11 сентября 2021, 19:00 (МСК), Чемпионат России 2021/2022, 7-й тур
г. Москва. Стадион: "Открытие Банк Арена"
3 : 1
Химки
10 сентября, 10:04 ФК Спартак Михей 21

«В „Спартаке“ убита преемственность поколений. К кому там обратиться?» Титов — о сборной, Смолове и легендах

Сегодня в «Мегаспорте» стартует Кубок Легенд — шанс увидеть в деле наших и зарубежных легенд, от Дмитрия Аленичева и Хавьера Савиолы до Давида Трезеге и Павла Погребняка. Один из лидеров сборной России — Егор Титов. В интервью корреспонденту Sport24 Анастасии Бариновой Титов рассказал о драматической разнице поколений, прессинге сборной России и негативе вокруг «Спартака», мышцах Артема __ю_и и подкатах Александра Соболева.

«Мы отрыжка из СССР, последнее поколение, игравшее на достойном уровне. Сегодняшнему это только снится»
— Кубок Легенд — это для вас что? Что мотивирует каждый год приезжать и играть?
— Приезжают вообще-то иностранцы, а мы приходим пешком, ха-ха.
Мотивация простая: почему не встретиться с друзьями на футбольном поле? Со многими вместе играл, а с кем-то были соперниками. Но сегодня мы все друзья. Это первое.

Второе: Кубок Легенд — проект нашего друга. Турнир носит имя Константина Еременко. Сегодня Тамерлан Куриев — главный наставник и вдохновитель этого турнира, он был другом Кости. Еще один важный человек — Борис Вячеславович Грызлов. Без него не было бы этого турнира. Он помогал, помогает и будет это делать. Грызлов был одним из самых близких Константина, они вместе работали в мини-футбольном «Динамо». Наша задача — оставить добрую память о Константине Еременко, что мы и делаем. Его дочка Юля всегда рядом.

Лозунг турнира — преемственность поколений. На матчи приезжает много детишек из детских домов, им проводят мастер-классы. Когда это делают известные звезды из-за границы — это огромное событие для них. Ну и для Москвы особо значимое мероприятие.

Жаль, не можем вместить всех желающих. Из-за этой чертовой пандемия посещаемость ограничили до 30 процентов.
— В прошлом году прервалась гегемония сборной России. Есть мотивация доказать, что это была случайность?
— Все интриги, амбиции давно ушли в прошлое. Многие выигрывали все, что можно — кроме чемпионата Европы и мира. Но это понятно, Россия уже давно не в лидерах на мировой арене. Это не СССР.
Поэтому сейчас мы выходим, играем и получаем удовольствие от общения — и внутри команды, и с иностранцами, которых мы знаем. Знакомых у всех очень много. Рядом со мной, например, живет испанец Альберт Риера. Он уже 20 лет женат на русской девушке, которая подарила ему трех прекрасных детей. Дружим, общаемся семьями, а на первый матч поедем вместе на одной машине.

— Сборная России не блещет в большом футболе. На Кубке легенд вы короли. Почему так?
— Мы все из СССР. Страны, где спорт культивировался, были на ведущих ролях. Может быть, это грубое слово, но мы — отрыжка из СССР, последнее поколение, которое в 1990-е, 2000-е играло на достойном уровне — имею в виду еврокубки.

Сегодняшнему поколению это будет только сниться. Мы видим пропасть между уровнем, который был тогда и который есть сейчас. Кадров нет, это глобальная история. Когда развалился Советский Союз, пропало целое поколение: 92-й, 93-й, 94-й годы рождения. Позакрывалось много детских школ, порядка 70-75%, выживали единицы. Увы.
— Кто из нынешней сборной России точно вписался бы в ту, вашу, сборную? Наверное, Головин, Марио Фернандес — кто еще?
— Не люблю если да кабы. Раньше конкуренция в сборной была шесть-семь футболистов на место. Сегодня — один-два, максимум три. Сказывается нехватка кадров. Раньше был огромный выбор футболистов. Ты мог лепить из них любой состав, любую схему. А сегодня схема подбирается под футболистов: сможет ли он сыграть в этой тактике или нет. Раньше такого не было. Вызывали, ставили в состав и играл.

