16 июня, 12:49 ХК Спартак grumpy 4

Между ска и «Витязем» опять сомнительная сделка — КХЛ должна вмешаться. Но кроме запрета общих спонсоров выхода нет / «Спартак» живёт на деньги Eriell, половина акций которого принадлежит «Газпромбанку», а куратором клуба является президент ска Геннадий Тимченко

СКА забрал из «Витязя» четырех игроков. Никогда такого не было, и вот опять. Два года назад петербуржцы выдернули из Подольска основного вратаря Александра Самонова и ведущего центра Артема Швеца-Рогового. Да, в обратном направлении отправились Петр Кочетков и Алексей Бывальцев, но ни у кого не возникало сомнений в том, что был инициатором и выгодаполучителем этой сделки. Теперь все выглядит еще менее приглядно. За четырех игроков «Витязю» достались всего двое. Причем Миро Аалтонена СКА отдал по гарантии, вернув после того, как в разгар позапрошлого сезона выменял финна за бесценок. Виктора Антипина, который просил обмена из Питера, «армейцы» тоже слили за ненадобностью.

Какие потери «Витязь» понес на этот раз? Данила Моисеев — лучший бомбардир команды среди россиян. Даниил Пыленков — самый результативный российский защитник. Захар Бардаков — номинант на приз лучшему новичку сезона в КХЛ. В комплекте с ними шел Юрий Паутов, который в минувшем сезоне совершил настоящий прорыв. Примечательно, что вся эта четверка готовилась в составе сборной России к чемпионату мира, поочередно покидая национальную команду с приближением турнира. Вот только о чем это говорит? Об уровне новичков СКА и, соответственно, масштабах бедствия в «Витязе»? Или о том, что сборная России давно стала полигоном для просмотра игроков в питерский клуб?

Предсказать, какие перспективы ждут этот квартет в Санкт-Петербурге, не представляется возможным. Легко рисуется сценарий, по которому вместо повышения, которым на бумаге выглядит переход СКА, последует ссылка в ВХЛ. От этого не застрахован никто. Разумеется, кроме обладателей односторонних контрактов. Но мы же с вами помним, как на двусторонние контракты в Питере переводили даже легионеров вроде Давида Рундбланда или прежних лидеров команды, как однажды случилось с Антоном Беловым. И даже если кто-то из этих ребят застолбит за собой место в основе СКА, тем самым закроется дорога в КХЛ для других игроков, которых «армейцы» безудержно набирали последние годы. Кстати, вы еще помните, что был такой хоккеист как Максим Грошев?

Для всех, кто более-менее понимает в устройстве российского хоккея, очевидно: такие сделки как между СКА и «Витязем» не имеют ничего общего со свободным рынком и здоровой конкуренцией. Не секрет, что президент подмосковной команды Михаил Головков женат на сестре Александра Медведева — ныне гендиректора «Зенита», а в прошлом президента СКА и КХЛ, а главное — главы «Газпромэкспорта». Эта компания по счастливому совпадению является спонсором как СКА, так и «Витязя». То, что буквально накануне в обновленный совет директоров «Газпромэкспорта» Медведев не вошел, должно насторожить поклонников «Витязя». Но дружественным отношениям между клубами это вряд ли помешает.

В руководстве «Витязя», понятное дело, все всё понимают. Для них потеря основного вратаря или целого звена в пользу СКА — неприятность, но неприятность вполне запрограммированная. Не нужно делать из подольского клуба жертву. Получая деньги из Питера, они расписываются в том, что при необходимости пойдут партнерам на встречу. Но для лиги, которая пытается выровнять уровень команд, это ненормально. Когда два года назад «Витязь» покорно отдавал Самонова со Швецом-Роговым, команда Михаила Кравеца шла на первом месте. Казалось бы, вот он — сюжет! Но после злосчастного обмена подольская вспышка довольно быстро потухла. КХЛ лишилась команды-сенсации.

