21 августа 2021, 16:00 (МСК), Чемпионат России 2021/2022, 5-й тур
г. Тула. Стадион: "Арсенал"
Арсенал
1 : 1
20 августа, 14:58 ФК Спартак Михей 23

«Едем в Кондопогу, а по вагону ходят зэки – возвращаются из тюрьмы домой». Ребров – об игре за команду, которая пропустила 331 гол за сезон

От редакции. Пару недель назад телеграм-канал «Финт в очко» напомнил о «Петровском замке». Этот клуб на стыке 90-х и 2000-х играл в КФК и устанавливал недостижимые рекорды по поражениям и пропущенным голам. Например, сезон-2004 закончился так.

Дело в том, что босс клуба (он одновременно и тренер, и администратор, и повар) Сергей Фонарев набирал состав из 15-летних (а то и младше) и бросал их против мужиков. В таком возрасте за «Петровский замок» выходили, например, Артем Ребров и Динияр Билялетдинов. Фонарев рассказывал, что после 0:19 от питерского «Динамо» Билялетдинов разревелся в раздевалке, а Ребров в городе Кондопога выдал «матч века» и в подарок от местных получил одеяло.

Держите еще несколько удивительных фактов про эту легендарную команду в 2004-м:

• За «Петровский замок» против 40-летних играли 13-летние

• Команда академии «Зенита» победила «Петровский замок» со счетом 29:0

• «Петровский замок» проиграл «Авангарду» 0:20, а больше всех (4) забил запасной вратарь

• Форвард «Приозерска» забил «Петровскому замку» 14 в одной игре.

• «Петровский замок» пропустил 331 гол, а остальные девять команд лиги – 186 на всех.

Теперь слово Артему Реброву, к которому по ходу текста присоединится еще и Динияр Билялетдинов. Да-да, сегодня у нас специальный формат.

Артем Ребров вспоминает, как играл под бесконечным обстрелом, а в награду за сэйвы получил цветастое одеяло
Друзья, привет! Ох, ну и тему мне подбросили ребята из Sports.ru. Я думал, о «Петровском замке» уже и забыл, но такое, конечно, не забывается.

Только сразу чуть разочарую: я не пропускал все 33333 гола, которые вы увидели в таблице выше. Мы с Динияром играли за «Петровский замок» чуть раньше. Тоже всем проигрывали, но не так крупно. 0:5, 1:4, 0:3 – в основном такое было. Как-то нас разобрали со счетом 0:19, но мне тогда повезло – на тот матч поехал другой вратарь. Впрочем, обо всем по порядку.

Шел 2000 год, я играл за школу МИФИ в высшей лиге Москвы – за команду предвыпускного года. Нас тренировал Ринат Саярович Билялетдинов, а около него вертелся один деятель – Сергей Сергеевич Фонарев. Не знаю, настоящая ли это фамилия, но персонаж необычный. Небольшого роста, косолапый, зубов почти нет, постоянно шутки-прибаутки. Вечно ходил в спортивной экипировке и шиповках – еще шнурки завязывал только на три дырочки, язычок вечно торчал. Встретил его года три назад – на том же стиле.

В общем, у Фонарева была команда «Петровский замок». Она играла в северо-западной зоне КФК – Севердвинск, Коряжма, Кондопога и другие города этого направления. В 2000-м Фонарев обратился к Билялетдинову-старшему: «Может, ты мне будешь давать игроков, которые мало времени получают?»

Дали ему одного парня – тот возвращается в адидасовском костюме, с сумкой хорошей, полностью экипирован в форму команды со спонсорами всякими. Мы в шоке: «Ринат Саярыч, тоже так хотим, отпустите нас туда поиграть». Самое смешное: остальным он так щедро кипу не дал. Видимо, прикормил одним, а других одевал уже не так пышно.

Фонарев вообще умел произвести впечатление. У него были огромные запасы пробников от жвачек «Стиморол» и «Дирол». По две штуки – знаете, как иногда в ресторанах выдают вместе со счетом. Фонарев их раздавал стабильно – тоже этим цеплял. Каким-то образом спонсором «Петровского замка» была «Ростокино-Лада» – на форме лого было нашито (вместе со «Стиморолом» и «Диролом»).
Загрузка...

Одна из поездок была незабываемой. Матч в Кондопоге (это Карелия), едем туда на поезде, а в соседнем вагоне – зэки. Прямо вот настоящие зэки, которых только освободили и которые домой возвращаются. Мы узнали об этом, на панике сидим, а они по вагонам бродят туда-сюда.

Ощущения очень так себе: плацкарт, за окном только леса Петрозаводска, сплошная глушь. Ни мобильных тогда, ничего – в общем, ночью даже толком не спали. Мне бы и сейчас стремно было, а тогда в 16 лет – тем более.

Кстати, везло еще, когда плацкарт. Иногда не всем билетов хватало, закидывали на третьи полки – хорошо, я высокий и большой, а вот маленьких легко могли так перевозить. Фонарев селил нас в каких-то гостевых домах, сам варил всем пельмени и разогревал дошираки. Перед игрой давал мед с орехами – говорил, чтобы силы были.


Самый жуткий матч в том сезоне – против питерского «Динамо». К счастью, поехал наш другой вратарь, мне не пришлось вынимать 19 мячей из сетки. Кстати, этого вратаря Фонарев почему-то называл Найджел Мартин. Так вот перерыв, счет 0:11, Найджел Мартин заходит в раздевалку, бросает перчатки и злобно говорит: «###, да что ж так не фартит!» Парни посмотрели на него: «С тобой все в порядке, что значит не фартит? Счет 0:11, все 45 минут идет обстрел твоих ворот, как еще может быть?»

