03 октября, 13:47 Фанаты grumpy 12

«Вернулся я в Москву такой расслабленный из Тбилиси, пошел через день на матч с «Зенитом» и забрали в милицию — оформили 10 суток ареста!»

История фанатского движения «Спартака».

Tele-sport.ru продолжает публиковать статьи по истории спартаковского фанатского движения. На этот раз предлагаем интервью с Александром Гуренковым («Заплата»), который первым в 1975-м пришел на матч в красно-белом шарфе.


«Но почему флаги-то нельзя без древка?» «Нельзя и все!»

— Саша, почему такое странное прозвище — Заплата?
— Все очень просто. У меня были настоящие — фирменные джинсы в заплатках, я в них ходил на стадион. Понимаешь, в те времена джинсы не у всех были. А мне мой школьный друг продал — отец у него, военный, откуда-то привез. Это были «Вранглер», кажется. А заплатки я пришивал по мере эксплуатации, носил ведь постоянно — они были единственные. Приходил на матчи, ребята говорили: «Джинсы в заплатках!» Так и прилипло ко мне это погоняло — Заплата.

— Традиционный вопрос: почему «Спартак»?
— Раньше меня больше хоккей увлекал — в 1960-е годы. Тогда соперничество «Спартака» с цска — это было что-то! Как по телевизору показывают эти матчи — вся Москва сидела у экранов. Спартаковцы играли в сборной: Старшинов, Борис Майоров… Помню, в 1972-м на один матч СССР — Канада удалось купить билет, 4:3 наши выиграли… Но я уже тогда переключился на футбол — начал болеть за «Спартак», очень нравилось, как они играли, и название — классное!

— Отец, наверное, тоже за «Спартак» болел?
— Нет! Он вообще далек был от футбола, так что это не наследственное. А я, хотя в конце 1960-х на стадион не ходил, но тогда же «Спартак» — Киев была самая заруба за чемпионство — матчи-то смотрел по телевизору. И в пионерском лагере, помню, хотя вожатые нас гоняли почему-то.

Москва, «Сокольники». «Тоха», «Заплата» и «Чика» рядом с кафе «Сирень» — популярное место тусовок фанатов. 

— А первый матч на стадионе помнишь?
— Однажды, в 1971-м году — брательник мой двоюродный Валерий (он жил в Люберцах, а я на Соколинке) говорит: «Саня, поехали!» Это был матч «Спартак» — СКА (Ростов) — вничью сыграли 1:1. А уже с 1972-го я начал регулярно ходить на матчи. Потихонечку сколачивалась наша группа — на Южной трибуне. Помню «Спартак» — «Арарат», это 1973-й год, первая игра сезона в Москве (21 апреля, 2:2, по пенальти 4:5 — прим. tele-sport.ru). Менты как увидели все наши флаги, просто в ужасе были: «Убрать все!» Понимаешь, в те времена все запрещали, всех винтили. И мы как бы кочевали по этой Южной трибуне: с одного места прогнали — в другом секторе собрались. Стоило запеть «На-на-на «Спартак», сразу подходят: «Чего поете!» Ужас, ужас просто. И сплошные запреты. Я еще понимаю — флаги с древком: деревяшкой можно по голове заехать. «Но почему флаги-то нельзя без древка?» «Нельзя и все!» А будешь перечить: «Все! Пошел с нами!» Если же ты еще пива перед этим выпил — вообще труба!
Милиция, хотя шарф этот их очень раздражал, отнять не решилась — все-таки предмет одежды.