Можно ли как-то регулировать подобные сделки, которые бьют по имиджу лиги? КХЛ в новой версии регламента озаботилась тем, чтобы игрок, меняющий команду, не мог вернуться в прежний клуб раньше, чем через полтора сезона. Таким образом в нашем чемпионате пытаются бороться со скрытой арендой. В теории, если не найдутся новые лазейки, все тому же СКА будет сложнее отдавать игроков на обкатку в «Сочи» и забирать их при первой необходимости, как было последние годы. Но от таких манипуляций как с «Витязем» здесь и сейчас нет никакого противоядия. СКА просто-напросто не намерен отдавать кого-то обратно. А если вдруг рассмотреть возвращение Аалтонена как скрытую аренду, то и она подходит под все правила: срок в полтора сезона уже истек.

Выход один — запретить одним и тем же компаниям финансировать разные клубы. «Газпромэкспорт», спонсирующий СКА и «Витязь», это только самый явный пример. Есть и менее очевидные. Например, «Спартак» после возрождения живет на деньги Eriell. Казалось бы, какие связи с другими клубами КХЛ может иметь буровая компания из Узбекистана? Два года назад она возрождала «Хумо», но ограничилась одним сезоном в Вышке. При этом без малого половина акций Eriell принадлежит «Газпромбанку», а куратором московского клуба является президент СКА Геннадий Тимченко. Между Москвой и Питером нет такого броуновского движения хоккеистов, как между Подольском и северной столицей, но подозрительные сделки то и дело проскакивают.

Еще одно завуалированное партнерство установилось между цска и «Салаватом Юлаевым». Впрочем, как и в предыдущих случаях, впору заменить слово «партнерство» на «зависимость». В 2016 году генеральный спонсор «армейцев» — «Роснефть» — приобрела контрольный пакет акций «Башнефти» — генерального спонсора уфимцев. Первая «кража» игрока по спонсорской линии состоялась менее, чем через год. Кирилл Капризов переехал в столицу, а «Салават Юлаев» за лучшего молодого игрока страны получил ту же сумму, которую ранее заплатил «Кузне». С тех пор клубы то и дело проворачивают сделки, которые впору признать невыгодными для главной команды Башкирии: в Москву переезжали Артем Сергеев, Никита Сошников и Антон Слепышев.

Проблема для любого регулятора, а в данном случае КХЛ, в том, что и в случае со «Спартаком» и СКА, и в истории с цска и «Салаватом Юлаевым» между клубами нет прямой связи. Например, уфимцы получают деньги не напрямую из «Роснефти», и даже не из «Башнефти», а через специальный фонд. Вроде бы все шито-крыто. Есть и обратные примеры. «Локомотив» и «Сочи» поддерживает одна и та же компания — РЖД, но клубы между собой не имеют практически никаких трансферных отношений. Но самое комичное, конечно, это родственные связи СКА и «Авангарда» — конкурентов в борьбе за Кубок Гагарина и принципиальных соперников. Несмотря на то, что одни формально живут на деньги «Газпромэкспорта», а у других спонсором числится «Газпромнефть», все понимают, что кормятся они из одной миски. Чего только стоит появление фамилии главы большого «Газпрома» Алексея Миллера на Кубке Гагарина, завоеванного омской командой.

Вот и получается, что простых и понятных методов, как можно прикрыть эту лавочку, у КХЛ попросту нет. Распутать клубок из посредников, дочек и завуалированных кураторов — задачка куда более сложная, чем контролировать соблюдение потолка зарплат или бороться со скрытой арендой. Да какие последствия это за собой повлечет? Запретив РЖД спонсировать «Сочи», можно потерять клуб из олимпийской столицы. Оборвав связи между Медведевым и Головковым, крутая школа «Витязя» останется без команды КХЛ. А что будет со спортом в Башкирии? В конце концов, омские болельщики не виноваты в том, что в 2006 году местный нефтезавод перерегистрировали в Санкт-Петербург, насильно сделав «Авангард» родственником СКА. Это реалии даже не российского спорта, а нашей страны. С ними можно бороться, но пока все мы: от болельщиков «Спартака» до Захара Бардакова остаемся их заложниками.

Дмитрий Ерыкалов

Источник: sport24.ru
–60
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.