Новости / ФК Спартак / «Мелкадзе может играть на самом высоком европейском уровне». Вторая часть интервью Талалаева Рабинеру/У Тимофеева почти нет слабых мест
17 ноября, 11:06 ФК Спартак Михей 19

«Мелкадзе может играть на самом высоком европейском уровне». Вторая часть интервью Талалаева Рабинеру/У Тимофеева почти нет слабых мест

Главный тренер «Ахмата» раскрыл тайны работы в Грозном. Отрывок из интервью
Во второй части 19-го выпуска программы «На троих с Рабинером» главный тренер «Ахмата» Андрей Талалаев рассказал:
— как развиваются в «Ахмате» арендованные «Спартаком» Артем Тимофеев с Георгием Мелкадзе и почему Тимофеев классно играет уже во втором клубе у Талалаева;
У Тимофеева почти нет слабых мест
— Как происходит взаимодействие тренеров «Ахмата» и сборной России? Вы отправляете в сборную какие-то статистические данные по футболистам, потенциальным кандидатам или к вам обращается штаб в лице Мирослава Ромащенко?
— Тренеры клуба и сборной — это для меня абсолютно разные работы, поскольку я был и в той и в другой ипостаси (Талалаев возглавлял юношескую сборную России 1990 года рождения с Дзагоевым, Смоловым, Шатовым и рядом других известных игроков. - Прим. И.Р.). Отличительных особенностей у каждой очень много. Штаб первой сборной анализирует все самостоятельно, у него достаточно информации. Если есть какие-то вопросы — обращается. Так, Владимир Паников звонил по поводу повреждений футболиста, и наши тренер по физподготовке с доктором давали полную выкладку — что, как, где.

Если у меня возникают какие-то вопросы, опять же стараюсь это делать в личном общении, поэтому мы пересеклись после одной из игр и поговорили с Мирославом. Если у Станислава Саламовича будут какие-то вопросы, то он мой номер телефона знает. Мы общаемся, поздравляем друг друга с праздниками. Общение у нас всегда было достаточно положительное.

Надеюсь, я его ничем не обидел, потому что у меня есть такая способность. Однажды Юрий Белоус спрашивает: «Ты общаешься с таким-то?» — «Да, у нас с ним хорошие отношения». — «Интересно! А от него я слышал, что ты его обидел чем-то». То ли правдивость и открытость, то ли косноязычие играют против меня. Иногда думаю, что у нас все хорошо, а оказывается, человек на меня затаил обиду за какую-то реплику, которая была брошена просто по ходу и ничего не означала.

— Применительно к сборной вы теоретически упомянули Тимофеева. И Вадим Евсеев в восторге от Артема — говорит, что если бы тот перешел не в «Ахмат», а в «Уфу» (куда Вадим его звал), то у нее было бы гораздо больше очков. Тимофеев был у вас ключевым игроком в «Крыльях», теперь в Грозном. Можно сказать, что это «ваш» игрок?
— Это игрок, который близок по характеристикам к реализации того футбола, о котором мы с вами говорили, — идеального в моем понимании. У него практически нет слабых мест. Так же комплиментарно я высказывался о Денисе Глушакове лет пять назад и говорил, что он легко может заиграть, на мой взгляд, в условном «Рейнджерс». Есть игроки, у которых все качества , навыки и характеристики не ниже определенного уровня.
В чем одна из главных проблем нашего футбола? В том, что лет двадцать назад была до определенной степени низложена профессия тренера. 

Менеджмент и агенты взвалили на себя слишком много задач по развитию футбола с точки зрения перспектив игроков. Очень часто бывает, что игрок с одним-двумя яркими качествами ставится намного выше не тренерами, а людьми, которые не участвуют в создании футбольного продукта. Игрок может быть очень хорошим, запредельным по какой-то одной характеристике, но встроить его в систему, которая в голове у тренера, практически невозможно.

Тренер не может донести это до руководителя клуба или спортивного директора, которым говорят: вот хороший футболист, купите его за приемлемые деньги. Они не понимают, что этот хороший, иногда даже сумасшедший игрок не способен помочь тебе в постановке игры, которую ты видишь. Условно говоря, когда у тебя была возможность сделать трансфер за условный миллион рублей, трудно объяснить, что можно купить игрока за сто пятьдесят тысяч, а потом развить до уровня миллиона.

— А ведь в этом и есть одна из главных фишек тренерского искусства.
— Да! Когда это работает, то потихонечку происходит развитие всего вокруг, в том числе и клуба, потому что если ты вложил меньше, а игрок у тебя вырос потом в цене десять раз, то тогда будет результат. Понимаю, что вам хочется конкретики. Есть менеджеры, которые это все прошли, допустим Денис Маслов. Он сейчас руководит «Торпедо», хорошо или плохо — не мне оценивать. Но у него уже серьезный опыт. И когда клуб, в котором я в тот или иной момент работал, хотел приобрести у него футболиста за три дня до закрытия трансферного окна, то он, как хороший менеджер, всегда скажет: «Пока я не поговорю с тренером и мы не обсудим возможности функционирования без этого игрока, сможем ли мы закрыть эту проблему кем-то другим, то не пойдем на этот ход, какая бы в этом ни была экономическая выгода».

А есть, допустим, в «Балтике» руководитель Тажутдин Качукаев. Он прогрессивный менеджер, очень хорошо видит футболистов. Но я читаю его публикации, мы не общаемся лично. И очень хотел бы с ним поговорить и понять: как же он может работать и пытаться развиваться без уважения к тренерской профессии? В его высказываниях везде сквозит менеджмент в чистом виде. Он готов продавать перед самым закрытием трансферного окна. Но если после этого команда играет два месяца с дыркой на этой позиции, то ты не можешь потом предъявлять претензии тренеру!

А если берешь игрока, то должен понять, что тренеру придется какой-то период, для меня минимум шесть недель, вводить его в состав, подстраивать под систему игры. И только потом ты сможешь предъявлять ему требования по полной программе. Поэтому я и считаю, что, на мой взгляд, Тимофеев и Ильин могут развиваться, дать большой скачок, тем более рядом с классными партнерами уровня национальной команды. Но еще раз подчеркиваю, что ни в коем случае не рекомендую взять их в сборную.

— Еще одного арендованного спартаковца Георгия Мелкадзе вы после 0:3 от «Ростова» достаточно жестко покритиковали в послематчевом флеш-интервью. Сейчас в принципе не принято публично обрушиваться на конкретных футболистов, в отличие от советских времен, когда это делалось очень часто. Как Мелкадзе отреагировал? И сами как реагируете, когда игрокам не нравится ваша критика?
— Призываю всех реагировать не на слова, а на поступки и действия. Да, я покритиковал Мелкадзе. У меня есть определенный инструментарий, я умею им пользоваться, считаю, что делаю это правильно, и никто другой мне обратного не докажет. После этого Мелкадзе вышел в стартовом составе в следующих трех играх, в которых мы победили. И он забил.

Скажите: лучше те тренеры, которые критикуют и ставят футболиста на игру, после чего он дает результат, или те, кто молчит, делает вид, что все хорошо, после чего кладет игрока на полочку, забывает о нем? Знаю, что мне нужно сделать, чтобы Георгий стал тем, кем он может быть. По своим природным данным и по тому, что заложено в него юношескими тренерами «Спартака», это футболист, который может играть на самом высоком европейском уровне. Но для этого ему нужно работать. Надо оценивать не то, что мы говорим — я или Мелкадзе. Надо оценивать его игру.


Источник: www.sport-express.ru
+49
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.