— Давай про шарф. С тебя ведь все пошло…
— Да. В нашей кучке шарфов до меня не было ни у кого. А по телевизору иногда показывали матчи из-за рубежа, и хотя у меня был черно-белый, я догадывался, что полоски на шарфах — это цвета клуба. В те времена навороченных шарфов не было, с надписями и эмблемами — у всех были просто полосатые. Ну, думаю, раз флаги запрещены, надо хотя бы, чтобы шарф был. Это 1975-й год. Пошел в магазин, купил шерсть — красную и белую. У меня мама хорошо вязала — сказал, какой ширины полоски, и она связала. Пришел на футбол, все: «Ни фига себе!» И милиция, хотя шарф этот их очень раздражал, отнять не решилась — все-таки предмет одежды. И пошло-поехало. На следующих матчах появился у одного, у другого, у третьего… В тот год в «Сокольниках» проходила выставка международная, и немцы привезли фильм про болельщиков «Кельна» — крутили в своем павильоне № 4. И на экране болельщики были в таких же шарфах, как у меня! И, представляешь, когда я в этом шарфе спартаковском пришел на эту выставку, на меня смотрели все как на фаната «Кельна»! И менты косились — думали, что я у кого-то из немцев срулил. (Смеется)

1975 год. Москва. Александр «Заплата» с вымпелом ФК «Кельн», полученным на тренировке немцев.

— В 1975-м «Кельн» ведь прилетал в Москву (22 октября, Кубок УЕФА — 1/16 финала — прим. tele-sport.ru)…
— Да. И накануне матча мы поехали в «Лужники»: я, Леха Чекмарев (отец Алексий ныне) и Коля Арутюнов — динамовский болельщик, тоже примечательная личность — из «Лиги блюза» (группа такая была, он на открытии нового динамовского стадиона сыграл и спел что-то)… Приехали, думали, будет тренировка, а нам говорят: «Сегодня ничего не будет — завтра приезжайте!» На следующий день немцы появились, но только поле посмотреть. Тренер — Златко Чайковский, в составе три новоиспеченных чемпиона мира 1974-го года: Бернхард Кульман, Хайнц Флоэ и самая главная фигура — Вольфганг Оверат, капитан, 12-й номер сборной ФРГ. На чемпионате мира он еще с хаером был, а сюда приехал: стриженый, в плащике с галстучком, такой нормальный… Коля — молодчик, хорошо по-немецки шпрехал и начал с Овератом говорить. Мы автографы взяли, немцы по полю походили, сели в автобус, уже и ворота охранник закрыл, хватились — а где Оверат? А они увлеклись беседой… О чем уж — это надо у Коли спрашивать… Тогда мне кроме автографов и значков еще и вымпел достался — там на эмблеме козлик на задних лапах — Ханнас, талисман. А вечером немцы получили по рогам от «Спартака» — мы выиграли 2:0.

И вдруг англичанка спрашивает: «Вы — Гуренков?»

— Этот первый в истории шарф сохранился? В музее?
— Нет. В Англию улетел…

— Не понял…
— 1984-й год, в «Лужниках» «Спартак» со «СКА» Ростов играл, здорово попали тогда — 1:6! Как обычно после матча милиция начала всех гнать со стадиона. Просто цирк какой-то! Сидоров Евгений, наш футболист, с женой вышел, но в автобусе со всеми не поехал (мало ли, какие дела у человека), и ему: «Все! Хватит тут стоять!» И вот иду я к метро и вижу: девица в шарфе «Арсенала» — с пушками. На наших не похожа, из Прибалтики, может? Подошел, спросил по-английски: «Вы откуда?» «Из Англии». «За «Спартак» болеете?» «Нет, за «Арсенал». Разговорились (мой английский на бытовом уровне позволял более или менее общаться), оказывается — она в Москву приехала, чтобы увидеть своего любимого футболиста — Рината Дасаева. И вдруг спрашивает: «Вы — Гуренков?» Мою фамилию назвала! Я остолбенел. Но въехал, откуда знает мою фамилию. В английском журнале Football monthly есть рубрика, куда болельщики со всего мира пишут, ищут друзей по переписке. И я написал: такой-то, живу в Москве, болею за «Спартак», а из английских клубов — за «Арсенал» (очень они понравились, когда в 1982-м к нам приезжали), коллекционирую то-то и то-то, рад был бы переписываться. И адрес. В одном из номеров (с «Астон Вилла» на развороте) письмо мое опубликовали. Эта девушка прочитала и запомнила мое имя и фамилию!

Москва, «Лужники». Игорь Проваторов «Матрос», «Чика», Александр «Заплата».

