Обсуждение 11 Новости 84 Прогноз счёта Видео 2
24 октября, 19:00:
Чемпионат России 2021/2022, 12-й тур
:
08 октября 2021, 21:45 (МСК), Чемпионат Мира 2022 (отборочные игры), 7-й тур
г. Казань. Стадион: "Ак Барс Арена"
1 : 0
Словакия
04 октября, 10:07 Сборная России (футбол) Михей 5

«Настоящий вратарь из гроба вылезет — и гроб в щепки разлетится». Интервью тренера вратарей сборной России Кафанова/Кафанов — о прогрессе Максименко: «Он растет, хотя быть вратарем в «Спартаке» очень трудно»

Первая из трех частей интереснейшей беседы с тренером вратарей сборной России.

Это интервью бралось в течение... полугода. Большую его часть, часа три, мы записали еще в апреле, на следующий день после матча «Ростов» — «Спартак». Виталий Кафанов вручил свою недавно вышедшую в свет книгу «Без права на ошибку», а затем и в устных рассказах открыл для меня целый мир вратарского искусства. Теперь понимаю, как же мало мы о нем в действительности знаем. После трех частей этой беседы вы будете понимать и чувствовать, что такое работа голкипера, гораздо лучше.


Такое интервью невозможно было писать с пылу с жару — вскоре и Евро-2020 подоспел, а вместе с ним куча новых вопросов. События развивались стремительно, и Кафанов, оставаясь в «Ростове», вошел и в новый штаб Валерия Карпина в сборной страны. На сентябрьский сбор, сломав все стереотипы, он пригласил сразу пятерых вратарей, поскольку с первым номером ничего не было ясно. А самую большую революцию совершил сам Карпин, первым на моей памяти из главных тренеров сборной объявив вслух: все решения по вратарям, вплоть до выбора голкипера в стартовый состав, принимать будет Кафанов.

Все, что ни делается, к лучшему. Выбранный им на игры с Хорватией и Кипром Маринато Гильерме сыграл безупречно. А интерес к личности самого Кафанова после слов Карпина и приглашения пяти вратарей на сбор стал выше, чем когда-либо. Самое время для публикации, в которой будет и миллион историй о вратарях из разных стран. С одной из таких и начнем.

«Акинфеев не мог не закончить со сборной»

— Ничего случайного в жизни не бывает, — говорит Кафанов. — Никогда не забуду рассказ знаменитого бельгийского голкипера Жан-Мари Пфаффа. Он играл за «Беверен», небольшую команду в Бельгии. Всю жизнь мечтал играть за «Баварию». «Беверен» стал чемпионом за два тура до конца чемпионата, и вся команда пошла пить в бар, а он — спать.
Следующий матч команда играла очень плохо, а он — отлично. При этом вообще не зная, что на игру приехал представитель «Баварии». Пойди он с партнерами отмечать чемпионство — и не было бы никаких шести сезонов в Мюнхене с кучей трофеев. Это была награда от Господа.
— У Игоря Акинфеева, наверное, не было бы триумфального ЧМ-2018 с «ногой бога», если бы до этого не случилось ЧМ-2014 с грубой ошибкой против Кореи и неудачной игрой на выходе с Алжиром.
— О том и говорю. Ни один вратарь не обходится без падений и неудач. Ни один. Кто только тогда не кидал камни вслед Игорю. Все сразу забыли, сколько лет он играл за сборную без ошибок, никто не воспринимал его как живого человека, который тоже может ошибиться. Наверное, это был для него самый тяжелый период, но он его выдержал.
С одной стороны, плохо, что он закончил играть в сборной. Для сборной плохо — много лет мы спорили о втором, третьем вратаре, но знали, что у нас есть первый. Когда он был здоров, вопросов на эту тему не возникало, поскольку чем тяжелее игра, тем лучше был Игорь. Этому качеству не научит ни один тренер. Или оно есть, или его нет. Чистая психология!
Так вот, мне очень жаль, что он закончил со сборной, — но рад, что именно так. Так ярко. Он все сделал в самый нужный момент, который стал подведением итогов его пути в сборной. Каждый получает то, что заслужил. И то, что Акинфеев — главный герой чемпионат мира для нашей сборной, абсолютно не случайно. За любым везением стоит очень много пота на тренировках.

