30 декабря 2020, 12:41 ФК Спартак grumpy 12

«Если у судей проблемы с коррупцией — надо отстранять на всю жизнь». Босс российских арбитров Кашшаи об итогах года

В уходящем году тема судейства традиционно получилась одной из самых горячих в российском футболе. Поэтому вопросов о работе наших судей накопилось немало.

Чтобы получить заветные ответы, мы обратились к главе департамента судейства РФС Виктор Кашшаи. Он подвел итоги своего первого года в России, а также рассказал:
- доволен ли уровнем судейства в России
- почему не хочет говорить о провинившихся Турбине, Матюнине и Панине
- почему тренерам РПЛ стали так часто показывать карточки
- удовлетворен ли работой VAR в России.

Уровень судейства в России и процент ошибок

— Как вы оцениваете уровень судейства в России? Вы им довольны?
— Он в целом неплохой и схож со средним европейским уровнем. Моя задача в России —повышение этого показателя. Мы хотим сделать так, чтобы уровень судейства стал выше среднеевропейского. Но я не могу сказать, что полностью доволен нынешней ситуацией, потому что чувствую больший потенциал для развития.

— В чем выражается потенциал?
— После завершения этого сезона мы увидим новые лица и немного улучшим качество судейства. Понятно, что мы не сможем сделать глобальные изменения за короткое время. Это длительный процесс. Но проблема в том, что люди слишком критически относятся к судьям. Не только в России, но и во всех странах. Я верю своим судьям. Верю, что они могут совершенствоваться. На сегодняшний день они уже сделали шаг вперед: весной мы имели 33% матчей, где были серьезные ошибки, а осенью этот показатель сократился до 17%. Сейчас мы должны поработать над тем, чтобы в следующем году уменьшить этот показатель.

— Тем не менее судейских ошибок в этом сезоне хватало.
— В 2020 году мы сыграли почти 240 матчей в РПЛ, и, конечно же, были и спорные решения, и грубые ошибки. Если обсуждать все ошибки отдельно, можно разобрать тысячу с лишним ситуаций. Но я считаю нечестным, что все фокусируются исключительно на ошибках и не говорят о правильных решениях. Судьи никому не интересны, когда они работают хорошо. У нас были игровые дни, когда из восьми матчей был только один с ошибкой, но все фокусировались на этой одной игре. Меня и остальных судей это немного расстраивает.
По нашим аналитическим данным, 83% игр заканчивались без серьезных ошибок. А топ-3 команд РПЛ набрали 60-70% очков из возможных, так почему люди не удовлетворены 83 процентами у судей? Я думаю, что судьи в РПЛ в общем хороши, но все фокусируются на 17% ошибок.

— Почему летом не сделали рокировку судей между дивизионами, как обычно?
— Из-за пандемии в первой половине года у нас практически не было матчей ни в РПЛ, ни в ФНЛ, ни в ПФЛ, ни в Суперлиге. Департамент и комитет согласились, что летом мы не будем обновлять категории. В этом не было смысла, потому что мы не могли оценить квалификацию судей. Решили отложить это обновление на зиму. Мы поменяем судей и в ФНЛ, и в ПФЛ, и в Суперлиге.

— Люди вне судейского корпуса считают систему назначения арбитров на матчи непрозрачной. По каким критериям оно происходит?
— Система назначений прозрачна для РФС: президента, председателя Судейского комитета, и для генерального секретаря. После каждого игрового дня мы анализируем работу арбитра и всегда стараемся максимально ротировать их. У нас есть много данных о судьях. Иногда бывает даже наоборот — никто не говорит о судьях, но мы удовлетворены не всеми. Большое давление со стороны медиа — это не всегда причина, чтобы дать какому-то судье отдохнуть.

