Новости / ФК Спартак / Константин Бесков. Правила жизни
21 ноября 2020, 19:00, Чемпионат России 2020/2021, 15-й тур
г. Москва. Стадион: "Открытие Арена". Судья: Сергей Иванов (Ростов-на-Дону)
1 : 1
ФК Динамо
18 ноября, 10:06 ФК Спартак Михей 0

Константин Бесков. Правила жизни

18 ноября исполнилось бы сто лет легендарному тренеру «Спартака» Константину Бескову.
Бесков о себе — из книги «Моя жизнь в футболе»
— Сверстники мои пробовали себя в разных линиях. Я же всегда хотел играть только в нападении. Забивать! С годами (и по сей день) мои футбольные наклонности и вкусы не изменились, и в тренерской работе девиз остался постоянным: «Атака!»
— Своеобразной была наша футбольная молодость. Выезд команды за рубеж становился событием экстраординарным, знаком высочайшего доверия и признания, и считалось, что удостоившаяся этого команда обязана побеждать на чужих стадионах.

— За что миллионы людей на планете так пылко любят футбол? Понятно: за состязательность. За сочетание спорта с искусством. За то, что футбол — как сама жизнь, он — одно из ее проявлений, и, как в жизни, серьезное уживается в нем со смешным, суровое — с трогательным.

— Просыпаюсь в седьмом часу утра, выхожу пройтись. В это время отлично думается. Люблю выйти на московское бульварное кольцо. Утренний час, свежий, солнечный — состояние превосходное! Думаешь: все получится все будет здорово... Особенно это реально летом, когда футбольный сезон в разгаре, зимняя спячка и весенняя раскачка окончились и еще много решающих игр впереди.

— Общение с людьми из мира искусства, творчества на протяжении многих лет, разумеется, не могло не повлиять на формирование моего мировоззрения, на воспитание профессионального отношения к делу, стремление расширять и углублять свои творческие поиски. Думаю, что можно без большого преувеличения назвать так и процесс тренерского ремесла.

— Вникая в работу актеров на сцене, я чувствовал, какой труд они затратили, чтобы из зала в час спектакля все выглядело легко и прекрасно. Нередко советовал футболистам сходить на ту или иную постановку. Правда, я не сторонник культпоходов в театр всей командой: ребята и без того друг другу достаточно надоедают за время сборов и поездок. Пусть каждый ходит в театр с женой, со знакомой девушкой, если не женат, или в одиночку, тогда и воспринят спектакль будет иначе, чем когда все словно опять на собрании.

— Артистов мы просим встречаться с командой только в то время, когда игрокам нужно избавиться от напряжения сыгранного матча, успокоиться, отдохнуть душой. В этом деле помощь шутников, как вы изволили выразиться, и шансонье неоценима. Однако накануне ответственной игры, самое меньшее — за день до нее, все вокалы, пародии и скетчи прекращаются, настрою на трудную спортивную борьбу способствуют иные впечатления.

— Мой тренерский стаж — 36 лет. Если за все эти долгие годы у меня возникали трения с тем или иным игроком, то связаны они были с тем, что футболист не мог или не хотел выполнять высокие требования современной игры, переставал считаться с интересами своей команды и тех, для кого мы существуем, — зрителей.

— Если футбольная команда выходит на поле, считая себя командой в полном смысле слова, то она обязана играть как минимум разумно. Плохо или хорошо — это вопрос ее мастерства; но в перемещениях игроков по полю и их действиях с мячом непременно должна присутствовать элементарная логика.

— Вне борьбы, в спокойной обстановке, многие наши футболисты не уступят лучшим зарубежным мастерам в выполнении отдельных технических приемов. Но техника у них хромает при выполнении сложных тактических действий. Когда идет борьба на поле, в более или менее сложной обстановке, тактические замыслы срываются из-за ошибок в технике.

— Коллектив — чуткий барометр, он сразу реагирует, если кто-то начинает действовать ниже своих возможностей. Как видите, при всей строгой дисциплине у нас достаточно демократичности. Насколько известно, далеко не в каждой команде руководство советуется с игроками, кого выставить на ту или иную игру.

— Нельзя держать в составе утратившего игровые качества человека — ни из жалости, ни из уважения к его прежним заслугам, ни из чувства личной симпатии, ни под давлением «сверху». Нельзя отправлять на скамью запасных сильного и умелого, а на поле вместо него выпускать слабого и не готового к серьезной борьбе.

— Мое правило: никого не удерживать силой. Если вижу, что футболист, стараясь перейти в другой клуб, совершает ошибку, пытаюсь его переубедить.

— Уходить надо вовремя. Тренеры и товарищи по команде обязаны найти в себе силу и принципиальность, чтобы сказать ветерану откровенно: «Пора, брат...» Ну что ему сидеть на скамье запасных и тоскливо ждать, наступит ли момент, когда «подпустят» за десять минут до финального свистка! Чувствовать на себе сожалеющие или снисходительные взгляды юных «хозяев жизни» из дублирующего состава!

