12 января, 11:44 ФК Спартак Михей 3

"Писали, что я предатель". Как Никифоров сыграл за четыре разные сборные/Да, „Динамо“ тоже хороший клуб, но „Спартак“ есть „Спартак“, особо сомнений не было. Долго не думали

Welcome2020.ru рассказывает историю уникального защитника: он играл за национальные команды СССР, СНГ, Украины и России и до сих пор считает себя советским человеком.

Юрий Никифоров родился в сентябре 1970 года в Одессе. Его отец Валерий несколько сезонов играл за местный «Черноморец», а дядя (Юрий Заболотный) не только выступал за клуб, но и тренировал его. В футболке «Черноморца» появлялся и родной брат Юрия Александр. Именно его будущий игрок четырех сборных заменил в день своего дебюта во взрослом футболе 30 июня 1988-го в матче против «Локомотива».
Александр бегал за Одессу до 1990 года, пока не уехал в Венгрию. Юрий — всего до 18-летния: с братом их разлучила армия. Талантливых игроков призывного возраста во всех видах спорта в РСФСР сгоняли в цска. В Украинской ССР была другая сила — киевское «Динамо». «Бело-голубые» забрали футболиста как только он стал совершеннолетним, но так и не поняли, что с ним делать.

За два года как бы службы он провел за «Динамо» ноль матчей в чемпионате Союза и всего на несколько минут засветился в еврокубках. Хотя в тот момент уже считался невероятно перспективным. Юниорская сборная Союза с Никифоровым в составе крушила почти всех: стала второй на ЕВРО-1987 (проиграла в финале Италии, но тех дисквалифицировали; в итоге золото не получил никто), выиграла ЧМ-1988 и ЕВРО-1989. В Киеве почему-то не стали развивать одаренного игрока и отправили обратно в Одессу.

Именно из черноморского города Никифоров попал во вторую в жизни сборную — СНГ. Советский Союз на тот момент прекратил существование, но в последние недели жизни умудрился выбить путевку на взрослый ЕВРО-1992. Пускать на турнир только игроков из страны-правопреемницы — России — было бы странно: путевку добывали все вместе, да и когда в составе не только русские, команда становилась сильнее. Правда, так в УЕФА думали не сразу — сначала вообще хотели дисквалифицировать сборную и позвать на турнир кого-то другого. Чиновников переубедил глава РФС Вячеслав Колосков — его можно считать крестным команды СНГ, в которую вошли русские, украинцы, грузины и белорус.

Из десяти матчей в истории сборная СНГ только один провела дома — в апреле 1992-го против Англии. К чемпионату Европы она готовилась по всему миру: в Испании, Дании, Израиле и даже Америке с Сальвадором. Четырежды в ее составе выходил Никифоров — в Майами, Сальвадоре, Детройте и Иерусалиме.

«Помню, как играли в Сальвадоре, — рассказывает Никифоров Welcome2020.ru. — Перед матчем наш тренер Анатолий Бышовец индивидуально общался с каждым игроком и рассказывал, что он хочет видеть на поле. Получилось, что сначала он вызвал Игоря Ледяхова — а мы жили в одном номере — и сказал, что тот выйдет в роли заднего центрального защитника. После него к Бышовцу пошел я. И получил точно такую же информацию: выйду задним центральным защитником. Когда вернулся в номер, Игорь спросил: „Как это задним центральным? Он мне то же самое сказал“. В итоге я вышел во втором тайме вместо Чернышова, но центральным нападающим. То есть Бышовец выпустил вперед!»

Вероятно, сказалось прошлое Никифорова — до 19 лет он всегда выходил в атаке. В победном юниорском ЧМ, играя впереди, даже заслужил аплодисменты от Пеле. Бразильца позвали на турнир в Канаду как приглашенную звезду, а Никифоров стал там не только чемпионом, но и лучшим бомбардиром: 5 голов в 6 играх, в том числе единственный гол в финале против Нигерии (соперник потом сравнял, но СССР выиграл по пенальти).

«Я слышал про аплодисменты от Пеле, но лично не видел. А вот медали на том турнире он вручал. Но ничего особенного не сказал. Если бы и сказал, я бы не понял, потому что не говорил на других языках», — вспоминает Никифоров, который, однако, не получил «Золотую бутсу»: ивуариец Мусса Траоре тоже забил 5, но за меньшее время на поле, поэтому главную награду отдали ему.