Видно же, что и Карпин недоволен. Пусть команда выигрывает, не пропускает в трех матчах подряд, но он все равно говорит: плохо это, плохо то. Потому что сам играл на самом высоком уровне, максималист по натуре. Понимает: сегодняшний футбол надо оттачивать, а времени мало. Через месяц уже решающие два матча с конкурентами. Надо успеть до этого времени выжать максимум из футболистов.

— Дело в лимите на легионеров?
— В нем тоже. Лимит убил целое поколение. Были перспективные ребята, но они понимали: есть паспорт, хорошая зарплата, трудиться не надо. Многие просто пропали. Кто-то закончил в 27-30 лет, кто-то разъехался по командам СНГ. Все потому, что в раннем возрасте деньги просто падали сверху.

Такого быть не должно. Надо делать лимит зарплат, как в КХЛ. Наверху сидят умные люди, хочется верить: примут верное решение, и наш футбол потихоньку, маленькими шажками будет выходить из этой ямы, в которой находится очень давно. Сейчас пик падения.

«Тренер должен работать не год, как у нас, а три — как Романцев, Семин, Газзаев»
— У сборной России есть шансы попасть в финальную стадию ЧМ?
— Надеюсь на тренерский штаб, который хорошо знаю — играл со всеми. Карпин, Писарев и Онопко — максималисты, достойны своего места работы.
Я и прежний тренерский штаб знал, со всеми играл, работал. В какой-то момент у Черчесова все было здорово: чемпионат мира, 1/4 финала. Но знаете, как бывает в спорте: сегодня ты на горе́, а через месяц-полтора под горой. Во главе угла всегда результат.
— Сейчас Карпина критикуют за не слишком убедительную игру. На это не надо обращать внимание?
— Конечно. Времени у нового штаба катастрофически мало, плюс травмы, плюс тренерский штаб предлагает новый футбол.
На данный момент главное — результат. У нас уже есть отрыв от третьего места. Главное — не проигрывать конкурентам, а лучше брать три очка [с каждым соперником] и после этого обыгрывать хорватов. Очень хочется, чтобы команда Карпина оказалась на ЧМ. Чтобы для него неким бонусом стал проход в Катар, пусть не с первого места. Бонус за все: вот, на, тебе, Георгич, чемпионат мира, который вы заслужили.

— Что отметили для себя в тренерской работе Карпина?
— Пытается настроить команду, играть в быстрый, интенсивный футбол, показывать высокий прессинг. Но интенсивность — это энергозатратно. С хорватами я это увидел в первые 15-20 минут: все было здорово. С Мальтой — то же самое. Ранний гол забили именно благодаря высокому прессингу. Могли еще несколько раз отличиться и закрыть все вопросы. Но команда устает, концовки таймов, последние 25-30 минут тяжело даются.
Увы, наш чемпионат очень медленный, тягучий, интенсивности нет, футболисты проваливаются. Надо в каждом клубе менять тренировочный процесс. Это работа не одного месяца и полугода. Но если ты будешь резко давать интенсивность, организм окажется не готов и могут пойти травмы. Любому тренеру надо дать время: чтобы он привык к футболистам, а футболисты к нему. Чтобы работал не как у нас: год — и все, до свидания, извини. А дать время, три года.
Сегодня, конечно, тяжело представить, чтобы кому-то дали такой срок. А раньше человек мог работать как Романцев, Семин, Газзаев. Они могли пять лет строить команду, а потом давать результат. Вот в чем разница нашего футбола и СССР. Времени не дают. Поэтому что все делают: стоим сзади, бьем в ауты, время потянем, сыграем 0:0, будет нормально.
— Вы рассказывали: Романцев мог не только теоретически обучить команду, но и исполнить какие-то приемы на поле. Карпин тоже в плотном контакте с футболистами, насколько это важно?
— Главный тренер, а лучше весь тренерский штаб должен уметь показать, а не только рассказать теорию у доски. Практика намного эффективнее. И футболисты это воспринимают по-другому: у нас главный, который сам в порядке, который сам может сделать длинную передачу в нужную ногу, который может сам пробить, забить вратарю. И вратарю самому интересно: ему забил главный тренер, или, наоборот, он отбил удар от главного.
Это же такой маленький стимул, который дает огромный толчок для команды. Они же потом сидят, обсуждают: «А ты видел, что наш главный сделал?» Потому что они как малые дети. И в 30 лет футболист все равно ребенок, за которым делают все. Ему нужно только косметичку одну взять, приехать, переодеться и выйти сыграть в футбол, а за тебя все сделают.

