24 июля 2021, 20:00 (МСК), Чемпионат России 2021/2022, 1-й тур
г. Казань. Стадион: "Ак Барс Арена"
Рубин
1 : 0
20 июля, 10:02 Футбол Михей 15

Пиво на стадионах России: когда снова будут продавать, реальные причины запрета, сколько получат клубы/«По рюмке треснули, дипломат закрыли и все». Делегат — о матчах чемпионата России в девяностые

Последние недели на волне обсуждений, как реформировать российский футбол после провала сборной на Евро-2020, вновь стала мелькать тема, напрямую с футболом не связанная, но более чем важная для экономики клубов. Возвращение на стадионы продажи и рекламы пива.

Сначала владелец «Спартака» Леонид Федун в очередной раз выступил в поддержку этой инициативы, заявив, что клуб теряет на этом по миллиарду рублей в год. За неделю до этого появилась новость, что пивоваренная компания Heineken готова стать спонсором РПЛ в случае принятие закона о возврате алкогольного напитка на трибуны. Пиво на стадионы пытаются вернуть уже давно. Пока безрезультатно: только соответствующий законопроект завис в Госдуме между успешным первым и вторым чтениями почти на два года.
Спецкор Sport24 Александр Петров разобрался, кто или что мешает возврату пива на футбол, какой эффект принесет это клубам, и ждать ли долгожданного реюниона фанатов и пенного напитка на российских аренах в ближайшее время.

Продажа и реклама пива на российских стадионах запрещена уже полтора десятилетия. Почему?
Если быть точнее, то уже 16 лет — соответствующий закон «Об ограничениях розничной продажи и потребления пива…» приняли в 2005 году. Тем не менее, общим местом стало то, что корни этого запрета уходят в 2002 год. Тогда показ матча чемпионата мира между Россией и Японией (0:1) на большом экране в центре Москвы привел к массовым погромам на Тверской. С криками «узкоглазые ублюдки» разгоряченная толпа громила витрины и все, что стояло на ее пути.

«Там все больше собиралось молодежи. Они напивались. В одной руке бутылка с пивом, а в другой — с водкой. И без закуски! Подростки брали пиво, расходились по Александровскому саду, Красной площади. А потом уже накачанные возвращались к монитору», — жаловался тогдашний начальник ГУВД Владимир Пронин.

Алкоголя на Манежную площадь действительно можно было пронести хоть ящик. Очевидцы рассказывали, что, если в первом тайме фанаты только начинали выпивать, то к началу второго набрались уже прилично. Допив бутылку, некоторые бросали ее за спину — она падала, разбивала кому-то голову, Люди шли разбираться, начались локальные драки. Ну а когда Бесчастных промазал из выгоднейшей позиции, лишив сборную возможной ничьей, в экран полетели первые предвестники погромов — стеклянные бутылки.

Итогом же беспорядков стали двое погибших, более ста задержанных и более 200 разбитых витрин.

События спровоцировали масштабную антиалкогольную кампанию: в 2004-м ограничили рекламу пива на ТВ, а через год оно оказалось под полным запретом на стадионе. Правда, Алексей Голиков, который в начале нулевых занимался рекламными контрактами сборной России, считает события на Манежке исключительно удобным поводом для ограничительных мер: «Скорее, кого-то наверху раздражали рекламы, которые становились мемами: типа пива «Толстяк» или «Кто бежит за «Клинским». Потому и приняли закон, по которому в пивной рекламе запретили показывать людей.

Ударило уже тогда сильно — пивные бренды подготовил ролики для матчей сборной, и одним днем все деньги за их производство и размещение на каналах улетели в трубу. Ну, а запрет продажи пива и рекламы на стадионах просто стал логичным продолжением этого курса».

Запрет пива на стадионе никак не решил проблемы, из-за которых ограничение ввели, считает Голиков: «Он был бесполезен, хотя по факту касался не только территории стадиона, но и прилегающих районов. Например, спартаковские болельщики, когда клуб играл в «Лужниках», просто заправлялись пивом или чем покрепче в центре на «Тургеневской», садились в метро и уже через 10-15 минут были на «Спортивной».