— Тем не менее?
— У нас ограничено число арбитров, которые могут работать на матчах уровня РПЛ, и много ограничений при назначении. Каждый тур у одного или двух судей положительный тест на COVID-19, травма или матч в еврокубках. Порой судьи отрабатывают матч недостаточно хорошо, чтобы получить назначение на следующий. И, конечно, ключевой момент сейчас — VAR-лицензии. Без VAR-лицензии судье невозможно работать в РПЛ. Может, я хотел бы дать шанс новому судье, но я не могу, потому что для работы в РПЛ ему нужна лицензия, а ее получение — долгий процесс, который занимает минимум 6 месяцев. Мы сотрудничаем с учеными из Высшей школы экономики. Они разработали алгоритм модели назначений, сейчас идет доработка программного обеспечения. Возможно, в следующем году нам будет проще в этом отношении.

— А нет планов публиковать оценки после матчей?
— Публиковать послематчевые оценки запрещено — это четко регулируется в каждой стране, не только в России, но и в Испании, Италии, любой стране в Европе. Это невозможно из-за регламентирующих документов УЕФА. Представьте, после каждого матча мы бы публиковали отчет по нему. Начинались бы громкие споры — почему да, почему нет. Было бы еще больше давления на судей после матчей.

Турбин, Матюнин и Панин

— Почему продолжает судить Турбин, который ошибается тур за туром и очень противоречиво отработал в ФНЛ на матче «Чертаново» — «Чайка»?
— Не хочу анализировать судей поодиночке — это не в духе футбола. Даже тренеры никогда не оценивают в СМИ после матча качество игры отдельных игроков. Внутри мы очень критичны и строги. У нас есть много информации о судьях, и мы оцениваем все данные вместе с моей командой. Мы проведем ревизию, но я не хочу публично говорить о качестве работы отдельных арбитров, в частности Турбина. Думаю, нечестно говорить об этом в медиа.

— Вопросы по отдельным судьям все равно необходимы. Например, по Максиму Матюнину, которого РФС пожизненно отстранил за участие в договорном матче между «Чайкой» и «Армавиром». Правильно ли отстранять судью до официального закрытия дела?
— Если у судьи есть проблемы с коррупцией или другими преступными вещами, он должен быть отстранен от футбола на всю жизнь. Здесь у нас с Хачатурянцем единое мнение, что ряды рефери должны быть очищены и среди них должны быть только честные люди. Это мое мнение в тех случаях, когда доказано, что кто-то сделал что-то незаконное. Ошибки могут случиться на поле, но этические и моральные проступки никто не принимает. Конкретно по Максиму Матюнину — я не хочу делать никаких заявлений, потому что это не моя работа, это работа КДК. Эта ситуация не относится к ведению судейского департамента, я обладаю только информацией от КДК.

— Что можете сказать по ситуации после матча «Сочи» — «Спартак», когда главный арбитр встречи Игорь Панин выпивал с представителями хозяев?
— Сейчас прием судей — задача клубов, это закреплено регламентом соревнований. Как только я приехал в Россию, сразу предложил РФС изменить это регулирование. Мы скопируем порядок УЕФА: со следующего года РФС вместе с турагентствами будут заниматься этими вещами, чтобы избежать таких слухов. Это было мое первое предложение в РФС, и мы это организуем в скором времени.
Я воздержусь от публичной оценки ситуации с Игорем Паниным, так как еще не закончено дисциплинарное разбирательство. Решение по этому делу планируется в январе.

— Вы довольно долго не появлялись в публичном пространстве. Почему перестали выступать с комментариями?
— Я всегда доступен, если кто-то спрашивает. Мое мнение сейчас не так интересно, потому что для рассмотрения спорных ситуаций собирается Экспертно-судейская комиссия. Возможно, для медиа этого достаточно. Конечно, СМИ очень важны для современного футбола, но для меня важнее делать мою работу, а не раздавать интервью каждый день. Лучше я буду сфокусирован на анализе работы арбитров и организации семинаров для судей.

— Но глава Судейского комитета РФС Ашот Хачатурянц иногда дает комментарии по спорными моментам до официального вердикта. Как вы к этому относитесь?
— Это совершенно нормально, потому что он возглавляет Судейский комитет и ЭСК. У него есть полное право высказывать мнение. Он много делает для судей, пытается исправить судейскую сферу в России и берет на себя ответственность за проведение реформ. У него есть право делать любые заявления.

