16 мая 2021, 14:00 (МСК), Чемпионат России 2020/2021, 30-й тур
г. Грозный. Стадион: "Ахмат Арена". Судья: Павел Кукуян (Сочи)
Ахмат
2 : 2
18 мая, 22:00 ФК Спартак Михей 74

«Тедеско в перерыве с «Ахматом» всех посадил в угол: «Кто не верит, что отыграемся, уходите с поля». Ребров – о Доменико в «Спартаке»

Друзья, привет!

Поздравляю всех болельщиков «Спартака» со 2-м местом и выходом в квалификацию Лиги чемпионов. И грущу, что Доменико Тедеско нас покидает. Впрочем, будем искать плюсы. Например, теперь можно сделать подробный пост про Доменико и осмыслить его работу в «Спартаке»! Поехали.
  


* * *

Тедеско приехал в «Спартак» очень скромно. Это же обычно целое событие: большой зал, приезжает президент, приезжают все директора.

Здесь ничего подобного – сидим в раздевалке, тренировка через полчаса, а тренера нет. Вдруг зашел Доменико вместе со своим штабом, с каждым за руку поздоровались, сказали всем nice to meet you, ну и пошли тренироваться. Все – никаких речей, собраний, торжеств.

Это было в октябре 2019-го. Тедеско сказал, что резко ничего менять не будет, а до зимы понаблюдает за нами, поймет возможности каждого. Только сообщил, что перейдем на схему с тремя центральными, но и ее вводил постепенно.

Что касается питания и других подобных вещей, то новый штаб вообще ничего не трогал. Например, тренер вратарей Макс Урванчки в самом начале говорил про сырники. Было что-то в духе: «Для нас это незнакомая еда, к тому же она совсем не спортивная, но мы понимаем, что вы с детства их ели. Не можем же мы просто так взять и отобрать у вас сырники со сметаной, вам их будет не хватать, это психологически отрицательно повлияет».

Очень правильный подход. Потому что в моей карьере были тренеры, которые приходили и все запрещали, а один из них за обедом прямо отнимал тарелки с «неправильной» едой.

Еще из стартовых воспоминаний: про перенос базы в Тушино вы знаете, а был и другой штрих – они попросили сделать офис на стадионе с видом на поле и трибуны, чтобы постоянно видеть этот антураж и понимать, ради чего они работают.

Когда закончилась первая часть сезона, было собрание, потом обед. Я выхожу из раздевалки стадиона, а вдоль коридора стоят подарки. Оказалось, это Тедеско, Хинкель и Урванчки каждому сотруднику клуба (и руководителям, и стаффу стадиона, и уборщицам, и всем-всем-всем) подарили по бутылке вина и шоколадке, а еще всем лично подписали открытки.

Это тоже важно, потому что в «Спартаке» были тренеры, которые вообще не знали стафф и ни с кем не здоровались. Один подходил к нашему фотографу Александру Ступникову, который работает тысячу лет, и говорил: «Алеш, сфоткай меня, пожалуйста». Имен даже не запоминали. А Тедеско почти всех знал по именам, здоровался на русском, общался, желал хорошего дня. Еще они втроем очень Москву полюбили – хотят даже просто так потом приехать.

Конечно, Тедеско запомнится эмоциями. Как-то перед игрой Доменико давал установку, стоя на столе – можно сказать, плясал и чуть не свалился. Было классно, эмоционально, он зарядил нас.

Или последний матч с «Локомотивом». Тедеско эмоционировал в перерыве – чайник разбил, пирожные и печенья летали по раздевалке.

А дальше – просто невероятно. Доменико хватается мусорный бак, который почти с него ростом, и пытается его поднять. Все в #### [шоке], а я думаю: «Что он с этим баком будет делать?» Короче, Тедеско бак поднимает и со всей силы бьет его о пол. Видно, что пульс бешеный, что эмоций просто через край. У Карреры были эмоциональные установки, когда он планшеты и часы разбивал, но тут вообще что-то запредельное.

К сожалению, «Локомотиву» мы проиграли тогда, но второй тайм провели намного лучше – потому что после этого перфоманса вышли заведенные.

