21 декабря 2020, 08:34 Сборная России (футбол) Михей 23

Стауче: нужно дать вратарям Сафонову и Максименко развиваться, не надо их расхваливать/Гинтарас Стауче: в сборной России по футболу вратари должны жертвовать своим эго

Тренер вратарей сборной России по футболу Гинтарас Стауче в интервью ТАСС рассказал о разнице в работе с голкиперами в национальной команде и клубе. Он отметил, что российским вратарям не всегда хватает умения руководить своей обороной, а также вспомнил, по каким конкретно причинам пришлось заменить Гилерме в последнем матче Лиги наций с сербами.
— Расскажите о базовых принципах своей работы с вратарями. На чем вы делаете основной акцент?
— Игра вратарей делится на действия в обороне и атаке. Действия в обороне — это прежде всего защита ворот и зон. Защита ворот подразумевает собой удары ногой, головой и игру при выходе один на один. Зональная защита связана с ситуациями, в которых вратарь играет на выходах при угловых и штрафных, а также со страховкой в ситуациях, когда соперник отдает передачу между зонами. В таких случаях вратарь страхует в штрафной и за ее пределами.
Много внимания мы уделяем игре один в один, реакции, выбору позиции и принятию решений, а также руководству обороной. Кроме того, во время тренировок я стараюсь, чтобы вратари сами анализировали свои ошибки и находили правильные решения. Если что-то не получается, мы можем обсудить это на поле, я могу им подсказать. Еще каждый из них оказывается на позиции нападающего, чтобы своими глазами увидеть игру и действия вратаря. Так им легче в дальнейшем предвидеть то, что может сделать форвард.

Это то, что касается работы на поле. Есть и теоретические занятия — мы смотрим их тренировки, матчи в клубах и сборной, разбираем соперника и то, что он может преподнести нам. В этом заключается моя работа в сборной.
— Часто ли вам приходится показывать игрокам тот или иной технический прием?
— Показывать нужно, чтобы они видели ситуацию с другой стороны. Я — вратарь, а он — нападающий. Он должен посмотреть, закрыты ли ворота, где располагаются руки и в каком случае больше закрыта площадь ворот, когда нападающему попасть по ним почти невозможно. Поэтому и приходится показывать им определенные приемы.
— Вынуждены ли вы повышать голос на игроков в ходе тренировок?
— Нет. Они профессионалы, поэтому хотят работать, стараются.

— Что можете сказать о конкуренции в сборной среди вратарей?
— Они должны пожертвовать своим эго. Конечно, в клубах они находятся на ведущих ролях, но знают, что в сборной кто-то будет играть, а кто-то нет. У нас в коллективе хорошая атмосфера. Мы стараемся, чтобы между ними была не только конкуренция, а еще и общение. Один играет, двое ему помогают и ждут своего шанса. В этом нет проблемы.
— Чем отличается работа с вратарями в сборной от работы в клубе?
— Разница очень большая. В клубе ты целый год работаешь с вратарем и имеешь возможность планировать тренировочный процесс как в микро-, так и в макроцикле. Ты его видишь каждый день. А в сборной сейчас за десять дней проводим три игры. В течение сбора мы работаем на поле и готовимся по специальной программе, упражнения которой приближены к игровым ситуациям. Смотрим, изучаем соперника на теоретических занятиях, что помогает нашим голкиперам лучше узнать особенности его игры.
— Как можете оценить игру наших вратарей в отборочном турнире чемпионата Европы и матчах Лиги наций этой осенью?
— В отборочном цикле мы семь из десяти игр сыграли "на ноль", уверенно вышли в финальную стадию. Так что, можно сказать, отыграли хорошо. Самое главное — той цели, которая была у нас, мы спокойно достигли за два тура до завершения квалификации. Конечно, дома с бельгийцами могли сыграть лучше, но в тот день они были сильнее.

Что касается Лиги наций, то, по-моему, мир впервые столкнулся с такой экстренной ситуацией. Пандемия не обошла стороной и нас. Если на первом сборе мы отыграли без очковых и кадровых потерь, то во второй день следующего сбора потеряли Гилю (вратаря "Локомотива" Маринато Гилерме — прим. ТАСС). За два дня до третьего сбора мы лишились Антона (голкипера "Динамо" Антона Шунина — прим. ТАСС), который сейчас является номером один в сборной, а в Турции — Сафонова (вратаря "Краснодара" Матвея Сафонова — прим. ТАСС). Т.е. за два сбора мы потеряли трех вратарей — это очень серьезно и сильно меняет планы, которые ты строил до этого. Самое трудное — это невозможность планирования тренировки на день вперед, потому что не знаешь, что будет утром. Ведь после каждого теста кто-то может выпасть из обоймы.