— Я вижу в сравнительно недалеком будущем самостоятельные хозрасчетные клубы, в которые все без исключения игроки приходят играть, а не устраивать свои дела, свои личные нужды и интересы. Они получают достойную плату за свой труд, и это позволяет им жить, расти и совершенствоваться в профессиональном плане. И в клубах этих все без исключения тренеры творят, а не отбывают срок службы, обозначенный в договоре. В этих клубах каждый игрок и тренер защищен юридически грамотным контрактом, но от каждого контракт и требует многого, и требования эти неукоснительно выполняются.

— Верю, что настанет день, и у московского «Спартака» будет в столице свой собственный стадион. Что уйдут в прошлое жгучие, десятилетиями не решавшиеся в «Спартаке» проблемы аренды полей и тренировочных залов, транспорта для команд-гостей, многие другие «досадные мелочи», в которых подчас тонет нынешнее и его и все наше футбольное хозяйство.

Другие о Бескове

— Книгу великой балерины Вагановой «Основы классического танца» он зачитал до дыр. Постоянно карандашиком делал какие-то пометки на полях. Находил много общего в профессиях педагога и тренера (Валерия Николаева Бескова — о муже в «Разговоре по пятницам»).

— У меня были подруги, которые танцевали в ансамбле Моисеева. Так Костя замучил их расспросами, мол, как же Моисеев управляется с такой огромной бандой? Отвечали: «У нас две репетиции — утром и вечером. Тут не загуляешь». После того разговора Костя стал проводить двухразовые тренировки — первым в нашем футболе (Валерия Бескова, «Разговор по пятницам»).

— Курил только сигары. Дома дымить я не разрешала, так он на балконе сидел. И как-то признался: «Лерунчик, знаешь, почему сигары курю? Это напоминает мне запах зарубежных стадионов» (Валерия Бескова, «Разговор по пятницам»).

— Лучшие сезоны, — говорил он, — когда встречаешь понимание публики. Приятные ощущения в футболе были и до мастеров — когда мальчишкой бывал выше всех на голову и старшие звали играть с ними» (журналист Александр Нилин, из книги «Невозможный Бесков»).

— Мне помнилась спокойно сказанная Бесковым в поезде фраза, что незачем и специалистом быть, если поступать, как всем вокруг кажется очевидным (Александр Нилин, «Невозможный Бесков»).

— «Хорошему игроку можно кое-что простить, — говорил Бесков, — а то у нас средним прощают» (Александр Нилин, «Невозможный Бесков»).

— Бесков придерживался мнения, что после каждого сезона из основы нужно убирать игрока, а то и двух. Чтоб не было самоуспокоенности. Ротация — двигатель прогресса (Петр Шубин, помощник Бескова, из «Разговора по пятницам»).

— Поражался, что мелочей для Бескова не существовало — один неточный пас могли разбирать минут тридцать. Ребята, конечно, ворчали. Но поиграл Хидиятуллин во Франции и сказал: «Как же мне не хватало разборов Бескова!» (Петр Шубин, «Разговор по пятницам»).

— Жестко со мной тренер поговорил только один раз — в 88-м году. В чемпионате я забил всего три мяча. А в «Спартаке» был негласный принцип: атакующие полузащитники должны забивать не меньше десяти мячей за сезон (Федор Черенков, из книги Игоря Рабинера «Спартаковские исповеди»).

— «Спартак» — это было родное, домашнее. Вот как пельмени делают — где вручную, а где автомат. У нас была ручная работа, живого футбола было больше. Так Бесков учил (Вагиз Хидиятуллин, «Спартаковские исповеди»).

— Привычки Константина Ивановича мы со временем изучили. И знали: если он появлялся на базе в кожаном пиджаке и галстуке, губы в струнку — хорошего не жди. А если в красном спортивном костюме — значит, настроение нормальное (Вагиз Хидиятуллин, «Спартаковские исповеди»).

— Полковничий китель он надевал только в День Победы. Миша Месхи, впервые увидев Бескова при орденах, вскочил потрясенный. Глаза расширились, а воскликнул с грузинским акцентом: «Генералиссимус!» (Александр Хаджи, администратор «Спартака» в «Разговоре по пятницам»).

— Многие помнят эпизод из фильма «Невозможный Бесков», где тренер гладил меня по голове, приговаривая: «А учиться надо у Федора!» Вообще-то съемки того фильма — это что-то очень удивительное, поскольку Бесков не любил присутствия посторонних. Тем более — с камерой (Александр Мостовой, «Спартаковские исповеди»).

— Когда такой человек среди толпы подходит именно к тебе — это даже не удивление, а чуть-чуть даже испуг. Ведь это же Бесков! Тот самый, при появлении которого в манеже все вставали (Георгий Ярцев, «Спартаковские исповеди»).

— В чемпионском 79-м мы не больше 30 ночей за сезон были дома. У нас был закон: после игры Бесков вез нас в Тарасовку, мы ужинали, отдыхали, наутро вставали — зарядка, баня. Потом распускали по домам, но уже вечером снова собирали и везли на базу (Георгий Ярцев, «Спартаковские исповеди»).

— За победу над Бразилией на «Маракане» Бесков поставил нам пять или шесть двоек (Георгий Ярцев, «Спартаковские исповеди»).

Источник: spartak.com
+53
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.