— В журнале твое фото было? Как она догадалась, что ты — тот самый Гуренков?
— В том то и дело, что не было фото! Она просто вспомнила публикацию — все-таки не так много москвичей за «Арсенал» болеют… И я пригласил ее в гости. Смелая девица — согласилась. Когда от «Семеновской» ехали на автобусе — она что-то громко по-английски заговорила, я говорю: «Тише ты!» Потому что народ начал коситься — иностранка! Приехали ко мне домой. Говорю маме с папой: «Это девушка из Англии — Кэрол Филинхэм!» Угостили квасом, я ей показал коллекцию свою, подарил кучу сувениров по «Спартаку» и шарф отдал. А она мне — свой. И говорит: «Когда я в следующий раз приеду — привезу тебе знаки, но только «Арсенала». А мне других и не надо! Хорошие, эмалевые — понимаешь! —   горячая эмаль. С откидывающейся классической иголкой — самой удобной. Не на цанге. На следующий день в качестве культурной программы я предложил: либо идем на концерт Аллы Пугачевой в «Олимпийский», либо на футбол — московское «Динамо» принимало одесский «Черноморец». Она: «Конечно, на футбол!» Помню, ливень был на матче — промокли. Я ей все, что там было по сувенирам, купил — динамовские значки и так далее… Когда расставались, она говорит: «Я обязательно приеду!» И, представляешь, она приехала месяца через три, прислала открытку из гостиницы «Космос»: жду, все привезла. В каком номере поселилась, не написала — я бы все равно ее там отыскал. Но в тот момент я был на гастролях с группой «Машина Времени».

— И больше она не возникала?
— Нет. Тишина.


Саша «Заплата» с чехословацким журналом «Старт».

Первая фирменная открытка «Спартака», в Германии отпечатанная, появилась в 1978-м. Мне ее Валера Гладилин вынес

— А журнал Football monthly где ты достал? Ведь не продавался…
— Да что тогда продавалось! Из советской спортивной прессы доступен был только «Советский спорт», подписка стоила 6 рублей в год. А на «Футбол-хоккей» подписаться можно было только по блату. Мне старшая сестра организовала по своим каналам — она в министерстве торговли работала. Но только два года выписывал. А так приходилось по воскресеньям ездить в киоск на Семеновскую — часам к шести утра, чтобы достался, либо договаривался с киоскершей — она мне оставляла, переплачивал ей копеек десять. То же самое было с журналами стран социализма. В 1970-е выходили: «Старт», «Стадион», «Темпо», польская «Панорама» — это не футбольный журнал, но в каждом номере была какая-то европейская команда — на последней странице, цветная. В 1973-м в Москву приезжали англичане на товарищеский матч, и поляки напечатали всю сборную — на развороте, портретами! За этими журналами я ездил в киоск в Сокольники. Надо было с уроков срываться, приехать часа в два (с двух до трех был обед), занять очередь, чтобы что-то перепало. «Панорама» — три номера привозили, один киоскерша себе оставляла, а два — на прилавок.

— Ты, получается, уже знал, в какой день что привезут?
— Да. «Темпо», по-моему, в среду привозили. А другие в основном в понедельник. Но можно было кое-что купить и в киосках в гостиницах. Football monthly я в киоске гостиницы «Берлин» брал (рядом с «Детским миром», сейчас «Савой») — договаривался с киоскершей, переплачивал, конечно. Она мне оставляла. Однажды приехал с гастролей — она достает, а на развороте — лондонский «Арсенал» в красно-белой форме! Мы еще почему покупали эти журналы — для автографов. Вообще-то в идеале футболисты должны расписываться на фирменных открытках, но такие достать было очень трудно — поэтому расписывались на вырезках из журналов. Все-таки не на собственное тело, не на денежные купюры, не на пачки сигарет и обрывки бумаги, как некоторые и сейчас делают… И еще надо, если ситуация и время позволяют, чтобы не только человек расписался, а еще и адрес написал, «best wishes», то есть «всего хорошего» персонально тебе, и дату, месяц, год. Много у меня автографов и на книге The Admiral Book of Football — 1978 года, с Киганом на обложке. Рассказать, как она мне досталась?

