «НТВ» тогда никаких прав на показ чемпионата России не имел, да и права были гораздо более простыми — показывались 1-2 матча в туре.

Где и как будет показываться золотой матч, вообще не было понятно. Рассматривался даже вопрос, не купить ли его на спортивный канал «НТВ-Плюс», который образовался недели за две до этих событий.

Мы, кстати, по итогам последнего тура, успели сделать большую программу в прямом эфире на «Плюсе». Туда прямо с самолета приехал тренер «Спартака» Ярцев, был телемост с Волгоградом. Связи с «Аланией», правда, не было — просто потому, что с Владикавказом невозможно тогда было сделать телемост без вывода военной техники (ну, это я так шучу). Где это было возможно сделать — мы сделали, хотя это был новорожденный канал, который смотрело тысяч пять человек».

В итоге золотой матч все же показывал «Первый» — тогда он назывался ОРТ.

Договориться о съемках оказалось непросто — все вопросы решали в последний момент: «Мы естественно запаслись письмом от Первого канала, что он не против, но все равно сложности были. Не то, чтобы нам противодействовали, просто к матчу было повышенное внимание, и уже тогда предпринимались довольно серьезные меры безопасности. Труднее всего были получить проходки нужного класса на стадион, чтобы пропускали везде — хотя бы по одной на съемочную группу. Вот тем, чтобы это все случилось, я и занимался на стадионе.

— Как вообще распределялись обязанности внутри группы?
— Группа, которая была с Димой Федоровым, насколько помню, пыталась снимать «Аланию». А у той, в которой был Юра Черданцев, было достаточно простое задание: поснимать московских болельщиков в городе. Поклонники «Алании» были рассеяны — они больше обнаружились на стадионе. Ну и плюс обязательно отразить отъезд «Спартака» от отеля на игру.

Встретились уже на «Петровском» — мы с Димой Федоровым расположились за разными воротами. Поскольку созваниваться там было практически невозможно, мы взяли рации «оки-доки», но и по ним ни черта не было слышно. Договорились, что встречаемся где-то в середине таймов и координируем действия.

Получилось, на мой взгляд, несколько запоминающихся кадров. Например, с участием Газзаева, когда он стоит и ждет, что может быть на последних секундах все-таки залетит мяч. Потом звучит свисток, он поникает и через секунду мимо него через все поле бегут спартаковские запасные во главе с вратарем Аристидом Панайотиди, которые весь год был запасным и, по-моему, не сыграл за «Спартак» не единого раза.

Просто нужно было оказаться в нужных местах и в нужное время, чтобы все это заснять.
— А с кем договаривались, чтобы вас все же пустили к полю?
— Тогда директором стадиона «Петровский» был Богдан Оганов — с ним.
— Вы в том репортаже несколько раз проводили аналогии с взятием Зимнего дворца — а какое на самом деле было настроение в городе перед матчем?
— Особое настроение там создавали афиши фильма с Робертом Де Ниро. Он тогда как раз тогда был в прокате — назывался «Фанат». Никакого отношения к футболу он не имел, но по городу ходили огромные толпы фанатов, и везде были афиши со словом «Фанат». Это производило милое впечатление.

А вообще, ну какое настроение: интересный матч, все ждали, чем дело кончится.


Но какого-то большого ажиотажа не было, как я понимаю.
— Сейчас это довольно сложно представить.
— Понимаете, ажиотаж не имел тогда таких форм, как сейчас. Люди носили часто связанные дома женами или матерями шарфы соответствующих цветов — официальной атрибутики не было. Выглядели эти шарфы довольно убого. А заведений с пивом и нормальной недорогой едой в Питере тогда было раз в 20 меньше, чем сейчас.

Сейчас для человека ощущение праздничной атмосферы перед матчами — это когда с утра по городу ездят машины с флагами из окон, люди ходят в зенитовских цветах, приветствуют друг друга через улицы. Но это началось после того, как «Зенит» первый раз выиграл Кубок России (в 1999 году — Sport24). А в середине 90-х это выглядело несколько иначе. Люди одевались не так пестро, не так хорошо. Это были, в основном, темные массы людей, которые сегодня могли бы даже напугать вас. А тогда это была нормальная жизнь большого города: 1996-й год, ноябрь, Питер, дремлет притихший северный город.

В концовке сезона матчи с участием «Спартака» дважды считали договорными. В один случай Уткин не верит, со вторым все сложнее
Фанатов «Алании» действительно было в разы меньше спартаковских. В репортаж Уткина попал лишь один болельщик владикавказцев. В окружении молодых ребят с красно-белыми шарфами он сказал, что «Спартак» выиграет со счетом 2:1, чем вызвал бурную радость у спартаковской фан-группы за спиной.

Уткин: «Было понятно, что «Алания» крепче составом, но это был слишком особенный сезон для «Спартака» — команда обновилась перед началом сезона процентов на 75%. И то, что она вдруг стала грозной силой, выдержала серьезный финишный рывок — это было неожиданно.
— Что особенно запомнилось?
— Матч с «Торпедо» еще на старом стадионе. Совершенно неожиданно «Торпедо» повело 3:1 после первого тайма, но во втором оно было просто уничтожено — «Спартак» выиграл 4:3.

