11 ноября 2021, 20:00 (МСК), Чемпионат Мира 2022 (отборочные игры), 9-й тур
г. Санкт-Петербург. Стадион: "газпром Арена"
6 : 0
Кипр
11 ноября 2021, 13:49 Экс-игроки grumpy 16

Чистюля, настырный и «краб»: Дмитрий Радченко вспоминает тренерский штаб сборной России времен спартаковской молодости

Бывший форвард «Зенита» Дмитрий Радченко, проведший пару ярких лет в «Спартаке», специально для «РБ Спорт» рассказал о том, какими были Валерий Карпин, Николай Писарев и Виктор Онопко на рассвете игровой карьеры в самом мощном российском клубе 90-х.

Радченко, Онопко, Карпин, Писарев и другие: «Спартак» образца 1993 года

Прибалтийский «чистоплюй»

— Прекрасно помню знакомство с Карпиным. Я только перешел в московский «Спартак», и получилось так, что все молодые футболисты тогда жили на базе в Тарасовке. Ну и я в том числе. Там же жил и Валерий Карпин. Помню, он тогда привлекался к играм за дублирующий состав «Спартака» и каждый день ставал очень-очень рано и бежал на электричку, чтобы успеть в Сокольники. И это было чуть ли не каждый день — ездил туда из Тарасовки, тренировался с молодежным составом. А вечером возвращался. Ужинать знаменитым тарасовским борщом. (Смеется.) И так изо дня в день. Я был впечатлен.

— Карпин не брал над вами шефство как над новичком «Спартака»?
— Нет, ничего такого не было, потому что тогда в команде так получилось, что все игроки были примерно одного возраста – кто 68-го года, кто 69-го. Некоторые уже проявили себя в союзном чемпионате — Мостовой, Шалимов, Кульков, но никаких разделений не было, не было, как вы говорите, «шефства». Да, были возрастные игроки, ветераны типа Черчесова, но в основном молодежь.

— Быстро удалось найти со всеми общий язык?
— Да, коллектив тогда у нас был очень дружный, никаких проблем не было. Что запомнилось — у Валеры в комнате в Тарасовке всегда была идеальная чистота. Думаю, это что-то такое типа прибалтийского чистоплюйства. (Смеется.) Потому что у него и у Гинтараса Стауче были самые чистые комнаты на базе, хотелось даже им иногда намусорить. У меня в плане порядка было все намного хуже. Мы же в разных комнатах собирались скоротать вечера, и у меня, и у других ребят. А вот чтобы у Карпина собирались – не помню такого, кстати.

— Вот поэтому у него и был идеальный порядок!
— Согласен, после таких коротаний вечеров хозяину комнаты приходилось долго приводить все в порядок.

Мостовой мог обидеться

— У Карпина уже тогда проявлялись лидерские качества и задатки того, что он может дорасти до главного тренера сборной России по футболу?
— Вряд ли кто-то тогда, конечно, мог предположить, что именно Валерий Карпин будет тренировать национальную сборную России. Но цели у него наверняка были совершенно определенные. Ведь известно, что Карпин – футболист не какого-то огромного таланта, он сделал себя сам. Был примером для всех в тренировочном процессе, никогда не давал себе даже слабинку, постоянно работал в полную силу. Понимал, что должен выкладываться на каждом занятии, чтобы прибавлять, и тогда добьется тех целей, которых в итоге и добился.

— Тренеры эти стремления поощряли?
— Тогда «Спартак» возглавлял Олег Иванович Романцев, и в команде не было сильных разграничений. Он ко всем относился примерно одинаково, прекрасно понимал, кому на тренировке или вне ее можно сказать пожестче, кому-то – помягче. Помню, вот в адрес Александра Мостового точно никакой критики не было! (Смеется.)

— Мостовой уже тогда давил авторитетом?
— Нет, ведь тренер должен быть еще и прекрасным психологом, каким и был Романцев, и он прекрасно понимал, что если скажет Мостовому что-то такое, то Саша может и руки опустить, и обидеться, перенервничать. А с другими – наоборот. Меня, кстати, Романцев тоже особо не «щемил», скажем так.

— Кстати, с Мостовым Валерий Карпин потом после «Спартака» вместе играл в испанской «Сельте», и у болельщиков могло сложиться впечатление, что они друзья и по жизни…
— Нет, я бы не сказал, что Карпин с Мостовым были закадычными друзьями, Мостовой больше общался с Шалимовым. А Валера дружил с Димой Поповым. У нас в «Спартаке» не было тогда вообще никаких таких группировочек. Это потом уже появилось, когда иностранцы начали приезжать в наш чемпионат.

— Тогда, в начале 90-х, было понятно, что Карпин уедет за границу и довольно ярко там себя проявит?
— Да, он был один из лидеров команды, а «Спартак» наделал много шуму своей игрой и результатами. И многие клубы, уверен, интересовались Карпиным, предложений у него хватало. Может быть, он задержался в Москве чуть дольше других, но потом уехал в «Реал Сосьедад», где быстро адаптировался и стал одним из лидеров команды.

Положительный Писарев

— В сборной Карпин выбрал себе в помощники Николая Писарева и Виктора Онопко…
— И для меня это совершенно не стало неожиданностью, потому что, во-первых, они играли вместе, общались и вне поля, семьями. Во-вторых, Писарев и Онопко знают всю внутреннюю кухню российского футбола.