По словам Никифорова, на следующем турнире (ЕВРО) за советскую молодежку он снова вышел в атаке — и забил победный мяч в финале против португальцев. На 102-й минуте! Дальше был переход в олимпийскую команду: «Ее тренировал Владимир Сальков, который первым поставил меня в защиту. История такая: перед контрольной игрой в Симферополе наш центральный защитник Сергей Заец получил травму. Замены ему нет. Тогда тренер вызвал к себе и предложил сыграть в защите. Я не ожидал, но он объяснил, как это видит, что мне делать, в чем сомневается. Я дал добро. Мы выиграли. После этого за сборную я стал играть защитника. А в дубле „Динамо“ Киев — нападающего».

Когда служба закончилась и Юрий вернулся в Одессу, в «Черноморце» он продолжил выступать в нападении. «А потом случилась идентичная со сборной история, — продолжает он. — В Одессе травму получил защитник Сергей Кузнецов. На носу — игра дома со „Спартаком“. Виктор Евгеньевич Прокопенко вызвал к себе и предложил сыграть центрального защитника. Я снова был в шоке, но согласился. Если хочешь играть в основе против „Спартака“, то как иначе? Мы выиграли тот матч — Илюшка Цымбаларь забил. После этого я стал играть в защите везде — и в сборной, и в клубе. В атаку больше не просился».

У своих ворот Никифоров отрабатывал так же яростно, как до этого у чужих: в 1991-м стал вторым защитником чемпионата Украины, в 1992-м — лучшим. Правда, попасть на ЕВРО-1992 в составе СНГ это не помогло. Спустя 28 лет Юрий объясняет, что Бышовец просто не вызвал его на турнир: «На тот момент в команде были игроки сильнее меня. Тот же Витя Онопко поехал в Шотландию и очень хорошо отыграл».

То, что Никифоров не сыграет на европейском первенстве, стало понятно еще весной 1992-го. 29 апреля того года СНГ проводила единственный домашний матч, а Украина — первый в истории. Защитник, который еще в феврале защищал цвета объединенной команды, теперь надел желто-синюю форму: вышел в Ужгороде на товарищеский матч против Венгрии.

«Так получилось, что первый сезон после развала Советского Союза я провел на Украине. Выиграл с „Черноморцем“ первый в истории кубок. В этот момент образовалась сборная Украины. Ее главным тренером назначили Виктора Прокопенко, который одновременно тренировал меня в Одессе. Он сразу вызвал в национальную команду. Мы провели три контрольных игры», — объясняет причины выбора Украины Никифоров. В первом матче Прокопенко даже доверил Юрию капитанскую повязку, ведь тот носил ее и в «Черноморце». Защитник отказался, заявив, что клуб — одно, а сборная — совсем другое.

Второй матч Украина провела на выезде против США, третий — в гостях снова против Венгрии. Каждый раз Никифоров был в составе. На четвертый матч в 1992-м защитника не вызвали: сказалось, что из-за результатов (два поражения и ничья) Прокопенко сменил дуэт Николая Павлова и Леонида Ткаченко. Зимой на их место пришел Олег Базилевич — он не вызывал Никифорова уже совсем не по личным, а по национальным причинам.

Дело в том, что в межсезонье-1993/94 Никифоров перешел из «Черноморца» в московский «Спартак». «Я считал, что чемпионат России намного сильнее украинского. Да, на Украине оставались «Динамо» Киев, Харьков и Одесса, но остальные команды пришли из Первой лиги. Это уже не то. Поэтому, когда поступило предложение из «Спартака», я даже не сомневался. Хотя сначала меня приглашали в московское «Динамо», — рассказывает футболист.

Он говорит, что как только сезон-1992 закончился, в Одессу приехали представители из Москвы и позвали его и еще одного игрока Одессы Илью Цымбаларя в «Динамо»: «Мы с Илюшкой поговорили с ними и дали согласие. Но буквально через сутки нам позвонили люди из „Спартака“. Тоже приехали к нам и уговорили поменять решение. На тот момент „Спартак“ — это большое имя. Да, „Динамо“ тоже хороший клуб, но „Спартак“ есть „Спартак“, особо сомнений не было. Долго не думали».

По словам Никифорова, после трансфера путь в желто-синюю сборную закрылся: «После того, как мы переехали в Россию, нас перестали вызывать в сборную Украины, хотя у них проходили контрольные игры. Не знаю, по каким причинам. Знаю только, что в одной газете о нас не очень хорошо высказались — написали, что мы предали Украину. Но в то время много футболистов из Украины переезжали в Россию по одной причине: чемпионат был сильнее».

Чтобы оценить силу тех украинских клубов, достаточно взглянуть на результаты еврокубков сразу после объявления независимости: в Лиге чемпионов «Таврия» влетела «Сьону» 2:7 по сумме двух матчей, в Кубке кубков «Черноморец» — «Олимпиакосу» — 1:3, «Динамо» Киев — «Андерлехту» — 2:7.

