07 ноября 2021, 19:00 (МСК), Чемпионат России 2021/2022, 14-й тур
г. Москва. Стадион: "Открытие Банк Арена"
1 : 1
Локомотив
09 ноября, 09:55 ФК Спартак Михей 17

«Зенит» отмел Агаларова и Макарова, не разглядел Джикию и упускает свою молодежь. Большое интервью о селекции в РПЛ/Экс-скаут «Зенита»: «Привозили Зобнина, не договорились по деньгам. Магкеева я обсуждал с Рибалтой»/В «Спартаке» — Влад Шитов: большие перспективы, чтобы стать, условно, новым Тюкавиным

Армен Маргарян руководил детско-юношеской селекцией «Зенита» (до лета 2017-го) и «Локомотива», а еще поработал в «Крыльях Советов» и собеседовался в цска и «Спартаке». Сейчас Маргарян занимается курсами скаутов Talent Scout и консталтинговым агентством TopScout.

Александр Муйжнек встретился с Маргаряном в Санкт-Петербурге и узнал:
что было не так в работе Хавьера Рибалты в «Зените» и почему он как спортивный директор мог сделать больше;
почему Зырянов и Радимов не доверяли скаутам и как это замедляло развитие карьеры молодежи;
в чем разница молодежного скаутинга и вообще менеджмента «Локомотива» (при Геркусе и Штоффельсхаусе) и «Зенита»;
что за таланта Армен привел в «Зенит» (дриблинг как у Пиняева) и почему он с трудом адаптируется в аренде;
что такое дорожная карта развития футболиста, и почему по ним удачно идут Глебов и Прохин и неудачно — Мусаев и Карпов;
чем тренер «Крыльев» Осинькин похож на Слуцкого и почему у него вряд ли получится в топ-клубах.

Жалеет, что забраковал Джикию, с Зобниным не сошлись по деньгам, Цаллагов — не ошибка, обсуждал с Рибалтой Магкеева
— В чем заключалась ваша работа в «Зените»? Рекомендовали шеф-скауту Антону Евменову молодежь?
— Да. Следил за ФНЛ и имел представление о футболистах, которые усилили бы «Зенит». Вели среди прочих Макарова и Самошникова.
— Кто отмел эти варианты?
— На позицию Ильи подписали Караваева. И не сказать, что Самошников или, например, Ненахов тогда были сильнее. Илья тех лет — скорее кот в мешке, а не гарантия качества.

Макаров объективно не смог бы пробиться в основу «Зенита». Дениса оценивать очень опасно. У него два топ-качества: удар и создание себе момента для него — а остальные на среднем уровне или даже ниже. Когда у Дениса «режим Бога», он выдает супер-игры, а в неудачные дни от него больше вреда, чем пользы. Нет четкого ответа, как увеличить число хороших дней и сократить плохие — это вопрос не только тренера, но и внутреннего состояния Макарова.
А в системе «Зенита» на тот момент росли не менее талантливые Лесовой и Мостовой.
— Видели, как «Зенит» потерял Лесового?
— Меня в это время не было в клубе. Все стандартно: игрок перерос «Зенит-2» , а в первой команде его особо не видели. Тула взяла Даниила в аренду с опцией выкупа 600 тысяч евро, активировал ее и потом благополучно продала втридорога в «Динамо». Остались довольны все, кроме «Зенита».

— У вас просчеты были?
— Конечно. Самый большой из них — Джикия. Когда меня попросили характеристику по нему, я не сильно следил за «Амкаром» — больше был сфокусирован на международной селекции (впрочем, там так никого и не купили — только продали Халка, Витселя и Гарая). Решение нужно было принимать в цейтноте, я уделил ему достаточно много времени и зарубил.
Четко помню все свои доводы. Уже когда Георгий перешел в «Спартак», я осознал, как был неправ. Джикия был самым сильным защитником из доступных на российском рынке тогда, да еще с такими скоростными данными и левой ногой. Очень бы помог «Зениту».
Но справедливости ради: моя точка зрения совпала с мнением коллег, которые его тогда вели.
— Зобнина вы просматривали?
— Я тогда работал в аналитическом отделе. Академия Коноплева разваливалась, их было необходимо куда-то продать, и в «Зенит» ребят привозили пачками. Рома сыграл в контрольном матче, проявил себя, но стороны не договорились по деньгам. Хотя тогда уже было видно: Зобнин — игрок с потенциалом.