Помню, мы с Димкой [Федоровым] приехали после этого матча в телецентр, прошли мимо гардероба, и Дима мне говорит: «Как думаешь, что сейчас думает Ярцев?» А Георгий Александрович был очень темпераментным человеком. И я ответил: «Наверное: «Вот жеж б****», и больше ничего не думает». Ну, по крайней мере, я бы так думал.

Эпическая была игра. После нее некоторые торпедовские футболисты отказались разговаривать, давая понять, что, по их мнению, кто-то в перерыве убедил команду игру сдать. Но у меня никогда не возникало такого впечатления. Наоборот, понимая тогдашние нравы, конкуренты «Спартака», а это был еще и «Ротор», наверняка возили деньги, чтобы стимулировать соперников других претендетов на золото.

С договорняками, «Спартаком» и стадионом в Питере связана еще одна известная история. В последнем туре красно-белые играли с «Зенитом» в Питере и вполне могли бы упустить равенство по очкам, если бы не странная игра Березовского в воротах. Спрашиваю у Уткина, как он относится к слухам, что голикпер сдавал игру?

— Недавно болельщики «Алании» предъявили мне, кстати, предъявили в Инстаграме — дескать, московское телевидение тогда даже не разобрало тот матч «Спартака» и «Зенита», который (как там был написано) «разумеется, был договорным».

Эти люди забывают, что вообще вся история, что с этим матчем возможно что-то не так, началась тоже с «Футбольного клуба». Через какое-то время нам совершенно неожиданно об этом в интервью рассказал нападающий «Зенита» Сергей Дмитриев, который был уважаемым в городе человеком. Вот он просто взял и дал такое интервью, непонятно почему, на каком-то довольно формальном мероприятии.

Мы естественно это дали в эфир, была проверка, после которой Дмитриев забрал свои слова назад, но тем не менее. То, что можно было по этому поводу сделать, мы сделали — то есть информационно это все было инициировано «Футбольным клубом».

Поговорите об этом еще раз с участниками матча, с Романом Березовским, который эти голы пропустил.

— Читал много материалов, но Березовский никогда эту тему не комментировал.

— Его несложно понять. Причем в обоих случаях. Если это не имело место быть — ему история смертельно надоела, если имело — зачем об этом рассказывать. Меня этот вопрос уже давно не интересует, потому что, в конце концов, был золотой матч — в нем никаких претензий по судейству не было.

Я бы вообще был бы рад, если б чемпионские титулы разыгрывались в плей-офф. В общем, меня убеждает то, что была очная игра, в которой чистую победу одержал «Спартак».

13-летний Кержаков пытался продать лишний билет Уткину. С Василием не получилось
Еще одна история вокруг золотого матча — как 13-летний Саша Кержаков пытался заработать на Уткине. Вот что рассказывал сам экс-форвард «Зенита» в одном из интервью: Я же не один был — с ребятами. Пришли к «Петровскому» часа за полтора до игры — и продавали. Некоторые решили придержать билеты до последнего, чтоб наварить побольше, но прогадали. Задорого покупать их уже никто не хотел — в итоге отдали практически за номинал. Сумму не помню, но денег хватило на пару хот-догов и еще немножко осталось».

Прошу Уткина рассказать свою версию событий: «Так я ж не знал, что это Кержаков тогда. Им дали билеты на игру, то ли по одному, то ли по два. Саша — он же не петербуржец, а из Кингисеппа, жил в Питере без родителей. Вот у него и появилась возможность продать один из билетов и купить на эти деньги сосиску. Так он об этом мне рассказывал.

Увидел меня, подумал, что, может, стоит продать билет мне. Но мне-то он был не нужен, нужны были пропуска, а на сам матч я был аккредитован.


— Но вы тот момент запомнили или уже по рассказу Кержакова?
— Да там было миллион самых разных разговоров — я же терся на стадионе целый день. Кто-то хотел купить билет, кто-то продать, поэтому диалогов было не счесть — с мальчиками, девочками, мужиками, болельщиками «Алании», «Спартака». Кто-то сфотографироваться хотел, по счастью тогда телефонов с фотоаппаратами не было, иначе бы этому пришлось весь день посвятить. В общем, насыщенный день получился.

Кто руководил командой: Романцев или Ярцев, а также как Гинер продавил отмену золотых матчей
На золотой матч естественно приехал и Олег Романцев. Причем не просто приехал, а впервые после провального Евро-96 сел на скамейку с главным тренером Георгием Ярцевым.
— Кто все-таки из них руководил командой больше в тот период?
— Это не настолько важный вопрос, потому что они работали вместе в «Спартаке» и до этого, и после. Я думаю, что так или иначе распределение ролей внутри тандема вряд ли сильно поменялось — когда люди долго работают вместе, они прекрасно отдают себе отчет, что один хорош в одном, другой — в другом.

