Обсуждение 9 Новости 81 Прогноз счёта Видео 2
24 октября, 19:00:
Чемпионат России 2021/2022, 12-й тур
:
08 октября 2021, 21:45 (МСК), Чемпионат Мира 2022 (отборочные игры), 7-й тур
г. Казань. Стадион: "Ак Барс Арена"
1 : 0
Словакия
06 октября, 00:03 Сборная России (футбол) Михей 9

«Черчесов о вратарях больше говорить не хочет». Третья часть большого интервью тренера вратарей сборной России Виталия Кафанова

В заключительной части большого интервью с Виталием Кафановым тренер вратарей сборной России вспоминает о невероятной победе своего «Рубина» над «Барселоной» на «Ноу Камп», почему Бердыев здорово готовит свои команды к еврокубкам, что отличало голкипера Черчесова и почему он больше не хочет говорить на вратарскую тему, как раскусили __ю_у-пенальтиста, в чем положительное отличие женщин-футболисток от мужчин и за счет чего Доннарумма вытащил два последних пенальти от англичан в финале Евро.
В матче «Барса» — «Рубин» Месси говорил: «Если сейчас пойду в туалет, ты пойдешь за мной?» Его опекун Ансальди отвечал: «Да».

— Возвращаясь к знаменитой победе «Рубина» над «Барсой» в 2009-м — как вам удалось перестроить психологию Рыжикова, который признавался потом в интервью: «Думал, главное — семь-восемь не пустить, а пять — еще ничего»?
— Это правда. Очень опасался этого матча, потому что никто уже не помнит — за три дня до этого они «Реал» 5:0 грохнули. Но самое важное даже другое — Бердыев показал, как они радовались пятому голу. То есть люди забивают пятый, а счастливы так, будто это первый. Это говорит, как они голодны до каждого гола и каждой победы.
Единственное, что я тогда мог Сереге сказать: «Для нас это испытание — что можем, что не можем. Хочу попросить об одном. Просто сделай в каждой ситуации что можешь. Любая ошибка вратаря в такой игре — это сразу конец. И даже без ошибок не проиграть трудно. Но просто постарайся во всех ситуациях показать то, что умеешь».
Потом в перерыве спрашиваю его: «Концентрации хватает? Успеваешь правильно принимать решения?» Он: «Уже очень трудно. Настолько быстро мяч перед штрафной ходит, пауз практически нет!» Они все время были перед штрафной. В чемпионате России бывают какие-то паузы, меньше ударов. А там — ни секунды покоя. Он говорил, что на последних минутах уже ничего не соображал, действовал чисто на инстинктах.
Но концентрация была максимальной. Вся команда выжала из себя все, что есть. Даже при этом у «Барсы» было 24 удара, 13 из которых в створ! Выпади хоть один из 11 игроков — никакой сенсации не было бы. Но все работали как швейцарские часы, компактно, друг за друга, страховали, успевали. Ансальди персонально закрыл Месси, играл с ним по всему полю. Лео говорил: «Если сейчас пойду в туалет, ты пойдешь за мной?» Кристиан отвечал ему: «Да, пойду за тобой». Они из одного города, Росарио...
— Как Гвардиола, Месси, Хави и остальные восприняли домашний проигрыш?
— И для них, и для болельщиков это был шок. Полная тишина на трибунах. 80 тысяч — и тишина. Когда через две недели они приезжали к нам на ответный матч, мы понимали — настрой будет совсем другой. Они поедут поставить нас на место, наказать. А мы с ними 0:0 сыграли. И это было, наверное, даже важнее. На «Ноу Камп» можно было сказать, что они нас недооценили. А тут уже нет.

— Как Бердыеву это удавалось? Почему он завоевал репутацию тренера, в наибольшей степени из всех наших в последнее десятилетие заточенного на еврокубки?
— Он каждого конкретного соперника может разобрать по винтику. Разбить целое на как можно большее количество деталей, каждую из них изучить и опять собрать в целое. Отдельно каждого игрока. Каждую фазу игры — и найти в них какие-то слабости. Стандарты — штрафные, угловые, ауты — это была моя епархия.
В каких зонах у них можно перехватить мяч и как они при этих перехватах располагаются — из-под внимания Бердыева не уходило вообще ничто. И из каждой мелочи он старался выжать максимум. Наши соперники об этом просто не думали, считая, что они и так сильнее. А Курбан именно за счет мелочей старался нивелировать разницу в классе. И это удавалось.

