17 июня, 12:28 ФК Спартак Михей 12

Защитник «Спартака» Руслан Литвинов: в академию попал с пятого просмотра

Воронежский футболист недавно подписал с самым популярным клубом страны новый контракт. Воронежец Руслан Литвинов в подростковом возрасте уехал в академию «Спартака», уже там закончил школу с золотой медалью и, пройдя через молодёжку и вторую команду, попал в обойму основного состава. Кроме того, Руслан был капитаном юношеской сборной России и уже попал в молодёжную.

Мы задумали интервью с Литвиновым несколько месяцев назад, но папа футболиста попросил дождаться окончания сезона, чтобы не отвлекать Руслана от игрового и тренировочного процесса. 19-летнему парню лишнее внимание может навредить. Когда воронежец приехал в родной город в отпуск, нам удалось поговорить с ним в течение часа, во время которого выяснилось, что не все начинающие спортсмены после первых успехов ходят с короной на голове и думают только о деньгах и тачках…




Расскажи с самого начала, в какой школе ты учился, как попал в футбол…

— Учился я в 73 школе, на улице Маршака. Жил недалеко, поэтому и учился там, и в футбол пошёл в секцию, которая базировалась в этом учебном заведении. Футбол даже раньше начался, в четыре года папа отвёл меня в команду ФЦШ 73, где тренировал его приятель Андрей Юрьевич Черноусов.

Там сначала занимался со своим 2001 годом, а когда стал выделяться, начал играть с ребятами на год-два старше. Это было уже в 5-6 лет. Тренеры заметили, что я многих превзошёл по уровню, а иногда даже мог просто ударом мяча сделать ровесникам слишком больно. Перешёл к более взрослым партнёрам, и мне стало интереснее – сложнее и в игровом плане, и с нагрузками.



То есть, ты сразу определился с видом спорта, а не как это часто бывает у пацанов, походил в разные секции и выбрал, что по душе?

— В совсем раннем возрасте родители пробовали отдать меня в танцы, но я там маялся. Если с футбольных тренировок не хотелось уходить, то с хореографии убегал чуть ли не со слезами на глазах! Было ещё полгода занятий дзюдо, но этот вид спорта давался тяжеловато. Лет в 10, когда понял, что нужно подтянуть физику, занялся параллельно с футболом лёгкой атлетикой, 3-4 раза в неделю работал очень серьёзно.



Твой отец тоже играл в футбол на высоком уровне (Роман Литвинов был запасным вратарём в «Факеле» в Высшей лиге в 1997 году. Хотя на поле выйти не удалось, этого места нужно было ещё добиться; прим. редактора), насколько вовлечённо он сопровождал твоё становление в футболе?

— Максимально. Папа контролировал моё становление, как футболиста, вникая в каждую мелочь. Большинство тренировок, все игры – папа на бровке даёт подсказ. После матчей – разбор с советами, объяснением ошибок, иногда пихачем, без чего, считаю, тоже не обойтись. Я прислушивался, понимал, что он имеет огромный опыт, поиграл с большими футболистами и хочет мне помочь. Хотя, порой мог и завестись, ответить что-нибудь прямо в ходе игры… Мама, кстати, теперь тоже очень хорошо разбирается в футболе, даст фору многим болельщикам.

Стоп, как это «завестись», по твоим играм за «Спартак» я сделал вывод, что у тебя стальные нервы?

— А в детстве было совершенно иначе. Мог сорваться на кого угодно, особенно во время поражений. Не умел нормально их переносить. Доставалось всем – и своим, и чужим. Это изменилось только после того, как переехал в спартаковскую академию, где эмоциональному состоянию во время игры уделяют большое внимание.

Часто бывает, что спортсмены меньше других уделяют внимание учёбе из-за загруженности на тренировках, ты же закончил школу с золотой медалью, это большая редкость…

— Я с рождения являюсь максималистом, не люблю делать что-то не на 100%. Не мог терпеть, если получал четвёрку, а кто-то пятёрку, понимал, что где-то не доработал. Но и мама помогала, следила за процессом. Когда в 14 лет переехал в академию, родители сразу сказали, что при плохой учёбе в школе сразу вернут меня домой. Приходилось после тренировок сидеть за учебниками, и это дало результат.



Приглашение в академию «Спартака» свалилось как снег на голову, или к этому уже были предпосылки?