То, что мы пропустили двенадцать голов, никуда не годится! Особенно если говорить о двух последних матчах, в которых было пропущено восемь мячей. Эти игры показали нашу самую большую проблему — мы [вратари] не очень хорошо руководим защитниками и оборонительными действиями команды. Стараемся, включаем упражнения, но в этом аспекте нужно прибавить. Например, в случае с первым пропущенным мячом в Турции соперник бросал из аута, в нашей штрафной неразбериха, нет подсказки — сейчас в этом плане намного легче: нет зрителей, и все слышно. Подскажи, кому кого опекать, кому закрывать левую ногу подающего. И тут даже не надо быть рядом — он попадет мячом в тебя. В этом аспекте всем нашим вратарям надо прибавлять.

— Есть ли у вас логическое объяснение поражению и пропущенным голам в Белграде? Были ли там ошибки обороны или вратарей?
— Там были не только ошибки вратарей и обороны, это ошибки всей команды.
— Чем была обоснована замена голкипера?
— Мы поменяли вратаря не из-за пропущенных им четырех голов. Как я уже сказал, надо четче руководить обороной. И надо видеть, какие зоны закрывать, кому подсказывать. Есть язык тела, который показывает, как спортсмен себя чувствует. Это как в боксе. Если ты в нокдауне, руки уже не поднимаешь. А когда соперник тебя, можно сказать, окучивает, то тренер выбрасывает полотенце, чтобы остановить борьбу. Здесь то же самое — понятно, что это не его [Гилерме] голы, но видно, что он не владел ситуацией, и поэтому надо было ему помочь.

— А сам Гилерме не просил замену в перерыве?
— В спорте такого не бывает, чтобы спортсмен пришел и сказал, что не будет играть. Футболисты иногда даже с травмами выходят на поле. В жизни я всегда руководствовался девизом: "Можно упасть, но нельзя лежать. Нужно обязательно подняться и идти дальше". Желаю нашим голкиперам того же.
— После чемпионата мира — 2018 за сборную России успели сыграть четыре вратаря (Андрей Лунев, Гилерме, Антон Шунин и Сослан Джанаев — прим. ТАСС). Как считаете, нормальна ли такая текучка кадров?

— Это показывает, что мы просматриваем всех вратарей и даем им шанс проявить себя. Если брать все время моей работы в сборной России, то на сборы вызывалось 12 вратарей. Мы наблюдаем, как они ведут себя как в ситуациях, когда игра получается, так и в тех, когда она не складывается. Потом уже решаем, на кого можем рассчитывать.
— Кто из вратарей нашей сборной за последние пару лет прогрессировал, а кто, может быть, сбавил?
— Мы не будем выносить на суд общественности оценку вратарей. Они знают ее, потому что мы с ними общаемся на сборах и после них. Каждый получает свою порцию как критики, так и похвалы и знает, что ему нужно улучшить, над чем нужно работать в клубе. Есть те, кто сыграл хорошо, кто-то хуже. Но это мы обсуждаем между собой.

— Вы отметили, что перед матчем с сербами выбыл Сафонов. Рассматривал ли тренерский штаб возможность того, что он мог дебютировать за сборную в ноябре?
— Да, думали о том, чтобы он сыграл один матч. Мы получаем игроков, наш медицинский штаб следит за их состоянием, смотрим на то, как они выглядят на поле. Исходя из этого, готовим их к играм. Сафонова мы готовили к одному матчу, но получилось так, как получилось. Пандемия ударила по всему миру, не обошла она стороной и нас.

