20 ноября 2021, 19:00 (МСК), Чемпионат России 2021/2022, 15-й тур
г. Краснодар. Стадион: "Краснодар"
Краснодар
2 : 1
21 ноября, 18:55 ФК Спартак grumpy 36

Джикия: я спокойно могу общаться с каждым болельщиком, мне не за что опускать глаза

Капитан «Спартака» Георгий Джикия — футбольный «Джентльмен 2021 года». За защитника сборной России сначала проголосовали болельщики, а затем и эксперты «КП».

А потом Георгий Джикия во время примерки традиционного трофея этой премии «Комсомольской правды» — сшитого на заказ смокинга — рассказал в интервью:
• Какой стиль одежды ему близок
• На каком языке переписывается с прежним тренером «Спартака» Доменико Тедеско
• Как относится к телеграм-войнам вокруг «Спартака»
• Действительно ли Георгий похудел и как он относится к запретам Карпина на сахар
• Почему наступила тишина в ватсап-чате сборной
• Может ли бразилец Гилерме стать капитаном национальной команды России
• Что говорят фанаты, когда встречают Джикию в ресторане


Джентльмен, эмоции, стиль «без галстуков»

— Георгий, с чем ассоциируется слово «джентльмен»?
— Если говорить про данную футбольную премию, с человеком, который стабильно провел сезон. Без скандалов и интриг. Порядочно выполнял свою работу, старался делать все на совесть.

— Судя по итогам голосования, вам все это удалось. Сохранять себя в руках сложно? Не дать воли эмоциям? Не сказать лишнего?
— Зависит от ситуации. Разные игры бывают, с разным накалом, эмоции иногда перехлестывают. Иногда позволяешь себе не джентльменские слова. Но это футбол, это наша жизнь такая. Те, кто внутри футбола, к таким эмоциям относятся с пониманием. Что касается лично меня, то, по-моему, в позапрошлом году я тоже боролся за премию «Джентльмен года», но в матче с «Краснодаром» эмоции взяли верх — я получил удаление. Такое тоже было, не справился с накалом. Но я тоже живой человек.

— У нашей премии необычный приз — сшитый на заказа смокинг. Вам близка такая одежда?
— Честно? Нет. Я не хожу на мероприятия, где надо смокинг надевать. Но, конечно, бывают моменты, когда нужно выглядеть соответственно. Но это не мой стиль. Я люблю повседневную одежду, свободную, без строгих правил. Короче, я за встречи в формате «без галстуков».

Главное воспоминание о «серебре» Спартака», переписка с Тедеско

— 2021 год у вас получился очень необычным. Но давайте сначала о первой его части – серебряных медалях «Спартака». Иногда казалось, что вы просто чудом добрались до этого второго места. Сколько у вас было волевых побед? Шесть?
— Но мы же набрали ход к концу сезона? И вы правы, у нас были неровные игры. Последний матч чемпионата с «Ахматом», где мы проигрывали, потом сравняли и добыли нужную нам ничью, пожалуй, самое яркое впечатление от того чемпионата. Та игра лучше всего показывает, каким был тогда «Спартак». В концовке сезона мы были в очень хорошем состоянии. Команда четко знала, что нужно делать. Опять же мы горели эмоциями. Я так и запомнил то время.

— При этом вы несколько месяцев знали, что Тедеско уходит. Это сказывалось на настрое команды?
— Главное, что это не сказывалось на самом Доменико. Когда он объявил нам о своем решении, конечно, каждый невольно присматривался к тренеру, пытался почувствовать, что происходит с ним, с командой. Но Тедеско ни на миг не дал повода думать, что он просто дорабатывает контракт. Не изменилось вообще ничего, он так же был сосредоточен на работе, он оставался в команде, и мыслями тоже. А команда чувствует такие вещи. Это был определяющий момент, поэтому мы и смогли взять «серебро».

— Прощание было трогательным?
— Прощаться всегда тяжело. У нас сложились очень хорошие и теплые отношения с Тедеско. Могу сказать, что мы поддерживаем связь. Иногда обмениваемся СМС, поздравляем друг друга.