Наверное, это самый дружный, самый сплоченный тренерский штаб, который я когда-либо видел. Хотя их было всего три человека – плюс остались тренеры по физподготовке во главе с Чепзановичем. В его дела они вообще не лезли и полностью доверяли.
Загрузка...

Тедеско ни в коем случае нельзя отделять от его штаба. Они всегда были втроем. Просто всегда. Ездили на одной машине с водителем, а на стадион приезжали уже в 7 утра. Я Тедеско даже спрашивал: «Вы друг другу не надоедаете?» Он отвечал так: «Ну, подбешиваем друг друга иногда, но не показываем этого». И засмеялся.

Я действительно ни разу не видел, чтобы у них были хотя бы малейшие терки. Возможно, где-то между собой они спорили, но публично – никогда! Иногда бывает, один тренер к тебе подходит пообщаться, а ты чувствуешь, что он другого мнения, не согласен с главным. Здесь же такое было невозможно – все трое и публично, и в общении с игроками всегда придерживались одной общей позиции.

Я не помню подробностей, как переходили и тренировали схему в три центральных, но отложилась одна игровая деталь. Тедеско объяснил, что почти все команды играют против «Спартака» глубоко, поэтому задача выманить их на свою половину. Для этого нужно разыгрывать мяч и выходить из обороны через короткий пас через центр. Так продолжалось до зимы.

Потом собрались на сборах, они говорят: «Мы провели достаточный отрезок, чтобы сделать выводы. Наша идея не очень работает, поэтому будем пробовать другое». Так же разыгрываем через короткий пас, но делаем это больше через фланг».

Не было шараханий, как бывает у многих тренеров. Когда проиграли один матч – все пропало, все меняем. Или выиграли – ну все, теперь так играем вечно. Нет, они задавали курс, закладывали дистанцию на его реализацию и спокойно шли по выбранному пути.

Каждый день работы с Тедеско мы были уверены: он знает, что делает. Когда выигрывали, мог критиковать. Когда проигрывали, мог успокаивать и говорить, что все правильно, что все будет. Да, с результатами сначала не складывалось, но по игре мы точно прибавляли. Лучше двигались, создавали моменты, а во втором сезоне усвоили его требования и стали, например, намного лучше держать мяч. Думаю, Тедеско четко шел к тому, что есть сейчас.

Еще он никогда не говорил о результате – его волновало только то, как команда исполняет его задание на поле и получает ли она удовольствие от футбола. По-моему, только в этом сезоне, туров за десять до конца они впервые собрали нас и обозначили задачи.

Доменико, конечно, помешан на тактике. Я ей вообще не очень интересуюсь, но вот выход из обороны через фланг мне запомнился. Как нас учили в детстве? Если мяч на одном фланге, то надо переводить на другой. И соперник этого ждет. А Тедеско говорил: «Окей, Максименко отдал Маслову на фланг первый пас, а вы не торопитесь делать пас в центр или диагональ на другой фланг. Соперник только этого и ждет, нападающие заранее поворачиваются в ту сторону. Оставайтесь на том же фланге, двигайте атаку через тот же фланг».

Я потом смотрел как-то Лигу чемпионов и сразу обратил внимание, что многие топовые команды так и играют. Или бывает, когда опорник приходит в зону правого защитника. Тедеско такой ход называл Швайни – потому что Швайнштайгер так делал. Во время игры Доменико говорил: «Делаем Швайни». И опорник сразу перемещался.

Если честно, я до Тедеско обо всех этих вещах не знал и даже не задумывался.

Что касается теории вратарей, то Урванчки не держал нас долго, а часто просто присылал нарезку нужных моментов. Мы в удобное время смотрели с телефона и изучали – очень комфортно. Вообще тренировки Урванчки мне напомнили советскую школу вратарей, но только доработанную, доведенную до ума. Когда тебя не просто убивают дикими упражнениями, которые я недавно испытывал на ваших вратарях из Sports.ru, а подходят грамотно. Потому что советская школа – классная, ее только надо причесать.

Еще Тедеско и его помощники не надоедали собой. Тренировки, разговоры, объяснения – все очень быстро, компактно, лаконично. После тренировок они втроем просто испарялись и оставляли команду жить своей жизнью. Тедеско вообще в команду особенно не лез – есть Джикия, есть старики – видимо, для этого он нас и оставил – чаще он доносил пожелания через Джику и нас.