— Он не мог не закончить со сборной?
— Это очень трудно. Клуб, паузы нет — и ты в сборной. А потом опять в клубе. И так 14 лет подряд. Да еще и с двумя «крестами». Мы одновременно с цска были на сборах в Испании, когда он восстанавливался после одной из тяжелых травм. Игорь просто сидел на поле и ловил мячики, которые бросал ему Чанов. «Может, дней через десять уже играть будет», — сказал мне Вячеслав Викторович. Я не мог в это поверить.
Смотрел, что ему не дают никакой нагрузки, и думал: «Как он будет играть?» Наступает март. Одна игра — нормально, вторая — тоже. Как будто ничего и не пропустил. Это значит, что все у него в голове разложено по полочкам. Все идет от головы.
— Знаю, вы требуете, чтобы ваши вратари всегда прыгали за мячом, не провожали его взглядом. Значит, у вас были бы вопросы к Акинфееву, который прыгает далеко не всегда.
— Всегда говорю, что Игорь — это отдельная тема для разговора. Он — исключение из правил, талант, способный сам готовить себя к играм. Он может вообще не тренироваться и играть на высочайшем уровне. Для него на тренировках достаточно просто почувствовать мяч и ворота, поиграть. К нему нельзя подходить с такими мерками, как к остальным, в том числе и в вопросе прыжков за мячами.

От Карпина ни разу не слышал в свой адрес повышенного тона

— Легко ли сработались в «Ростове» с Валерием Карпиным? Трудно ли было перестраиваться после многих лет в штабе Курбана Бердыева?
— Конечно, они абсолютно разные, но оба — личности. И с обоими мне работать вообще легко. От того же Карпина ни разу не слышал в свой ни повышенного тона, ни недовольства. Относится с уважением — это самое главное.
— Когда он объявил, что все решения по вратарям в сборной будете принимать вы, в том числе и выбор основного голкипера, — вы не восприняли это как перекладывание ответственности?
— Ни в коем случае. Только как знак уважения и доверия. По совместной работе знаю, что это не жест для внешнего пользования, а так все на самом деле и есть. В «Ростове» у нас с Георгиевичем было так же — просто официально не оглашалось.
— В «Ростове» при нем вы же были и старшим тренером.
— У меня есть лицензия Pro. Но работал при этом только с вратарями.

— А как же «стандарты», которыми вы занимались у Курбана Бердыева?
— Я занимался обороной при «стандартах». Атакой занимался сам Валерий Георгиевич. Так было до меня и так осталось при мне. Он мог уточнить какие-то моменты, но в целом все делал сам.
— Известно, что раньше у Карпина в командах были жесткие штрафы — 100 долларов за 100 граммов лишнего веса, столько же — за минуту опоздания, за забытую вратарем на поле кофту...
— Сейчас этого нет.
— В сезоне-2013/14 Карпин сделал ставку на Песьякова в «Спартаке», объяснив это его классной игрой ногами. Все тогда за головы похватались — руками-то у Сергея получалось гораздо хуже!
— Песьякову дали карт-бланш задолго до сезона, хотя там были и Андрей Дикань, и Артем Ребров, и Антон Митрюшкин. Тем сразу сказали: «Вы не играете». Это было очень неожиданно, когда мы сидели на сборах, читали это и понимали, что таким образом убивается принцип конкуренции.
В такой ситуации мало хорошего, поскольку она демотивирует других вратарей. Что в какой-то момент произойдет с тем, на кого поставили, — никто не знает. Конкуренция есть конкуренция, играть должен сильнейший. Думаю, что Валерию Георгиевичу тоже надо было через это как тренеру пройти.
— То же самое было и раньше, когда он из-за лимита сделал ставку на Сослана Джанаева, убрав в запас Стипе Плетикосу.
— Вообще в «Спартаке» вратарем быть очень трудно. Вот почему рад за Сашу Максименко. Это давление не каждый вратарь может выдержать, но он с ним справляется. Да, ошибки бывают, но их с каждым сезоном становится все меньше.
При этом требования тренеров вратарей — разные. Итальянец Джанлука Риомми, например, настаивал на том, чтобы в ближнем бою, при выходе один на один, вратарь предугадывал ситуацию, бросался заранее. Максименко так и делал — и не всегда выручал. При Доменико Тедеско и немецком тренере вратарей Максе Урванчки стало видно, что в таких же ситуациях он действует по-другому. Ребров рассказал: «Немец сейчас учит его по-другому. Он должен сократить расстояние, сделать блок».