А мне однажды действительно вручили одеяло. По-моему, дело было в Коряжме (Архангельская область) – я о таком городе раньше не слышал даже. Ко второму тайму было то ли 0:1, то ли 0:2 – для нас почти победа. Поле, помню, полугородское – сегодня на нем футбол, а завтра коровы пасутся. Я там вроде бы феерил, местные мне за все сэйвы подарили одеяло. Оно у меня долго на даче хранилось – цветастое такое, желто-оранжевое-красное.

Играть иногда было реально невозможно. В нашей команде в основном ребята лет 15-16, а против выходили мужики с опытом высшей лиги. Надо отдать им должное – нас не били, в нас не катились, очень аккуратно все было. Однажды только в меня въехал какой-то чувак – болельщики начали против него свистеть, Фонарев в него вцепился.

Особое впечатление произвел стадион в Северодвинске – там была большая трибуна тысячи на четыре зрителей. Приехали, а она битком. Я подумал тогда: «Это точно КФК? Что же тогда в высшей лиге творится». Зрители там за нас болели, подбадривали. Думаю, на нас шли как на шоу, как на гастролеров – посмотреть, как взрослые играют против детей.

Фонарев во всем это любительском футболе до сих и существует, играет в каких-то владимирских лигах. Причем можно было подумать, что он какой-то прохиндей, что-то зарабатывает на этом, но точно нет. Человек просто живет футболом, пытается команду какую-то собрать, молодежь воспитать.

Встретил его года три назад. Он говорит: «Геннадич, дай мне пять тысяч, африканцев тут взяли, им на что-то пожить надо. Я отвечаю: «Сергеич, предлагаю так: даю тебе десять тысяч, а ты меня полгода не трогаешь». Он соглашается, проходит две недели, опять звонит. Я его в блок – все.

Потом через год снова встречаю – опять денег просит. Я ему говорю: «Все, Сергеич, хватит, я лучше в благотворительный фонд скину, чем тебе на какую-то ерунду». Он такой: «Понял, никаких вопросов». Через два дня снова звонит. Просто великий человек!

Помню, когда в «Спартак» перешел, он просил у меня брендированные календарики. Я спрашиваю: «Зачем тебе столько?» Оказалось, эти календари он относил куда-то в храм, а игроков в столовой для прихожан бесплатно кормили.

В общем, настоящий Остап Бендер. Он никого не обманывает, а просто всеми силам ищет финансирование для своих футбольных команд. В любом случае хочется сказать Фонареву спасибо за возможность попробовать мужской футбол, за путешествия и воспоминания.

Дальше с удовольствием передаю слово Динияру Билялетдинову – у него точно много историй про «Петровский замок».

Воспоминания Билялетдинова: как отбивались палками от комаров в Сыктывкаре, а болельщики в Питере хотели крови и кричали – «Набейте им целую кошелку!»
Я первый раз поехал с «Петровским замком» в Светогорск – за них еще Кержаков играл. Мы, конечно, проиграли крупно. Правда, второй раз был еще комшарнее – как раз тот матч с питерским «Динамо» и 0:19.

Первый гол нам забили уже на 30-й секунде. Разыграли с центра, отдали защитнику, он со своей половины выбил на нападающего, тот мяч принял и в два касания забил. Зрители были беспощадны. Они гнали свою команду вперед, а когда выходили на второй тайм при счете 11:0, кричали: «Набейте этим полную кошелку, не останавливайтесь».

Я бы не сказал, что ревел в перерыве, но да, у половины команды были мокрые глаза. Что вы хотите, просто избиение младенцев. Как ни странно, единственным в уравновешенном состоянии был наш вратарь Найджел Мартин – его так Фонарев назвал, потому что парень носил мерзкие усики. Он пропустил 11 за тайм и во всем обвинил невезение.

Зато во втором тайме мы попали в штангу. Для на это было как гол, победой считалось до чужих ворот дойти. Просто чтобы вы понимали: нам по 14-15-16 лет, замен нет, еле на команду наскребли, а против нас здоровые 30-летние и 40-летние мужики. Многие из них поиграли в высшей лиге, почти все с профессиональным прошлым. Мы просто индивидуально сильно уступали. Можно, конечно, было на резкости обыграть кого-нибудь, но тебя тут же догоняли и отпихивали. Физически настолько слабее, что просто отлетали от них.

Хотя была игра, когда мы даже вели в счете. Приехали в Северодвинск, город закрытый, на трибунах несколько тысяч зрителей. После первого тайма – 1:0 в нашу пользу. Фонарев говорит в перерыве: «Если выиграем, всем премия. По 500 рублей!». Я думаю: «О, первый заработок футболом, ура!» Вышли на второй тайм – проиграли 1:3. Но это была наша лучшая игра.

Одно из моих главных воспоминаний – Сыктывкар. До столовки надо было идти по улице минут десять. Лето, вечер, летают огромные комары – просто невиданные! Мы ветки от деревьев отламывали и так оборонялись – иначе было не выжить. Чудовища какие-то, а не комары.

Несмотря на все эти поражения, очень рад, что в моей жизни такое было. Когда бы я еще оказался в каком-нибудь Северодвинске? Чтобы туда попасть без футбола, надо на подлодке служить. У меня даже форма «Петровского замка» осталась и брошюрки, где нас всегда анонсировали как команду из Москвы! Это добавляло ажиотажа к происходящему.

Фонарев с тех пор вообще не изменился. Как ходил в кипе, так и ходит, месяца два назад попросил какому-то игроку из Замбии бутсы – отдал свои. Так человек и живет футболом – все вкладывает в свои команды, а на себя ничего не тратит.

Источник: www.sports.ru
+80
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.