— Какими же вы запомнили ассистентов главного тренера сборной в начале карьеры?
— Коля Писарев был тоже очень целеустремленный, настырный и настойчивый, создавал конкуренцию. Хотя чаще всего ее проигрывал. (Смеется.) Был очень положительным парнем, всегда было приятно с ним общаться. Хорошо, что тоже поиграл в Испании.

— Жаль, что не на самом высоком уровне.
— У каждого свое, свои взлеты и падения, но все равно он глотнул этого воздуха, узнал, что такое испанский профессионализм, много нового, чего у нас не было. В конце концов, выучил испанский язык, который ему сейчас так пригодился в сборной России.

— Болельщики «Спартака» до сих пор с трепетом вспоминают гол «Ливерпулю» в 1992-м, когда Писарев открыл счет как раз с вашей передачи…
— Да, и я тоже до сих пор вспоминаю, когда отдал пяткой, а он забил. Самому «Ливерпулю»! Коля, какую я тебе тогда передачу выкатил! Очень важный гол он забил, по-моему, первый. Писарев всегда был нападающим, но мог сыграть и флангового игрока, на тренировках в «Спартаке» любил говорить мне, мол, мы еще посмотрим, кто выиграет конкуренцию, кто будет выходить в основном составе. Все было по-доброму, конечно, но в каждой шутке есть доля правды.

Такие разные Онопко

— Виктор Онопко, кажется, наименее, скажем так, медийный персонаж из нынешнего тренерского штаба, но не менее легендарный…
— Кстати, с Онопко я знаком намного дольше, чем с Писаревым и Карпиным – с Виктором мы были вместе еще в олимпийской сборной, когда Онопко еще выступал за донецкий «Шахтер». Я даже как-то в составе «Спартака» из-под него «Шахтеру» и забил! Есть даже фотография того момента знаменитая. Наверное, и видео эти голов можно найти в интернете, это было как раз незадолго до его перехода в «Спартак». Виктор старше меня на год, он всегда был очень неуступчивым, я называл его «краб».

— Краб?
— Да, все голеностопы мог оттоптать! Не было, может, выдающейся техники, но очень неуступчивый был защитник. И, кстати, в «Спартаке» он очень здорово прибавил в техническом плане. Хотя тогда говорили, что в «Спартаке» можно и медведя научить играть в техничный футбол.

— В стане красно-белых быстро нашли общий язык?
— Получилось так, что я пришел в «Спартак» совсем молодым, но ребята начали быстро разъезжаться по разным европейским чемпионатам – Шалимов уехал, Кульков, Мостовой, Черчесов. Команда полностью омолодилась, и за какой-то год я уже вроде как стал ветераном «Спартака». (Смеется.) И для ребят, которые пришли позже — тот же Пятницкий, Ледяхов, Онопко, Цымбаларь, Никифоров — я был старожилом. Ощущения у меня тогда были непонятные. У тебя чего-то спрашивают, а ты много еще и сам не знаешь.

— Виктор Савельевич быстро закрепился в новой команде?
— Тогда, помню, нам было очень тяжело заново, что называется, «с листа», сыграться, наиграть новые связи, новым игрокам привыкнуть к требованиям Олега Романцева. Мне-то в этом плане было полегче, я пришел уже в готовую, сыгранную, потрясающую команду. И я был один. А тут поменялось больше половины состава, и сыгрываться нам было очень тяжело, многое не получалось на тренировках, в играх в начале чемпионата. Но Романцев гнул свою линию, все понимал и добился в итоге своего. Через какое-то время и новая команда нашумела в Европе. Что касается Онопко, то это вообще два разных человека – Виктор Савельевич в игре, и Виктор Савельевич в жизни. Когда он выходил на тренировку, для него не было авторитетов – очень жесткий, трудолюбивый. А в жизни – скромный, дисциплинированный, немножко даже «подкаблучник» в хорошем смысле слова. Даже в карты не играл, как помню, в отличие от Карпина и Писарева. Душа компании? Нет, хотя всегда был где-то рядом. Но первую скрипку в нашем досуге играли тогда другие ребята.

Авторитет без авторитетов

— Сейчас с кем-то из тренерского штаба сборной поддерживаете отношения? Может, кто-то консультируется по молодым зенитовцам?
— Нет, ни одной консультации не было, да я и не стремлюсь. Сейчас идет очень серьезная работа, и я очень рад за ребят, что она видна. И очень хотелось бы, чтобы это продолжилось и в предстоящих играх. И чтобы именно Карпин вместе со своим тренерским штабом поехал со сборной на чемпионат мира в Катар.

— Вы вообще ожидали, что это назначение так «выстрелит»? Сколько пришлось выслушать мнений, что это авантюра…
— Многим казалось авантюрой, действительно. И найти человека, который мог бы возглавить сборную, за такой короткий срок, очень трудно. Но у меня была одна кандидатура – только Карпин. Со своей харизмой и характером, взглядами, способностью говорить прямо и гнуть свою линию он может что-то изменить в команде. И мы видим, что за такой короткий срок изменения действительно произошли. А это самое главное. Для начала. В эту сборную и должен был прийти только тренер-мотиватор и большой авторитет. Сейчас любой может заглянуть в карьеру Карпина и посмотреть, кем он был в футболе. И важно, что для самого Карпина авторитетов нет – кто хорошо играет в чемпионате, тот вызывается в сборную. Так оно и происходит.

Источник: bookmaker-ratings.ru
+65
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.