Карточки тренерам, работа VAR и итоги первого года в России

— Есть ли уже планы по зимним сборам для судей?
— Вторая половина года была для судей очень напряженной, потому что в РПЛ они провели 27 туров с июня по декабрь, в ФНЛ с августа по декабрь было 26 туров. Поэтому мы дали им время на отдых до 11 января. Подготовка начнется после Рождества. У нас с августа работают три фитнес-тренера, они подготовят тренировочные планы. В феврале мы организуем семинары, чтобы освежить знания и проверить уровень функциональной подготовки. Длительных сборов не будет, потому что у нас больше 300 судей разной квалификации в РПЛ, ФНЛ, ПФЛ и Суперлиге. Судьи готовятся индивидуально дома, а по окончании периода подготовки мы их собираем для проверки уровня физического состояния перед рестартом сезона.

— Будет ли VAR-тестирование для новых судей для получения лицензий?
— Да, в январе планируется заключительный этап подготовки для судей, которые не смогли завершить ее ранее. Нам нужны новые судьи, но им необходимо получить VAR-лицензии. Есть российский VAR-проект — очень профессиональная организация. Мы сотрудничаем с ней. Надеюсь, что очередной цикл подготовки завершится успешно и после этого начнется новый для других арбитров.

— Сколько рефери могут закончить обучение уже в январе?
— По январю все ясно, так как эта группа стартовала в прошлом году. Это три соискателя на судейскую лицензию, три на лицензию VAR и один на лицензию AVAR.

— Почему до судей ФНЛ, ПФЛ не доносятся последние рекомендации ФИФА относительно игры рукой?
— Последняя интерпретация была получена от ИФАБ летом 2020-го, после этого не было никаких обновлений по толкованию этого правила. У нас были семинары в феврале и июле с абсолютно одинаковым материалом для РПЛ, ФНЛ, ПФЛ и Суперлиги. В течение сезона мы организовали 55 семинаров: больше для РПЛ, потому что это топ-соревнование для нас, но также были семинары и для ФНЛ, ПФЛ и судей женского чемпионата. Мы стараемся обсуждать с судьями самые важные вопросы. Конечно, для кого-то какие-то нюансы могут быть непонятны. В таком случае он может о них спросить — мы объясним.
Игра рукой — очень сложное правило с очень непростыми интерпретациями, но ничего нового в течение сезона о нем не появлялось. Я могу подчеркнуть, обучение одинаковое для всех уровней. У нас есть менеджер судей для каждого уровня. У него можно спросить о правилах и их интерпретации, если у кого-то есть вопросы.

— Резко увеличилось количество желтых карточек, которые показываются главным тренерам. Особенно здесь выделяется Доменико Тедеско.
— Количество желтых и красных карточек тренерам за последние два года действительно стало выше. Это связано с новой интерпретацией футбольных правил. Два года назад появилась возможность показывать тренерам желтые и красные карточки. В правилах игры написано, что должны делать судьи, если люди на бровке ведут себя неправильно.
Я прекрасно понимаю: тренеры находятся под давлением, как и судьи с игроками. Но и сами тренеры должны понимать: они — игровые модели для других российских тренеров. Их поведение — пример для игроков. Молодые футболисты часто смотрят, как ведет себя тренер, и перенимают эти свойства. Надеюсь, в следующем году тренеры будут показывать лучший пример, потому что мы все вместе должны формировать положительный имидж РПЛ.

— Желтые карточки действительно помогают сбавить градус эмоций у тренеров?
— Эмоции — часть футбола. Если тренер просто эмоционален — это не проблема для судьи. Проблема — если он неуважительно и неправильно себя ведет. Если кто-то получает желтую карточку, в следующий раз он должен подумать дважды, перед тем как что-то сделать.

— Как строится работа с легендарным арбитром Дэвидом Эллереем, который сотрудничает с вами с этого года?
— Дэвид Эллерей — один из самых опытных экспертов по судейству в мире. Он — основоположник мирового проекта VAR. Я очень рад, что его позвали помогать. Дэвид фокусируется на VAR, а я концентрируюсь на чисто судейских вопросах. Конечно, когда нужно, мы можем проанализировать ситуацию вместе, потому что иногда задействованы и судейский аспект, и аспект VAR. Вероятно, он проведет несколько лекций и семинаров для судей.