— Что вспоминается о победе «Ростова» над «Баварией»?
— Хорошо, что мы в Мюнхене 0:5 проиграли. Не сказать, что нас прямо так возили, до 30-й минуты моментов вообще не было. А потом — спорный пенальти, затем гол «в раздевалку». 2:0, нам надо бежать отыгрываться, а им только это и надо. На пространстве и забили нам во встречных атаках. У «Баварии» была почти стопроцентная реализация. Это для многих наших ребят был первый матч в еврокубках — и все сразу поняли, куда попали.
— Как Бердыев отреагировал?
— Разнос в раздевалке был знатный: «Так нельзя играть в Лиге чемпионов!» Тем более что до этого его «Рубин» достойно в этом турнире играл. Дальнейшие матчи показали, что та игра была нужна. И когда «Бавария» приехала в Ростов, мы уже были другие. Немцы могли это понять по тому, что мы от «Атлетико» в Мадриде только на последней минуте решающий мяч пропустили.
Помню, было очень холодно. Стадион-то еще старый, «Олимп-2». Минус десять, ветер. И при этом — какое-то невероятное количество женщин на футболе. В такую погоду такое могло быть, наверное, только в Ростове! Бедные женщины... Думал: «Елки-палки, как они билеты вообще достали? Невозможно ведь было!»

— А «Аякс» в квалификации как уничтожили!
— Это было какое-то фантастическое чувство, когда забивали третий, четвертый... Амстердамцы ведь в том же сезоне дошли до финала Лиги Европы, где проиграли «МЮ». Они были очень сильны. Дома могли обыграть нас с тем же счетом — там и везение было, и Сослан сыграл хорошо. А дома просто вчистую их переиграли, 4:1. Если честно, не понимаю даже, за счет чего.

— Как случилось, что вы стали отвечать в «Рубине» за стандартные положения? Когда был первый шаг?
— Сразу. Как только приехали с Бердыевым в Смоленск, в первую лигу в 2000-м году. Тогда тренеров вратарей в России еще не было, и он сказал руководителям: «Со мной приехал тренер по стандартам». То есть Курбан был первым человеком в стране, сказавшим, что есть такая специализация. Это важная часть игры, которая приносит много очков. И для руководителей клубов сделать в штабе дополнительную ставку для тренеров по стандартам было бы дальновидным решением.
Вот недавно Юрген Клопп первым в Англии и, по-моему, в Европе привез в «Ливерпуль» тренера по аутам. Это совсем новое слово, но, думаю, мы дождемся времени, когда и это станет повсеместной практикой.
— Как вы придумали знаменитый угловой «Спарта» с пятью игроками на ближней штанге?
— Мы работали в сборной Казахстана, я помогал Юрию Красножану. И был у нас тренер Виктор Кумыков, который сейчас работает в Узбекистане, — он занимался стандартами. Делал немножко иначе, хотя тоже создавал кучу, и мы там забили сборной Чехии два мяча, и не кому-нибудь, а Петру Чеху, хоть и проиграли — 2:4. И на домашней арене «Аякса» так забили голландцам.
Когда приехали в «Рубин» — попробовали сделать что-то подобное, но иначе. При казахстанской куче у вратаря больше возможностей взять мяч. Мы же делали по-другому, но как именно — раскрывать сейчас не буду. Может, еще пригодится. В нашем варианте у вратаря практически не было шансов. Забили так восемь голов за круг. Помню, звонили тренеры из «Динамо», «Зенита», которые от нас так пропустили: «Мы готовились неделю, что сделали не так? Как надо было?» Я отвечал: «Если хорошая подача и все правильно стоят, противоядия нет».
— Потом это и на Европу распространилось.
— В последние годы за стандартами так внимательно уже не слежу. Остыл к этому делу.

