06 января, 16:24 ФК Спартак Михей 2

"Спартак" в Марселе побаивались... Воспоминания о Кубке европейских чемпионов 1991 года

Пока «Спартак» находится в отпуске, есть, о чем вспомнить, и о чем помечтать

Причина этих заметок-личных воспоминаний лежит на поверхности: очень приятной стала недавняя новость из УЕФА о том, что в рейтинге лучших клубов за всю историю европейского футбольного союза, московский «Спартак» является сильнейшей нашей командой, игравшей в Лиге чемпионов и Кубке европейских чемпионов. То есть, в период с 1955 по 2020 год. А значит, здесь учитывались результаты как советской поры, так и современной-российской. Для УЕФА, что вполне справедливо, в отличие от теперешних российских статистиков, нет привычки делить достижения нашей страны в футболе на советскую и российскую.
Суть такого разделения мне непонятна, поскольку нельзя, да и нет смысла разрывать связь времен и забывать лучшие страницы нашей футбольной истории. Хотя, даже в сознании тех статистиков, кто родился еще в Советском Союзе, а работать в зрелом возрасте начал уже в новой России, почему-то нередко сидит этакое отрицание, граничащее с неприятием всего того, что было достигнуто прежде. В советское время. Для УЕФА, повторяю, не стесненного такими проблемами есть вполне очевидные годы турнира, его история и его герои. А потому эта история беспристрастна, правдива и, как следствие, объективна.

А теперь идем дальше. Этой весной исполнится тридцать лет самому успешному выступлению столичных спартаковцев в главном европейском кубковом турнире. Речь идет об апреле 1991-го года. Весной нынешней в разгар решающих матчей чемпионата страны об этом можно и забыть, а вот сейчас самое время спокойно вспомнить о том, что именно почти 30 лет назад красно-белые, собирая полные Лужники, дошли до полуфинала Кубка европейских чемпионов. Без единого легионера, зато с плеядой собственных прекрасных футболистов, имена которых, конечно, мы вспомним. А проиграли в полуфинале спартаковцы французскому «Марселю», владелец которого сколь известный, столь и скандальный бизнесмен, и политик Бернар Тапи не жалел ни денег, ни любых, в том числе и подковерных усилий, которые затем долго обсуждались не только во французской прессе, чтобы, наконец, выиграть этот заветный трофей.

Правда, в 1991-м «Марсель», официальное название которого «Олимпик де Марсель» (ОМ), в финале уступил «Црвене звезде», а выиграл Кубок лишь в 1993-м. Но уже осенью попал в грандиозный скандал, который был связан с подкупом матча французского чемпионата и той самой «подковерной деятельностью» уже упомянутого Тапи. Не напомнить, хотя бы коротко о Тапи и его «Марселе» той поры не мог, потому что где-то с зимы 1991 года вплоть до игры в Москве, мне так или иначе приходилось сталкиваться с ожиданием этих полуфинальных встреч. О чем я и хотел бы рассказать.

Это было время перемен. Еще в 1990-м, будучи первым советским спецкорром на знаменитой велогонке «Тур де Франс» от «Советского спорта», работая в составе бригады репортеров популярнейшей газеты «Экип», мне приходилось там фактически ежедневно рассказывать зарубежным коллегам о переменах в стране, о перестройке, президенте Горбачеве. В 1991-м, когда стало известно, что «Спартак» после сенсационной, как считали многие на Западе, победе над мадридским «Реалом» по сумме двух встреч (0:0 и 3:1) встретится весной в полуфинале Кубка чемпионов с «Марселем», к нам зачастили французские репортеры. До того, повторюсь, еще с января они изредка позванивали, интересуясь, как поживают возможные соперники «Марселя». А тут получалось, что спартаковцы уже выходили на «Олимпик» напрямую. И, поскольку многих я тогда уже знал лично, где-то еще начиная с марта 1991-го, мне пришлось сопровождать коллег в Москве, договариваться о встречах, об интервью, рассказывать какие-то новости о «Спартаке». Времена менялись…

Тот турнир получился для «Спартака» очень интересным. Поначалу красно-белые дважды победили чехословацкую «Спарту», затем разошлись вничью по нулям с итальянским «Наполи», в составе которого в Москву приезжал сам великий Марадона. Но по пенальти в ненастную осеннюю погоду спартаковцы победили в столице в ответной встрече и вышли на «Реал». Состав у спартаковцев тогда был довольно стабильным, а главным тренером работал Олег Иванович Романцев, который пришел на этот пост только в 1989 году, сменив Константина Ивановича Бескова. Что касается игроков, то напомню лишь для примера тех, кто обыграл «Реал» в Мадриде во втором матче: Черчесов, Базулев, Кульков (к), Попов, Поздняков, Карпин, Иванов, Шалимов, Шмаров, Попович (Бушманов, 88), Радченко. В резерве в тот день еще оставались Перепаденко, Хлестов, Мостовой, Стауче.