Тот самый журнал The Admiral Book of Football

— Конечно!
— Однажды приехал в Черкизово — тогда там «Спартак» принимал. После матча смотрю, идет мужчина со спортивной сумкой, а на ней фото футбольной команды (потом выяснилось, что это «Бирмингем Сити»). И с ним два мальчика — один в форме сборной Уэльса, а другой — в белой майке «Манчестера». И это на матче нашего чемпионата! Думал, англичанин, подошел, оказалось — норвежец, приехал в Москву на какой-то судейский семинар. Он немножко по-русски говорил, я немножко по-английски, и, представляешь, мы с ним шли пешком не до Преображенки — метро, а аж до Сокольников! А когда расставались, он достал из сумки книгу: «Это тебе!» Счастье! Там потом собрал автографы всех команд, что приезжали из Англии: «Лидс Юнайтед», «Арсенал», «Астон Вилла», «Ливерпуль», сборная Ирландии…

— Фирменные открытки для автографов у тебя появились только к концу 1970-х?
— Не скажи! Я три голландской «Ден Хааг» получил еще в 1972-м, когда они играли со «Спартаком» в Кубке Кубков (13.09.1972, 1/16 — 1:0 — прим. tele-sport.ru). У автобуса мне не досталось — так проник в «Лужники». Одну потом поменял на «Панораму», а в ней «Глазго Рейнджерс» с Кубком, который они у «Динамо» выиграли! На этой открытке, кстати, и Дик Адвокат… А в 1978-м появилась первая фирменная открытка «Спартака» — черно-белая, в Германии отпечатана. Однажды, приезжаю в Тарасовку, ребята: «Тебе открытка то досталась?» «Какая открытка?» Оказывается, раздавали. Спросил у Валеры Гладилина. «Сейчас принесу!» Вынес и расписался.


Первая фирменная открытка «Спартака», отпечатанная в Германии в 1978-м. С автографом Валерия Гладилина

Привели этого типа: «Саня, что с ним сделать?» Они просто разорвать его хотели на куски

— Саша, это ты предложил назвать движение «Союз мяча и орала»?
— Да, от слова «мяч» и «орать» — то есть на стадионе орать… Тайное общество Остапа Ибрагимовича Бендера. Но не прижилось.

— В 1977-м году пятилетие «движа» справили в Тарасовке…
— Да. В местном сельпо взяли легкое винишко яблочное — типа сидра (только там можно было его купить, в Москве такого не было). Приехало человек тридцать. В общем, нормально отметили, был там типа импровизированный митинг, что ли… Говорили о своей любви к «Спартаку»… В тот год, когда «Спартак» в первой лиге оказался, в Тарасовку ездили чуть ли не каждые выходные. Прекрасно время проводили: речка, пиво, в футбол на коробке резались. С нами и футболисты выходили побегать. Миша Булгаков, если кто не тянул: «Ты отдохни! Следующий!»

— А что за случай был в Тарасовке — когда тебя толпа местных поймала?
— Да-да, было и такое. Иду на стадион, в шарфе, естественно. Навстречу местные ребята. «Кто такой?» «Приехал за «Спартак» болеть». «Откуда?» «Из Москвы» «Ах, москвич!» Слово за слово… Один был — вожак: попер на меня. Я говорю: «Дорогой, тебя же поймают — голову открутят!» Кончилось дракой. Я — один, а их человек шесть. Все лицо было в синяках.

1976 год. Тарасовка, поздняя осень. Только что вылетели в Первую лигу, решаем, как жить дальше… Стоят Лёша «Чика», Серёга Маркевич, «Заплата», «Бутафор», Эльдус «Сокольники», в правом нижнем углу в шапке Серёга Елин

— В интернете написано, что ты чуть ли не какими-то огородами спасался…
— Какими огородами! Там огородов-то никаких не было… Ну, да, пришлось спасаться… Но самое главное, этого типа ребята поймали на следующий день. Привели: «Саня, что с ним сделать?» Они просто разорвать его хотели на куски. Я говорю: «Да ничего не надо, отпустите!» Пинка ему под жопу дали, чтобы летел и больше не возникал…

— Говорят, Бесков терпел вас в Тарасовке, но общения не было…
— Почему! К Константину Ивановичу можно было всегда обратиться. Наши болельщики кто постарше в Тарасовке подходили и спрашивали, допустим, почему Цыбина отцепили из состава. Он всегда объяснял спокойно, почему с этим футболистом поступили так, а не эдак… Но самое теплое отношения были, конечно, со Старостиным Николаем Петровичем: душа-человек!