При этом агрессии на стадионах тогда действительно было прилично. На иные матчи свозили по несколько тысяч милиционеров — настолько массовыми были драки. Но к пиву это не имеет никакого отношения. Просто сформировалась прослойка футбольных экстремистов — вот с ними и надо было бороться.

Я был делегатом матча в 99-м году в Самаре. На игре было 40 тысяч человек — из них 85% — обычные взрослые мужики. Все они приходили на стадион с портфельчиками, садились по 3-4 человека и доставали содержимое: бутылочка, бутерброды. По рюмке треснули, дипломат закрыли и все. Милиция к ним даже не подходила, потому что они не дрались, не хулиганили. Зато сектор ультрас абсолютно бесполезно проверять — они всегда неадекватны».

С Голиковым согласен и журналист Сергей Микулик: «Запрет пива из-за погромов в 2002-м — это подгон задачи под ответ. На Тверской явно пили не только пиво, и главное — фанатов просто взбесил сам результат. В то время я был в Японии на ЧМ, после игры с Бельгией возвращался в отель на автобусе с нашими болельщиками. Видел, как у них прямо на глазах росло озлобление — их можно было понять, они заплатили огромные деньги, у многих были билеты на матч плей-офф. И вот начнись за окном какая-нибудь драка — думаю, половина автобуса вписалась вы в нее. Неважно за кого — просто выпустить пар. Эта ненависть прямо чувствовалась в машине.

То, что произошло на Тверской — я не оправдываю это, но тот погром стал естественным развитием событий. И пиво тут точно не при чем».

Правда, противников запрета на тот момент практически не было слышно.

— Оппозиции у этого запрета я не помню, — вспоминает Голиков. — Тогда уже все решения принимались быстро и однозначно. Ну, вот скажите, была ли оппозиция, когда убирали казино?

— Но все же это разные запреты по количеству тех, кого они касаются.

— Согласен. Но, с другой стороны, казино могли приносить еще большие деньги в бюджет, облагай их налогами, как в Европе.

Сразу после запрета довольно популярной была теория заговора: мол, запрету пива поспособствовали водочные лоббисты, которые так боролись с конкурентами. Голиков эту версию отвергает: «Маловероятно. Тогда и реклама водки была разрешена на стадионах. В начале нулевых „Парламент“ можно было купить на всех матчах. Где логика? Водку и пиво запретили одновременно. Никто от этого не выиграл».

Ситуация с пивным баном временами доходила до смешного. Во время финала Лиги чемпионов-2008 в «Лужниках» на трибуне разместили рекламу пива Heineken — официального спонсора турнира. После чего Федеральная антимонопольная служба выписала РФС штраф в 60 000 рублей за нарушение рекламного законодательства.

Мнение по поводу пива на стадионах стало потихоньку меняться одновременно с победой заявки России на проведение ЧМ-2018. В 2011 году тогдашний президент РФС Сергей Фурсенко поддержал возвращение рекламы пива на стадионы, а также его продажу, ссылаясь на опыт Англии, где, по его словам, прибыль от продажи пива за матч приравнивалась к 1 млн фунтов.

Вообще обращение к европейскому опыту можно часто услышать в речах сторонников отмены запрета, хотя на деле все не так однозначно. В Италии, Испании и Португалии разрешено употребление только безалкогольного пива. В Англии пиво продают, но пить его на трибуне нельзя (во время пандемии запрет смягчили — можно пить из специальных зон, откуда видно поле). А на особо принципиальных дерби пиво могут изымать из продажи не только на стадионе, но и из близлежащих магазинов. Во Франции клубы могут лишь 10 раз в год получить разрешение на продажу пива (без гарантии одобрения) — в остальное время продажа пива на территории спортивной арены под запретом.

В российской же реальности единственное реальное послабление случилось в 2014 году, когда на стадионы вернулось безалкогольное пиво. Это позволило заключать рекламные контракты с пивными компаниями (опять же, только в части безалкогольного сегмента) — так «Спартак» практически сразу договорился с брендом пива «Трехгорное», которое за несколько лет принесло красно-белым 150 млн. рублей.

