12 января, 14:49 Экс-игроки Михей 20

«Сидеть на лавочке, просто получая зарплату, — не для меня». Олег Иванов — об уходе из «Ахмата»/Иванов о Мелкадзе: Подбадривали: «Ничего, Жора, рано или поздно прорвет»

Экс-полузащитник сборной России, последние девять сезонов выступавший за «Ахмат», — о работе с Андреем Талалаевым, премиальных и ретроавтомобиле.
Уход
— В воскресенье президент «Ахмата» Магомед Даудов сообщил, что клуб решил расторгнуть с вами контракт. Как это было?
— Да как обычно. Зашел в московский офис «Ахмата», подписал документы, забрал трудовую. Потом с Ахмедом Айдамировым, генеральным директором, выпили по чашке кофе, пожали друг другу руки, и я поехал домой.
— С Даудовым поговорили?
— Да, по телефону. Очень теплый получился разговор. Я провел в клубе девять лет, нам есть что вспомнить. На прощание Даудов пожелал мне удачи.
— В какой момент поняли, что из «Ахмата» придется уйти?
— Еще в декабре накануне последнего матча с «Рубином» пообщался с Андреем Талалаевым, главным тренером. Он честно дал понять, что игрового времени во второй половине чемпионата у меня не будет. И добавил: «Если хочешь, можем подыскать какой-нибудь вариант».

— Могли вас в аренду отдать?
— А смысл? Контракт-то в мае заканчивается. При таком раскладе о продаже речь тоже не шла. Спасибо Даудову, что не создавал препятствий и спокойно отпустил. Это оптимальное решение — и для клуба, и для меня. Сидеть на лавочке, просто получая зарплату, — не моя история.
— Талалаев объяснил, почему на вас не рассчитывает?
— Сформулировал так: «К тебе никаких претензий. Ни в профессиональном плане, ни в человеческом. Вижу, что еще два-три года можешь поиграть на высоком уровне. Но я делаю ставку на других ребят». Андрею Викторовичу я тоже благодарен.

— За что?
— За прямоту и откровенность. Сказал как есть, не юлил. Но если бы на пару месяцев раньше обрисовал мою роль в команде, было бы еще лучше.
— Инициатором разговора стали вы?
— Нет, тренер. Обсудить с ним дальнейшие перспективы собирался после матча с «Рубином». До игры дергать Андрея Викторовича не хотел.
— Как отреагировали, когда в какой-то момент плотно присели на лавку?
— Я не из тех, кто, не играя, выплескивает негатив на команду, в том числе тренерский штаб, устраивает какие-то подлянки. Или ищет отмазки, чтобы дать себе слабину. Наоборот, продолжал пахать наравне со всеми, надеялся через работу ситуацию переломить. С тем же Талалаевым в дискуссии не вступал, разговоры о собственном будущем осознанно отложил на конец года. В первой половине сезона календарь был настолько плотный, что распыляться вообще не хотелось. Рассуждал так: самое главное — держать себя в форме, чтобы в любую минуту выйти на поле и помочь «Ахмату». Ну а потом будет видно.

Схема
— Вы понимаете, почему ближе к осени потеряли место в составе?
— На эту тему с Андреем Викторовичем не разговаривал. В любом случае тренер — не враг себе. Раз предпочитает других игроков, значит, они по каким-то причинам его больше устраивают. В футболе такое сплошь и рядом.
— Кто выходил на вашей позиции?
— Начнем с того, что действовали мы по схеме, при которой моя позиция в принципе оказалась невостребованной.

— Это что же за схема?
— 4-4-2. В нападении выпускали Мелкадзе и Ильина, а за центр поля отвечали Тимофеев и Исмаэл. Я же привык играть на позиции атакующего полузащитника. Или оттянутого форварда. Да, иногда сдвигали в опорную зону, но это была вынужденная мера — если кто-то из центральных хавбеков пропускал матч из-за травмы или дисквалификации.
— В 34 года трудно вписаться в быстрый и агрессивный футбол, который прививает «Ахмату» Талалаев?
— Дело не в возрасте, а в функциональной готовности. С этим у меня проблем нет. Кстати, как и со скоростью. Еще Яковенко, с которым работал в «Химках» и «Кубани», говорил: «Те, кто считает Иванова медленным футболистом, пусть посмотрят, как он тесты бежит». Понятно, есть шустрые ребята вроде Данишевского или Бериши, за которыми очень сложно угнаться. Тут разница между нами как у «Жигулей» и «Мерседеса». Но из центральных полузащитников РПЛ я вряд ли кому-то в скорости уступлю.