— С кем-то из спартаковцев были у тебя душевные отношения?
— Мне вспоминается в этой связи Валерий Гладилин. Кажется, молодежка играла со сборной Югославии в «Лужниках». И я, уж не помню, каким образом, сразу после матча оказался там, куда уходят команды — под трибуну. Уже футболисты шли, позвякивая шипами по полу, меня хотели повязать, но Валера подошел, обнял и за собой увлек. «Отойдите!» Всех отогнал, представляешь! И мы с ним прошли прямо в раздевалку! С Лехой Прудниковым я познакомился в «Лужниках». Он знал, что я из «Машины Времени», а тогда «Машина» была — Top of the Pops! Мы обменялись телефонами, я даже был у него в гостях — подарил кассету с записью «Машины». А когда «Спартак» из Лондона приехал, он мне знак привез «Арсенала» в коллекцию — эмблему. Ты заметил, что старая эмблема гораздо клевее новой? Во-первых, там пушка на запад смотрит (на новой — на восток) и под ней девиз по-латински — Victoria Concordia Crescit. А новая какая-то упрощенная…

1975 год. Москва. Вратарь «Спартака» Александр Прохоров и Александр Заплата

«Открою один секрет. В «Лужниках» есть пятые ворота…»

— Первый выезд — в Минск, на автобусе, в 1977-м. Что запомнилось?
— Идея была Сереги Митякова. От «Ждановской» стартовали. Приехало много провожающих и тех, что хотел тоже поехать. Но автобус ведь не резиновый. Обстановка была, как… запуск космической ракеты. «Спартак», к сожалению, проиграл — 0:1…

— В тебя же сверху минчане мороженое метнули…
— Если честно, не помню, может, и кинули. Помню, в руках у меня был медвежонок игрушечный — талисман, я на него тоже шарф красно-белый повязал.

— Ты был в автобусе, когда в него Николай Петрович Старостин зашел после матча в Минске?
— Был. Но я ведь однажды вместе с командой в автобусе в Тарасовку из «Лужников» ехал — в 1975-м или 1976-м году.

— А как в автобус попал?
— Без проблем! Меня уже знали ребята, я как бы был «свой». Поднялся в автобус для автографов — с флагом (был у меня такой самопальный с диагональной белой полосой), мне на эту полосу ребята начали расписываться — шариковой ручкой. Редин, Пискарев, все, все… Так и уехал вместе с командой — до Тарасовки! А однажды я в спартаковском автобусе из Шереметьево в Москву доехал. «Спартак» прилетел из Роттердама — играли со «Спартой» (23.11.1983 — Кубок УЕФА, 1/16 — 1:1 — прим. tele-sport.ru). Володя Сочнов тогда подарил мне плакат. Тоже спокойно поднялся в автобус, вышел на Преображенке, а ребята поехали дальше… Ринат на заднем сидении закурил — я так удивился! Думал, спортсмены не курят, только иностранцы могут. Мариус Трезор (был такой чернокожий защитник в сборной Франции и «Олимпике» Марсель) после матча в «Лужниках» (23.5.1980, сборная СССР выиграла 1:0 — прим. tele-sport.ru) вышел из раздевалки и закурил. Я подошел, у меня с собой был французский журнал Miroir du football — он на нем расписался.