Алкогольное же пиво появлялось на российских трибунах только по праздникам. В прямом смысле слова — исключения делались под Кубок Конфедераций, ЧМ-2018 и Евро-2020, и то лишь потому, что одними из главных спонсоров являются бренды Bud и Heineken соответственно. Все три больших турнира прошли без каких-либо серьезных эксцессов с болельщиками, хотя только на ЧМ-2018 было продано 3,2 млн. банок/бутылок пива, в том числе и алкогольного. Аналитики Nielsen тоже зафиксировали рост потребления пива в месяцы чемпионата: +1,9% — в июне и +8,5% — в июле.

Но полноценно пиво на стадионы России так и не вернулось.

Как это было до запрета: в СССР пиво лилось рекой, а в 90-е «Лужники» варили сразу три сорта
В Советском Союзе к пиву на стадионах относились более чем лояльно. «Я осознанно ходил на стадионы с конца 60-х — пиво лилось рекой, — вспоминает Микулик. — Мы тогда еще с папой ходили в основном на «Динамо» — на территории было несколько официальных палаток с пивом, лимонадом и бутербродами, к которым стояли длиннющие очереди. Но был лайфхак: купить с рук несколько пустых бутылок по 15 копеек (которые по умолчанию стоили 12) — с тарой пиво можно было приобрести, обойдя это столпотворение. Такой вот квест.

Посещаемость тогда была значительно выше, чем сейчас — меньше 30 тысяч на «Динамо» не ходило. Поскольку большинство мужиков мимо такого соблазна пройти не могли — это приносило неплохую выручку стадиону. При этом я не помню, что хоть кто-то напивался. Это скорее был как перекус после работы — матчи начинались где-то в 19:30.

Прийти, кстати, можно было и со своим пивом — при входе на территорию никого особо не обыскивали. Непосредственно на стадион уже контроль был другой — туда с алкоголем не пускали. Бутылки заворачивали, потому что их могли метнуть на поле, а стаканчиков не было. Вернее были, но бумажные, которые сразу протекали, и в сочетании с теплым пивом — холодильников же не было — давали мерзкий привкус».
Загрузка...

Объясняя, почему сейчас большинство населения против возвращения пива на стадионы (по опросу ВЦИОМ — 80%), Микулик говорит об изменении контингента, который приходит на матчи: «Раньше это были, в основном, очень взрослые мужики — они уметь пить и не напиваться. Милиции было более чем достаточно. Плюс никому из этих людей не хотелось иметь с ними неприятности — бумага мгновенно могла полететь на работу.

Пивные столики между работой и игрой были, скорее, отдушиной. Там не было агрессии. Болельщики цска и «Спартака» могли спокойно стоять вместе — что с пивом, что на трибуне. Опять же, потому что любая драка — это сразу милиция.

Спокойно к пиву относились даже во время антиалкогольной кампании в середине 80-х годов: «Она была направлена в основном на напитки покрепче. Палатки со стадионов убрали, но носить с собой пиво и цивильно пить его на территории вполне допускалось. Я не помню, чтобы у кого-то пытались отнять бутылку. Разве что стали жестче выдергивать из толпы уже совсем «хорошеньких» людей. Но проблем с тем, что найти пиво, не было — около стадионов как раз тогда начали появляться пивные.

Появившиеся фанатские сектора контролировали совсем иначе, чем трибуны с «кузьмичами». Милиция гораздо больше ненавидела именно фанатов — могли запросто потребовать снять самодельный шарф с какого-нибудь паренька, причем абсолютно трезвого. Человек «в цветах» вызывал намного больше ожесточения, чем немного пьяненький взрослый, от которого никакой агрессии ждать не приходилось».

В 90-е пиво вернулось на стадионы, но прибыль от его продажи, как и в советское время, шла не командам.

Голиков: «Клубам стадионы в 90-х все еще не принадлежали — потому и играли на аварийных аренах. Соответственно и прибыль от продажи пива никак на клуб не влияла.

Основными бенефициарами были стадионы. Не случайно те же «Лужники» в конце 90-х-начале нулевых даже проводили пивные фестивали — мэр Москвы Лужков побывал на Октоберфесте и спросил у Алешина (гендиректор «Лужников» — Sport24): а почему бы и им такое не организовать?