Это была совместная работа: здесь важнее не кто за что отвечал, а кто нес ответственность. Ее нес главный тренер, то есть Ярцев. Если вы обратите внимание на кадры, Романцев постоянно общался с Ярцевым, но с игроками не разговаривал. С ними говорил только главный тренер.
— Если смотреть 24 года спустя ваш репортаж, то складывается впечатление, что «Спартак» победил на классе. Куча моментов от «Спартака», потом чуть расслабились и обрекли себя на нервную концовку но, в целом, представить иной результат сложно. Со стадиона это виделось по-другому?
— Класс тогда как раз был на стороне «Алании» — это была хорошо сыгранная команда опытных футболистов. «Спартак» просто не мог играть иначе — он был молодой, это была команда порыва. Они и не могли играть прагматично, а вот «Алании» это полагалось.

Владикавказцы вообще хотели, чтобы игра проходила в Волгограде. Было очевидно — в Питере подавляющее большинство будет за «Спартак». Для «Алании» по ожиданиям и по антуражу это был в гораздо большей степени гостевой матч, чем нейтральный. Поэтому они и старались играть прагматично. Да и сейчас вы смотрите на эту игру сквозь призму узнанных вами в отрочестве легенд, но тот же Назим Сулейманов — один из лучших игроков того чемпионата России — мог игру перевернуть, он просто не попал по мячу в концовке. Это был абсолютно качельный матч.

По логике, конечно, «Спартак» в том чудесном сезоне должен был победить. То, о чем вы меня спрашиваете, типичное подтверждение того, что историю пишут победители.

— Золотой матч в том сезоне — справедливое развитие событий? Кто по сезону, на ваш взгляд, был лучше?
— Я всегда считаю такие вопросы праздными. Если кто-то думает, что есть какой-то более справедливый способ узнать, кто сильнее, кроме кругового турнира, и считает, что эта точка зрения может быть более справедливой или более объективной, то он очень глубоко заблуждается. Почему-то во всех странах предпочитают круговой турнир — матчи дома и в гостях».

«Спартак» — «Алания» стал третьим золотым матчем в советско-российской истории футбола». Первые два прошли еще до распада союза: тбилисское «Динамо» — «Торпедо» (1964 год) и шестью годами спустя сразу два золотых матча цска и уже московских динамовцев.

Хронологически последним был матч в 2002-м, тогда «Локомотив» обыграл цска благодаря голу Лоськова.

Уткин: «К слову, о справедливости, как отменили золотые матчи. Тогда большое влияние в футболе получил Евгений Леннорович Гинер, который проиграл золотой матч «Локомотиву». И он посчитал: как это так, мы на первом месте по этим, этим и этим показателям. И тогда золотой матч сделали фактически невозможным. Именно по той самой причине, что нашелся один человек, который решил, что справедливее было бы иначе, что есть вещи справедливее, чем то, что предъявляется на поле. У Гинера хватило упорства и сил такое решение продавить.

Мне же кажется, что золотой матч в ситуации с равенством очков на первом месте, — это крайне интересно и это нужно вернуть.

«Спартак»-96 — был слабее других чемпионских красно-белых команд? Уткин считает, что нет
— Тот «пионеротряд Ярцева», учитывая, что перед сезоном там действительно ушли несколько ключевых игроков — это был наименее сильный чемпионский «Спартак»?
— Нет, не могу так сказать. Во-первых, не просто «пионеротряд Ярцева», а «пионеротряд Ярцева с вожатым Горлуковичем» — так говорилось. Это тоже важно, именно в такой форме существовало это выражение.

Во-вторых, посмотрите, сколько разных команд в середине-конце 90-х участвовали в борьбе за чемпионство: и семинский «Локомотив» в первой своем амбициозном варианте, когда гнался за «Аланией» в 95-м, и сама «Алания», и молодой цска. Правда, с ним все было сложнее, там вечно судились из-за имущества. Но, тем не менее, цска образца 1995 года был очень хорош. Им бы немножко стабильности и пару опытных игроков — вполне поборолись бы за чемпионство.

Плюс зачем говорить о каком-то абстрактном уровне? Есть конкурентность. В масштабах конкурентности между 1995 и 1996 годом «Спартак» обновился радикально. В статусном отношении это были более слабые игроки: более молодые, менее опытные. Те же Титов и Аленичев не были твердыми игроками основы еще год назад, и главной надеждой того «Спартака» казались не они, а, наверное, Кечинов. Хорошая, молодая и дееспособная команда. Тогда такое было возможно.

Тогда такое было возможно, за счет того, что «Спартак» привлекал сильнейших футболистов не только в основной состав с возможностью играть в Лиге чемпионов, но и во вторую команду. Это не то, чтобы было в порядке вещей, но сильные команды вот так жили. Так был устроен советский/постветский футбол, достаточно богатый и на таланты, и на школу. Вы не найдете этого сейчас. Сейчас вам каждый тренер дубля скажет: ну что вы, от дубля до первой команды такая дистанция — как ее сразу пройти.

Источник: sport24.ru
+99
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.