Есть блок на месте, а есть длинный с вылетом вперед. Несколько раз видел в его исполнении как раз длинный, и это помогало выручать. Да, молодому легче перестроиться, но в это же надо еще и поверить! Значит, поверил. Максименко растет, и это радует. Ведь это «Спартак», где очень трудно быть первым и играть стабильно. Убежден, что у Саши за последние годы очень большой прогресс.
— Думаю, в этом не последняя роль Реброва.
— Артем вообще умничка. Лучшего второго вратаря по менталитету, чем нынешний Ребров, невозможно и представить. Взрослый человек, стал в команде чемпионом, а теперь помогает сплотить команду. Притом что не играет, создает микроклимат и остается системообразующей фигурой, которая всех объединяет.
И есть высшая справедливость в том, что «Спартак» выиграл свое чемпионство именно с Ребровым в воротах. Смешно слышать, когда говорят, что у него был средний сезон. Он делал очень мало ошибок, благодаря чему красно-белые провели 15 матчей на ноль, из которых 11 завершились минимальной победой. То есть дрогни вратарь — и команда теряла бы очки и, возможно, не стала бы чемпионом.
— Не сказать, что «Спартак» в том сезоне был особо результативен — 46 мячей в 30 матчах, три за игру впервые забил в предпоследнем туре «Тереку».
— Скептики напирали на то, что Ребров не вытаскивал игры. Но он играл без ошибок, и этого хватило! Артем эти золотые медали заработал сам — и сделал это сложнейшей карьерой. В 24 он еще был нигде. Прошел через тяжелейшую операцию. Не побоялся поехать в первую лигу, в «Шинник» — настолько хотел играть. И в итоге выбился в основные вратари «Спартака». Хотя, казалось бы, где «Шинник» и где «Спартак»? Не было бы Ярославля — и чемпионства бы не наступило.
Таких примеров много. Все вратари, которые чего-то добились, обязательно преодолевали какие-то сложнейшие периоды на характере. Часто слышу такой вопрос: «Вратарь — он какой?» Если коротко — такой, что из гроба вылезет, и гроб в щепки разлетится.

Сафонов сказал, что теперь еще больше хочет играть с такими командами, как Дания

— Два молодых таланта, Матвей Сафонов и Александр Максименко, одновременно были в молодежке, причем конкуренцию выигрывал краснодарец. Но из-за его травмы спартаковец сыграл, и хорошо, на молодежном Евро, зато Сафонов — два матча на взрослом Евро. Сюжет.
— Пока в целом они идут, можно сказать, параллельным курсом. Плечом к плечу. Им обоим повезло, что, несмотря на молодость и неизбежные ошибки, им все равно доверяют роль первого вратаря в сильных клубах.
И уже было немало матчей, когда они возвращали должок за те надежды, которые на них возлагались и возлагаются, — взять тот же прошлогодний проход «Краснодара» в Лигу чемпионов через ПАОК. И они растут. Посадили бы их после ошибок на лавку — как знать, что случилось бы дальше.
— Валерий Газзаев когда-то аккуратно подпустил юного Акинфеева в состав из-за спины Вениамина Мандрыкина и потом уже никогда не сажал.
— Но Акинфеев и ошибался редко. Газзаеву надо отдать должное и за Габулова, которого стал ставить в основу «Динамо» в 18 лет. До этого Володя уже в 16 играл за «Моздок» против мужиков. Причем в «Динамо» Габулов делал много ошибок, мог бы взять каждый второй из пропущенных им мячей. Но набивал шишки, и Газзаев его не менял.
И Акинфееву, и Габулову уже в цска, когда он туда перешел из «Алании», очень повезло с тренером вратарей — Вячеславом Чановым. Но когда Володя был в «Динамо», первоочередная заслуга, что он состоялся как вратарь, принадлежит все-таки Газзаеву.