— Доменико научился писать на русском?
— Нет, переписка идет на английском. Но русские слова у него проскальзывают, да.


Война в телеграм-каналах, сливы, 1:7 с «Зенитом»

— Куда все исчезло в этом сезоне? Почему «Спартак» растерял те эмоции? Почему перестал быть самой волевой командой чемпионата? Почему перестал вытаскивать матчи, и, наоборот, стал возможен счет 1:7, как с «Зенитом»?
— Нестабильность, которая возникла у нас в этом году, связана с тем, что многое поменялось вообще в «Спартаке». В клубе, в команде большие перемены. Пришел новый тренер со своим штабом. У него свое видение, своя позиция по разным вопросам. Невозможно за короткое время безболезненно изменить так много. Конечно, все это сказывается на игре. Я вам откровенно говорю, мы все профессионально относимся к делу. Мы стараемся делать то, что говорит тренер. Иногда получается, иногда нет.

— Но 1:7…
— Мне до сих пор сложно об этом говорить. Возможно, потом. Но сейчас, когда еще продолжаются матчи, надо забыть о той игре. Она уже случилась, она уже была. Как и были приятные победы. «Спартаку» сейчас нужна стабильность в игре и в положительных результатах, которую все ждут. Надеюсь, что она придет в ближайших играх.

— Два-три месяца назад вокруг «Спартака» бушевал идеальный шторм. Телеграм-каналы были раскалены. Сливались переписки руководства клуба с самыми разными характеристиками тренерам и игрокам. Вы же наверняка все это читали?
— Слава богу, нет. Хотя бы потому, что меня нет в Телеграме, я не подписан ни на какие каналы. Я есть только в Instagram. Да, я слышал, конечно, про то, что происходит. Про все эти сливы, переписки. Но я никогда не стремился узнавать специально, что, кто, про кого, где написал.

— Капитан имеет право не знать такие вещи, которые происходят вокруг команды?
— Есть моменты, о которых я даже не должен знать. Потому что я все-таки футболист. Я в команде, и я должен прежде всего заниматься тем, что происходит на поле. Я обязан знать, чем живут ребята, что творится в раздевалке.
Джикия действительно похудел, но не после запретов Карпина употреблять сахар

— Сборная. Мы знаем, как вы переживали, когда из-за травмы остались без ЧМ-2018 и как хотели сыграть на большом турнире. Участие в Евро-2020 закрыло эту страницу?
— Дай бог, чтобы мы еще раз увидели в России чемпионат мира. Но я отлично понимаю, что как футболист уже вряд ли приму в нем участие. Эту историю я уже пропустил, и ее не вернуть. Потому что по эмоциям, по тому, что рассказывали ребята, по тому чувству единения, которое было у команды и страны, по тому, что происходило с людьми, Евро-2020 с домашним ЧМ вряд ли сравнится. Но это не значит, что я не ждал Евро-2020. Я очень хотел сыграть. И, несмотря на результат, я рад, что этот турнир был в моей карьере.

— Вы долго прокручивали в голове то, что произошло с нами в матчах с Бельгией (0:3) и Данией (1:4)?
— Первые дни, возможно, недели. Евро-то продолжался, а ты смотрел и думал о том, что могло быть по-другому. Конечно, был анализ, конечно, было это все в голове. Списывались с ребятами из сборной, обсуждали. Плюс я сразу вернулся в расположение клуба через неделю после Евро. И уже в команде, хочешь не хочешь, вопросы будут: как там в сборной? Как готовились? Почему именно так играли? Но когда начался чемпионат, голова уже была не этим занята.

— Было ощущение, что до Евро-2020 от сборной России были завышенные ожидания, поэтому потом просто всех накрыло волной разочарования и негатива.
— Это обратная сторона ЧМ-2018. Вот так планка была хорошо поднята. И уже люди ждали как минимум выхода из группы. К сожалению, не получилось. И все то, что очень долго копилось, выплеснулось на нас.

— У вас было ощущение после Евро-2020, что у сборной будет другой тренер?
— Нет. Честно, тогда не было. Как сейчас помню, мы после игры приехали на базу в Новогорск и у нас было собрание утром. Мы поговорили и и разъехались. У меня не было ощущения, что так все изменится. И что уже через несколько месяцев будет новый тренерский штаб. И не только он — в сборной 15 человек новых, не считая игроков. Кардинально изменилось просто всё.