— Обычно вы работаете отдельно?
— Да, именно так. Он анализирует работу VAR — что должно быть исправлено там, а я всегда анализирую матчи так, как будто там VAR не функционирует. Но иногда нам нужно поделиться мнениями, потому что самое важное — это финальное решение судейской команды, которая сейчас состоит из рефери, двух его ассистентов, резервного судьи, VAR и AVAR.
Я смотрю все матчи. В курсе каждой отдельной ситуации. Обычно мы связываемся через 1-2 дня после окончания тура, когда он проанализирует самые важные ситуации с VAR.

— Насколько вы удовлетворены работой VAR в России?
— Каждый может подтвердить, что VAR изменил футбол, но появилось большое преимущество — теперь мы можем исправлять критические ошибки. Система VAR существует всего 4 года, это очень короткий срок. В России около 40 матчей с этой системой было сыграно в 2019 году, но ее использование почти во всех матчах началось в РПЛ только в 2020-м.
Судьям нужно было немного времени, чтобы привыкнуть к данной системе. С каждой неделей, с каждым месяцем они работают с ней все лучше. Команда проекта VAR может гордиться улучшением качества судейства благодаря внедрению VAR, потому что эта система исправляет огромное число важных ошибок. На мой взгляд, в этом сезоне VAR работал эффективнее и немного быстрее, чем в начале года. Мы знаем, что безошибочно судить — невозможно, но наша обязанность — свести число ошибок к минимуму.

— Какой матч в этому году был самым идеальным для судейского корпуса, а какой самым спорным?
— Только в 17% матчей РПЛ у нас были ключевые ошибки, каждая из них — моя боль. Когда я смотрю игру и вижу, что итоговое решение принято неверно, я крайне расстроен. Особенно я огорчаюсь, когда происходят ошибки при просмотре повтора — судью приглашают к монитору, но он все равно ошибается. Это худшее, что может случиться: когда одна и та же ошибка случается дважды — на поле и после просмотра. Все ожидают идеальную работу от рефери, но, к сожалению, это невозможно.
Я считаю матч успешным, если судейская бригада не допускает большой ошибки, которая влияет на результат игры. Эту радость я испытываю после каждого такого матча.
С августа мы сыграли 150 встреч в РПЛ и в 125 из них арбитры уходили с поля, не допустив серьезных ошибок. Еще в качестве позитива могу упомянуть двух новых арбитров — Кукуляка и Сиденкова. Они получили возможность судить в РПЛ в этом сезоне. Нам нужны новые лица, и они оба показали хороший результат в ФНЛ и РПЛ. Кукуляк и Сиденков заслуженно дебютировали в РПЛ, подтвердив свою квалификацию, достигнутую в ФНЛ. Работа рефери в РПЛ — это привилегия, которую можно заслужить только добросовестной работой и стабильным судейством в ФНЛ. Ну и, конечно, отмечу работу судей в больших матчах. Встречи «Спартак» — «Зенит», «Зенит» — цска, «Спартак» — «Динамо» или цска — «Локомотив», насколько я помню, прошли без серьезных ошибок. Я думаю, это хороший знак, что у нас есть хорошие судьи, и есть большие матчи, в которых они работают без каких-либо вопросов.

— С какими переживаниями и чувствами вы заканчиваете свой первый год в России?
— Стать руководителем департамента судейства в России — это большой вызов для меня как менеджера. Это престижная работа. Мои первые впечатления на этом посту были положительными, потому что российские арбитры хотят учиться и совершенствоваться. Моя задача — поддерживать их и помогать повышать свой уровень. Да, не все из них будут судить матчи Лиги чемпионов УЕФА, но у каждого есть потенциал, чтобы улучшить навыки на поле, физическую форму и знание английского языка. Статистика уже показывает улучшение их показателей, но они должны становиться лучше и в следующем году. Надеюсь, судьи уже извлекли пользу от моего прихода. В следующем году я буду ожидать от каждого из них полной самоотдачи и профессионального отношения к своему делу на поле и за его приделами.

Источник: sport24.ru
–94
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.