Так вот до запрета пива на стадионах не просто организовывались фестивали — Алешин купил собственную пивоварню. Они отвели помещение (по-моему, в старом бассейне), где варились три сорта — имбирное, ячменное и еще какое-то. Очень даже неплохое, по голландской технологии. Так стадионы хотя бы могли зарабатывать.

Зато появившаяся возможность заключать рекламные контракты стала серьезной строкой бюджета что для клубов, что для сборной. В конце 90-х одним из рекламодателей РФС стала «Балтика» — правда, они просто размещали рекламу на бортах вокруг поля, здесь был расчет в первую очередь на телевидение. А вот уже в 2000-м турецкая компания Efes стала полноценным спонсором сборной России с брендом «Старый мельник». И это были более-менее серьезные деньги — 3-3,5 млн. долларов в год.

Причем нам казалось, что мы можем получать больше, спорили с Efes. Потом они нам объяснили, что по-хорошему затраты турок на выплату спонсорского контракта составляли всего 25% от их общих затрат по освещению этого проекта. Efes ведь сам ставил наружную рекламу, придумывал мероприятия, выпускал мерч».

Законопроект об отмене запрета на пиво прошел чтение в Госдуме, но дальше завис на два года. Кто за и против?
На сегодняшний день ключевые игроки в российском футболе достигли консенсуса — пиво на стадионы нужно возвращать.

«Мы прекрасно понимаем, что в субботу, когда у человека есть желание выпить слабоалкогольный напиток, а на стадионе человек это не может сделать, то он будет это делать где-то вне стадиона и будет проводить меньше времени на стадионе. Это очень важный источник дохода как для лиг, так и для клубов», — говорил президент РФС Александр Дюков практически сразу после назначения.

Отмену запрета поддерживают и все ведущие клубы РПЛ.

Законопроект о возврате продажи пива на стадионы депутаты ЛДПР Игорь Лебедев и Дмитрий Свищев внесли в Госдуму еще в 2019 году. Документ успешно преодолел первое чтение в декабре того же года — дальше его движение застопорилось.

«Мы не считаем, что возврат пива значимо прибавит людей на стадионах — зрители в первую очередь приходят смотреть игру, — говорит Свищев в разговоре со спецкором Sport24. — Наша задача не сделать стадион огромной пивнушкой — а создать условия для болельщиков. Мы же продаем воду, питание, снеки. А пиво — это традиционный напиток для футбола.

Что чемпионат мира, что Евро-2020 показали: употребление пива абсолютно безопасно при соблюдении соответствующих мер и регламента продаж. Не приходят люди напиваться на стадион — нет такого явления, кроме отдельных исключений.

Почему эту инициативу так поддерживают клубы — в условиях недофинансирования спорта спонсорские контракты пивных компаний смогут закрыть дыру в их бюджетах. Мы встречались с пивными компаниями, и они говорят: мы хотим быть спонсорами, но нам нужно и что-то продавать».

Точных данных, сколько могут принести такие контракты клубам РПЛ, Свищев предоставить не смог, но сказал, что речь идет о «миллиардах рублей».

Депутат соглашается с тем, что большинство населения против возврата пива на стадион, но парирует другими цифрами: «Это действительно так, но ВЦИОМ — это опросы у метро. 80% футбольных фанатов — за отмену запрета. Нужно вести разъяснительную работу. Минздрав ведь неслучайно говорит: чрезмерное употребление пива вредит здоровью. Чрезмерное. Если слишком много яблок съесть — тоже можно попасть в больницу.

Даже сейчас на стадионах все равно магическим образом появляются люди в нетрезвом состоянии. Просто на пути от метро до стадиона огромное количество дельцов предлагают алкоголь прямо из багажников. Люди напиваются «с запасом», в перерыве выбегают и догоняются — ну и зачем это? Мы же не неандертальцы. Лучше продавать пиво цивилизованно, в специально оборудованных местах, которые будут отсечены от семейных секторов.

Когда мы внесли этот законопроект, было много споров, негатива. Но все федерации игровых видов спорта нас поддержали. Экономически блок — Минпромтрог, Минэконом, Минфин — тоже согласны с нами. Минспорта, естественно, тоже.