— Мы часто ездили по городам, регионам за что я очень благодарен тренерам и директору школы, проверяли себя с разными соперниками. Однажды после того, как мы неплохо выступили на всероссийском турнире «Мини-футбол – в школы», скауты московского «Динамо» предлагали приехать на просмотр. Но мне было 11-12 лет, и родители понимали, что уезжать из дома ещё рановато.

А для себя я этот момент отметил тем, что, казалось бы, почти на всех турнирах получал тогда статуэтки лучшего нападающего, или лучшего игрока всего турнира, и был уверен, что когда-то я всё равно поеду пробовать себя в большой клуб, но, оказывается, в Москву зовут всего лишь на просмотр. Значит, там таких, как я, завались, и нужно ещё сильнее работать, чтобы не затеряться.

В смысле – «лучшего нападающего», ты ведь защитник, иногда опорник?

— До академии был нападающим, штамповал голы, а в Москве стали наигрывать сначала левым полузащитником, потом центральным… Сначала я вообще очень мало играл, так как и физически уступал партнёрам, и в общем, по уровню игры.

Каково это 14-летнему пацану, который считал себя монстрилой русского футбола, был незаменимым лидером в своей команде, а тут присаживается всерьёз и на долго на скамейку запасных?

— Сначала я попадал в состав, а на одном из турниров, помню, с «Локомотивом», не вышел на поле. Ладно, думаю, ротация. А оказалось, застрял в запасе прочно. Самый первый месяц это давалось очень тяжело, особенно в отрыве от родителей. 



Сложно было уезжать из родного дома, надолго расставаться с папой, мамой, друзьями? Долго ли ты и твоя семья раздумывали над решением уехать в столицу?

— Дело в том, что папа, что называется, «с детства за «Спартак», он болел за этот клуб и сам мечтал в нём поиграть. Поэтому после предложения от красно-белых, мы сразу поехали в Москву. Отец жил неделю сборов в гостинице неподалёку, ходил на тренировки. И тогда, это мне было 13 лет, я понял, что нужно ещё работать, чтобы остаться в академии.

Вернувшись в Воронеж, стал тренироваться с ребятами, которые на 3 года старше, ходить с отцом на стадион «Факел» и отрабатывать удары после тренировок, ещё серьёзнее занялся лёгкой атлетикой. В итоге попал в академию «Спартака» только после пятого просмотра! И к этому времени уже все мы решили, что пора.



Немного странный, но интересный вопрос: были ли в академии воспитанники, которые болели не за «Спартак», а за другие клубы?

— Конечно, такое случалось, болели и за цска, и за «Зенит». Некоторые ребята попадали в академию «Спартака», используя свой шанс, хотя до этого симпатизировали другим клубам. Что делать, если они не зовут? Кто-то проникался красно-белой историей, кто-то оставался при своих взглядах. Но последние свои пристрастия особо не афишировали. А вот во время «Эль классико» коллектив делился на болельщиков «Реала» и «Барсы», и страсти кипели не шуточные. При этом, несмотря на то, что я с детства фанател за Криштиану и из-за этого болею за «Манчестер Юнайтед», в вопросе, кто круче Месси или КриРо теперь пришёл к выводу, что сравнивать этих гениев нельзя. Они абсолютно разные мастера, но оба великие.

Сколько человек из академии прошли вместе с тобой через молодёжку в «Спартак 2»?

— Из нашего набора 2001 года рождения, это около 22 человек, контракты с молодёжной командой подписало 10 игроков, и почти все они позже попали в «Спартак 2».

Многие говорят о том, что во всех командах клубной системы результат не должен играть вообще никакой роли, важнее то, сколько игроков доходит до основы. Расскажи, как об этом говорили ваши наставники…

— Конечно, нам говорят, что стиль, навыки, понимание игры – важнее результата. Но и о философии победителя, желании выигрывать никто не забывает. Когда шли со «Спартаком 2» в конце турнирной таблицы, никто не накачивал, спокойно готовились к играм.



 

В современной спартаковской истории было очень много ярких молодых футболистов, которые не стали игроками топ-класса: Каюмов, Прудников, Давыдов, Пашка Яковлев, наш земляк Влад Рыжков, как думаешь, если бы они совершали свои первые успехи не в таком великом клубе, как «Спартак», может, им было бы проще вырваться в элиту отечественного футбола, может их не сожрала бы ответственность и, в отдельных случаях, звездная болезнь?