— Что представляет собой Алексей Антонюк, тренер вратарей «быков»?
— Хороший тренер и человек замечательный. При этом не из тех, кто сглаживает углы, — он был первым из тренеров вратарей, кто начал спорить по некоторым моментам моей книги «Без права на ошибку».
— Как же он допустил, что необстрелянного Агкацева в феврале бросили под танки с Загребом и «Спартаком», который забил ему шесть?
— В этой ситуации на ум приходит только один вывод: право на ошибку есть только у Матвея.
— Многие спорят, есть ли вина Сафонова в первом мяче датчанина Дамсгора на Евро-2020. Удар-то какой получился!
— По опыту работы в клубах сделал вывод — когда начинают шарахаться и после одной неудачи сразу менять вратаря, к хорошему это никогда не приводит. Что же касается матча с Данией, то у Сафонова есть харизма, но еще мало международного опыта, чтобы играть на таком уровне и показывать в состоянии стресса все, что ты умеешь. А Дания — это другие скорости. Матвей говорил при встрече, что датчане все делают очень быстро — и, соответственно, ему тоже, играя против такой команды, решения надо принимать быстрее. Еще он добавил, что теперь хочет еще больше играть с такими командами. Матч с Данией — наверное, самый большой стресс, который случился на сегодня в его карьере.

— То, что за два дня до игры с датчанами у Матвея родился ребенок, могло на него как-то повлиять?
— Такие моменты как раз придают силы. Насколько знаю, Матвей очень крепкий в плане психологии и умеет достаточно безболезненно выходить из неудач. Мне об этом рассказывал и Алексей Антонюк, и Андрей Синицын. Еще одна важная вещь — как все говорят, не подвержен звездной болезни. Как и Максименко. Оба понимают, что на сегодня уже чего-то добились, но надо не успокаиваться, а идти дальше и добиваться большего, и для этого нужно еще больше работать.
— На этот раз вы Сафонова вызвали.
— Все просто. После невызова на сентябрьский сбор Матвей все пять матчей — два до перерыва на сборные и три после — провел на уровне вратаря сборной.

Песьяков доказал, что вратарские навыки можно поменять и после 30 лет

— Вас называют объединителем голкиперов и их тренеров в России. Можете поподробнее рассказать, как в 2012 году вы с Вячеславом Чановым и Михаилом Бирюковым создали систему обучения тренеров вратарей? Как вообще поняли неоходимость этого?
— В 2009 году, вскоре после Евро-2008 с впечатляющим чемпионством испанцев, попал на семинар в Испании, где тренеры вратарей примеры и сегунды собираются два раза в месяц. На одном из таких семинаров разрешили поприсутствовать. Помню, выходили оттуда вечером как одна большая семья. Это на поле их клубы — конкуренты, а там все шли вместе через весь футбольный центр в Мадриде, обнимались, общались. Тогда подумал: «Как хочется, чтобы у нас так же было!»
Приехал, Курбан Бердыев спрашивает: «Ну, что скажешь про семинар?» Ответил: «Мы нескоро сможем Испанию обыграть. Даже по системе подготовки вратарей мы от них очень далеко. Нужно то-то и то-то...» Бердыев сказал: «Хорошо. Тебе нужно время, я тебе его дам. Начинай». Понимал, что нужна помощь от самых авторитетных тренеров вратарей, и Чанов с Бирюковым меня поддержали. Сейчас все работает, РФС нас поддерживает, Андрею Лексакову и Андрею Власову огромное спасибо.

— Меня восхищает, что вы готовы не держать свои знания при себе, а делиться ими. Утрачивая, так сказать, эксклюзивность своего знания.
— Очень долго пришлось убеждать тренеров вратарей в необходимости этого. У кого-то такой секретик, у кого-то другой... Поначалу все вообще приходили и думали: «Да что мы тут не знаем?» Это потом разговорились, стали общаться, делиться, все рассказывать. Конечно, для этого нужен был пример. Поэтому тренерам и говорил: «Работаю так и так. Вот все детали. Если нравится — берите, нет — говорите, с чем не согласны. Давайте здесь все обсудим». Рассказал в деталях, как готовил Рыжикова, когда мы на «Ноу Камп» обыграли «Барселону». И когда что-то неправильно сделал — тоже рассказывал, делился ошибками, чтобы они их не повторяли. И постепенно все пошло.
Как-то прочитал в «СЭ» колонку Дмитрия Иванова, бывшего гендиректора «Динамо», что российская вратарская школа возродилась благодаря лимиту на легионеров. Не согласен. И во время лимита у нас были годы, когда в РФПЛ было заявлено от девяти до 15 вратарей-легионеров, а в некоторых командах и вовсе по два. А теперь у нас, хоть и нет четкого первого номера в сборной, есть большой выбор взрослых голкиперов. Тренеры вратарей стали более грамотно работать, и в результате в каждой команде РПЛ сейчас есть минимум по два нормальных вратаря, а то и по три. И кандидатов в сборную очень много.