— И особенно много разговоров о смене режима питания. Как это происходило?
— Все, кто знает Валерия Георгиевича (Карпина. — Ред.) давно, знает это его требование. Так было и в «Ростове», и даже в «Спартаке» 10 лет назад. Еще с тех времен был запрет на сахар, а про газировки я вообще уже не говорю. Это его система, все понимали, что, придя в сборную, Карпин будет ей следовать. И мы, понятное дело, приняли это все.

— То, что запрещено в сборной во время сборов, распространяется на весь сезон?
— Нет, не распространяется. Могу лично за себя сказать — в сборной я не позволяю себе ничего. Но если я потом приезжаю после сбора и прекрасно знаю, что сегодня я могу немного нарушить, что-то перекусить, я с удовольствием это делаю, поверьте.

— Правда, что вы так серьезно отнеслись к этим запретам, что похудели?
— Похудел, да. Но я начал это делать еще в начале года. Я во время отпуска почти всегда набираю лишние килограммы, потом к началу матчей скидываю. Перед Евро чувствовал, что, может быть, нужно попробовать еще немного убрать. Так что не надо думать, что я за сентябрь похудел и вот такой молодец. Это очень долгий процесс, к которому тоже надо очень правильно подходить. Потому что если ты за две недели скидываешь большой вес, то потом у тебя будут большие проблемы. И со здоровьем, и с травматичностью, и с выносливостью.

— У вас свой диетолог?
— Своего диетолога нет, просто я четко знаю, что мой организм может быстро переварить, а что не может.

— Что должно произойти, чтобы вы нарушили?
— Достаточно просто приехать домой, а до этого неосторожно позвонить маме! И все -режим питания нарушен! Шучу, конечно. Сейчас могу позволить лишнего, если знаю, что есть время исправить.

— Любимые блюда?
— Дома все любимое, когда мама и папа готовят. Грузинские блюда — все мучное, жареное, мясное! Когда выходной день, я знаю, что я могу себе позволить, я сразу же еду домой. Там, бывает, друзья приезжают, мама и папа что-то сделают. Ну нельзя, как роботу, каждый день все время следовать запретам. Поэтому Валерий Георгиевич, извините меня.

— Хачапури по-аджарски или по-мегрельски?
— По-мегрельски.

Почему в ватсап-чате игроков сборной России стало очень тихо

— Вы говорили, что безо всяких эмоций отнеслись, что сначала прежнего капитана сборной Артема __ю_у не вызвали в сборную, потом он сам отказался приезжать. Почему?
— Потому что это решение тренера. Я спокойно отношусь к этому, потому что так же может и со мной произойти. Ведь может же случиться так, что Валерий Георгиевич не захочет меня вызывать? Это решение и ответственность главного тренера. Это его работа. Очень много ребят он не вызвал. И он за это отвечает. Если бы отвечал за это я, наверное, я бы более эмоционально воспринимал все эти ситуации.

— Но вы можете себе представить, что сами отказываетесь приезжать в сборную?
— Я — нет. Сто процентов. Но это личное решение каждого.

— В команде такие известия обсуждаются?
— В команде обсуждается всё. И вызовы и не вызовы. И питание, и все-все-все. Когда мы собираемся за обедом, за ужином или просто во время отдыха, мы всегда обсуждаем разные моменты. Так происходит в любой команде, где игрокам не все равно, чем они занимаются. Я думаю, так бывает вообще не только в спорте, но у людей на обычной работе — они тоже многое обсуждают между собой, если они неравнодушны к своему делу. Сборная — это же не просто место, куда мы приезжаем на неделю в командировку, правильно? А футболисты — такие живые люди, как и все.

— У вас есть ватсап-чат игроков сборной?
— У нас был чат с игроками сборной, но сейчас туда добавился Валерий Георгиевич, поэтому… В общем, там поспокойнее стало. Многие даже вообще пропали. Раньше писали активно, а тут раз — и нету.