— В других клубах они могли и до этого уровня не дорасти, а то, что эти ребята играли за основу «Спартака», уже круто. Другое дело, что они могли тоже так подумать и остановиться на этом. Почему мы так любим Роналду – он сделал себя сам адским трудом. А кто-то имел больший талант, но не смог его развить, отвлекаясь на ерунду. Наверное, в этом ответ во многих случаях. Но истории в каждом случае разные.

Первый выход на замену за основную команду в кубковом матче – расскажи, как это было, какие эмоции испытывал после игры…

— До этого меня ни разу не привлекали к основе. После звонка в академию провёл с главной командой недельный цикл, и мне объявили, что лечу на кубковый матч. Я понимал, что много игроков из основного состава по разным причинам игру пропустят, и шанс выйти на поле есть. Перед игрой Доменико сказал, что во втором тайме выйду в защиту. И я сидел и гонял в голове мысли: первая игра, нужно не упустить шанс, нужно отыграть на уровне…


Первое появление Руслана Литвинова за главную команду


А потом понял, что лучше всё это отпустить, ведь только хуже становится. Что я и сделал. В итоге всё немного изменилось, вышел в середину поля опорником и, кажется, неплохо отыграл. Пару раз ошибся, но для дебюта нормально. После игры было очень обидно, ведь мы проиграли, но понимал, что сделал большой шаг, после которого нужно работать ещё усерднее, чтобы таких шагов было больше. Ночь, конечно, не спал.

Многие игроки по-разному настраиваются на игры, справляются с предматчевым волнением, как потенциальный выход за основу переживаешь ты? Хорошо ли спишь, чем себя успокаиваешь, если волнуешься?

— Перед матчем на таком уровне мелочей нет. Стараюсь уделить внимание питанию, сну, правильному настрою. Прорабатываю в голове, чем могу помочь команде. А когда выхожу на поле, первые действия должны быть простыми и эффективными, чтобы почувствовать игру: отдать пас ближнему, выиграть единоборство. Потом всё идёт по накатанной.

А если есть вероятность вступить в игру в дерби, это что-то меняет?

— В тот единственный раз я не предполагал выйти на поле, думал, матч важнейший, Доменико вряд ли доверит. Но понимал, что каждую секунду нужно быть готовым, нельзя сидеть и расслабленно смотреть игру. Когда на 60-й минуте мне сказали разминаться, я понял, как могут трястись ножки. Отдавал себе отчёт, что миллионы спартаковцев сейчас невероятно переживают за результат, а я могу выйти и всё испортить.


Фото — пресс-служба «Спартак» Москва


Потом сам себе сказал: а почему испортить-то, если я долго упорно тренировался, я не хуже тех, кто на поле, и могу принести пользу своей команде?! Мои ровесники играют уже на самом высоком уровне. Так успокоился. В итоге вышел на поле на 88-й минуте, когда в матче был максимальный накал. Первое же единоборство выиграл, успокоился, и всё пошло так, как нужно – выиграли.

Что из поддержки болельщиков ты слышишь, что на тебя влияет?

— Отдельных криков и зарядов, честно говоря, не разбираю, но когда, к примеру, в Туле почти весь стадион поддерживает, когда после твоего удачного действия следует взрыв эмоций с трибун, тебя ноги сами несут, ты наполняешься новой энергией. Понятное дело, концентрация не позволяет уделять внимания тому, что происходит за пределами поля, но мозг в любом случае получает эту информацию. Очень важно то, что, если после пропущенных мячей болельщики поддерживают, хочется идти вперёд и исправиться.



Концовку сезона тебе однозначно можно занести в актив, выглядел в важных матчах очень уверенно, есть ли опасение, что придёт новый тренер и отправит в «Спартак 2»? Будет ли для тебя это разочарованием? И что будешь делать, если отлучение от основы затянется: пробовать вернуться в основу или искать вариант, где в тебя поверят здесь и сейчас?

— Разочарованием это не будет, это будет сигналом к тому, что нужно работать. Любой спортсмен может после какого-то успеха оказаться внизу, в этот момент нельзя опускать руки. А по второй части вопроса – всё будет зависеть от многих нюансов, спрогнозировать поведение сложно. В любом случае, буду советоваться с родителями и агентом.