Как Доннарумма вытащил от Англии два последних 11-метровых и как в РПЛ раскусили __ю_у-пенальтиста

— Кого считаете лучшим вратарем Евро — Доннарумму, Шмайхеля, Зоммера? Очень много голкиперов ведь сыграли здорово.
— Очень рад за Шмайхеля. Он мне всегда казался хорошим, но не таким, как отец, не для больших задач. Но за два последних года он стал намного более надежным, мало ошибается, правильно действует в сложных ситуациях. Обыграй Дания в полуфинале Англию, Каспер стал бы лучшим вратарем. Он и тот матч играл фантастически. Не в обиду Доннарумме, но для Шмайхеля это был лучший турнир в карьере. Особенно удивил Пикфорд. Он очень эмоционален, и на чемпионате мира его как одного из лучших даже не рассматривали. А теперь выиграй англичане Евро — ему наверняка отдали бы звание лучшего вратаря.
Вообще, этот чемпионат отличался от всех предыдущих тем, что вратари сыграли намного надежнее прошлых лет по всем статистическим показателям. Стало больше ударов — и больше игр, в которых вратари вытаскивали матчи для своих команд, даже когда их команды играли слабее. И трое вами упомянутых вратарей здорово играли, и англичанин Пикфорд, и украинец Бущан, и многие другие. И грубых ошибок было мало — словак сам себе забросил, испанец останавливал мяч, не глядя на него, а уже решая, куда отдать.
— Как вам возникшая после поражения англичан в финале теория, что юным игрокам не стоит доверять бить послематчевые пенальти?
— Сразу приходят на ум другие случаи — промах Роберто Баджо в финале ЧМ-1994, например. Джон Терри, поскользнувшийся при решающем пятом ударе в финале ЛЧ-2008 в Москве. Опытнейшие игроки! Или звезды — вот Мбаппе не забил пенальти, Зоммер взял, и французы вылетели. Если уж такие люди не забивают... Нет, возрастной закономерности я в этом не вижу. Но изучение бьющих вышло на новый уровень, это однозначно. Оттого и столько отбитых пенальти на турнире.

— На чем, по-вашему, Доннарумма взял два последних пенальти в финале?
— Помимо изучения, всегда на поведение вратаря влияют угол разбега, интуиция, умение направить игрока: выбрал голкипер угол, куда хочет прыгнуть, — а дальше надо своими движениями заставить бьющего пробить именно туда. Нужно посеять сомнения в его голове! Кто-то встает не в самый центр, кто-то подходит перед ударом к бьющему и прямо перед его глазами сильно хлопает перчатка о перчатку...
Есть удобная высота для вратаря, и оба мяча Доннарумма взял именно на ней. Самые сложные удары — в нижний или самый верхний угол. А если пробили на удобной высоте и вратарь угадал направление удара — шансы отбить пенальти очень большие. Еще Бердыев всегда говорил игрокам — никогда не бейте на удобной для вратаря высоте. Но футболисты все равно часто так бьют, не слушая тренеров. Самое надежное — это низом в угол.
— То, что __ю_а в прошлом сезоне не забил два пенальти подряд, — тоже результат того, что с его паузами перед ударом Артема раскусили и сказали вратарям стоять до конца?
— Однозначно. Знаю, что «Рубин» точно готовился переиграть __ю_у на пенальти, разговаривал с Сережей Козко. Самый важный момент при его ударе — оставаться на двух ногах. То есть вратарь поднимает одну ногу — Артем после паузы бьет под опорную, и туда голкипер прыгнуть уже не может.
Смысл в чем? Сильно пробить он уже не может, потому что остановился и бьет фактически с места. Чаще всего — низом. И даже если в угол, то достать удар можно, потому что он наносится не сильно, не с разбега. Так его и поймали. Артема и Егор Бабурин переиграл, но дали перебить. Думаю, __ю_а в обозримом будущем так бить больше не будет, поскольку он умный нападающий и сделал выводы.

У Черчесова-голкипера была железная психология. Но о вратарях он больше говорить не хочет