Помню, как-то разговорились с Тедеско. Он спросил: «У тебя есть семья, дети?» Я ответил, что да, двое сыновей, жена работает. Доменико ответил: «У меня тоже жена работает, на музыкальном инструменте играет, и это большая проблема – не могу ее привезти сюда. Представляешь, дочку уже четыре месяца не видел».

Так что про семью у него часто проскакивало.



Тедеско и его помощники вдохновили меня активнее и плотнее учить английский. Хотелось Макса лучше понимать, чтобы на будущее все от него зафиксировать. И до сих пор в голове разговор на 9 мая с Хинкелем.

Я у него спросил: «Андреас, а как вам в школе на уроках истории рассказывали про Вторую мировую?» Он ответил, что, конечно, объясняли, что фашизм – это ужасно, что это было страшное время. И рассказал историю, от которой у меня прямо мурашки побежали.

Когда Хинкель был в «Севилье», они приехали в Польшу играть. И у него сразу мысли – здесь Освенцим, все эти концлагеря, весь этот ужас, которые творили фашисты. Говорит: «Представь, у меня ни отец, ни дед не воевали, но когда приезжаю в такие места, чувствую стыд. Каждый раз, когда дело касается той войны, мне ужасно и стыдно».

Но вернемся к Тедеско. Хочу рассказать об одной штуке, на которую многие не обращают внимания. Он сразу сказал: «Я хочу, чтобы на скамейке запасных была жизнь. Чтобы вы кричали, болели, прыгали, жили игрой вместе с теми, кто на поле». Мне и Ещу он вообще сказал, что мы можем чувствовать себя тренерами. Помню, как-то выбежал вперед, что-то кричу, прыгаю, а потом думаю: «Что вообще происходит, куда я побежал?». Как-то неосознанно получалось.

Так, кстати, было и во времена Карреры. Команда забивает, а вся скамейка ликует. Это мотивирует всех на поле, придает сил. А когда всем безразлично, когда сидят и ждут, чтобы поскорее все это закончилось, тогда, конечно, ничего хорошего не будет. Думаю, из-за этого Тедеско включал в заявку много молодых – им за счастье выйти хоть на сколько, да и просто на банке побывать.

Но отчасти поэтому с Гулиевым у Доменико не сложилось еще до той ситуации – Аяз очень переживал, что не играет, болезненно относился к тому, что получает мало времени.

Заявление об уходе после «Зенита» – полнейший шок. Тедеско заходит в раздевалку, что-то говорит про локдаун, туда-сюда. И вдруг: «Я принял решение, что в конце сезона ухожу». Мы послушали его, послушали перевод, переглянулись.

Смотрим на переводчика: «Ты точно все правильно перевел? Ничего не перепутал? Уверен? Он реально собрался уходить?»

На следующий день чуть ли не депрессия накатила. Думал: ну как так, ты все построил, все создал и вдруг уходишь. Семьи не было дома, я сидел и в телик тупил до ночи. Уверен, кстати, что даже если бы «Спартак» стал чемпионом, Тедеско бы не остался. Он не меняет решений – такой вот человек.

Тедеско мне многое дал. Показал, что если веришь в людей, с которыми работаешь, если веришь в ту стратегию, которой следуешь, если честно пашешь так, как надо, то все получится. Главное, не шарахаться, а думать и анализировать. И не ждать, что будет все и сразу.

И я никогда не забуду перерыв с «Ахматом». Как Тедеско сначала успокоил, а потом настроил команду на второй тайм.

Мы зашли в раздевалку, все начали друг другу пихать. Тедеско сказал: «Так, все замолчали. Я буду говорить».

Посадил всех плотно в углу раздевалки – прямо друг к другу.

Сам тоже сел на пол. 

И сказал: «Парни, кто не верит, что мы сейчас выйдем и отыграемся, просите замену и уходите с поля. Я не обижусь. Мне сейчас нужно только те, кто будет верить. Я уверен, все получится».

Источник: www.sports.ru
+932
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.