Буквально за 2 дня до нашего интервью ты переподписал со «Спартаком» контракт на два года, это было сложно?

— Нет, вообще легко. Почти всё делал агент, по некоторым нюансам участвовали в обсуждении родители. Зарплату особо не обсуждал, так как сейчас для меня важнее иметь возможность заниматься любимым делом и прогрессировать.

Интернет захватил всех, какие твои любимые ресурсы в Ютубе?

— В одной тематике пусть будут «2Drots» и «Амкал», «Живой футбол» и другие челленджи, обзоры игр топовых чемпионатов. А так же смотрю видео про Counter-Strike. Ну, и об окружающем мире какие-то познавательные передачи.



У некоторых футболистов, говорят, есть зависимость от «Контры», у тебя нет проблем с этим? Кстати, кто лучший по этой игрушке в «Спартаке»?

— Абсолютно нет, играю только тогда, когда есть свободное время и это не вредит режиму. В команде играют многие, но лидеров, мне кажется, нет.

Какой футбольный чемпионат смотришь с особым удовольствием?

— Однозначно, самый зрелищный – в Англии. Силовой, скоростной футбол, игроки функционально показывают что-то запредельное.

Можно ли этот ответ расценить так, что ты хотел бы в этой стране поиграть и сам?

— Мечта поиграть в Европе есть, и это, скорее, Испания, где футбол техничный, умный с красивыми комбинациями. Хотя и в Англии попробовать себя тоже не прочь.

Есть какой-то матч «Спартака» из прошлого, который ты ценишь особенно?

— Конечно, это матч против «Динамо» Киев и гол Валерия Шмарова. Я и с сыном его занимался, и отец мой с ним знаком, очень приятно, что воронежец так отличился. Когда случайно в Ютубе попадётся, обязательно пересматриваю.



А какой отметишь матч из увиденных с трибун вживую?

— Это победа над «Севильей» – всей академией очень сильно болели и радовались, орали как сумасшедшие. Такая гордость была за клуб, ромбик которого у тебя тоже на груди.

Сейчас ты подписал новый контракт со «Спартаком», являешься твёрдым игроком основы молодёжной сборной, чего бы ты себе пожелал в новом сезоне, помимо того, чтобы всё обошлось без травм?

— Прогрессировать физически, понравиться новому тренеру и быть в обойме основы.

Как думаешь, выйдешь в этом году в старте?

— Думаю, да.

Блиц о Воронеже и отдыхе:

Какую часть отпуска ты провел в Воронеже?

— 10 дней, потом уезжал в сборную, и назад.

А как же курорты России и мира?

— Для меня лучший курорт – деревня. Часть времени провёл в Тамбовской области. Наше Шапкино лучше всяких Мальдив. Умиротворение, никакой суеты. Со своей крёстной всю траву в округе скосили. Выходишь с утра, птички поют, работаешь спокойно – красота!



Прикасался ли в отпуске к мячу?

— Понимая, что на отпуск выпадут игры в сборной, заложил пять дней на полную разгрузку – и физическую, и психологическую, а потом начал заниматься. Ходил на стадион с ребятами, с которыми тренируюсь с детства.

Самое частое место, помимо дома, где ты побывал за время отпуска в Воронеже?

— Когда тепло люблю прогуляться по набережной, вечером катался по городу на самокате.

Что привезёшь в Москву с собой из дома?

— Может, что-то вкусное, что мама приготовит…

Знаешь ли, на каком месте закончил сезон «Факел»?

— Да, слежу за игрой воронежцев, ведь это команда моего родного города. «Факел» закончил чемпионат на 9 месте.

На этом наше общение под диктофон завершилось, и автор этого материала хотел было спросить, можно ли после одного из матчей «Спартака» заполучить футболку Руслана, на память об этом интервью. Хотел, но не решился. Но собеседник сыграл на опережение – со словами «а у меня для вас подарочек» (на интервью присутствовал ещё и юный корреспондент) достал из рюкзака то, о чём мы постеснялись спросить…



Побольше бы нам в стране таких спортсменов. Да и просто профессионалов. Да и просто людей.

Текст — Олег Воротынцев, фото с интервью — Егор Воротынцев.

Источник: iglaza.com
+148
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.