— Было ли у вас когда-нибудь глубокое общение о вратарском искусстве со Станиславом Черчесовым?
— Один раз. Потому что он всегда говорит: «Все, я стал тренером, я больше не вратарь». Хоть и говорю ему, что бывших вратарей не бывает, он отвечает: «Нет, нет, все. По вратарям больше говорить не хочу. Уже все забыл, это в прошлом».
В том единственном разговоре Черчесов, помню, рассказывал, как долгое время не играл в Германии, в дрезденском «Динамо». А дальше было так: «Как-то просыпаюсь и думаю: что я вообще тут делаю, раз приехал и не играю? И начал пахать. После тренировок оставался, в выходные. И когда дали шанс — его не отпустил». Это показательный момент.
— А еще он прошел через тяжелейшую травму, в 38 лет не играл и уже должен был заканчивать. Йоахим Лев в «Тироле» сказал: конечно, хочешь — езжай на сборы, но мы на тебя не рассчитываем. Но он поехал, все доказал, вернулся в ворота и стал чемпионом.
— У него еще всегда было качество — фантастическая уверенность. Когда в 95-м он посреди сезона вернулся из Германии в «Спартак», там были очень хорошие вратари — Руслан Нигматуллин, Дмитрий Тяпушкин. Но приехал Черчесов, встал в ворота — и стал первым. Говорил об этом: «Я ничего для этого не делал. Просто встал в ворота». Это — вратарь с установкой: «Я буду первым!». Внутреннее состояние, которому никакой тренер не научит. У Стаса — железная психология.

— А с его сменщиком в «Спартаке» начала 90-х и теперь тренером вратарей Гинтарасом Стауче много общаетесь?
— Несколько раз созванивались. Спасибо Гинтарасу за перчатки. У него был контракт с одним известным прозводителем — он по две пары в год дарил.
— Черчесов и многие другие вратари не любят, когда говорят: «Вратарь стоит». Они говорят: «Стоит член, а вратарь — играет». Вы тоже не любите?
— Так к словам не придираюсь, но смысл правильный.
— Черчесов, как и не так давно венгр Кирай, играл в шароварах. Что это дает?
— В свое время была такая мода. Одно время можно было играть только в трусах, потом разрешили так, как удобно. Кстати, считаю, что тренироваться удобнее всего в комбинезонах. В трусах или штанах прыгаешь ты или нет — подтягиваешь их, тратишь секунды. А комбинезон надел — и работай без малейших пауз. Раньше их трудно было достать, за ними гонялись. Сейчас в них почти никто не тренируется, хотя мы своим вратарям раньше давали. Обязывать их нельзя — в чем удобно, пусть в том и работают.

Женщины в футболе не симулируют. Мужчинам есть чему у них поучиться

— Не бывает одинаковых вратарских судеб. В прошлом году, например, россиянин Никита Хайкин стал чемпионом Норвегии в роли основного голкипера «Буде-Глимт», хотя за год до этого собирался заканчивать с футболом.
— Это интересная история, и мне хотелось бы с Никитой познакомиться. Вообще, фантастических примеров очень много, и на них не то что одной — двух книг не хватит. Взять Андреса Палопа. Ему было 34 года, «Севилья» в 2007 году не собиралась продлевать с ним контракт. И тут он в 1/8 финала Кубка УЕФА с «Шахтером» при 1:2 в компенсированное время прибежал на угловой в чужую штрафную и сравнял счет.
В овертайме его команда забила победный мяч, а потом «Севилья» выиграла весь турнир, и в финале против «Эспаньола» в послематчевой серии Палоп взял три пенальти. В итоге клуб его, конечно, переподписал, он еще шесть лет за него играл, а в 2008-м был в заявке сборной Испании, выигравшей чемпионат Европы. Все, что с нами в жизни происходит, — либо испытание, либо награда, либо наказание. В этом случае сначала было испытание, потом — награда от Боженьки. Ничего случайного в жизни не бывает — ни успеха, ни неудач!
— Вам нравится наблюдать, как вратари забивают голы?
— Да. Скажу больше — мы к этому готовимся, тренируем. Наши вратари не дадут соврать — они знают, в какую зону при стандартном положении им надо идти, откуда легче всего забить. И физически мы готовим голкиперов так, чтобы у них были силы в конце пробежать все поле на угловой, потом быстро вернуться — и, если нужно, еще раз сбегать. А если матч длится не 90, а 120 минут, и там надо будет бежать в чужую штрафную? Они тоже должны быть готовы. И должны об этом думать.