— Может быть Карпину и клубам работать сообща? Чтобы не только сборную, но и лигу выводить на новый уровень?
— Лет 20 назад существовал тренерский совет. Почему бы и не вернуть тот опыт? Тренерский штаб сборной и тренеры всех команд встречались, общались, анализировали. Это было полезно. Тем более, я знаю Валеру как открытого, общительного человека. Он готов слушать и слышать людей. Это пойдет на пользу всем.
— Карпин максималист. Нынешнему поколению непросто, наверное, с такой высокой планкой требовательности?
— Видно: атмосфера в сборной рабочая, улыбки у ребят есть. Георгич и сам любит пошутить. Эта коммуникабельность идет еще с романцевского «Спартака» 90-х, когда вне работы были и шутки, и улыбки. Но когда начиналась работа, ты должен был час с лишним отпахать, а потом дальше идти улыбаться. Его требовательность идет из «Спартака». Он сам через это прошел — что ты обязан отработать, если надо — умереть за партнера.
Чем славился тот «Спартак»? Все жили на базе, дружили семьями. Сплоченность давала результат как на поле, так и вне его. Сегодня этой сплоченности, увы, не всегда хватает.

Многое будет зависеть от лидеров сборной. Джикия опытный, есть Федя Смолов, Баринов, Головин, Миранчук, которые будут во всем помогать Карпину. В том числе в укреплении коллективного мышления.

— Карпин запретил сахар в сборной. В ваше время тоже было строго с этим?
— Разное было. Итальянец Скала, наоборот, давал после игры обязательно выпить что-то сладкое: типа миринды или пепси, чтобы в организме было побольше сахара.
У Карпина, думаю, все это идет из Испании: у них там своя кухня, есть рекомендации, каждый специалист со своим видением. Если это поможет нам — почему нет?
Сам я сам сахар лет пять не ем. Уже и забыл, что это такое.
— При Романцеве сладкое было под запретом?
— На сборах, помню, была традиция. В 22 часа как правило устраивали чаепитие: конфеты, сушки, баранки. Кто хотел — ел. За чаем общались, так и сплачивался коллектив.

— Спортсмен и режим — понятия, которые идут бок о бок. Но ветераны часто говорят: в наше время и пили, и играли.
— В СССР действительно так и было. Люди могли принять по стакану и выходили на поле. В наше время — все-таки уже нет. Мы собирались семьями, общались, это было обязательно, по умолчанию.
— Еще про режим: Карпин в игровые годы курил — раньше на такое смотрели не так серьезно, как сейчас?
— Раньше курили все поголовно, но при этом играли. Но тут и генетика играет роль. Карпин в свои 52 по своему состоянию и внешнему виду даст фору многим футболистам. Дай бог, чтобы он такой был и в 75.

Нынешние футболисты получают огромные деньги. Поэтому у них есть массажисты, физиотерапевты, личные тренеры. Понимают: им надо соответствующе выглядеть. А раньше люди играли условно за конфетки. Встречались и такие, кто становился пьяницей. Их выгоняли, они потом заканчивали очень быстро.
Смолов — звезда РПЛ, __ю_а принесет пользу «Зениту», Соболев не подходит Витории
— Один из главных талантов нынешней сборной — Захарян. Насколько впечатлены его игрой? Станет звездой сборной, какой, например, был Аршавин?
— Что талант у Арсена есть, было видно сразу. То же самое скажу и про Тюкавина. Но у него позиция более зависимая. А Захарян может сам что-то придумать. Играет и слева, и справа, и под нападающим — мы это видели уже в РПЛ.