— А вы пишете?
— Бывает. Например, когда Баринов играет центрального защитника, пишу, что он стал моим конкурентом.

Может ли Гилерме стать капитаном сборной, а «Спартак» встать на колено перед матчем

— Еще одна история из сборной про переходящую от матча к матчу капитанскую повязку. Карпин сказал, что игроки сами пришли к нему с этим предложением. Сдается, что вы были в числе тех самых игроков.
— Да, это так. У нас был запланировано собрание. И Валерий Георгиевич ждал нас внизу с ребятами. Я уже понимал, что за ситуация будет. И, когда все спустились, мы сказали, что так,мол, и так, понятное дело, тяжелый момент, давайте сделаем вот таким образом. И все. Собрание закончилось через минуту, потому что обсуждать было больше нечего.

— И все-таки, почему сборная осталась формально без капитана?
— Потому что это был переходный момент. И не надо думать, что кто-то там боится ответственности стать постоянным капитаном. Думаю, что многие ребята способны надеть капитанскую повязку в сборной, и сделают это с удовольствием. Это действительно честь. Но бывали моменты, когда кто-то отказывался, когда ему предлагали капитанскую повязку.

— Кто?
— Фамилий не будет. Он сказал: мне пока рано, при всем уважении к команде. И это тоже очень хорошо, потому что это тоже ответственность за решение.

— Карпин называл капитанскую повязку просто тряпочкой. Вы в «Спартаке» дорожите статусом капитана команды. Вам не было обидно?
— Нет. Потому что капитан в клубе и капитан в сборной — это немного разные вещи. Да, в клубе и в сборной — это прежде всего статус и ответственность. Но в клубе — это каждодневные обязанности, чуть ли не в режиме 24/7 часа. Потому что, кроме тренировки и 90 минут на поле два раза в неделю, есть очень много другой работы. А в сборной есть тренировки и есть игра, и не надо ничего решать, чьи-то проблемы, какие-то бытовые моменты. Но в сборной это тоже большая ответственность, даже если капитанская повязка у тебя на один матч.

— Хорошо, но, допустим, Гилерме может быть капитаном сборной?
— Почему нет? Я понимаю, какой резонанс вызовет подобное решение. Но, с другой стороны, и я тоже не русский по национальности. Да, родился в Москве, но я — грузин. Так что с моей стороны вообще никаких проблем. Гилерме около десяти лет живет в России, он с уважением относится к России, к русским, со всеми ребятами очень тепло общается. Но, думаю, если капитаном сделают Гилерме, возникнет большой резонанс.

— Сейчас что угодно может вызвать резонанс. Встали на колено во время акции BLM — резонанс, не встал- еще больший. Вы допускаете, что в сборной России кто-то может встать на колено?
— Я думаю, это личное дело каждого. Ты внутри себя должен решить, как ты демонстрируешь уважение. Алонсо в «Челси» не встает на колено, он просто показывает на рукав, где написано «respect», то есть уважение. Ко всем без исключения. Мы тоже в сборной России уважаем всех, и не надо выделять кого-то. Но опять же, это личное дело каждого, вставать или не вставать на колено.

 Какое ощущение в международных матчах, когда прямо перед тобой соперник встает на колено?
— У нас была игра с «Лестером», и мы должны были разыгрывать мяч с центра поля. Начинать должен был Игнатов. Судья подошел к нему и объяснил ситуацию: сейчас свистну, но ты не начинай игру, пожалуйста, потому что ребята будут вставать на колено. Это была просьба. По правилам игры мы не обязаны были делать эту паузу. Но Игнатов просто постоял, а ребята из «Лестера» сделали то, что они хотели. То есть Игнатов тоже проявил уважение.

О чем Джикия разговаривает с Кокориным и Миранчуком и зачем ему диплом магистра физической культуры

— Вы недавно заключили новый контракт со «Спартаком». Это правда, что там прописаны отдельно отступные для европейских клубов?
— Нет, там такого нет.