Не поддержали два ведомства. Минздрав — ну, они по определению не могут поддержать употребление пива. И МВД — с оговоркой, пока мы не обеспечим все стадионы системой распознавания лиц».

Координатор направления Political Integrity международной организации по борьбе с коррупцией «Трансперенси Интернешл — Россия» (организация признана на территории РФ иностранным агентом) Светлана Тельнова считает, что по данному законопроекту слово Минздрава значит больше мнения других министерств: «В вопросах, которые прямо или косвенно касаются антитабачных или антиалкогольных инициатив, позиция Минздрава сильнее, чем точка зрения других ведомств. Мне кажется, это связано с тем, что сейчас политический тренд направлен на оздоровление нации, эти аргументы для правительства более весомы».

Свищев же связывает отсутствие движения законопроекта в Госдуме с объективными сложностями: «Пауза связана с тем, что изначально это были поправки в закон о футболе, но потом федерации попросили отменить запрет и в других видах спорта. Было довольно много поправок — от правительства, Администрации президента. Потому рассмотрение во втором чтении затянулось».

В феврале Свищев называл одной из причин отсрочки предстоящие выборы в Думу: «К сожалению, законопроект перекинули на осень. Я бился-бился, но так и не добился более ранних сроков. Никто не хочет связываться с этим до выборов. Партия, которая проголосует за пиво, будет выглядеть не в лучшем виде. Не всем же нравится законопроект».

Правда, сейчас один из авторов законопроекта версию про выборы отметает: «Нет-нет, выборы ни при чем. Не надо искать никакой политики — просто нужно решить ряд вопросов — прежде всего, с МВД. Мы проводили консультации, но у них довольно жесткая позиция. Как только стадионы будут оборудованы камерами — они поддержат законопроект.

— Но ведь установка камер — довольно дорогое удовольствие, не все клубы потянут.

— Именно. Плюс нужно же не только камеры поставить — нужны мощные серверы, соответствующая инфраструктура, коммуникация с системами МВД. Пытаемся найти компромисс. Сложность еще в том, что один из главных модераторов этого закона Игорь Лебедев объявил об уходе из Думы».

В одном из последних интервью по этой теме Лебедев рассказал «Ведомостям», что считает полезным для индустрии разрешение на продажу пива с любыми оговорками: «При обсуждении в первом чтении от депутатов звучали предложения продавать только российское пиво — хорошо, давайте! — поясняет он. — Или продавать пиво не крепче 5% — отлично, важно сделать первый шаг».

Помогает ли законопроекту пивное лобби? И насколько оно всесильное?
Многие эксперты связывают законопроект о снятии запрета на продажу пива с отраслевым лоббизмом. Руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru Павел Толстых так объяснял принцип работы пивного лобби в интервью Sports.ru:

«В каждой пивной компании есть структурные подразделения по связям с органами государственной власти, где работают профессионалы. У них консолидированная позиция в рамках ассоциации — Союза российских пивоваров. У них есть бюджеты, которые выделяются на лоббизм. Есть лоббистские фирмы, которые обслуживают их интересы и помогают продвигать их задумки в органы государственной власти.

Вначале выясняется потребность — например, возвращение пива на стадион. Потом считается примерный финансовый и имиджевый эффект. Дальше готовится аргументация и проект закона. Все это пишется в кабинетах корпораций. К закону готовится обосновывающая документация — надо подтянуть к чисто коммерческой идее какое-то общественное благо, чтобы было легче продвигать эту инициативу. В этом случае — поддержка детского спорта.

Дальше задачу прорабатывают ассоциация и лоббистская фирма, которые уже имеют близких им депутатов. И проводится предварительная работа по возможной поддержке данной инициативы в более статусных коридорах власти. Когда поддержка найдена, процесс запускается. Лоббистская фирма обеспечивает мониторинг и прохождение дела в стенах госвласти, ассоциация пишет письма-запросы профильным чиновникам и дает комментарии в СМИ. PR-фирма обеспечивает должное инфоприкрытие».