— Вы рекомендовали «Зениту» Новосельцева и Цаллагова?
— Новосельцева — не я, это решение Антона Евменова (и, возможно, чье-то еще). Как уже говорил Антон, менять Гарая на Новосельцева — очевидная потеря качества. Мне Новосельцев не нравился еще в «Ростове», я не был его фанатом.
Цаллагова смотрел я. И сейчас, и тогда считаю трансфер Ибрагима удачей по соотношению цены и качества. Да, ниже Вендела и Барриоса по уровню, но для «Зенита» — нормальный трансфер. Мог усилить глубину состава, в отличие от того же Новосельцева. За 300 тысяч евро Цаллагов полностью соответствовал своей роли. Плюс мог спокойно сыграть справа в обороне.
Когда Оздоев приходил в «Зенит», была такая же точка зрения — может потянуть уровень, а может нет (правда, Магомед стоил в десять раз дороже Цаллагова). И лишь спустя время стал прогрессировать.
В «Сочи» Цаллагов приносит пользу, там он капитан, системообразующий игрок.
— Мог ли при вас оказаться в «Зените» Магкеев?
— Допускаю, что да. Обсуждали его с Рибалтой, Хавьер спрашивал характеристики. На какую позицию рассматривали Стаса, кого взяли вместо него, мне судить сложно.

Недоверие легенд «Зенита»: отсматривали молодежь на паре тренировок и спаррингов (так отказались от Агаларова) и тормозили рост своих (например, Прохина)
— Как вы вообще стали скаутом?
— Пробовал себя в «Святогорце» из ПФЛ — когда-то там делал первые шаги Кержаков. Рано понял: это не мое, достигну максимум второй лиги. Задумался, как бы остаться в футболе и получать прежний кайф. Первое, что пришло в голову — стать агентом. Прошел обучение на лицензию, сдал со второй попытки. Агентом отработал два года — и не преуспел, даже провалился.

Тогда я уже пробовал себя в видеоаналитике: закупил оборудование, снимал игры, работал с петербургскими школами. Меня пригласили в академию «Зенита», которую возглавил Хенк ван Стее — с ним началась реформация. Я занимался аналитикой и думал о скаутинге: собирал информацию, читал, пытаться перейти в селекционный отдел. Там работали опытные ребята за 50 — я, молодой, вызывал у них либо изжогу, либо недопонимание. К скаутингу меня никто не подпустил.
Поворотным моментом оказался приход Евменова. Антон дал шанс, о котором я всегда мечтал. Я попал в скаутинг, но и там ставил перед собой цели и стал двигаться к тому, чтобы стать спортивным директором. В этом направлении иду и сейчас.
— Ваши главные достижения в «Зените»?
— Греют душу два игрока. Совместными усилиями довели Сабу Сазонова до уровня РПЛ — он дебютировал в «Зените», сейчас перешел в «Динамо». Я был одним из немногих, кто верил в талант Сабы. Увидел в нем редкое сочетание качеств для центрального защитника: при росте 193 см Сазонов быстрый и очень сильный, плюс силен ментально.
Большинство в спортивном блоке «Зенита» обращали внимание на ошибки Сазонова в позиционной игре, при начале атак, верили в него не как, например, в Прохина. Хотя на мой взгляд все минусы Сабы со временем нивелируются за счет кропотливой работы и опыта, и он будет в сборной России.

— Какие шансы у Сазонова пробиться в состав «Динамо»? Только что куплен Бальбуэна, под ним — Евгеньев.
— В «Динамо» есть все условия, чтобы доводить молодежь до первой команды. Тут вопрос еще и в слотах — скажем, во вратарской линии он образовался, и выходил Лещук. В «Зените» Саба был бы между первой и второй командой, а тут он постоянно на глазах у Шварца.
Уход из «Зенита» был правильным шагом — в «Динамо» у Сабы по крайней мере больше возможностей. Хотя Сазонов получал и другие варианты, но Саба не жалеет, что выбрал «Динамо». Даже если там не получится, можно уйти в аренду.
— Кто второй предмет гордости?
— Убедили перейти в «Зенит» Кирилла Щетинина. Пришлось уговаривать и его родителей. Согласен, «Локомотиву» за него заплатили большие деньги (по данным Sport24, 20 миллионов рублей), но у Кирилла по-прежнему серьезный потенциал. Его отдали в аренду «Ростову», в октябре он дебютировал в РПЛ. У «Ростова» есть право выкупа, и надеюсь, в конце сезона им воспользуются. По технической оснащенности и дриблингу Щетинин схож с Пиняевым, а Кирилла считаю даже более разносторонним.
— Вы долго уговаривали семью Щетинина, составляли программу развития карьеры. Зачем?
— Это футболист с редким набором качеств — к сожалению, Россия не Бразилия, такие таланты можно пересчитать по пальцам. Если будет постепенно развиваться, а не стагнировать на молодежном уровне, может достигнуть уровня, скажем, Иосифова.