Российская вратарская школа возродилась не из-за лимита, а потому что семь лет назад мы начали создавать систему обучения, проводить семинары, лекции, видеоконференции. Наконец, создали чат в What's App, в котором сейчас более трехсот человек. Такого нет ни в одной стране.
— Сколько?!
— Более трехсот. Точно уже не знаю, но ни в одной стране такого нет. Более того, у нас там почти весь бывший Союз и еще восемь представителей других стран. Недавно добавился Александр Уваров, давно работающий в Израиле. Тоже судьба! До тридцати лет никуда из «Динамо» не уходил, хотя предложений хватало. Как Шунин. Вот сколько у нас сейчас вратарей, которые всю жизнь отыграли в одном клубе? Акинфеев, Малафеев, Шунин. Не осуждаю тех, кто меняет команды, — время такое, жизнь другая. Но этот клубный патриотизм заслуживает уважения.
В Советском Союзе это было нормой, и тот же Уваров — одно из ярких тому свидетельств. Он выходил со скамейки, играл на ноль, опять садился. А в тридцать стал наконец первым в «Динамо» — и первым в сборной. На ЧМ-90 был чуть ли не единственным в сборной СССР, к кому не было никаких вопросов. А затем уехал в Израиль и играл там до сорока. Его там называют Шура и все боготворят.

— Правда ли, что книгу о вратарях и тренерах вратарей «Без права на ошибку» вы выпустили за свои деньги и потратили на это около 240 тысяч рублей?
— Так и есть. Раздать экземпляры бесплатно всем тренерам и вратарям посоветовала жена. Подарил им всем, а также многим главным тренерам. И скажу так: даже если кто-то один что-то взял для себя, нашел один важный момент, заполнил белое пятно — значит, книга написана уже не зря.
Во-первых, потому что у нас не было вообще никакой литературы на эту тему. Во-вторых, накопился серьезный багаж, из которого ничего не хотел скрывать, — эта книга в первую очередь для российской вратарской школы. Мы создали систему обучения, но, допустим, когда я занимаюсь с той или иной группой тренеров вратарей — это считаные дни. А книгу можно читать и анализировать долго. И всех, кому ее дарю, прошу — говорите, с чем не согласны, что бы убрали, а что — добавили. И таких все больше.
— Зимой вы сказали, что с вами спорил тренер вратарей «Краснодара» Алексей Антонюк. А кто еще?
— Как-то встретились в аэропорту с Антоном Коченковым. Он говорит: «Не согласен с вашими словами, что вратарь должен быть тщеславным». Выяснилось, что мы просто не сошлись в понимании смысла этого слова. Я имел в виду — значит, хочет быть чемпионом, все выигрывать, быть первым в команде. Имел в виду здоровое честолюбие.
Все вратари — разные. Поэтому, может быть, по каждому из тех, с кем работал, надо было написать отдельную историю, то есть выстроить ее не тематически, а личностно. Последний пример — Сережа Песьяков.