Сейчас молодым часто советуют ехать в Европу. Но Захаряну я бы наоборот посоветовал ни в коем случае не уезжать — хотя бы этот год еще закрепиться. Главное, чтобы у него был постоянный прогресс.

С Хорватией сыграл здорово. Единственный настоящий момент сборной в той игре — как раз удар Захаряна. Но с Мальтой было видно: поднаелся. Сказалось напряжение — в 18 лет оказался в главной сборной, к тебе большое внимание, пишут, снимают.
Главное — помочь ему оставаться на земле. Хотя он армянин — думаю, отец не даст ему взлететь куда-то, крылышки обрубит. Ну и партнеры должны помогать, конечно. Один он ничего не сделает.

— Кто из команд вам нравится в РПЛ? По зрелищности, например?
— Отметил бы «Локомотив», который сильно поменялся. Ну и наконец-то раскрылся Федя Смолов. Две голевые с Кипром отдал, сейчас забил, шесть в чемпионате положил. Так и хочется сказать: «Федя, это может быть твой год. Старайся, дерзай».
Мастерства-то у него хватит. Да, матчей сейчас много: в «Локомотиве», сборной. Но два с половиной месяца можно выдержать, потерпеть — и идти в отпуск с хорошим настроением, входить в год чемпионата мира. Скорее всего, для него это будет последний крупный международный турнир — и хочется, чтобы получилось.
— Вы говорили, что Влашич — тот, кто делает разницу в РПЛ. Он уехал. Кто теперь претендует на роль звезды в РПЛ?
—Уже говорил про Федю Смолова. Причем последние игры у «Локо» были непростые. Наверное, на сегодня звезда — Федя.

Если поковыряться, может быть, еще двух-трех назову, но, к сожалению, наш чемпионат не самый результативный. Хотя вот мы видим, есть Агаларов — мальчик из «Уфы». Пять положил в чемпионате и за молодежную сборную отличается. Учитывая, как «Уфа» работает с молодежью, если Гамид зимой будет продолжать так играть, то может перебраться в более сильный клуб, где финансовые возможности лучше.
— А что думаете о __ю_е? Он вернется в сборную? Или при Карпине — нет?
— Артем сейчас не готов, и сам это признает. Человек, который не играет в старте в клубе, не имеет права рассчитывать на попадание в сборную — это нечестно по отношению к другим футболистам. Но Георгич гибкий, незлопамятный. Многие говорили: __ю_у из-за старого случая отцепил. Но дело точно не в этом. Что на Артема повлияло Евро, однозначно. Возможно, недовосстановился. Все-таки 33 года — возраст непростой. Плюс он высокий, волокна мышц длинные. Будь __ю_а помоложе и росточком поменьше — возможно, восстанавливаться было бы проще. Но там ведь и мастерства мешок, поэтому как только он будет готов физически увидим совсем другого Артема.

Уверен: он себя подготовит и будет приносить пользу «Зениту». Хорошо, чтобы альтернативой шустрому Смолову была пара Соболев-__ю_а. Два ближайших матча будут непростые. Если переходить к навалу, то они оба пригодятся.
— Вы работали с Соболевым в «Енисее» и говорили, что он немного халтурил, когда чувствовал к себе полное доверие. В «Спартаке» у него сейчас то же самое? Некому подстегнуть?
— Нет, вы не путайте. Где «Енисей» и где «Спартак»? Это два разных понятия, не в обиду «Енисею». В «Спартаке» не будешь забивать — хочешь не хочешь сядешь на лавку. Там конкуренция выше в разы. И болельщик тебе просто не даст ходить пешком по полю.
Видим и матчи, когда Соболев не слезает с пятой точки в подкатах. А это нападающий. Сашка — грамотный парень с амбициями. Ему в любом случае захочется снова вернуться в сборную и играть в стартовом составе. Здесь многое будет зависеть от того, как быстро он приведет себя в порядок.
— А с чем связываете его слабое состояние сейчас?
— Со стороны сложно судить. Давно уже не знаю, что происходит в «Спартаке». Может быть, он просто не подходит под систему игры Витории. Попробовал, не получилось — и все, сиди на лавке.