— Талалаев похвалил вас после победного матча с «Ротором» и привел любопытные цифры: «В прошлом сезоне рекорд Иванова — 670 метров скоростной работы за 90 минут. А здесь, отыграв тайм, пробежал 550!»
— Я на статистических выкладках не зацикливаюсь. Все ведь зависит от тактики и тренерской установки. Допустим, при Шалимове мы больше контролировали мяч, игра шла через короткий и средний пас. Лишь в матчах с топ-клубами приходилось садиться за линию мяча и обороняться, рассчитывая на контратаки. У Талалаева футбол другой, он обожает высокий прессинг, требует сразу вступать в отбор, накрывая соперника на чужой половине поля. Поэтому количество спринтов и скоростно-силовой работы у всей команды резко возросло.
— В основе последний раз вы появились в октябрьском матче с «Ростовом». Провели на поле 53 минуты, а «Ахмат» сгорел 0:3. Нет ощущения, что именно тогда и решилась ваша судьба?
— На этот вопрос может ответить только Талалаев. Мне кажется, ни я, ни мои партнеры матч не провалили. Более того, качество игры «Ахмата» счету совершенно не соответствует. Мы кучу моментов загубили, еще и пенальти Мелкадзе не забил. В конце второго тайма после удаления Швеца остались в меньшинстве, побежали отыгрываться и уже в добавленное время нарвались на две контратаки. Обиднейшее поражение!

— Слабое место Мелкадзе — реализация. Как в команде реагировали на его бесконечные промахи?
— Подбадривали: «Ничего, Жора, рано или поздно прорвет». Ну а что тут еще скажешь? Если после неудачного матча тебя со всех сторон начнут клевать, это точно ни к чему хорошему не приведет.
— В Ростове Мелкадзе и Бериша едва не подрались из-за того, кто из них отправится к «точке».
— И такое бывает. В «Ахмате» три пенальтиста — Бериша, Мелкадзе и Полярус. Здесь под первым номером был записан Жора, потому что в предыдущем туре он как раз с пенальти сравнял счет, а Бернард тогда не играл из-за перебора желтых карточек. К сожалению, в Ростове случилась осечка. С того дня 11-метровые исполнял Бериша.

— Вы-то с ними почему завязали?
— Как-то с тем же «Ростовом» в четвертьфинале Кубка 120 минут отбегали, дошло до серии пенальти. Я был уже жутко уставший, пробил безобразно — Плетикоса легко потащил мяч, и мы проиграли. Потом еще на сборах два раза подряд 11-метровые смазал. Ну и охладел.
— Понимаю вас.
— Впрочем, я и раньше в пенальтисты не рвался. Например, в «Химках» и «Крыльях» за это дело отвечали опытные футболисты во главе с Андреем Тихоновым. Некоторые из них за пенальти вообще могли ухо отгрызть.
— Вы не настолько кровожадны?
— Абсолютно. Всегда придерживался принципа: если человек уверен в собственных силах и готов пробить пенальти — ради бога, уступлю. Командный результат для меня важнее личной статистики.

Раритет
— Талалаев обмолвился в интервью, что сразу предложил руководству «Ахмата» пересмотреть систему премиальных. Увеличить сумму за победы, а за ничьи платить по минимуму. Как вам идея?
— Не знаю, что он предлагал, но пока в этом смысле ничего не изменилось. Получаем так же, как в прошлые годы.
— Кстати, правда, что в «Ахмате» самые скромные премии в РПЛ?
— С чего вы взяли?

— В СМИ мелькали цифры. Победа на своем поле оценивается в 150 тысяч рублей, на выезде — в 250.
— Нет, платят больше. Вот за домашние ничьи — на усмотрение руководства. В зависимости от соперника, от того, как складывался матч. Но от конкретных цифр воздержусь.
— Вещи из Грозного уже забрали?
— Да у меня их и было-то немного — я же в гостинице жил. Все, что надо, увез еще в декабре. Оставался разве что телевизор. Его в Москву добрые люди переправили.
— А ваша «Нива»?
— Ее тоже давно перегнал. Сейчас на этой машине отец гоняет. Для поездок на рыбалку или за грибами — то, что надо.