1977 год. Минск. Общая фотография участников первого организованного выезда, позади тот самый автобус

— А как ты туда — к самой раздевалке проник?
— Открою один секрет. В «Лужниках» есть пятые ворота, туда можно было войти — поворачиваешь сразу направо, по коридору почти весь стадион под трибунами обходишь и, если придешь пораньше, когда матч еще не закончился, можно спокойно попасть туда — к раздевалкам. А вот после окончания матча там уже стоял дежурный. Хотя среди них Толик был — знакомый, тоже наш фанат… Этот путь мне показал один приятель. Еще в 1973-м, когда «Торпедо» с «Атлетиком» Бильбао играл (19.9.1973, Кубок Кубков — 1/16 — 0:0 — прим. tele-sport.ru) там же у раздевалки Ласа (такой лохматый полузащитник) берет мне свой новенький прямо с головы снял и подарил. Правда, на нем эмблема была «Реал Сосьедад», но это тоже баски. А я ему матрешечку дал.

В 1979-м я встречал «Ливерпуль» прямо у трапа самолета!

— Под трибунами к раздевалке — класс! Были еще какие-то «партизанские» способы к футболистам подобраться?
— Открою еще один маленький секрет: есть же еще аэропорт! Это сейчас много разных — не понятно, куда прилетят, а раньше — только Шереметьево. В 1981-м в аэропорте «Кайзерслаутерн» встречал (21.10.1981, Кубок УЕФА, 1/16 — 2:1 — прим. tele-sport.ru) — что только они ни привезли! Плакаты. открытки… Конечно, с годами все сложнее и сложнее становилось. В 1982-м году прилетел «Арсенал» (14.09.1982, Кубок УЕФА, 1/32 — 3:2 — прим. tele-sport.ru), англичане — шутники: бутылка шампанского в буфете стояла, они все хотели выстрелить из нее, как из пушки… Взял автографы, майку на майку удалось обменять, значки заполучил, успел даже сфотографироваться на полароид с Тони Вудкоком — нападающим сборной Англии (снимок шикарный — у меня дома под стеклом в рамочке), вдруг начался шухер, милиция уже кого-то повязала — не я же один там обменом занимался. Ну, думаю, надо делать ноги…

1982. Шереметьево. С Тони Вудкоком («Арсенал»)

В том же 1982-м «Спартак» играл с «Валенсией», но не в Москве, а в Тбилиси. (24.11.1982, Кубок УЕФА, 1/8 — 0:0 — прим. tele-sport.ru). Испанцы туда летели через Шереметьево — транзитом. Приехал я в аэропорт чуть ли не в полночь. Вышли они, таможенникам начали открытки дарить. Думаю, сейчас и мне что-то перепадет. Идет тренер Милян Милянич, спрашиваю, а он: «Ничего не осталось!» Ты даже не можешь себе представить, какое меня зло взяло! Ну, думаю, я с тебя живого не слезу! В югославском «Темпо» было фото: какая-то болельщица вцепилась в Драгана Джаича — майку с него сняла (Смеется). Вытряс я таки из Милянича открытку «Валенсии». А на лицевой стороне мне расписался Мигель Тендильо, который потом в мадридский «Реал» перешел, а на оборотной — сам Марио Кемпес — лучший футболист мира 1978-го года!


1982. «Валенсия» с автографами. Марио Кемпес расписался на оборотной стороне открытки

— А как возвращался домой ночью?
— Доехал на перекладных с грехом пополам. Зато довольный, что не зря съездил… А в 1979-м я встречал «Ливерпуль» прямо у трапа самолета! Правда, это было не в Москве, а в Тбилиси…

— Так, так…
— Мне очень тогда нравились два английских клуба: «Ливерпуль» и «Манчестер Юнайтед». И когда по жребию тбилисскому «Динамо» достался «Ливерпуль» (Кубок Чемпионов, 1/16 — прим. tele-sport.ru), думаю, надо лететь в Тбилиси. Третьего октября матч был. Взял отпуск, купил билет и полетел. Взял все фотографии, вырезки, книгу — для автографов. У меня был адрес и телефон Отара Назадзе — футбольного журналиста в Тбилиси, к которому надо было обратиться. В Тбилиси приняли великолепно, Отар поселил меня у себя, пропуск организовал великолепный — с угрожающей надписью «проход всюду». Встречал команду прямо у трапа самолета! Выходят — такой битловскиий «Ливерпуль»! С бакенбардами, как у Джона Леннона, клеши, ботинки на платформах — по последней моде. И все люди знакомые: Рэй Клеменс — вратарь сборной Англии, Рэй Кеннеди, Джимми Кейс, Фил Томсон — капитан, Терри МакДермотт, Грэм Суннес, Кенни Далглиш… Все они у меня на фото, а тут прямо перед тобой — сказка какая-то! Пока таможенный досмотр шел, я брал автографы, а грузинское телевидение все это снимало. Потом грузины мне говорили: «Видели вас по телевидению». А английских болельщиков приехало восемь «Икарусов»!