 Мечта поиграть в топ-чемпионате умерла?
— Если бы вы меня спросили об этом пять лет назад, я бы вам назвал лиги и даже клубы, в которых я мечтал бы попробовать себя. Но мне через несколько дней 28 лет. Поэтому давайте без громких слов. На сегодняшний день я игрок «Спартака», и я очень счастлив, что со мной клуб продлил контракт.

— Кокорин уехал в «Фиорентину» в 30. Вам интересно, что там, как там?
— Мне интересно. Мы иногда общаемся на эту тему с Сашей, спрашиваем. И с Миранчуком я тоже все время на связи. Когда он приезжает в сборную, ребята тоже много вопросов задают. Что и как там в «Аталанте» делает Гасперини? Как восстановление проходит, как, например, к тренажерному залу относятся ребята. До игры с «Лестером» общался с Кралом. Когда он мне сказал, что за два дня до игры ребята делают силовую подготовку, я был удивлен. Но когда смотришь чемпионат Англии, понимаешь, что там такие атлеты, что по-другому, может, и нельзя. Так что я стараюсь собрать много информации и из Италии, и из Англии, и из Франции. Интересно слушать и что-то иногда оставлять в голове и стараться это использовать для себя.

— Вы же тем более теперь магистр физической культуры — получили недавно диплом.
— Есть такое.

— Этот корешок был для родителей или для вас?
— Этот для меня. Потому что первый раз в вуз я пошел, чтобы в армию не забрали. Во второй уже с пониманием, что мне это нужно.

— Так, а что за первый институт?
— Экономический в Балашихе, после школы сразу поступил. Полгода ходил, даже конспекты какие-то писал, что-то учил. А в декабре подписал первый профессиональный контракт, и уже футбол в моей жизни официально стал профессией. И я перевелся на другое обучение.

— Экономическое образование помогает? Акции, доходность, дивиденды?
— Совершенно спокойно пока к этому отношусь, никуда глубоко не лезу. Пока сосредоточен только на футболе, без каких-то глобальных идей, вливания денежных средств, акций и прочего. Хотя многие предлагают рестораны какие-то открывать.


Разговоры с фанатами, закрытая часть жизни

 Про рестораны. Вы ведь появляетесь в публичных местах. Как на вас реагируют болельщики? Обращают внимание?
— Да. Но гораздо хуже будет, когда не будут обращать внимания. Поэтому всегда с удовольствием откликаюсь, если кто-то хочет сфотографироваться или задать какой-то корректный вопрос.

— Есть ощущение, что сейчас к футболистам более агрессивное отношение. Когда смотришь видео, как вас вызывают фанаты на разговор, когда начинают предъявлять претензии, появляются неприятные ощущения.
— Это связано и с результатами. Люди переживают, и эмоции возникают от их желания, чтобы было лучше. Поэтому я спокойно к этому отношусь. Мне нечего скрывать, я знаю, что не сделал ничего такого, за что мне стоит опускать глаза. Недавно был такой разговор. Не буду говорить, где и когда, но они требовали: «Позовите Джикию! Пусть выйдет Джикия, пусть он за 7:1 ответит!» Я вышел. И ни одного вопроса не было. Было: «Можно сфотографироваться?» Было: «Пожалуйста, распишитесь»… Я это рассказываю к тому, что мы должны относиться с пониманием к эмоциям. И какая бы ни была накаленная атмосфера, если это настоящие болельщики, они все равно притормозят и как-то пытаются спокойно объяснить, что им не все равно. А я если разговариваю с человеком, то знаю, что могу смело смотреть ему в глаза. Я знаю, что у меня никаких интриг нет, на поле я всегда что могу, то и делаю.

— Во всем мире составляют рейтинги завидных холостяков. В России вы могли бы стать настоящей звездой таких топов — молодой, богатый, известный. Как вы относитесь к вниманию к своей личной жизни?
— Я не люблю, когда личную жизнь обсуждают. Тем более не люблю разговаривать о своей личной жизни. Я никогда ничего не делал напоказ. Если смотреть мой Инстаграм, то четко — работа, максимум, племянница, которая и на матчи ходит… Личная жизнь на то и личная, чтобы об этом не говорили и не писали. Эта та часть, которую я хочу сохранить для себя.

Источник: www.kp.ru
–127
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.