— В чем пример?
— Не был уверен, что после тридцати лет голкипер может поменять свои навыки. Они же вырабатываются годами, и изменить их трудно. Поменять стойку, поведение в единоборствах, при выходах один на один, прострелах с флангов. Особо не надеялся, что мы сможем какие-то вещи принципиально поменять. Но Сергей изменил мое мнение, и ему за это большое спасибо.
— В какой-то момент в сезоне-2019/20 Песьяков проиграл в «Ростове» конкуренцию Егору Бабурину, но теперь первый — твердый основной вратарь и голкипер сборной, а Бабурин прошел через аренду в «Краснодар» и сидит в ростовском запасе. Что изменилось?
— Да, Бабурин был четким первым номером, отыграл первый круг вообще безупречно. Может, некоторый осадок оставила игра с «Зенитом», которая закончилась 6:1, но там большинство мячей питерцы забивали из вратарской. Только на последний матч того цикла мы поставили Сергея — со «Спартаком» в Москве, поскольку это его бывший клуб. Но он уже за месяц знал, что будет в этом матче играть.
Сообщать второму вратарю задолго, что в определенном матче он сыграет, мы попробовали еще с самим Бабуриным в «Рубине» в конце 2018 года. Тогда основным вратарем был Иван Коновалов. А Егору сказали: «Последний матч года в Питере — твой». Бабурин знал об этом за два месяца — и «Рубин» выиграл на выезде у будущего чемпиона 2:1, хотя у нас там играло много молодежи. С Песьяковым в «Ростове» история повторилась — обыграли «Спартак» в Москве, он сыграл хорошо и три раза выручил.
— Но ведь такие вещи делать рискованно, они в какой-то мере искусственные.
— Зато у второго вратаря есть мотивация каждый день тренироваться в полную силу! Первого вроде бы менять не за что, и второй это понимает. Но знает, что через месяц точно сыграет, и это заставляет его работать на полную. А потом Бабурин получил травму и вылетел на три месяца. Сергей все взял в свои руки и больше шансов никому не давал. Это вратарская жизнь.

Ключевой момент карьеры Шунина — то, что он остался в «Динамо», когда оно вылетело

— Какими должны быть отношения главного тренера и тренера вратарей?
— В книге писал, что тренер вратарей должен сам выстраивать отношения с главным тренером. Будем откровенны: большинство тренеров вратарей обижаются на главных, считают, что их недопонимают, так как главные в подавляющем большинстве не играли в воротах и часто необоснованно вмешиваются в их работу и решение, кто будет играть.
Есть, конечно, исключения — тот же Сергей Козко в «Рубине» говорит, что ему повезло с Леонидом Слуцким. Сережа, с которым мы много лет работали вместе, какие-то вещи объясняет, Леонид Викторович к ним прислушивается.
— Еще с кем-то из вратарей, помимо Коченкова, книгу обсуждали?
— С Антоном Шуниным. На моих глазах прошла вся его карьера. В 18 лет, в первый год, он был очень ярким. Мальчик пришел, сразу заиграл, был вызван в сборную, подписал контракт на три года с хорошей зарплатой. И — пропал. Так часто бывает.
А дальше путь до последних трех-четырех лет, когда он играет стабильно, был очень трудным. И на лавке сидел, и недоверие тренеров было. Случались моменты, когда он считал отправку на скамейку незаслуженной. За счет чего он прибавил? За счет того, что стал мудрее, перестал делать меньше простых ошибок.

— Каким был у Шунина ключевой момент, позволивший ему все-таки стать одним из сильнейших вратарей страны?
— На мой взгляд, то, что, когда «Динамо» вылетело, он ушел с командой ФНЛ и вернулся обратно. Скажу честно: звал его тогда в «Ростов», но Антон сказал, что останется в своей команде.
— Так же и Джанлуиджи Буффон остался в «Ювентусе», когда бьянконери выбросили из серии А.
— Такое решение любому игроку дается тяжело. Когда ты вылетаешь из обоймы премьер-лиги, тебя почти не видят. Но он не колебался. На мой звонок сразу ответил: «Спасибо, Виталич, но я останусь». Это позволило ему повзрослеть. У каждого вратаря свой путь развития и созревания. У кого-то опыт проявляется в двадцать пять лет, у кого-то позже. Таких, как Акинфеев, постоянно играющий на одном уровне с восемнадцати, мало.
— Какова природа ошибки Шунина при втором голе бельгийцев на Евро-2020?
— Там на самом деле очень сложный момент. Когда шла передача, в центр вратарской площадки набегал Лукаку и тянулся головой к мячу. В этот момент вратарь должен стоять и ждать удара. То есть раньше времени, пока Лукаку не пробьет, Шунин выйти не мог. Бельгийцу не хватило буквально пары сантиметров. Ну а после того, как Ромелу не пробил, у Антона было очень мало времени среагировать на полет мяча. К тому же набегали его партнеры, один из которых и оказался первым на добивании. Но мы все равно проиграли не из-за этого.
— Что отличает Гильерме от других голкиперов?
— У него потрясающие данные. С его большими руками и пластикой он может перекрыть все ворота. И нервы у него крепкие, как у Лунева. Если уберет рискованные решения, не будет разбрасываться эмоциями во время матча и будет следить за своей позицией — это очень хороший и надежный вратарь.