Пропуск на матч тбилисского «Динамо» и «Ливерпуля»

— С ними, наверное, тоже был активный обмен?
— Но товара не хватило! Все ушло: медаль какая-то покупная, мишки олимпийские, значки… Но мы с Отаром поехали в типографию и там афиши матча взяли. Ушли на ура! Но больше всего их интересовали программки. Спрашивали: где можно купить? Да я сам тут впервые — не знаю! «Пошли искать!» Нашли около стадиона. Книжечка такая, на трех языках: на грузинском, на английском и на русском. Стоила 37 копеек. Местным болельщикам продавали по две в одни руки, а англичанам — сколько угодно. Кто-то пятьдесят купил, кто-то сотню! Я там рассекал как англичанин в своем шарфе — купил сорок штук, в Москву привез — ребятам раздал… В этой программке могло и мое интервью появиться — если бы пораньше приехал. Это Отар сказал. Я это интервью дал спортивной газете «Лэйло».

— Затарился ты в Тбилиси по полной…
— Да! Увез «полный набор джентльмена». Автографы, три пакета навороченных фото, вымпел «Ливерпуля», значков много, один красивый — Mighty Liverpool — Могучий Ливерпуль, такой кулак сжатый, Тренер Боб Пейсли — легенда клуба — расписался на пропуске (на беговой дорожке стояли, во время тренировки)… Болельщики подарили три классных фото «Ливерпуля» — с Кубком европейских чемпионов (один у меня под стеклом на стене). Они меня вообще хотели с собой взять на матч, но это было уже слишком, да и зачем! У меня ведь пропуск ломовой. Я с ним даже после матча в раздевалку англичан проник!

«Тренер «Ливерпуля» Боб Пейсли расписался мне прямо на пропуске»

— Не опасно было — англичане ведь проиграли 0:3…
— Да, нормально! Я автографы там не брал — до этого все сделал. Да потом было опасно брать — они из душа выходили мокрые: вода могла на открытки попасть — потеряли бы товарный вид… Вернулся я в Москву такой расслабленный из Тбилиси, пошел через день на матч с «Зенитом» и забрали, представляешь, в милицию и оформили 10 суток ареста!

— За что?
— Наверное, слишком громко вел себя да еще чуть поддатый. Мы в Сокольниках перед матчами на грудь принимали, потом на метро по прямой — до «Спортивной». Но водку не пили, только пиво в «Сирени», портвейн или сухонькое в шашлычной…
— Реально там 10 суток провел?
— Конечно. Но в камере только ночевали, а так на улице общественно полезным трудом занимались — подметали и так далее… А «Динамо» после «Ливерпуля» и на «Гамбург» попало. И вдруг звонок из Тбилиси: «Саша, приезжайте!» Я вроде как счастье принес. «Не могу! Отпуск кончился…»

Эту открытку «Ливерпуля» получил в 1979-м

Пошли в отделение, но я успел значок выкинуть в кусты. Стали обыскивать. «Ребята, какой знак? Вы что!»

— А во время общения с иностранцами милиция не вязала?
— Было и такое. В «Лужниках» перед матчем с «Арсеналом» у автобуса я успел только знак «Арсенала» взять — «Arsenal Travel Club», то есть «путешествующий клуб Арсенала» — хороший, эмаль с пушкой. Этот знак выдается болельщикам, которые регулярно выезжают с «Арсеналом» в другие города и страны. Только успел взять, как два милиционера возникли: «Мы только что видели, как вы что-то взяли!» «Да вы что! Вам померещилось!» Пошли в отделение, но я успел значок выкинуть в кусты. Стали обыскивать. «Ребята, какой знак? Вы что!» Потом нашел его — там куда кинул, и сейчас он у меня в коллекции.