— С чем связываете тот факт, что 2019 год Гилерме провел в сборной хорошо, а в 2020-м игра у него, можно сказать, не заладилась?
— В прошлом году он провел весь отбор, только в последнем матче мы дали сыграть Шунину. В этом году Антон был первым номером. Мы же смотрим, как они выглядят в клубах, в каком состоянии приезжают в сборную. Сейчас же Шунин играл бы все матчи Лиги наций, если бы не заболел.
Мы потеряли трех вратарей. По-моему, такого ни в одной европейской сборной не было! Если бы такой ситуации не случилось, получилось бы так, как мы планировали. Матвей у нас был уже на втором сборе. На первом мы познакомились с ним, в ноябре же он вполне мог сыграть.
— Как проходит адаптация Сафонова во вратарском коллективе сборной, где игроки значительно старше него?
— В сборной России дедовщины не может быть. У нас есть одна команда, в которой все игроки стараются приносить пользу. Но в нее влиться не так легко. Еще не было того, кто в первый раз приехал в сборную и чувствовал бы себя так же, как в клубе. Это совсем разные вещи, и надо привыкать, поскольку рядом другие игроки, другая обстановка. Мы постепенно готовим футболиста, чтобы он обжился и мог спокойно показывать то, что может.

Вы же, когда приходите в гости, чувствуете себя не так, как дома, и здесь то же самое. Тут и нервотрепка, и ответственность другая. Хочется показать себя с лучшей стороны, но не получается, и это давит. Я как тренер должен успокоить и вовремя подсказать.
— В чем, на ваш взгляд, уникальность Игоря Акинфеева? Прошло уже больше двух лет с тех пор, как он завершил карьеру в сборной, но разговоры о том, что именно он должен быть первым номером национальной команды на Евро-2020, до сих пор ведутся. Как вы к ним относитесь?
— Игорь принял решение, которое мы уважаем. Он в сборной отыграл почти 15 лет без передышек и замен, это показывает его уровень. Он мастер своего дела, умеет держать планку, к которой всем нужно стремиться. У него были две очень серьезные травмы, но он сумел вернуться на этот высокий уровень. Для молодых Акинфееев должен быть примером того, как нужно относиться к своей профессии. После того как он завершил карьеру в сборной, мы общаемся с ним, но не так часто. Сборную и нынешних вратарей не обсуждаем. Спрашиваю, как у него дела, что происходит в команде, как здоровье, что нового в семье. Почти со всеми своими подопечными поддерживаю отношения.

— Кого вы вратарям ставите в пример?
— Я бы ставил им в пример Акинфеева. Они сами должны идти к поставленной цели. Кто хочет 15 лет играть в сборной, должны смотреть на Игоря, но кто для них самих пример, они должны решать сами. 

— А кого считаете сильнейшим на этой позиции в истории и на данный момент?
— Я слежу в основном за своими воспитанниками. Мне в свое время нравились Вальтер Дзенга, Мишель Прюдомм, Петер Шмейхель. Они были глыбами во вратарском искусстве, почти не делали ошибок.
— Сейчас ролики с эпизодами матчей появляются в соцсетях чуть ли не через минуту, они разбираются под микроскопом. Насколько тяжело современным вратарям, сравнивая с тем, что было более десяти лет назад?
— Вратари не должны на этом концентрироваться, но если у них крепкая нервная система, то пусть смотрят, ничего страшного. Самое главное — рядом должны быть профессионалы, которые могут им подсказать. Со стороны всегда такое будет: кому-то ты не нравишься как человек, кого-то ты еще в чем-то не устраиваешь. Вратарь должен обращать внимание на то, что ему говорит профессионал, с которым он работает. А болельщики болеют за один клуб, и, если ты играешь в другой команде, ты для них уже враг или соперник. Они хотят, чтобы ты был свой, — это нормальное явление.

Самое главное — не обращать на это внимания. Вратарь сам знает, хорошо он сыграл или плохо. Если неудачно, то должен спокойно это переварить. Рядом есть человек, который отвечает за тебя, помогает тебе. С ним дальше и надо работать.
— Вы сказали о руководстве обороной как о главной проблеме вратарей сборной. А в чем наши голкиперы превосходят зарубежных коллег?
— Очень трудно сравнивать. Все вратари делают одну и ту же работу — один лучше, другой хуже. Нашим вратарям, чтобы их заметили в Европе, нужно хорошо играть в сборной и в клубах на международном уровне, тогда о них заговорят. Пока этого не будет, и сравнения [с зарубежными голкиперами] не будет тоже. Российский чемпионат не слишком разрекламирован в Европе. Сборная и еврокубки — вот там вратари должны себя показывать, тогда за ними начнут следить и сравнивать. Тогда, может, и будет трансфер в какой-нибудь европейский клуб.
— Сафонов и Максименко — молодые и талантливые вратари, о которых можно говорить в контексте потенциального трансфера за рубеж. Что выделяет их на фоне других голкиперов в чемпионате России? И чем они принципиально отличаются друг от друга?
— Они оба еще в начале карьерного пути, им надо дать спокойно делать свою работу. Мы должны стараться, чтобы молодые игроки после нескольких матчей не были вознесены до небес, что в России является бедой. После этого они могут подумать, что всего достигли, и остановятся в своем развитии. 