— Правда ли, что до последнего момента выбирали на матч с Хорватией между Гильерме и Андреем Луневым?
— Правда. Было немножко тревожно, когда Маринато два дня из-за микротравмы не тренировался, а Андрей из-за матча «Байера» приехал на день позже. Потом они вышли на одну тренировку, вторую — посмотрел на них и немного успокоился. Несмотря на то что у Лунева нет игровой практики, тренировки в сильном клубе с сильными партнерами позволили ему довольно ощутимо прибавить.
Все вратари работали хорошо, но Гильерме и Лунев при выборе на эти матчи были предпочтительнее. И в игровых ситуациях, и в двусторонках действовали правильно. На сто процентов уверен не был, но было ощущение, что к этим матчам наши вратари готовы.
— Кстати, как отнеслись к отъезду Лунева в «Байер»?
— Конечно, обрадовался и поздравил. У нас с 2003 года ни один вратарь не приглашался в хороший европейский клуб, так что его переход очень хорош и важен для всей российской вратарской школы. Он мог остаться в «Зените», каждый год вешать себе золотую медаль и получать бонусы. Но ушел из зоны комфорта в более сильный чемпионат, где место в составе тебе никто не гарантирует. И это вызывает большое уважение.
Конечно, чтобы постоянно выступать за сборную, он должен регулярно играть в Германии, но мы очень на него рассчитываем. Хотя и понимаем, насколько сильный у него конкурент в лице Храдецки.

— Ненадолго отходя от вратарской темы — таким же неожиданным, как у Лунева, оказался отъезд Элдора Шомуродова из «Ростова» — сначала в «Дженоа», а теперь и в «Рому». Он в большом порядке — а ведь долго не забивал перед отъездом в Италию.
— В двадцати последних играх забил два мяча, если не ошибаюсь. Старался, но ничего не залетало. Был даже немного удивлен, что его туда взяли. И уж точно считал, что ему там первое время на новый уровень выйти не удастся. А у него получилось, он стал сильнее, чем когда уходил.
— Как это понять вообще? С учетом еще и того, насколько сложно дается адаптация в серии А Алексею Миранчуку.
— Уровень игроков там выше, нагрузки больше... Может, усваивает нагрузки Элдор лучше. Зимой летели с Юрием Семиным в Испанию, еще не зная, что он будет работать в «Ростове». И Юрий Павлович говорил: «Сейчас опять прихожу к тому, что надо, как раньше, больше тренироваться».
Итальянцы всегда такими были. И не случайно они когда-то взяли к себе работать нашего главного человека по физподготовке в стране, профессора Юрия Верхошанского. Они работали вместе с Валерием Лобановским, у них был общий подход. И итальянцам он большую пользу принес.

— Он там преподавал?
— Да, в Коверчано, в центре национальных сборных. Ему там купили дом, платили большую зарплату. Он и умер, прожив больше 80 лет, в Италии.
Другого не пойму. Вот нашего тренера приглашают в Италию, он там учит тренеров по физподготовке. А российских тренеров по физподготовке нет. Приходится приглашать испанцев, немцев и других. Ничего против них не имею. Но почему мы не можем пригласить профессионального тренера, чтобы обучить своих, российских?
Люди хотят работать тренерами по физподготовке, но куда идти — не знают. Нам удалось воссоздать свою вратарскую школу, а почему никто не хочет заниматься возвращением своей школы по «физике» — не знаю.
— В одном из ваших интервью вычитал, что Бердыев значительные части работы над физподготовкой взял у Лобановского.
— Речь идет о силовой подготовке. Этой системой с нами поделился итальянский тренер по физподготовки Иван Карминати в 2004 году, работая в «Интере» с Роберто Манчини. При этом сказал: «Это система Лобановского».

Источник: www.sport-express.ru
+47
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.