02 января, 21:13 ФК Спартак Михей 33

«Кто-то испугался, что 10% акций на самом деле мне отойдут». Газизов – о суде со «Спартаком»

Менеджер «Уфы» впервые объяснил, как уговорил Леонида Федуна на расписку. Отрывок из интервью, полное интервью читайте на сайте Бизнес online

Генеральный директор «Уфы» Шамиль Газизов под конец года возобновил своё разбирательство со «Спартаком» и раскрыл тот факт, что владелец клуба Леонид Федун обещал ему 10% акций клуба в случае увольнения. В интервью «БИЗНЕС Online» Газизов впервые прокомментировал новый иск. «Вы хотите, чтобы я просто отошёл, мол, откажись от всего, что мы тебе ранее пообещали, ведь мы крутые?» – задал менеджер вопрос представителям московского клуба. Также мы обсудили с Газизовым итоги первой половины сезона для «Уфы». Клуб ушёл на зимнюю паузу в зоне вылета, зато с гарантиями. Под конец года руководство Башкортостана заявило, что все вопросы, связанные с финансированием клуба, решены. Как рассказал Газизов, однако, клуб по итогам года всё равно не выйдет на бюджет в районе 650 млн рублей, на который рассчитывали летом. Если только «Уфа» никого не продаст в трансферное окно...
«ОТДАЮ ОТЧЁТ, С КЕМ Я СВЯЗАЛСЯ, ЧТО ЗА УРОВЕНЬ ЛЮДЕЙ, ИХ ВОЗМОЖНОСТИ»  
– Шамиль Камилович, сложно обойти стороной ваше разбирательство со «Спартаком» – его можно назвать главным в российском спорте в 2021-м. И, как мы уже знаем, оно продолжится в 2022-м. Есть понимание, когда ваш спор закончится? Пока стороны подают апелляции на апелляции.
– Когда Леонид Арнольдович перестал выполнять свои обязательства, то стало ясно, что дальше будет непросто. Для меня, по крайней мере. И что это затянется надолго. Я себе отдаю отчёт, с кем я связался, что это за уровень людей, какие у них возможности. Это человек очень большого уровня, а я обычный парень, каких вокруг тысячи. Просто я не сдаюсь после того, как меня обманули.
– Ваше отношение к Федуну сильно поменялось после того, как вы не получили компенсацию?
– Какое может быть отношение, если человек не выполняет то, что обещал и написал. Мало того, он набрасывает истории какие-то, что, якобы, кто-то что-то имел с трансферов. Пока я был генеральным директором «Спартака», никаких комиссий никому не выплачивалось вообще, кроме комиссии за Мозеса, которые официально были заплачены его агентам. Определённые люди и теперь Леонид Арнольдович просто вводят в заблуждение тех, кто это читает и смотрит.

– Представитель «Спартака» Татьяна Завьялова призывала вас к диалогу с клубом. Что она под этим подразумевала? Он возможен?
– К диалогу какому? Вы хотите, чтобы я просто отошёл, мол, откажись от всего, что мы тебе ранее пообещали, ведь мы крутые? Ну ладно, хорошо, вы крутые, а я обычный парень из Уфы, которого просто так не сломать.
– Почему вы только сейчас раскрыли подробности той расписки Федуна, в которой говорится о передачи акций клуба?
– Я думал, что если заплатят деньги, то это всё останется тайной. Я бы просто отдал её, согласно дополнительному соглашению.
– Как вообще так вышло, что владелец самого популярного в стране клуба вот так вот просто согласился передать вам акции?
– А я бы не пошёл иначе. За несколько лет там столько генеральных директоров менялось. Меня звали на определённые условия, я с ними не соглашался. Тогда условия поменяли. Я сказал, что меня устраивает работать в качестве партнёра, а не просто по найму. В этом вся история. Я и вёл себя так. Я просто не учёл, что «Спартак» сам уничтожает своего директора по средствам информационной войны, путем набросов в телеграм-каналы.

– Это же известная история, что там несколько ветвей власти, и все друг с другом борются…
– Для меня это стало неожиданностью. Если ты с первым человеком договорился о дальнейших действиях, а второму это не нравится, и он начинает действовать, то это смешно просто.
– В расписке ведь нет даже даты, это не официальный договор. Какое влияние она может оказать в суде?
– Я же не суд. Но суд её принял. И 28 января он состоится (интервью записано до заседания – ред.). И если Федун туда не приедет, то кто-то из его окружения будет однозначно. Какое-то решение всё равно будет, в мою или их сторону. Это же он написал, от начала и до конца. И документ увидит свет, но пока могут только стороны ознакомиться. Сторона Федуна видела её, и она его не опровергла, хотя и придумала историю, что, якобы, там писались хотелки. 

– «Спартак» ведь перечислил вам первый транш. Но в суде говорилось, что вы сделали это самостоятельно, уже фактически уйдя с должности, но имея такую возможность, так как у вас ещё оставался электронный ключ от счёта. Это так?
– Это враньё для несведущего обывателя. Ключа было два. Два человека подписывали платёжку. Электронная подпись была моя и ещё одного человека. Ни один серьёзный бизнесмен не поверит в историю, что бывший генеральный директор сам себе по своей инициативе со счета клуба перечислил деньги. Это же не мой личный карточный счет. Я не могу приказать финансовому директору перечислить мне деньги, ведь у него на руках остается заверенный документ. Поверьте, за время нашего судебного разбирательства они бы давно раскопали нарушение, если бы оно было. А пока новости о своей плохой работе я большей частью узнаю из телеграм-каналов. Ничего у них нет.