Светлана Тельнова так отвечает на вопрос, кто входит в пивное лобби: «Очевидно, это производители и в меньшей степени — производители тары и ритейлеры пива. Насколько оно сильно, доподлинно никто не скажет — просто потому что лоббизм в России находится за пределами публичных коммуникаций. Вообще сила влияния лобби зависит от тех каналов влияния, которые могут найти.

Про пивное лобби можно сказать, что они смогли остановить запрет на использование пластиковой упаковки для разливного пива объемом более 1,5 литров, хотя эту инициативу в одно время сильно продавливали. В той ситуации лоббисты оказались сильнее — с пивом на стадионах, как видим, пока не получается».

Толстых говорил, что пивное лобби точно работало с авторами пивного законопроекта. Тельнова в этом не так уверена: «Возможно ли, что пивные лоббисты работали с авторами законопроекта? Вполне, это отвечает интересам производителей. Лоббизм в органах власти — это нормальный демократический процесс, его проблема в России в том, что вообще не отрегулирован и происходит кулуарно, что несет основные коррупционные риски.

Но в этом случае с точки зрения лоббизма выбор депутатов, которые продавят законопроект, был весьма странным. Логичнее и эффективнее такую инициативу проводить через парламентское большинство, нежели через оппозицию. Тем более у Свищева эффективность принятия законопроектов — 40% (2 из 5), у Лебедева — 21% (10 из 47 — данные по итогам первых четырех сессий Госдумы седьмого созыва). Это хорошие цифры по сравнению со среднестатистическим депутатом, но все равно ниже, чем у представителей «Единой России».

Sport24 связывался с председателем Союза пивоваров России Даниилом Бриманом. На момент публикации на вопросы издания он не ответил.

Что получат клубы: продажи не особо повлияют на бюджет, но помогут привлечь больших спонсоров
С точки зрения экономики чисто продажа пива вряд ли серьезно скажется на бюджете клубов. Как говорил в конце 2019 года тогдашний исполнительный директор «Спартака» Максим Власов в интервью Forbes, matchday-выручка клуба составила 1,4 млрд. рублей за сезон. Однако доля кейтеринга в этой статье дохода не слишком велика — не более 10-15%.

«Исходя из опыта чемпионата мира-2018, а также учитывая опыт стран Восточной Европы, мы ориентируемся на показатель 0,4-0,5 литра на 1 посетителя в год, по сути, чуть меньше кружки. На чемпионате мира кружка стоила 350 рублей, примерно на такую сумму возможно увеличение среднего чека за счет расширения линейки напитков.

Однако стоит учитывать не только прямую экономическую выгоду. Ведущие клубы стараются мотивировать зрителей приходить на стадион как можно раньше и для этого, например, инвестируют в предматчевые мероприятия. Это связано как с безопасным распределением зрительских потоков, так и с желанием превратить домашние матчи в насыщенные развлекательные мероприятия. Поэтому с возвращением пива на стадионы мы ожидаем не только увеличения прямых поступлений, но и синергетического эффекта за счет раннего прихода зрителей.

Запрет пива привел к появлению так называемого «нулевого тайма», когда некоторые болельщики перед матчем выпивают пиво впрок в барах, либо пьют его на прилегающей к стадиону территории или дома, перед выездом на матч. Изучая опыт США, где законодательство достаточно либерально относится к продаже пива на стадионах, мы видим, что клубы, напротив, расширяют ассортимент пива, инвестируют в новые форматы реализации, включая гастропабы, стремясь сделать стадионы местом притяжения более притязательной аудитории любителей данного напитка».

Управляющий партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин рассказал Sport24 об еще одном возможном эффекте возвращения рекламы пива, а, следовательно, и контрактов: «Клубы надеются на «сильного пивного партнера» (то есть, внешнюю экспертизу в вопросах спонсорской активации), а также на кумулятивный эффект, при котором пиво на стадионах дает деньги и рекламу:

следовательно телеправа становятся дороже;
следовательно доходы клубов увеличиваются;
следовательно бедных клубов становится меньше;
следовательно больше доходов от спонсоров, в том числе пивных компаний и далее по кругу.
Возможно, вкупе с реформой футбольных лиг от Hypercube, если она преодолеет сопротивление клубов, какой-то эффект и будет, но пиво само по себе здесь идет в связке со всеми остальными пунктами как пассажир, а не ключевая движущая сила».