Для сравнения результаты российских команд: в Лиге чемпионов цска обыграл «Барселону» Кройфа в плей-офф и вошел в топ-8 лучших команд Европы, «Спартак» вышел в полуфинал Кубка кубков, «Динамо» уступило «Бенфике» в 1/8 Кубка УЕФА, но в достойной борьбе.

Еще одна причина массового переезда — сборная. Первые годы Украина была на полулегальном положении. Вроде бы существовала официально (и входила в ФИФА и УЕФА), но проводила только товарищеские матчи из-за бюрократии ФИФА. Организация признала правопреемницей СССР только Россию, которую единственной из 15 союзных республик допустила до отбора к ЧМ-1994. Украине и всем остальным пришлось ждать два года — осенью 1994-го стартовал отбор на ЕВРО-1996. Виктор Онопко, Илья Цымбаларь, Олег Саленко, Сергей Юран, Андрей Канчельскис и еще несколько этнических украинцев не стали терпеть и присоединились к сборной России. Все они, кроме Канчельскиса, сыграли на ЧМ-1994.


«Когда поступило предложение из сборной России, я даже не думал, — признается Никифоров. — Пропускать чемпионат мира для футболиста неправильно. Ну и повторюсь: меня перестали вызывать в сборную Украину. В газете писали, что я предал родину, но это бред. Это писали недалекие люди, непонимающие. У меня не было предложений. Может, если бы продолжали вызывать на контрольные игры, я бы так и играл за сборную Украины. Кто знает, сейчас об этом тяжело говорить».

Один из тех, кто считает, что Никифоров предал страну, — бывший защитник киевского «Динамо», а сейчас тренер Олег Лужный: «В первом матче Украины участвовали Никифоров, Цымбаларь и Саленко, позже игравшие за сборную России. Стоит ли считать их предателями? Да, это и есть чистое предательство! Они должны были играть за свою сборную. Понятно, что им в России предложили лучшие условия. И все же, несмотря на то, что они играли в чемпионате России, они не должны были соглашаться выступать за сборную России. Никакие деньги не могут сравниться с патриотизмом. Даже соблазн выступления на ЧМ-1994 не должен был повлиять на решение сменить гражданство. Я бы точно никогда не променял Родину».

Никифоров, когда цитируешь ему Лужного, реагирует спокойно: «Ничего плохого не могу про него сказать. У каждого человека свое мнение. Если он считает, что это так, пускай считает. Я никогда никого не предавал. Что значит — предал?»

— А сами кем себя считаете — украинцем или россиянином?

— Человеком Советского Союза. Я родился в СССР. Да, сейчас Одесса — это Украина, но тогда был Советский Союз. Я и сейчас не считаю себя кем-то одним. Я родился в Одессе супруга — из Одессы, дочка родилась в Одессе, вторая — в Москве, вся семья сейчас в Одессе. Кем я должен себя считать? Украинцем? Я считаю себя и русским, и украинцем. Если хотите, человек мира. Одна моя половина там, вторая — здесь. И вот как это поделить?

Плюс я спортсмен, я выбираю спорт. На тот момент я смотрел только вперед. Хотел играть в Европе, в сильнейшем клубе. Если кто-то критикует, пусть, их право. Я не собираюсь отвечать.

Никифоров признается, что не знает других игроков, которые сыграли бы за четыре разные сборные. Правда, сразу оговаривается, что не следит за рекордами: «Я даже забыл, что играл за СНГ. А сборная СССР — это все-таки молодежный футбол. Он немного отличается от взрослого. Да и СНГ и Украина — неофициальные игры. Если бы я сыграл официально, я бы уже не мог играть за Россию».

Прямо сейчас Никифоров живет в Испании — в хихонский «Спортинг» он перешел из «Спартака» в 1996-м. В Испанию, но уже безработным, он вернулся после увольнения из «Динамо» в 2019-м. Писали, что у Никифорова есть еще и гражданство Нидерландов — защитник пять лет выступал за ПСВ и «Валвейк», — но Юрий все отрицает.

И ставит точку в вопросе паспортов: «Голландского гражданства нет, как и испанского. В Испании только вид на жительство. Когда играл в Голландии, мог взять местное гражданство — это возможно после пяти лет жизни в стране. Мои дети взяли: у них украинское и голландское. Я тоже хотел, но мне сказали, тогда нужно отказаться от российского. На это я не пошел. Когда закончил карьеру, вернулся в Испанию и взял там вид на жительство. Сейчас у меня только он и российский паспорт».

Источник: welcome2020.ru
+92
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.