– Когда приходили в «Спартак» могли представить, что всё так обернётся?
– Я понимал, c кем я сталкиваюсь, уровень людей. Но что до такого дойдёт – нет. Просто молчать мне сейчас уже нет смысла. До этого я молчал. Меня грязью обливали, придумывали истории с Уруновым, Кокориным. Я молчал-молчал, смотрел на это всё. По-моему, сейчас уже только ленивый не затронул эту тему. Одни говорят, что я сам у себя купил Урунова. Будто он вещь какая-то. Ни копейки комиссии не было ни на Урунове, ни на Кокорине.
– Есть ощущение, судя по «Уфе», что вам нравится, удобно контролировать большинство процессов в клубе. В «Спартаке» это оказалось невозможным. Поэтому не получилось?
– Да и там я контролировал всё. Всё нормально же было, распрей не было внутренних, команда начала набирать очки. Потом извне началось давление, вбросы недостоверной информации в сеть. Я спрашивал руководителя по связям с общественностью, что происходит, откуда все это и, главное, зачем? Он говорил, что не надо реагировать. Я говорил: «Как не надо реагировать?! Информационно уничтожают работу менеджмента «Спартака», а мы не реагируем. Для чего это делается, кому это нужно?» Конечно, теперь я понимаю кто за этим стоял. То, что сейчас происходит, это же только начало вообще всего. Может быть, интересно ещё кому-то станет, как всё это происходило и почему. Допускаю, что кто-то испугался, что 10 процентов на самом деле мне отойдут.  

– Вы в 2019 году, когда вас уже начинали звать в «Спартак», говорили, что «Уфа» справится и без вас. Получается, что не справится?
– Они справились, почему? Ребята, помощники у меня хорошие. Может быть, у них времени просто не хватило. Уверен, что они бы и без меня преодолели эту историю. Сомнений в близких людях, которые в «Уфе» меня окружают, у меня нет.

«КАК БЫ ОТНЕСЛИСЬ В «САЛАВАТЕ ЮЛАЕВЕ», ЕСЛИ БЫ Я ПОЯВИЛСЯ НА ИХ МАТЧЕ В «РОЗЕ» «АК БАРСА»?  

– Бывший председатель совета директоров «Уфы» Ростислав Мурзагулов покинул клуб?
– Нет, он пока в системе клуба находится и помогает мне в определённых вещах.  
– Как вы относились к резким высказываниями Мурзагулова по ходу сезона? Он не перегибал?
– Славу я знаю хорошо. Понимаю, что нет ничего напускного в том, как он ведёт себя. Иногда мысли, которые он передаёт, может быть, выглядят со стороны резковато. Но я знаю, что он искренне любит футбол и пытается всю жизнь помочь нашему клубу. В этом я уверен. Он профессионал в своей стезе. Здесь у него может получиться.  
– Ещё в ноябре была история с руководителем пресс-службы «Салавата Юлаева» Русланом Ахмедьяновым, который пришёл на матч «Уфы» со «Спартаком» в символике красно-белых. Клуб не перегнул палку, резко его раскритиковав?
– А где мы перегнули? Как отнеслись бы руководители «Салавата Юлаева», если бы я появился на матче команды в «розе» условного «Ак Барса», СКА или цска и написал бы потом какой-то пост? Вот как это выглядело бы? Это бы выглядело позорно. По крайней мере я себе этого позволить не могу, не хочу и не буду. Пусть он будет патриотом своей республики. Ему же никто не запрещает болеть за другой клуб. Но зачем ты это показываешь? Что ты хочешь показать?  
 Что он с детства за «Спартак», с девяностых, когда «Уфы» ещё не было…
– Ну и что? «Салавата Юлаева» не было, и я с «Ак Барсом» бы пришёл. Что было бы?

– Но ведь «Салават Юлаев» был. Немного разные истории…
– Нет. А что?  У нас не было здесь «Строителя», других клубов? Были. Не надо путать разные вещи. Уровень восприятия разный. Если ты в «розе» другого клуба учишь нас чему-то, то лучше не приходи на футбол. Я сказал свою историю по этим ребятам. Хорошо, что они не попались мне. С одним из этой троицы я ранее беседовал. Я ему сказал: «Дима (Каретко, комментатор БСТ – ред.), я очень уважаю тебя как специалиста, но ты являешься лидером мнений. Ты призываешь любить свой край с экрана местного телеканала и приходишь на стадион болеть против команды своего города». Я его считаю очень достойным чуваком. Очень творческим. Но в таких моментах, если бы я его увидел, то сказал бы просто резкие слова. Как бы он это воспринял, я не знаю.
– Пару лет назад у вас уже было громкое высказывание про «какой-то на хрен «Спартак», в контексте поддержки местной команды. Сейчас позиция не изменилась?
– Я же тоже «Спартаком» руководил. Это не направлено на какой-то конкретный клуб. Любить – это не значит выворачивать нутро, противопоставлять себя другим. Я из Уфы и буду поддерживать местных производителей. Я уже говорил про желание здесь у себя в республике видеть лучшие дороги, лучшие местные продукты, лучшие заведения досуга, лучшие предприятия, лучшие команды. И чтобы люди не уезжали из провинции в поисках счастья в ту же Москву. Что в этом плохого?

Источник: sport.business-gazeta.ru
–173
Внимание! Вам необходимо зарегистрироваться на сайте, чтобы принять участие в обсуждении.