Тренеры, журналисты, комментаторы и эксперты должны не только обдуманно хвалить, но и указывать на ошибки, которые игроки делают, а они их делают. Но только из-за того, что они молодые, их начинают расхваливать. Даже в хороших играх они ошибаются, и я как тренер вратарей вижу это. Не надо их расхваливать, дайте им спокойно развиваться! 
Надо, чтобы ребята отыграли три-четыре сезона на хорошем уровне. Они еще молодые, у них спады будут — и это нормально, просто так все не приходит.
— Вы предвосхитили вопрос о том, почему в сборную "для знакомства" по отдельности не вызывались Сафонов и Максименко.
— Я вижу их каждую игру в матчах РПЛ и еврокубков. В сборную уже вызывается вратарь, который может конкурировать и безболезненно влиться в коллектив. К тому же не было смысла выдергивать их из молодежной сборной, которая тоже решала свои задачи.
— Получается, сейчас преждевременно говорить о примерной вратарской линии на ближайшие игры отборочного турнира чемпионата мира?
— Пока ситуация в мире не уладится, мы не знаем, кто у нас будет в распоряжении, и это трудно предсказать. Мы еще не знаем, как те, кто переболел, будут себя чувствовать. Один игрок, не буду называть его фамилию, до сих пор не может показать тот футбол, который был присущ ему до коронавируса. Если медицина говорит, что это серьезно, — значит, это действительно так. Наметки [вратарской линии] определенные есть, но глобально говорить об этом не имеет смысла.

— Будете рекомендовать игрокам меньше ездить за рубеж во время зимней паузы, чтобы сохранить их здоровье?
— За это отвечают клубы, я так сказать не могу. Мы созваниваемся со всеми, поддерживаем связь, но это их личная жизнь.

— Как оцените с точки зрения игры вратарей наших соперников жеребьевку отборочного турнира?
— Всех вратарей соперников я знаю. У хорватов играет молодой [Доминик] Ливакович из загребского "Динамо", у словенцев [Ян] Облак хорошо выступает за "Атлетико", у словаков [Марек] Родак из "Фулхэма". У киприотов молодой [Деметрис] Демитриу, и у мальтийцев [Генри] Бонелло, играющий в местном чемпионате.
— Насколько команды уровня Мальты могут быть конкурентоспособны, учитывая, что мы в отборе на чемпионат Европы видели уже уровень сборной Сан-Марино.
— Эти две сборные, Мальты и Кипра, намного сильнее Сан-Марино. Каждая команда может тебе испортить жизнь, если не относиться к ней серьезно. В отборочном турнире ЧЕ с Кипром мы победили дома только 1:0, игра держала всех в напряжении до конца. Так что нам надо всем забыть, что было 20–30 лет назад. И жизнь меняется, и футбол поменялся. Особо слабых команд почти не осталось.

— К чему вы склоняетесь при оценке уровня группы в отборе?
— Группа попалась очень ровная, за выход из нее будут бороться каждая из четырех команд — Словении, Хорватии, нашей и Словакии. Кто меньше всего потеряет очков в матчах между собой, тот и добьется успеха.
— Нет опасений, что матч в ноябре против хорватов на выезде станет решающим? К тому моменту на трибуны могут вернуться зрители, скажется фактор своего поля и наша сборная может оказаться в заведомо проигрышной позиции.
— Мы пока не знаем, как все может заведомо сложиться, сложно все предугадать. Последний матч лучше всегда играть дома, но мы получили уже готовый календарь игр. Будем делать все, чтобы выйти на чемпионат мира, играя на выезде с Хорватией в последнем туре.

Источник: tass.ru
+49
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.