— Вы назвали всего двух игроков. Могли добиться большего?
— Конечно. Работа была выстроена так: мы привозим футболистов, и тренер за день, два, пять должен решить, брать или не брать на контракт. Парням приходилось с первой же тренировки себя проявлять — хотя все адаптируются по-разному. По моему опыту, только на вторую неделю можно показать реальный уровень.
Самый яркий пример: «Зенит-2» остро нуждался в центральном нападающем, мы привезли Гамида Агаларова. После двух тренировок и одного контрольного матча его отправили домой. Не первый и не последний такой случай — и всякий раз игроку толком не давали шанса.

Убежден: опытный скаут не хуже тренера может оценить перспективы футболиста и дать прогноз, дорастет ли он до уровня РПЛ. Мы делаем это каждый день — анализируем сотни футболистов, многих ведем годами и, в отличие от тренера, знаем всех сильнейших в каждой возрастной группе. Вплоть до того, каким видом спорта занимались родители, есть ли у футболиста девушка.
— У вас совсем не сложилась коммуникация с тренерами «Зенита-2» и молодежки?
— Оставляла желать лучшего. Расскажу на примере Прохина. «Ростов» купил его у «Зенита», сейчас он стабильно выходит в аренде в «Сочи». А был момент, когда Данила не играл в молодежке «Зенита» — Зырянов считал, что конкурент сильнее. Казалось бы, это в компетенции тренера, так и надо. Но это огромное заблуждение. Даня — самый сильный футболист 2001 года в «Зените» и один из лучших в России. Если тренеры, подготовившие Прохина в академии, и спортивный департамент оценивают его, условно, на пять звезд, а тренер ставит на того, кто оценен на одну — это стратегическая ошибка в плане развития футболиста.
В итоге Даню перевели в «Зенит-2». Радимов не побоялся поставить его в ФНЛ — и тот стал прогрессировать. По такому же пути прошел и Сазонов. Сабу не видели в молодежке — в итоге сперва подписали с ним профессиональный контракт и ждали, когда он заиграет в «Зените-2».
Месяц уговаривал Иосифова перейти в «Локомотив» из «Спартака». Там плохо оценивали потенциал молодежи
— Вернемся к «Зениту», а пока сравним его с «Локомотивом». Для начала: как вы туда перешли?
— С Антоном Евменовым в «Зените» мы проработали два года. Не лучшее время для спортивного блока «Зенита» — команда неудачно выступила в РПЛ, и контракты с нами не продлили. Мой коллега Костя Шипулин оказался в Финляндии, Евменов — в «Пафосе», а меня позвали в «Локомотив» — заниматься национальной селекцией. Я искал игроков по России для «Казанки» и молодежки, периодически и для первой команды.

Это, наверное, самое плодотворное для меня время. Я получил четкие полномочия: взаимодействовал с тренерами, и мне доверяло руководство.
— Чего конкретно добились?
— Со штабом Александра Катасонова собрали боеспособную молодежную команду. В Юношеской лиге УЕФА она пробилась в плей-офф из сложной группы — там был, например, «Порту», который в итоге выиграл турнир. При нас вышла плеяда сильных игроков: Иосифов сейчас в «Вильярреале», Сулейманов в «Нижнем», Поярков в «Ростове», Карапузов в «Ахмате». За основу «Локо» играет Магкеев.
Сложилась сильная команда во всех блоках вплоть до медицинского. Штоффельсхаус постоянно собирал тренеров и менеджеров и давал понять: он тут главный, как скажет, так и будет, но нам доверяет, просто держит руку на пульсе. Большая проблема современного футбола — в отсутствии даже не компетенции, а синергии между руководящим, спортивным и тренерским блоками. В «Локо» была и синергия, и понимание, и уважение.
Я доволен и тем, что привлекли таких парней, как Иосифов. Выпускника московского «Спартака», мы, можно сказать, перехватили.
— Как?
— Общались с самим Никитой, папой. Объясняли, чем наш клуб лучше «Спартака». Ждали, пока обдумают, встретились еще раз. Наблюдали за динамикой в «Спартаке». Все это заняло больше месяца