Интерес у французских коллег к «Спартаку» после успеха в Мадриде резко возрос. То, что красно-белые могли бы пройти и «Реал» за рубежом вряд ли кто верил, а уж когда спартаковцы выбили «Реал» во главе с легендарным Ди Стефано (он вскоре подал в отставку), французские журналисты зачастили в Москву. Помнится, позвонил мне коллега из «Экипа»: можно ли сделать интервью с Романцевым? Отвечаю: надеюсь, договоримся. С Олегом Ивановичем у нас были тогда хорошие рабочие отношения, он охотно давал интервью, а тут… Позвонил ему: «Олег Иванович, французский журналист приезжает, попросил с вами сделать интервью». Романцев вполне благодушно ответил: «Приедет, созвонимся, скажу ему, что он там хочет узнать. Мы сейчас в Москве работаем, выберем время…». Договорились даже встретиться в манеже Дворца спорта цска, назначили дату.

Коллега из «Экипа», узнав, что предварительно договоренность была достигнута примчался в Москву. И еще до встречи с Романцевым сказал мне, что затем собирается отправиться в Японию, куда поедет и «Спартак». Зачем спартаковцам это нужно было делать, не понимал ни он, ни его коллеги-журналисты, но на всякий случай многочисленный десант в Японию они все-таки высадили. И старались ходить за спартаковцами по пятам. Во многом это были парижские журналисты, которые явно недолюбливали Тапи за его неприязненный тон в общении с ними, а кто-то в кулуарах и вовсе называл хозяина «Марселя» «мафиози». Тапи, конечно же, отвечал «взаимностью». И эта «война» между Тапи и парижской прессой то разгоралась, то затихала на страницах прессы, накладываясь к тому же, на прежнюю «грызню» столичного ПСЖ с «Марселем». Так что порой складывалось ощущение, что «Спартаку» многие желали победы куда больше, нежели своему, вроде бы, «Марселю».

Ну, а по приезде моего коллеги Жоэля в Москву, мы отправились во Дворец цска, где спартаковцы проводили, помнится, какой-то тренировочный матч. Как и договаривались с Романцевым. Перед играми с «Марселем» спартаковцы попросили перенести ряд встреч чемпионата страны, это было сделано, но со скандалом. А тот какой-то незначащий совсем матч спартаковцы выиграли легко – 1:0. Настроение у всех вполне нормальное. Ловим Романцева на выходе. Жоэль, приготовился к беседе и, увидев Романцева, направлявшегося к выходу из Дворца спорта, направился прямо к нему, зная о предварительной договоренности. Я только в последний момент остановил своего грузного, со взглядом охотника, увидевшего наконец долгожданную добычу коллегу, который едва не перегородил Романцеву дорогу на выход. Олег Иванович, окруженный какими-то людьми, видимо его личными почитателями, недобро посмотрел на него, потом увидел меня и начал нервно доставать сигареты. Я понял, что Романцев сегодня почему-то был не в настроении:

«Олег Иванович, это тот самый француз. Можем поговорить?». «Что, какой француз?». Романцев смял сигарету и стал нервно кричать о том, что ни с кем не договаривался и говорить сегодня не будет. Француз удивленно и как-то растерянно смотрел на него и на меня, ничего не понимая. «Олег Иванович, я буду переводчиком. Ничего лишнего он не напишет. Хочет спросить про подготовку к матчу с «Марселем», про предстоящую поездку в Японию. Сам туда поедет через пару дней. Будет ваши матчи смотреть…». Романцева это насторожило еще больше, но понемногу он все же стал успокаиваться. «Хорошо, пусть спрашивает. А про Японию мне сейчас нечего сказать». В итоге все прошло мирно, а в конце оба чуть ли не выкурили «трубку мира». Расставаясь, Романцев сказал мне: «вы там посмотрите, чтобы он от себя ничего лишнего не добавил. А, если я погорячился, то пусть поймет правильно. И, что им эта Япония далась?..».

Французы действительно потом высадили десант в Японии и ходили за «Спартаком», стараясь не просто узнать ход подготовки команды, но и понять: зачем, ломая его красно-белые отправились в это утомительное турне. Но все это и так знали: турне было коммерческим, а затем стали говорить и о политической подоплеке: в Японию ожидался визит Горбачева. Так что, для налаживания связей вполне пригодились и футбольные поединки, в том числе и с какими-то никому неизвестными соперниками. Впрочем, попутно французские журналисты «копали» понемногу и другую тему. Зная, что Тапи, мягко выражаясь, «нечист на руку», они пытались найти факты того, что «Марсель» ищет возможность подкупить ряд игроков «Спартака», дабы пройти в финал без особых усилий. Спартаковцев в Марселе явно побаивались, а Тапи этот титул был нужен как воздух. В том числе, чтобы «утереть нос» Парижу… Тогда на французской стороне и стали слышны разговоры о том, что Тапи, возможно, уже обо всем договорился со «Спартаком». Почему, мол, тот и поехал в Японию, жертвуя целенаправленной подготовкой к полуфинальным матчам. Лучшей "информационной бомбы", направленной в сторону Тапи, и придумать было бы трудно.

Продолжение следует

Источник: bobsoccer.ru
+50
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.