— То-то Джанаев говорил: «Есть у Кафанова упражнение, от которого вратари просто стонут. За две минуты нужно пройти восемь станций на полполя, прыжковая работа чередуется с челночным бегом».
— Да, это называется «круговая тренировка» — на скоростно-силовую выносливость. При этом все движения — вратарские. А бежать между станциями надо почти на максимуме, иначе не уложишься. Но важно не только то, чтобы уложились, но и чтобы быстро восстановились — не более чем за четыре минуты. Такая тренировка показывает, как ты готов. Потому что сейчас вратари за игру пять километров в аэробном режиме пробегают плюс километр скоростной. И при этом к концу игры надо остаться свежим по тем причинам, о которых я говорил.
— В свое время бразильский вратарь Рожерио Сени забил 125 голов, многие из них — со штрафных. Как к этому относитесь?
— Сени — уникум, но это исключение из правил.
— Кстати, коль скоро упомянули бразильцев, интересен феномен их вратарской школы. Помню, они проиграли ЧМ-1982 только из-за отсутствия сильного вратаря, и, кроме Таффарела, много лет не было никого. А сейчас — целая россыпь в мировых топ-клубах.
— Причина все та же — появились более грамотные тренеры вратарей. Кстати, во второй половине 2000-х я общался с тренером вратарей, который работал в московском «Динамо», когда там был Сергей Овчинников. Эту круговую тренировку он мне и посоветовал. Спрашиваю его: как Овчинников столько килограммов сбросил, придя в «Динамо»? Он мне про эту тренировку и рассказал. Она очень тяжелая, но даже сами вратари ее просят, поскольку после нее хорошо себя чувствуют. Она и тестовая, и нагрузочная, и силы дает.

— Недавно у вас был совсем необычный опыт — временная работа с вратарями женской сборной России.
— Да. Это связано с нашей давней дружбой с ее главным тренером Юрием Красножаном, которому помогал во второй сборной. У меня был отпуск, и Юрий Анатольевич предложил помочь ему провести сбор — и вообще совмещать работу с женской сборной и «Ростовом». С совмещением получиться никак не могло, поскольку сроки игр женщин и мужского чемпионата России совпадали.
Перед этим они обыграли очень крепкую Португалию в стыковых матчах — 1:0, 0:0. Мне было очень интересно, хотелось поскорее поехать и посмотреть, что это вообще такое — девочки-вратари. И не представляете, какое удовольствие получил!
Если сравнивать, чем они отличаются от нас, то выделил бы три пункта. Первый. Когда девочка занимается футболом, она настолько целеустремленная и выжимает из себя все сто процентов, что ни вратарей, ни полевых игроков не надо заставлять, подгонять. Они совсем другие. Они поставили себе цель и идут к ней.
Второй. Они настолько жадно схватывают все, что ты им говоришь! Очень быстро обучаются. Не знаю, правда, так же быстро потом все это забывают или нет. Но хватают на лету. Третий. Было столько ситуаций, когда им было больно! На моих глазах играли с Бразилией, Финляндией, Испанией, и им очень прилично доставалось. Но они старались не валяться и выпрашивать штрафной, а как можно быстрее встать и продолжить игру.
За четыре матча со стороны ни одной из игроков не было ни одной попытки симуляции падения или попытки показать судье, как ей больно. У них, как и у детей, этого нет — только у мужчин. У нас сплошь и рядом можно увидеть, как футболисты корчатся от боли и катаются по полю. Смотришь потом повтор крупным планом, и стыдно становится — его или вообще не коснулись, или чуть-чуть задели. А девчонкам иной раз так доставалось, что, казалось, нога сейчас в другую сторону полетит. А она встает, хромает и все равно бежит, как может. В другой момент ее толкают, а она стоит на ногах, не падает.

С юным вратарем Поповым, пропустившим десять от «Сочи», «Ростов» не продлил контракт. Он уехал в Латвию