«Преемственность поколений в „Спартаке“ убита. На чьем примере учиться нынешнему поколению»
— Вы были на недавнем матче с Мальтой и сделали совместное фото с Хабибом. Удалось пообщаться? Он ведь неравнодушен к «Спартаку».
— Стихийная встреча. Мы даже не знали, что Хабиб сидит рядом: всегда делает так, чтобы его не видели. Хабиб — это уже бренд. Как только его видят, сразу начинается ажиотаж — так он и футбол не посмотрит.
Увиделись, и оказалось, что у Нурмагомедова отец всю жизнь болел за «Спартак», и сам он симпатизирует «Спартаку». Ему большое уважение: любит футбол, играет, причем, как говорят, неплохо. А в общении открытый, простой. Я вот с ним первый раз общался и был приятно удивлен: настолько человек разносторонний, грамотен. Даже стало неудобно, когда он нам, футболистам, говорил комплименты. Хотя ему самому можно было бы отдельную книгу комплиментов посвятить.

— Нынешний «Спартак» явно взял курс на тренера-иностранца. Тут вам как тренеру немного обидно?
— Нет, у меня уже давно все отболело. Не хочу все это снова выливать в медиа. К сожалению, у нас такая система. Речь не только о тренерах — обо всем нашем футболе. Много бюджетных клубов, где решают губернаторы и люди, которые около них крутятся. Потому что есть такие губернаторы, которые даже не слышали, что такое футбол. Вернее, слышали, но с чем его едят, не знают.
В бюджетных клубах мало профессионалов, в итоге то один закрывается, то другой. Но при этом поддерживаю тех, кто говорит: закрыть эти бюджетные кассы и оставить частные клубы. Тогда там будут считать каждую копейку и стараться правильно ей распоряжаться.
И, конечно, главное — потолок зарплат.

— Понимаете реформы, предлагаемые Hypercube?
— Конечно. Я же говорил, нам надо что-то менять в нашем футболе. Причем обязательно! Смена системы чемпионата — это то, что Федун давно пробивает. Будет больше матчей «Спартак» — цска, цска — «Зенит», «Спартак» — «Зенит». Сможем продавать наш продукт за границу, клубы станут зарабатывать. Больше болельщиков, больше продаж атрибутики, более дорогие билеты. Это нормально, так вся Европа живет.
— В инстаграме вы как-то выложили фото с подписью: «Любимым партнерам низкий поклон». С кем, кроме Аленичева виделись, общались в последнее время? Скучаете по тому времени?
— Со многими общаюсь, а скучать нет времени, потому что дел масса. Своих проектов много.

— Парфенов все такой же легкий в общении? Или тренерские приключения поменяли его характер, сделали немного другим, закрытым?
— Для меня он остался таким же, каким приехал в 1998-м году в «Спартак». Ярко выраженный одессит, жил с улыбкой, с ней ложился и с ней же просыпался.
Но суровая Москва сделала свое дело. Плюс одна из самых неблагодарных работ — главный тренер. А Парфенов им уже десять лет работает. Такая профессия: подписал контракт с клубом — и сразу же должен взять лист А4, написать заявление об уходе и всегда его носить, чтобы тебе его просто подписали. К сожалению. Это коснулось и Парфенова. Вроде совсем недавно был в Туле, выполнили задачу, сохранили место в РПЛ. Но начался новый сезон — и он уже без команды.
Кстати, 11 сентября у Димы день рождения. Поздравляю его заодно. Желаю, чтобы набрался сил, терпения на новый клуб. А я уверен: у него еще будут приглашения. И конечно, в этой профессии надо желать здоровья и удачи, без этого никак. А опыта, идей и мыслей у него масса.