Что примечательно, в документации Hypercube заложен контракт РПЛ с компанией Heineken, причем на весьма солидные 2 млрд. рублей. Правда, по мнению Панина, новость про возможное спонсорство российской лиги голландскими пивоварами лежит больше в области пиара: «Пока мы не знаем ни условий, ни срока договора. Да и сейчас в принципе нечего обсуждать, так как разрешение на продажу пива может быть получено только в осеннюю сессию Госдумы (в лучшем случае), а для этого надо еще выборы провести.

Поэтому пока это даже не меморандум о намерениях, а PR-шум, чтобы лица, лоббирующие разрешение, могли потрясти впечатляющими цифрами. Вернее, это все вполне вероятно, но еще надо сделать много шагов, которые зависят не только от заинтересованных участников процесса».

Владелец «Спартака» Леонид Федун в недавнем интервью РБК, ТАСС и «Р-Спорту» так прокомментировал возможный контракт лиги и Heineken: «Очень долго шла война за легализацию букмекеров, сегодня они инвестируют в российский футбол примерно те суммы, о которых вы говорите (2 млрд. рублей — Sport24). Рано или поздно вопрос с пивом тоже решится, потому что они могут инвестировать более двух миллиардов. Надеюсь, на осознание того, что других источников финансирования в настоящее время в нашей стране нет, и пиво, пожалуй, осталось последним резервом, который еще не использован. Его необходимо как можно быстрее использовать.

Важно, чтобы не было одной компании. Например, Heineken подпишет контракт с РФС, а дальше будут какие-то отчисления. Локальные компании, как у нас было с Первой московской пивоваренной компанией, есть пиво «Жигулевское», «Степан Разин», еще много локальных брендов. Для них важно вырваться из-под пресса трех основных брендов, которые доминируют на российском рынке и представить себя».

Правда, на контракты с пивными брендами рассчитывать смогут далеко не все клубы, считает Панин: «Экономический эффект зависит от активной базы болельщиков и возможности активации спонсорских контрактов. В заведомо выигрышном положении окажутся команды с наиболее активной и многочисленной армией болельщиков либо клубы, вкладывавшиеся в системы клиентской лояльности — карты болельщика и так далее. У таких команд есть возможность банально сделать рассылку по базе клиентов, что уже равно одному контакту бренда с болельщиком.

Команды из нижней части таблицы часто не могут похвастаться ни тем, ни другим, поэтому и на значимые доходы в перспективе минимум первых двух-трех лет рассчитывать не приходится».

И все же, когда ждать пиво на стадионах (и ждать ли вообще)?
Если говорить о конкретных сроках возвращения пива на российские стадионы — эксперты не ждут этого решения в самое ближайшее время. Светлана Тельнова так и вовсе считает, что реюниона не будет: «Вернется ли пиво на стадионы? Скорее нет, чем да. Правительство крайне редко отматывает назад подобные запреты — можно вспомнить разве что возвращение курилок в аэропорты. Законопроект уже два года как завис — вряд ли к нему будут возвращаться в следующем созыве. В ГД существует практика — законопроекты, которые не успел рассмотреть предыдущий созыв, Дума часто возвращает или снимает с рассмотрения».

Дмитрий Свищев более оптимистичен, хотя считает, что федерация и клубы должны активнее лоббировать этот законопроект: «Здесь еще важна инициатива от самих федераций, если им этот закон действительно нужен. Со стороны депутатов мы провели несколько круглых столов, встретились с представителями пивной и спортивной индустрий, владельцами стадионов, получили подтверждение от клубов. Мы делаем все, что можем, но чем настойчивее будут стороны, которые я указал выше — тем быстрее законопроект примут.

Его не отклонили, он прошел первое чтение, так что в новой Думе осенью, надеюсь, вернемся к этому вопросу. Я иду в новый созыв, иду в федеральном списке ЛДПР, поэтому я намереваюсь продвигать его и дальше».

Источник: sport24.ru
+49
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.