— Вы писали в книге, что вратари — это люди с тонкой душевной организацией, очень ранимые. Что в связи с этим скажете о Сергее Чепчугове, его странных постах в «Инстаграме»? До этого был еще пример с Алексеем Зуевым в «Спартаке».
— Вратари чаще других находятся в состоянии стресса, а люди переносят стресс по-разному. И когда случаются какие-то срывы, я их не оправдываю, но понимаю, почему они бывают. Потому что вратарь — одиночка. Когда команда проигрывает из-за его ошибки, он чаще всего остается в одиночестве. Когда он годами сидит на лавке и должен идти на следующую тренировку, зная, что еще долго не выйдет на поле, он — в одиночестве.
Вратарь должен быть по-своему немного ненормальным. Если он хочет добиться, у него должен быть сумасшедший характер. Как у нас говорят, он должен быть первым и в картах, и в домино, и на бильярде, и по женщинам. У вратарей внутри футбола — сто видов спорта. И такой ответственности, чтобы встать на эту линию, за которой — гол, захочет далеко не каждый. Одна ошибка — и тебя заклюют, но надо идти дальше. А без ошибок не бывает.
— Не могло сказаться на психологии того же Чепчугова, что он столько лет был вторым в цска под Акинфеевым?
— Думаю, наоборот. Мне кажется, когда Сергей находился в цска — все было нормально. А вот когда он оттуда ушел и не получилось в Красноярске, может, и пошел срыв. Первая лига, приехал домой — и не получается. При том, что ты чемпион страны и от тебя многого ждут. Очень хорошо, что армейские болельщики его поддержали, потому что падать — очень тяжело.

— Какими же канатами вместо нервов надо было обладать Александру Филимонову, чтобы не сломаться полностью после того гола Украины. Это же страшно, когда тебя ненавидит вся страна.
— Очень тяжело. Мы с ним разговаривали про книгу, где упоминался тот эпизод. Филимонов говорил: «Я в том году за «Спартак» пропускал меньше, чем когда-либо. Это был очень удачный год, с матчем на «Сен-Дени», кучей других хороших игр. А помнят только эту ошибку». Да, это несправедливо. Но это одна из частей нашей профессии. Как он играл тогда во Франции, сколько ударов — и каких! — наносили чемпионы мира...
— Что Филимонов в том злосчастном эпизоде сделал не так?
— Вероятно, ошибки были две. Во-первых, судя по тому, что он вышел и мяч залетел ему за голову — не рассчитал полет. Во-вторых, в такой ситуации решил ловить, а не отбивать. Потом ему тысячу раз так подай — все было бы нормально. Но именно в тот момент получилось так.
— Как поживает тот мальчик, Денис Попов, который в июне 2020-го проснулся знаменитым на всю страну после 10:1 в матче «Сочи» против юниоров «Ростова», где он одновременно побил рекорды РПЛ и по пропущенным, и по отбитым мячам?
— Сейчас в Латвии, мы переписываемся. Поехал туда свободным агентом в ноябре прошлого года, когда у него закончился контракт с «Ростовом». Денис тоже должен пройти свой путь. Очень рад, что он туда поехал, не стал здесь ничего ждать и тратить попусту время. Если характер есть, то выживет. Данные есть.

После того матча о нем стали везде говорить. У него в Ростове такси на всю жизнь бесплатное. Интервью брали на федеральных каналах и все такое. Хотя он знает, как все обстоит на самом деле. Когда мы разбирали игру, сказал ему, что как минимум четыре мяча из этих десяти можно было не пропустить. Тогда бы сам поехал встречать тебя в аэропорт. Но, когда ты пропускаешь десять, ставишь антирекорд и говоришь при этом в интервью, что игрой доволен, — после этого пришлось позвонить ему и сказать все, что об этом думаю.
— И Карпин тогда очень жестко о Попове высказался публично.
— Да, предварительно мы с Георгиевичем переговорили на эту тему. У него в той игре было много хороших моментов, и об этом мы тоже сказали. У нас же и молодежка, и основная команда на разборах игр присутствует. И тренируются молодые с первой командой часто. В конечном счете тот матч с «Сочи» стал для Попова и всех остальных уникальным опытом. Ни при каких других обстоятельствах у них не появилось бы шанса сыграть с такой командой, на таких скоростях. Уверен: сейчас они все только рады, что такое в их жизни было.

От вратаря можно добиться большого прогресса за три месяца

— Никогда сами не хотели попробовать себя в роли главного тренера?
— Выбор делался с самого начала тренерской карьеры. Вратари — это моя жизнь.
— А когда вы этот выбор сделали?
— Сразу, как закончил. Профессия тренеров вратарей уже существовала. Начал со сборной Туркмении и «Копет-Дага». Там был генеральный секретарь федерации Какаджан Атаев, он предложил мне туда пойти и оплатил учебу в Высшей школе тренеров. Благодарен ему, он дал мне такой нужный первый толчок в карьере. Денег-то у меня не было. Не знаю, как без него смог бы учиться в ВШТ, а значит, и потом работать.