Мы заметили проблему, о которой я только что сказал. «Спартак» был сильной академией. Но в клубе не было сильного менеджмента, который рассортировал бы футболистов по потенциалу. Скажем, в команде были сильные крайние нападающие 2001 года рождения. 2000-го — менее перспективные. А «Спартак» рассуждал так: нужно сначала довести футболистов 2000-го, а потом уже поднимать младших. Неправильно, когда игроки сильнее ждут шанса, а не двигаются — нужно на раннем этапе для каждого выстроить дорожную карту, план развития (еще расскажу об этом). Иосифов перешел в «Локомотив», потому что мы были готовы предоставить шанс в молодежке. Он сразу стал приносить там пользу.
— Уход Никиты этим летом — провал?
— Знаю его отца Игоря — он больше именно отец, чем агент. Так что вести переговоры о новом контракте было сложно.
Уверен, все российские клубы хотели подписать Иосифова. Но он правда хотел в Европу и, когда появился «Вильярреал», сразу согласился. Вопрос денег не стоял — Иосифов искренний, чистый парень, идет за мечтой.

Важное про рост молодых: Мусаев из «Рубина» потерял пять лет, Карпов слишком резко заскочил в цска, а Глебов постепенно поднимал планку
— До и после вас в «Локомотиве» работал Владимир Кузьмичев. Его руководство академией можно считать успешным?
— Конечно, нельзя. С его приходом пришли новые люди, началась чехарда тренеров, результаты сильно упали. Не видел, чтобы Кузьмичёв воспитал и довел игрока до основной команды.
Да, было несколько сильных селекционных находок, но как менеджер академии считаю: Кузьмичев сработал плохо. Все разрушил и не создал что-то лучше. Раньше «Локо» воспринимался как хорошая площадка для роста вне зависимости от агента, то при Владимире все замкнулось на одном [Вадиме Шпиневе]. Поэтому ушел и Щетинин.

Первое, что Кузьмичев сделал, когда пришел в «Локо» на место Алексея Щиголева — заблокировал подписание контракта с Иосифовым с формулировкой «сомневаюсь в скоростно-силовых качествах». Только после того, как скауты дали положительную рекомендацию, парня подписали.
— Понимаете, как «Локомотив» упустил Мухина?
— Не понимаю. Один из сильнейших игроков 2001 года рождения, его надо было сохранять. Сторона Максима просила зарплату, комиссию — но цска же удовлетворил потребности, неужели «Локомотив» не мог? Мухин переходил в статусе игрока обоймы сборной России — понятно, что должен был получать больше.

Думаю, если бы Рангник был в клубе уже весной, вопрос бы закрыли в пользу «Локомотива». Больше при Ральфе такого быть не должно — игроков с небольшой зарплатой, но заметной перспективой будут подписывать.
— То есть никто кроме него в нашем футболе таких вещей не понимает? Для этого нужен Рангник?
— Да, нужен. К Бувачу, Рибалте, Рангнику есть доверие. За ними опыт, солидный бэкграунд и иллюзия того, что они знают больше и не коррумпированы. Когда что-то говорит русский специалист, руководство сомневается, начинает проверять у советников президента, консультантов.
— В январе в академию «Локомотива» вернулся Щиголев. Чем он сильнее Кузьмичёва?
— При нем отобрали правильных тренеров, выстроили селекционную работу, наладили взаимодействие молодежки с «Казанкой». Работали те самые дорожные карты.

— Давайте детально про карты, как обещали.
— По моему мнению, к 20 годам футболиста надо выводить на орбиту РПЛ. Его к этому нужно подготовить и методично доводить.
Например, Мусаев, который сейчас в «Рубине», в 17 лет дебютировал в ФНЛ за «Зенит-2». И еще пять потратил на то, чтобы перейти в первую команду и получить там игровое время. Это время ушло в песок. В то же время Глебов в свои 17 играл за молодежку «Анжи», оттуда перебрался в основу, потом в «Ростов». Там он сейчас капитан, получает предложения от «Спартака» и вызовы в главную сборную. За те же самые пять лет Данил спрогрессировал, постепенно поднимая планку, а Леон потерял самые важное время, когда легче всего прогрессировать.