— Дороги в Грозном плохие?
— Ну что вы! Отличные!
— Тогда зачем вам «Нива» понадобилась?
— А я всегда хотел иметь «уазик» или «Ниву». Когда в «Крыльях» играл, там выдавали служебные «Шевроле-Нивы». Ну а в Грозном купил «Ниву Урбан». Прекрасный автомобиль.
— Рекомендуете?
— Для ухабов и бездорожья лучше машины не найти. Просто бомба! Никакой европейский или американский джип с нашей «Нивой» не сравнится. Главное — сразу усилить подвеску и поперечные тяги. Вот и все вложения. Не считая расходников.
— По Москве, надо думать, не на "уазике" передвигаетесь?
— В последнее время на экзотику потянуло. Захотелось что-то раритетного. Сейчас у меня «Мерседес"-купе, 140-й. Жена на день рождения подарила. Знала, что именно эта модель — моя давняя мечта. Еще 21-я «Волга» есть. С оленем! На черных номерах!

— С ума сойти.
— 1962 года. Когда покупал, конечно, была уже не на ходу, абсолютно убитая. Знакомые умельцы помогли, отреставрировали.
— Дорогое удовольствие?
— Весьма. Один бампер 80 тысяч рублей стоит! Зато все детали, включая движок, — родные, специально заказываю на Горьковском автозаводе. Либо в Казани.
— После «Мерседеса» удобно за рулем древней «Волги»?
— А я еще ни разу на ней не ездил.
— Почему?
— Для особого случая берегу. Была мысль 9 Мая по Москве прокатиться, но в прошлом году вмешался карантин. Надеюсь, в этом получится. Надену старенький пиджачок, посажу жену, детей — и вперед.

Хоккей
— Вы уже определились, где продолжите карьеру? Слухи отправляют вас то в «Химки», то в «Урал», то в «Арсенал», то в «Уфу»...
— Как на духу — пока ни с кем переговоры не веду. Еще не все клубы из отпуска вышли. Думаю, ясность наступит через неделю-другую.
— Кажется, в сентябре вы были в шаге от перехода в «Урал».
— Не совсем так. Предложение из Екатеринбурга действительно поступило, но я узнал о нем уже после закрытия трансферного окна. В тот момент «Ахмат» не хотел меня отпускать. Да и я не горел желанием менять команду. Думал, все наладится. К тому же была цель обогнать Уциева и стать рекордсменом «Ахмата» по количество матчей в РПЛ. Чтобы потом над Резваном подшучивать. Не судьба...
— Как сейчас поддерживаете форму?
— Регулярно играю в хоккей.
— Где?
— В армейском дворце на Ленинградском проспекте. По вечерам с друзьями арендуем лед. Есть в нашей компании и футбольные люди — Сычев, Широков, Петя Быстров... Даже Жирков подъезжает, когда время есть.

— Любите хоккей?
— Очень. Играем двумя пятерками по полтора часа. Нагрузка приличная! Помню, еще при Рахимове перед отпуском всем футболистам выдали «полары». Я предупредил: «Бегать не буду, лучше в хоккей поиграю». Рашид Маматкулович усмехнулся: «Да знаю я ваш хоккей. Постоишь у борта, в носу поковыряешься...»
— И?
— Когда через месяц вручил «полар» тренеру по физподготовке, тот был в шоке: «Ты обалдел?! Мы же дали восстановительную программу. А у тебя пульс такой, словно каждый раз полтора тайма в максимальном темпе бежал!»
— Зато лишний вес не грозит.
— Это точно. Уже давно такой проблемы нет. Даже в отпуске игровой вес не меняется — ровно 85 килограммов.
— О чем мечтает футболист в 34 года?
— Знаете, когда молодой был, думал: «Лет до 32-х побегаю и закончу». А сейчас, наоборот, хочется играть как можно дольше. Сил и здоровья вагон, амбиций тоже хватает. Если не будет травм, еще минимум два сезона спокойно проведу в РПЛ.

Источник: www.sport-express.ru
+86
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.