— Методики совсем другие сейчас?
— То, что я тогда делал, — это кошмар! Давал в один день такие упражнения, которые вообще несовместимы. Сам тренировался много и думал, что чем больше, тем лучше. Теперь понимаю: чтобы развить какое-то качество, нужно делать одно и то же упражнение много раз. Лучше одно упражнение регулярно, чем много — по чуть-чуть.
Недавно Виктор Гаус (тренер вратарей «Крыльев Советов», — Прим. И.Р.) говорит: «Виталич, с Сережей Козко разговаривали: вы нас совсем по-другому тренировали». Ответил: «Да вообще кошмар, как я над вами издевался — и не понимал этого! Хотя играли нормально». А учиться начал, потому что понимал: у меня нет знаний. Начал везде ездить, что-то спрашивать. Не было ни одной книги по теме. Поэтому и захотел спустя время, когда знания появились, чтобы другим легче было.
— Когда вы играли в первой лиге чемпионата СССР, были какие-то предложения, от которых вы отказались — и теперь понимаете, что это был ваш шанс?
— В «Пахтакор». Он был тогда в высшей лиге, и там был один вратарь — Александр Яновский. Но меня не отпустило руководство «Колхозчи». Ни о чем не жалею и благодарю Бога за то, как все идет. И о том, что не пошел в «Локомотив» к своему другу Красножану, тоже не жалею. Его оттуда быстро убрали, но дело даже не в этом. Просто в «Рубине», а потом в «Ростове» у меня была возможность работать с вратарями на перспективу и видеть реальные результаты.

Как вратарь я выше третьего места в первой лиге чемпионата СССР не поднялся. Но Бог дал мне возможность себя реализовать через других вратарей. Когда приехал работать в Россию, в Смоленск, даже мыслей не было о том, что стану чемпионом страны, и команды, в которых тружусь, будут обыгрывать «Барселону» и «Баварию». Хотя мечтать об этом — мечтал. Как и о том, чтобы найти и развить хотя бы одного вратаря, который попадет в сборную.
Когда «Рубин» дважды подряд выиграл чемпионат, стал мечтать о том, чтобы создать школу. Потом — организовать конференцию, в рамках которой объединить всех тренеров вратарей в России. Затем — выпустить фильмы о вратарском искусстве. Далее — написать книгу. Все это сделано. Следующая цель — учебник для детских тренеров. И новые ребята, которые после работы со мной будут играть в воротах лучше, чем до.
— Сколько времени для этого требуется?
— Трех месяцев хватает. Любого парня с потенциалом брал и всегда убеждался, что такого срока достаточно, чтобы с ним смело идти даже в еврокубки. Всем своим вратарям говорю, против кого бы они ни выходили: «Сделайте то, что можете, что умеете. Этого хватит». Ты не можешь сделать из полевого игрока Месси или Роналду, а вратаря хорошего уровня воспитать можешь.

И Рыжиков больше 40 матчей в еврокубках отыграл, «Барселону» на «Ноу Камп» обыграл. Джанаев полутравмированным выдал шикарную Лигу чемпионов, выиграл у «Аякса» и «Баварии». Медведев очень достойно играл с «МЮ». Они не вытворяли ничего особенного, они просто все делали правильно. И получалось обыгрывать или играть на равных даже с мировыми топ-клубами.

Вы, журналисты, пишете: «Вратарь вытащил игру, феерически сыграл». А мы раскладываем ее на маленькие составляющие, разбираем каждый момент в отдельности. И чаще всего оказывается, что ничего сверхъестественного не было, но тут он правильно сократил дистанцию, здесь вышел где надо, там подстраховал, тут вовремя остановился, там в момент удара с шага прыгнул... То есть когда каждый элемент просто выполняется как надо, не более того, — в итоге все складывается в феерическую, по мнению прессы и болельщиков, игру.

Почему мне в прошлом году было так жалко, что мы проиграли «Маккаби» и не дошли до «Тоттенхэма»? Потому что очень хотелось проверить, чего мы, вратари, стоим. Понятное дело, «шпоры» сильнее. Но это было бы классной проверкой для Сереги Песьякова. В России все было нормально, сезон прошел ровно, без ошибок, выручал, где-то очки приносил. Но это — другой уровень, и испытать себя на нем было бы бесценно...

Источник: www.sport-express.ru
+47
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.