На мой взгляд, важно, чтобы этот переход был плавным, как у Прохина, без больших скачков. Нельзя из первого класса сразу переходить в пятый, если ты не вундеркинд, как Захарян. Самый яркий пример — Вадим Карпов: в 17 лет дебютировал за цска сразу в Лиге Европы. Но со временем стал пятой-шестой опцией в центре защиты и в конце концов ушел в «Текстильщик».
Сравним Щетинина с другим хавом «Ростова» Данилой Сухомлиновым. Два года назад они были на совершенно разном уровне: один — звезда, по другому были большие сомнения (по крайне мере у меня). Но с тех пор Кирилл не пробился в основу «Зенита» и даже «Зенита-2», и сейчас ему нужно время, чтобы сделать это в «Ростове». А Даня попал в удобную для роста среду, в 18 лет перешел в «Ростов» из Егорьевска и уже набил больше пятисот минут в РПЛ.
Рибалта не разрешал разногласия — а мог, «если бы захотел зайти в этот террариум». Аршавин — «человек, который принимает финальные решения»
— Довольны работой в «Зените»?
— Нет. Мы следовали плану работы, но хотелось-то успеха. Для этого нужна коммуникация с тренерами. Ее не было в том объеме, в каком она была в «Локомотиве».
В «Зените» на тренерских позициях работают легенды — и ты не можешь общаться с ними на равных. Допускаю, тренеры не доверяли моим профессиональным скиллам. Нарушать такие преграды может только руководство. А оно не могло — возможно, не было желания. Для них тренеры с такими именами все же больше, чем тренеры.
— Синергия, за которую вы ценили работу в «Локомотиве», была в «Зените»?
— Когда там работал я — нет. Коммуникации не было ни на уровне тренеров, ни на более высоком. Просто обособленные подразделения: каждый держал свой эшелон, не подпуская другие департаменты.

Специалисты среди тренеров и скаутов есть, но объединить их общей идеей, распределить роли, выстроить взаимодействие у нас не могут. Это происходит не только в «Зените» — видел это в «Крыльях» и частично в «Локомотиве».
— Из интервью Евменова я понял, что вы с Аршавиным, Рибалтой и Семаком действовали не согласованно, существовали отдельно друг от друга. Это так? Кто мог исправить ситуацию и объединить вас?
— Мог высший менеджмент.
— Он в этом не был заинтересован?
— Сложно сказать. Я видел ситуацию на своем уровне — условно, взаимоотношения между Радимовым, Аршавиным и Евменовым.
Рибалта, к сожалению, концентрировался на работе с первой командой. Что и понятно — по этой работе Хавьера и оценивали. Но как спортдир он мог бы разрешить многие разногласия, если бы захотел зайти в этот террариум. Эта должность ведь подразумевает контроль над всем спортом, а не только трансферами.

— Как часто вы общались с Семаком?
— Я — ни разу.
— А хотели?
— С удовольствием. Мне важно понимать, что требует тренер от игрока того или иного амплуа.
Сергей Богданович общался с Хавьером, а со мной необходимости и не было. Я находился на другом эшелоне.
— А как было в «Локомотиве» с Семиным?
— Тоже не контактировал, и не должен был. Если бы была коммуникация — супер.
С Осинькиным в «Крыльях» у меня был хороший диалог, в этом плане он как Слуцкий, работать с ним — одно удовольствие. Но это скромный провинциальный клуб. Семин работал со своим кругом людей — Эриком, Геркусом. Как и Семак с Рибалтой.
— Что в «Зените» изменилось с появлением Аршавина?
— Он завершил композицию: полностью взял под контроль «Зенит-2», молодежку. Встал над Радимовым, Зыряновым. Появился человек, который принимает финальные решения. Правильный ход.