— А на что шел обмен с иностранцами?
— В основном на наши футбольные значки, хотя они не лучшего качества были. На программки. Перед матчем с «Арсеналом» программочка вышла — два листа, четыре копейки стоила. Я купил под мостом в «Лужниках» у бабушек целую стопку. У англичанина увидел вымпел «The Gunners» — из шелка, новенький, красивый, с пушкой, с бахромой. Класс! Спрашиваю: «Сколько Вы хотите программок за вымпел?» «Five programs». Нет проблем! Отсчитал ему пять.

— А футболки удавалось выменять?
— Футболки вообще — это высший пилотаж, если ты футболку достал у футболиста, да ты что! Это и почетно, и здорово, вообще высший класс считалось. Если еще и иностранную. Мне только однажды удалось заполучить — сборной Шотландии. Да много позже на званом вечере Войцех Ковалевски мне свой вратарский свитер с 30-м номером подарил. А недавно встретил его на стадионе — сфотографировались как старые знакомые… В Пирогово, когда сорок лет справляли, мне вручили персональную майку с 72-м номером — год рождения движения. Сереге Люберецкому тоже подарили. Мы в них на футбол иногда приезжаем.

С вратарем Войцехом Ковалевски

В «Машине» спартаковцами был Кутиков и Подгородецкий. Ефимов — цска…

— А как ты в «Машину Времени» попал? Чика устроил?
— Да, сейчас это отец Алексий. Я работал в почтовом «ящике» — в НИИ прикладной физики, слесарем-инструментальщиком. Он говорит: «Саня, бросай ты это дело!» Там как раз вакансия образовалась. Это был 1980-й год, «Машина» уже на профессиональные рельсы вышла. И начались бесконечные гастроли.

С Александром Кутиковым

— Сколько в «Машине» спартаковцев было?
— Бас-гитарист Александр Кутиков — болельщик «Спартака». Он и на матчи ходит. По телевизору, когда строили наш стадион, видел его. Правда, комментатор почему-то Александром Владимировичем назвал — отчество перепутал… А когда концерт был на «Открытие Арена» — 50 лет «Машине» — он в конце переоделся и в майке спартаковской с номером юбилейным на сцене появился… Петя Подгородецкий, клавишник — тоже «Спартак». А вот Валера Ефремов, барабанщик — это цска. А Андрей Макаревич — он вообще не болельщик.

1981 год, Тольятти. Группа «Машина времени». Верхний ряд (слева направо): А. Кутиков, П. Подгородецкий, В. Мусин, В. Ефремов, И. Литт, О. Мелик-Пашаев. Нижний ряд: И. Кленов, А. Гуренков, А. Бутузов «Фагот», Н. Короткин, А. Чекмарев

— Во время гастролей удавалось в мячик погонять?
— А как же! В Ташкенте играли. В Тольятти, 1981-й год, у меня даже фотография есть — групповая, два ряда, я — в нижнем. Персонал и музыканты. Помню, когда делали фотографию, я попросил, чтобы верхний ряд стоял не просто так, а сложив руки на груди. Как на фирменных открытках.


Другие статьи про историю спартаковского фанатского движения:

«Эти мальчики в красно-белых шарфах — агенты ЦРУ, негодяи!» Как зарождалось фан-движение «Спартака» в 1970-е
«В нас полетели тысячи камней». Первый организованный выезд и массовая драка болельщиков «Спартака» в 1970-е
«Фанаты поддерживали Ловчева в конфликте с Бесковым». История первого выезда на «Спартак» и конфликтов в клубе
«Заряжаем, хлопаем, а работяги: «Пацаны, хорош шуметь! Дайте футбол посмотреть!» История фанатского движения «Спартака»

Источник: tele-sport.ru
+133
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.