— Ну и доверие еще важно.
— В сегодняшней футбольной России к тренерам доверие минимальное. Получить бы его хотя бы на полтора-два года — и будет счастье.
— Ваши слова: «Если в „Спартаке“ говорят, что к тренеру полное доверие, значит, ему осталось максимум две недели. Может складывать вещи и выбирать место для отпуска». Как думаете, насколько еще задержится Витория?
— Опять же, все решит результат. Руй пришел совсем недавно, возможно, еще полностью не разобрался, а тут такие результаты. Если у команды не будет положительных эмоций, очков, думаю, здесь ответ очевиден. В «Спартаке» все решается очень быстро.

— В чем вообще главная проблема сегодняшнего «Спартака»?
— Скажу два слова: преемственность поколений. Ее там просто нет. Даже не знаю, к кому могу там обратиться. Кто еще остался с нулевых, уже не говорю про девяностые. Хотя нет, один человек есть. Но людей, которые сами играли в «Спартаке» и могут показать и рассказать, нет вообще. Был Попов, но мы знаем, чем закончилась его история в клубе.
— Связываете результаты команды с негативным фоном, который сейчас есть вокруг «Спартака»?
— Однозначно. Не может такого быть, чтобы у тебя было идеально на футбольном поле, а в руководстве ужасно, и наоборот. Футболисты все видят, читают, им все показывают. Это влияет, все живые люди. И то, что происходит в клубе, отражается на поле.

Это условный посыл футболистов руководителям: а какие к нам претензии, вы сначала у себя разберитесь, а потом будете нам претензии предъявлять — а у нас есть главный тренер, который расскажет, как играть. А тут сразу ответочка сверху: у тебя контракт, все прописано. Ты получаешь огромные деньги. Потом вмешивается агент, и получается конфликт интересов. В «Спартаке» в последнее время именно так.
— Какие ожидания от «Спартака» в Лиге Европы?
— Мне сейчас больше интересен чемпионат. Именно он — лакмусовая бумажка для «Спартака» сегодня, а не еврокубки. Столетие клуба — хочется увидеть, что будет с командой.

По группе в Лиге Европы — она непростая: «Лестер», «Наполи», «Легия». Поляки сегодня кусачие, хотя, думаю, Черчесов многое расскажет про «Легию». Но шансов изначально не очень много. Надеюсь, у футболистов есть самолюбие. Как говорил нам Романцев: просрать можно все, кроме чести. Должна быть честь, совесть — надо выйти и умирать на поле. У-ми-рать. Тогда болельщик все простит.

Во вторник я был на «Открытие Арене» [на матче России с Мальтой]: красота, класс, погода, поле идеальное — играй не хочу. Надо жить футболом. Выходишь на поле — отдайся на 90 минут игре, но чтобы потом ты пришел в раздевалку и сказал сам себе: я все сделал, я отдал всего себя, так, что сейчас мертвый и даже идти не могу. Тогда и партнер тебя поймет, и тренер, и болельщик, и хозяин клуба.

Нынешнему поколению надо учиться этому. Но на чьем примере? Опять же возвращаюсь к преемственности поколений. В «Спартаке» это просто убито.

***
— В вашей биографии есть одна игра за любительскую команду «Аэрозоль». Что это было?
— Разовая акция. Попросили для популяризации футбола. Какие у меня могут быть клубы в 45 лет, сами подумайте?
— Часто ли играете в футбол?
— Часто, вот сейчас у меня должен быть серьезный матч.

— При этом почти не появляетесь в роли эксперта. Почему?
— Неинтересно. Не хочется тратить день на пустяки, на бесполезные вещи. У меня много своих проектов, занимаюсь тем, что мне доставляет удовольствие. Просто нет времени.
— Есть ли задумки по поводу карьеры?
— Есть, но это пока не для прессы.

— А кого хотелось бы потренировать?
— Ну минимум, чтобы это были чемпионы мира. Бразилия там или Германия.
А если серьезно: ну как тут можно что-то загадывать? Живу своей жизнью — а об этом мне даже подумать некогда.

Источник: sport24.ru
+108
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.