— А еще на опыте отслеживает молодых?
— Безусловно, у Андрея отличный глаз. Например, нападающий Илья Родионов ярко себя проявил и ездил на сборы с первой командой. В этом рывке заслуга скаутов, но и Аршавина тоже: дал Илье высокую оценку, послужил интенсивному развитию.
— Вам с Евменовым мешал статус? Вы не легенды «Зенита», не свои.
— Это на поверхности, да. В системе «Зенита» есть тренеры гораздо сильнее Зырянова и Радимова, но занять их место нереально.
— Вы могли работать вместе с Андреем?
— Могли бы, если бы Аршавин как-то взаимодействовал с Евменовым. Этого не произошло, и я ушел.

Считает Осинькина один из лучших тренеров России, но в «Крыльях» слишком много решает агент Андреев. Мог прийти в «Спартак» при Цорне
— Сколько вы руководили селекцией «Крыльях Советов»?
— Два месяца.
— Почему так мало?
— Я пришел в клуб по приглашению главы совета директоров Сергея Аракелова, чтобы выстроить нормальный спортивный блок. Знал, что «, по факту, управлял известный агент [Павел Андреев]. Мне сказали: «Вопрос решен, прямого влияния на клуб он не имеет». Формально так и было — правда, люди, с которыми он работал до нас, остались. Мне было приятно работать с Осинькиным и Корниленко, но они не автономны.
Мы определили проблемные позиции, искали кандидатов, составили большой список. Потом стали давать шорт-листы и уже на этом этапе стало видно: влияние третьих лиц на комплектацию никуда не делось. Мы поняли, что это не изменится, и все написали заявления об уходе — вплоть до Аракелова.

— Почему вы не ужились с Андреевым?
— Интересы футбольного клуба остаются на втором плане — это меня не устраивает. Контракты всех игроков, заключенные до нас, составлены экономически неверно: при перепродаже «Крылья» получат меньше денег, чем третьи лица. Оздоровить эту ситуацию оказалось невозможно.
— Осинькину мешает зависимость от Андреева?
— Конечно. Игорь Витальевич — один из лучших тренеров России. Но я не думаю, что он сможет работать в большом клубе, как «Зенит» или «Спартак», при нормальном спортивном блоке. Сильные менеджеры не потерпят влияние со стороны и ультиматумы в переговорах.

— В вашем трудоустройстве в «Крылья» участвовал Роман Бабаев?
— Думаю, косвенно да. До «Крыльев» я проходил собеседование в цска. Не прошел, но было приятно, что в Самаре мне потом говорили: «цска хорошо о вас отзывался».
— Вы сотрудничали с Нариманом Акавовым. Могли оказаться в «Спартаке»?
— При Газизове нет. Мог при Цорне. У меня истекал контракт с «Зенитом», я общался с Антоном Чистяковым, главой селекционного отдела «Спартака» до Наримана. Договорились вернуться к теме, но вскоре Цорн ушел.
— И вряд ли жалеете, что не срослось.
— Понимаю, в какую мясорубку попали Нариман с Газизовым, а за ними и другие. Не представляю, кто бы вытянул работу с текущим менеджментом.

***
— Сильнейший скаут России?
— По знанию детско-юношеского рынка — Антон Тупиков, директор академии «Ростова». По знанию российского рынка — думаю, я. По знанию мирового рынка — Нариман. По умению выстраивать и систематизировать процесс поиска и анализа футболистов — Евменов.

Самая сильная селекционная служба, на мой взгляд, у «Динамо». Там нашли хороший баланс менеджеров и скаутов, установлены понятные взаимоотношения с руководством и тренерами.
 — Лучшая футбольная школа?
— Еще пара лет назад я бы назвал «Спартак» или «Локомотив». Сейчас — «Зенит». Московские академии сильно просели: где-то уменьшилось финансирование, у кого-то затянулась чехарда, где-то отток тренерских кадров и скаутов. «Зенит» же методично прибавил, поколение 2004–2005 годов там очень приличное.
— Молодой футболист, о которым говорят незаслуженно мало?
— Есть сильные ребята в «Динамо-2» . В «Спартаке» — Влад Шитов: большие перспективы, чтобы стать, условно, новым Тюкавиным. Кравцов хорош по набору качеств, Бабкин из «Локомотива» скоро будет на слуху. Одоевский из «Зенита» — технически и в первую очередь ментально сильный вратарь, как Акинфеев в этом плане. С точки зрения психики Даня готов быть первым номером «Зенита», точно не сломается.

Источник: sport24.ru
–42
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.